Главная Обратная связь

Дисциплины:






равенства граждан перед законом, 2 страница



Под обратной силой уголовного закона следует понимать распространение его действия на деяния, совершенные до вступления закона в силу. Это свойство закона характеризует его ретроактивность.

Уголовному закону придается обратная сила в случае:

— устранения преступности деяния;

— смягчения наказания;

— иным образом улучшения положения лица, совершившего преступление.

Преступность деяния устраняется различными путями: исключением его из числа уголовно наказуемых; внесением изменений в Общую часть Уголовного кодекса России (например, включением новых обстоятельств, исключающих преступность деяния; ограничением ответственности за приготовление и покушение; повышением возраста уголовной ответственности за некоторые преступления и т.д.); введением дополнительных условий уголовной ответственности и т.п.

Смягчается наказание внесением изменений как в Общую, так и в Особенную части Уголовного кодекса. Это достигается в результате: снижения минимального и максимального размера наказания; уменьшения размера удержания из заработка при исправительных работах; замены в санкции вида наказания на более мягкий; исключения из так называемой альтернативной санкции наиболее строгого вида наказания либо дополнительного наказания, введения в нее более мягкого вида дополнительного наказания и т.д.

Иным образом улучшить положение лица, совершившего преступление, можно, например, изменением режима исполнения наказания, условий освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания, отсрочки отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей.

В случае придания уголовному закону обратной силы его действие распространяется как на лиц, совершивших соответствующее деяние до вступления такого закона в силу, так и на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость. На лиц, в отношении которых судимость погашена или снята в установленном законом порядке, положения об обратной силе закона не распространяются.

Если новый уголовный закон смягчает наказание, которое отбывается лицом, назначенное судом наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом (ч. 2 ст. 10 УК РФ).

Уголовный закон, который устанавливает преступность деяния, усиливает наказание или иным образом ухудшает положение лица, обратной силы не имеет. Устанавливает преступность деяния закон, в соответствии с которым преступным признается действие или бездействие, ранее не являвшееся таковым. Усиливает наказание закон, который увеличивает минимальный или максимальный пределы наказания или повышает сразу обе границы, либо, не меняя размера основного вида наказания, включает в санкцию дополнительное наказание и т.д. Иным образом ухудшает положение лица закон, согласно которому увеличиваются сроки погашения и снятия судимости, изменяется срок, по отбытии которого возможно условно-досрочное освобождение от наказания, и т.д.



5. Действие уголовного закона в пространстве (принцип территориальности, принцип гражданства, универсальный принцип, реальный принцип). Выдача лиц, совершивших преступление.

Действие уголовного закона всегда ограничено определенной территорией. В связи с этим основным принципом действия уголовного закона в пространстве является принцип территориальности. Он означает, что все лица, независимо от гражданства, совершившие преступления на территории РФ, подлежат ответственности по уголовному законодательству, действующему в месте совершения деяния. Данный принцип основан на незыблемости суверенитета России.

Территория РФ устанавливается ее государственной границей. Государственная граница есть линия и проходящая по этой линии вертикальная поверхность, определяющие пределы государственной территории (суши, вод, недр и воздушного пространства) РФ, т.е. пространственный предел действия государственного суверенитета (Закон РФ от 1 апреля 1993 г. № 4730-1 «О Государственной границе РФ»). Таким образом, в состав государственной территории входят:

— сухопутная территория, т.е. суша в пределах границ государства;

— водная территория, которая включает как внутренние (национальные) воды (например, воды заливов, бухт, морей, проливов, исторически принадлежащих РФ; воды рек, озер и иных водоемов, берега которых принадлежат России, и т.д.), так и территориальные воды — прибрежные морские воды шириной 12 морских миль;

— недра, находящиеся под сухопутной и водной территорией государства, без каких-либо ограничений по глубине;

— воздушная территория, которую составляет все воздушное пространство, находящееся в пределах его сухопутных и водных границ.

Уголовную юрисдикцию РФя осуществляет также в отношении лиц, совершивших преступления на любых территориях и объектах, принадлежащих России и находящихся в открытом море или ином указанном пространстве. Сюда относятся: континентальный шельф — часть подводной окраины материков, прилегающая к берегам суши и характеризующаяся общим с ней геологическим строением, а также 200-мильная исключительная экономическая зона. Они находятся за пределами государственной границы и поэтому не входят в состав государственной территории. Но прибрежные государства имеют право на их биологические и минеральные ресурсы, а также на все виды деятельности, связанные с разведкой, разработкой и сохранением данных ресурсов. Правоотношения, которые возникают в связи с этим, регулируются законодательством РФ. Свою юрисдикцию Россия осуществляет и в отношении объектов, находящихся в ее экономической зоне (искусственные острова, установки, сооружения, средства обеспечения безопасности морского судоходства). В остальном на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне действуют нормы и принципы международного права.

При совершении преступления на борту воздушного или морского судна, приписанного к порту РФ, вне государственной территории России уголовная юрисдикция РФ осуществляется в зависимости от назначения судна. Военно-морские корабли и военно-воздушные суда обладают экстерриториальностью. Это означает, что независимо от их местонахождения преступления, совершенные на указанных судах, подпадают под действие уголовного закона России. На гражданских морских и воздушных судах уголовный закон РФ действует лишь в случае, если они находятся на территории России, а также в международном воздушном пространстве или международных водах.

Преступление считается совершенным на территории РФ, если:

— преступные действия начаты и окончены на ее территории;

— преступное деяние осуществлено на территории России, а преступный результат наступил за ее пределами;

— приготовление и покушение совершены за границей, а преступление окончено или преступный результат наступил на территории России;

— организаторская деятельность, подстрекательство, пособничество осуществлялись за границей, а исполнитель действовал на территории России;

— соучастие имело место на территории России, а исполнитель действовал за границей.

В случае совершения преступления на территории нескольких государств по уголовному закону РФ наказываются лишь те посягательства, которые были пресечены на территории России.

В уголовном законе закреплен дипломатический иммунитет. Он не устраняет противоправности и наказуемости деяния, совершенного дипломатом, а лишь устанавливает особый порядок реализации уголовной ответственности. Поэтому, строго говоря, дипломатический иммунитет носит уголовно-процессуальный, а не уголовно-правовой характер.

Дипломатические представительства включают три категории сотрудников: дипломатический, административно-технический и обслуживающий персонал.

Не распространяется уголовная юрисдикция России на представителей иностранных государств, членов парламентских и правительственных делегаций.

На условиях взаимности иммунитетами от уголовной ответственности за границей обладают сотрудники делегаций иностранных государств. Вопросы применения законов РФ в отношении международных межправительственных организаций, постоянно функционирующих на территории России, представительств иностранных государств при этих организациях и их должностных лиц определяются соответствующими международными договорами.

Дипломатический иммунитет нельзя использовать в целях, несовместимых с функциями дипломатических представителей. Лица, злоупотребляющие правом неприкосновенности, объявляются персонами nоn grata, и им предлагается покинуть РФю.

Территориальный принцип действия уголовного закона в пространстве дополняется принципом гражданства. Он означает распространение юрисдикции РФ на граждан России и постоянно проживающих в РФ лиц без гражданства, совершивших преступление вне пределов РФ.

В соответствии с Федеральным законом от 31 мая 2002 г. № 62-ФЗ «О гражданстве РФ» гражданами РФ являются лица:

— имеющие гражданство РФ на день вступления в силу данного Федерального закона;

— которые приобрели гражданство РФ в соответствии с этим Федеральным законом.

Иностранные граждане — это лица, не являющиеся гражданами РФ и имеющие доказательства наличия гражданства (подданства) иностранного государства; лица без гражданства — лица, не являющиеся гражданами РФ и не имеющие доказательств наличия гражданства (подданства) иностранного государства (ст. 2 Федерального закона от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в РФ»)1.

Уголовной ответственности по Уголовному кодексу РФ подлежат российские граждане и постоянно проживающие в России лица без гражданства, совершившие вне пределов нашей страны преступление против интересов, охраняемых уголовным законодательством России, если в отношении этих лиц за данное преступление не имеется решения иностранного государства.

Юрисдикция РФ распространяется и на российских военнослужащих воинских частей, дислоцирующихся за пределами России. В случае совершения преступления на территории иностранного государства — месте дислокации — военнослужащий несет ответственность по Уголовному кодексу РФ. Изъятие из этого положения может быть установлено международным договором.

Статья 12 УК РФ закрепляет и принцип универсальной юрисдикции. Универсальная юрисдикция вначале предназначалась в качестве дополнения к двум основным принципам — территориальности и гражданства, но в последующем стала выступать в качестве самостоятельного принципа действия уголовного закона в пространстве. Это обусловлено усилившейся координацией действий многих государств в борьбе с преступностью. Преступления, предусмотренные в международных конвенциях, государства-участники обязались пресекать независимо от места их совершения и гражданства преступника.

Согласно части 3 ст. 12 УК РФ «иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в РФ, совершившие преступление вне пределов РФ, подлежат уголовной ответственности по настоящему Кодексу в случаях, если преступление направлено против интересов РФ либо гражданина РФ или постоянно проживающего в РФ лица без гражданства, а также в случаях, предусмотренных международным договором РФ, если иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в РФ, не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории РФ».

Россия, являясь государством — участником ряда международных конвенций, договоров, во исполнение взятых на себя обязательств включила в уголовное законодательство нормы об ответственности за преступления, указанные в соглашениях (например, ст. 211, 227, 270 УК РФ и др.). Эти деяния влекут ответственность по Уголовному кодексу России независимо от места совершения и гражданства лица, их совершившего.

Наряду с указанными принципами при определении действия уголовного закона в пространстве необходимо руководствоваться и реальным принципом, суть которого состоит в том, что иностранные граждане, а также лица без гражданства, не проживающие постоянно в РФ, при совершении ими преступления за пределами России подлежат уголовной ответственности по Уголовному кодексу в том случае, если:

— преступление направлено против интересов РФ, гражданина России либо лица без гражданства, постоянно проживающего в РФ ;

— лицо не было осуждено в иностранном государстве и привлекается к уголовной ответственности на территории РФ.

Надо иметь в виду, что в частях 1 и 3 ст. 12 УК РФ установлены разные категории лиц без гражданства, соответственно:

— постоянно проживающие в РФ лица без гражданства;

— такие же лица, но не проживающие постоянно в России.

Не подлежат уголовной ответственности иностранные граждане, оказавшиеся в РФ после совершения на территории другого государства преступления, не предусмотренного международным договором и не затрагивающего интересов России. Однако в силу международного договора они могут быть выданы другому государству, на территории которого было совершено преступление или против интересов которого оно было направлено, либо государству, гражданами которого они являются.

Выдача лиц, совершивших преступление, — это передача преступника другому государству для судебного разбирательства или приведения в исполнение вынесенного приговора, осуществляемая согласно международным договорам и национальному уголовному и уголовно-процессуальному законодательству.

Выдача (экстрадиция) возможна только в случае совершения преступления, а не какого-либо иного правонарушения.

Конституция России устанавливает: «Выдача лиц, обвиняемых в совершении преступления, а также передача осужденных для отбывания наказания в других государствах осуществляется на основе федерального закона или международного договора РФ» (ст. 63). Условия и порядок выдачи регламентируется национальным (внутригосударственным) законодательством и международными договорами. Государство, на территории которого оказался преступник, действует по своему усмотрению: либо выдает требуемое лицо, либо наказывает по своим законам. Согласно статье 61 Конституции РФ гражданин РФ не может быть выдан другому государству. Это положение нашло закрепление и в уголовном законе. Оно разделяется многими современными государствами.

Вопрос о выдаче преступника возникает в случаях, когда лицо, совершившее преступление в одной стране или против интересов этой страны либо обязанное отбывать наказание, находится в другой стране.

Норма о выдаче иностранных граждан и лиц без гражданства, совершивших преступление вне пределов РФ и находящихся на территории России, закрепленная в статье 13 УК РФ, является конкурирующей по отношению к части 3 ст. 12 УК РФ.

В связи с этим при наличии взаимного двустороннего договора предпочтение следует отдавать выдаче преступника, а не наказанию.

Исключением из международных договоров о выдаче преступников является право убежища. «РФя, — декларируется в статье 63 Конституции РФ, — предоставляет политическое убежище иностранным гражданам и лицам без гражданства в соответствии с общепризнанными нормами права».

В России не допускается выдача другим государствам лиц, преследуемых за политические убеждения.

6. Понятие, виды и значение толкования уголовного закона.

Реализация уголовного закона неразрывно связана с его толкованием.

Толкование не является какой-либо стадией реализации закона. Оно выступает составной частью процесса применения уголовно-правовых норм. Необходимость в нем возникает главным образом потому, что закон носит общий характер, предусматривает типичные признаки, тогда как складывающиеся жизненные ситуации, реальные отношения всегда конкретны, отличаются рядом индивидуальных особенностей. Толкование закона способствует не только правильному его применению и в связи с этим укреплению законности, но и дальнейшему совершенствованию уголовного законодательства.

Различается толкование закона: по субъекту, по приемам, по объему, по целям.

По субъекту, разъясняющему закон, выделяется легальное, судебное и доктринальное толкование.

Легальным признается толкование, даваемое органом, который в силу закона управомочен это делать. Исходя из смысла статьи 103 Конституции РФ, право толкования принадлежит Государственной Думе Федерального Собрания РФ. Следовательно, легальным толкованием занимается только орган, принявший уголовный закон. Это может делаться лишь в форме постановлений Государственной Думы. Такое толкование обладает юридической силой, т.е. является обязательным для субъектов, реализующих уголовный закон.

Некоторые авторы выделяют как самостоятельный вид аутентическое толкование (аутентический, аутентичный с греческого: подлинный, верный, основанный на первоисточнике). Данная позиция основана на том, что толкование, исходящее от законодателя, по существу представляет собой закон. Однако это не так. Толкование, даваемое в том числе и самим законодателем, не создает новую норму, оно ограничено рамками уже принятого акта и направлено на то, чтобы раскрыть смысл закона в целом, выяснить его цели и установить объем и границы действия. Следовательно, аутентическое толкование совпадает с легальным. Обязательность такого толкования для всех органов, учреждений, должностных лиц, граждан России не меняет его юридическую природу1.

Судебное, или казуальное, толкование — это толкование, даваемое судом. Оно может быть двух видов. Во-первых, толкование, данное в приговоре, определении или постановлении суда любой инстанции по конкретному делу. Оно, безусловно, имеет обязательную силу, но ограничено рамками дела и имеет конкретных адресатов: осужденных или оправданных лиц, государственные органы, учреждения и организации, к которым эти решения в той или иной мере относятся. Во-вторых, толкование уголовного закона дается Пленумом Верховного Суда РФ. Его постановления принимаются лишь для нижестоящих судов, но они имеют значение и для других органов, применяющих уголовный закон (например, для органов прокуратуры при квалификации преступлений по расследуемым делам).

К доктринальному толкованию относится разъяснение законов, даваемое научными учреждениями, учеными-юристами, практическими работниками в докладах и лекциях, в газетных и журнальных статьях, в различного рода комментариях к Уголовному кодексу, материалах обобщения судебной практики. Такое толкование не имеет обязательной силы, но оно способствует глубокому и правильному познанию уголовного законодательства, практики его применения, повышению качества отправления правосудия по уголовным делам, формированию и совершенствованию уголовных законов.

Иногда доктриналыюе толкование еще называют научным. Однако это делается необоснованно, так как оно может и не иметь отношения к науке, базироваться не на теории уголовного права, а на личном, субъективном восприятии уголовно-правового явления.

По признаку обязательности толкования в литературе не без основания предлагается выделять два основных его вида: обязательное, к которому относятся легальное (аутентическое) и судебное толкование, толкование необязательное, охватывающее доктринальное толкование.

По приемам различаются: грамматическое (филологическое), систематическое, историческое и логическое толкование.

Грамматическое (филологическое) толкование состоит в уяснении смысла уголовного закона путем этимологического и синтаксического анализа его смысла. Используемые в законе понятия, термины, слова зачастую нуждаются в точном определении. К этому приему толкования часто обращается Пленум Верховного Суда РФ.

Систематическое толкование (вернее, системное) заключается в сопоставлении анализируемого положения закона с другим законом. Следовательно, данный прием предполагает выявление всех других, как уголовно-правовых, так и норм иных отраслей права, которые так или иначе могут повлиять на понимание уголовного закона. Это вызвано тем, что уголовное право — не простая совокупность норм, где содержание и значение каждой из них можно вывести из самой себя, а представляет, как уже указывалось, систему норм, в которой место, значение и содержание каждой отдельной нормы обусловлено другими нормами. Так, нельзя уяснить содержание норм Особенной части Уголовного кодекса без обращения к его Общей части. Зачастую возникает необходимость сопоставления нескольких норм только Особенной части.

При систематическом толковании часто приходится сравнивать нормы различных отраслей права. Практически невозможно понять содержание норм без обращения к подзаконным актам при бланкетной диспозиции. Для уяснения, например, понятия так называемого простого хулиганства необходимо обратиться в том числе и к нормам административного права, где раскрывается понятие мелкого хулиганства.

При историческом толковании воля и мысль законодателя устанавливаются путем обращения к той социально-экономической и политической обстановке, в которой был принят законодательный акт. Это обычно делается на основании материалов, предшествовавших принятию закона. В некоторых случаях исторического толкования возникает необходимость обращения к тексту ранее изданного и утратившего силу закона. Наряду с другими приемами это может способствовать наиболее глубокому проникновению в сущность толкуемого закона.

В Уголовном кодексе есть нормы, которые приняты во исполнение международно-правовых обязательств России. Исторический метод познания их сущности требует, чтобы были исследованы не только внутригосударственные причины принятия закона, но и международная обстановка, волеизъявление государств — участников соответствующих конвенций, соглашений, договоров.

Всякая мыслительная деятельность, в том числе и при грамматическом, систематическом и историческом толковании, должна подчиняться законам логики. Поэтому в широком смысле слова любое толкование уголовных законов есть логическое толкование. Вероятно, это позволило некоторым авторам исключить из способов толкования логический метод. Но необходимо отличать логическое толкование как собственно прием уяснения содержания закона, иначе говоря, логическое толкование в узком смысле слова, под которым следует понимать толкование, производимое по правилам логики.

Логическое толкование в отличие от других приемов позволяет установить часто встречающиеся противоречия между желанием законодателя и словесной формой его отражения, тем самым установить подлинный объем уголовно-правовой нормы, границы ее действия. Путем логического анализа раскрывается смысл отдельных элементов и признаков состава преступления. Выводы суда по конкретному делу, например о форме и виде вины, наличии или отсутствии определенных мотивов и целей, служат примером логического толкования. Логическая ошибка может привести к неверному истолкованию закона.

Толкование по объему может быть буквальным (адекватным), ограничительным (рестриктивным) и распространительным (экстенсивным).

Под буквальным (адекватным) понимается толкование уголовного закона в точном соответствии с его текстом, когда слова и смысл закона полностью совпадают. Следует иметь в виду, что в литературе высказана и другая позиция, согласно которой буквальное (адекватное) толкование не является видом толкования по объему, поскольку при этом лишь констатируется совпадение содержания и смысла закона с его словесным выражением.

При ограничительном толковании закону придается более узкий, более ограничительный смысл, чем это вытекает из буквального текста закона.

Распространительное толкование заключается в том, что закону придается более широкий смысл, чем это вытекает из его буквального текста. К нему прибегают в тех случаях, когда буквальный смысл текста уже содержания уголовно-правовой нормы, словесное ее выражение неадекватно выражает волю законодателя. Распространительное толкование расширяет границы действия закона, дает возможность применять его к более широкому кругу случаев, в отношении большего круга лиц.

Действующее уголовное законодательство характеризуется тенденцией к уточнению составов преступлений и сужению возможностей их распространительного толкования и применения. Однако полностью это исключить невозможно.

Распространительное толкование имеет некоторое внешнее сходство с аналогией. Однако различие между ними носит принципиальный характер. Аналогия предполагает отсутствие закона, пробел в законодательстве и означает применение нормы уголовного права к случаю, прямо не предусмотренному в законе, но сходному с тем или иным преступлением.

Ограничительное и распространительное толкование используется довольно редко. Чаще всего применяется буквальное толкование.

В работах по уголовному праву, как правило, не выделяется толкование по целям. Однако цели толкования различны, и в зависимости от них в общеправовой литературе обоснованно признается толкование-уяснение и толкование-разъяснение.

Толкование-уяснение является необходимым элементом процесса реализации норм уголовного права. Субъект права «для себя» толкует норму с целью его применения. Например, следователь, прокурор, судья уясняют содержание понятия грубого нарушения общественного порядка при квалификации содеянного как хулиганства, тайного способа изъятия при оценке действий как кражи и т.д.

Толкование-разъяснение («для других») имеет место в тех случаях, когда оно дается для применения закона в будущем другими органами. Таковыми, по существу, являются постановления Пленума Верховного Суда РФ.

7. Понятие и признаки преступления. Отграничение преступления от иных видов правонарушений. Малозначительность деяния.

Еще в середине прошлого века видный немецкий философ и экономист К. Маркс писал, что наказание есть не что иное, как «средство самозащиты общества против нарушения условий его существования, каковы бы ни были эти условия»1.

В этом высказывании содержится очень точная характеристика преступления как посягательства на условия существования общества, какими бы ни были эти условия. Между тем коммунистическая правовая идеология сознательно затушевывала последние слова приведенной цитаты и рассматривала преступление как продукт и форму проявления антагонистической борьбы классов, а в наказании видела введенный в правовое русло способ подавления сопротивления «угнетенных» классов.

Разумеется, нельзя отрицать классового характера преступления ни по его происхождению, ни по социальному содержанию в антагонистическом классовом обществе. Преступление как юридическое понятие и в самом деле возникло только с разделением общества на антагонистические классы (рабов и рабовладельцев) и появлением государства. Государство в тот период было главным образом орудием в руках класса рабовладельцев для сохранения и укрепления их господства над классом рабов, а преступлениями признавались действия, опасные для рабовладельческого строя. Так, убийство раба не считалось преступлением, тогда как убийство рабом своего господина рассматривалось как тягчайшее преступление и влекло смертную казнь не только убийцы, но и всех других рабов, принадлежавших убитому. Аналогичное положение существовало и в феодальном уголовном праве. Однако и в те времена классовый характер преступления не был абсолютным, так как многие формы посягательства на личность, имущественные и другие интересы представителя своего же класса признавались преступными, хотя и не имели выраженной классовой окраски.

С развитием демократии и укреплением правовых основ регулирования общественных отношений социальное содержание преступления в корне изменилось. Построив развитую демократию и приступив к созданию правового государства, буржуазное общество законодательно и фактически закрепило приоритет общечеловеческих ценностей над классовыми и корпоративными интересами. Личность, ее права, свободы и интересы были объявлены высшей социальной ценностью и поставлены под усиленную правовую защиту, в том числе и средствами уголовного права. В последнее десятилетие прошлого века на этот путь вступила и Россия, начав конструктивную работу по демократизации социальных отношений и правовой системы. Конституция РФ впервые провозгласила приоритет общечеловеческих ценностей над интересами государства, официально признав, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, что права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими и не могут быть ущемлены, а, напротив, могут быть дополнены в соответствии с нормами международного права.

Уголовный кодекс РФ 1996 г. основывается на Конституции России и общепризнанных принципах и нормах международного права. Формулируя задачи уголовного законодательства, он ставит на первое место охрану прав и свобод человека и гражданина, а уж затем — защиту всех форм собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя РФ от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества. Совокупность названных ценностей как объект преступных посягательств позволяет раскрыть социальную направленность преступления как уголовно-правового понятия. Следовательно, социальная природа преступления состоит в его направленности на личность, права и свободы человека, конституционный строй РФ, общественный порядок и общественную безопасность, на мир и безопасность человечества.

Это определение по способу конструирования является формально-материальным, поскольку в нем указывается не только на формальный (нормативный) признак — запрещенность деяния уголовным законом, но и на материальный признак (общественную опасность деяния), раскрывающий социальную сущность преступления.

Помимо этих двух признаков, с помощью которых преступление определялось и в прежнем Уголовном кодексе РСФСР, Уголовный кодекс России впервые включил в законодательное определение преступления еще два признака, которые выделялись в теории уголовного права, но отсутствовали в легальном определении преступления: виновность и наказуемость.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...