Главная Обратная связь

Дисциплины:






Общественно опасное деяние 1 страница



Общественно опасное деяние — это внешнее поведение человека. Однако, как уже отмечалось, внешняя сторона общественно опасного и противоправного поведения имеет две стороны — фактическую и юридическую. В объективной стороне состава преступления обе эти стороны представлены в неразрывном единстве, которое образует основание уголовной ответственности. Поэтому для наличия деяния как признака объективной стороны состава преступления необходимо согласие между юридической формой и фактическим поведением человека.

Уголовно-правовой науке давно известны случаи, при которых то или иное поведение человека, хотя и причиняет вред, но не отвечает требованиям «совершения» общественно опасного деяния по причине отсутствия в нем сознания или воли человека. Рассмотрение обстоятельств, исключающих сознательный или волевой характер поведения и тем самым исключающих деяние как признак объективной стороны состава преступления, является традиционным для российского и зарубежного уголовного права и вызвано правовой необходимостью.

В Уголовном кодексе РФ преступность деяния исключается физическим или психическим принуждением — статья 40 УК РФ. По смыслу части 2 этой статьи обстоятельством, исключающим преступность деяния, является только такое принуждение, которое полностью лишает человека сознания и (или) воли.

С точки зрения объективной стороны состава преступления это означает, что внешняя сторона поведения, в которой отсутствует субъективное начало, не может рассматриваться как «деяние» и в уголовно-правовом смысле.

Согласно статье 40 УК РФ обстоятельства физического или психического принуждения связаны с действиями людей. В контексте деяния как признака объективной стороны состава преступления эти действия выступают в роли непреодолимой силы, которая исключает волевой или сознательный характер поведения человека и, следовательно, исключает деяние как признак объективной стороны состава преступления.

Причинение вреда охраняемым законом интересам при отсутствии сознания и (или) воли причинителя может иметь место и под влиянием внешних сил, не связанных с деятельностью людей: сил природы; физических законов; биологических процессов, происходящих в человеке.

Например, осужденный, которому разрешен выезд за пределы места лишения свободы, в условиях стихийного бедствия не смог вернуться в назначенный срок к месту отбывания наказания из-за непреодолимой силы. Она препятствует тому, чтобы его бездействие рассматривалось как уклонение от отбывания наказания в виде лишения свободы. Подобное невозвращение не зависело от воли субъекта. Не действует человек и тогда, когда под действием инерции перемещается в пространстве, например в салоне автобуса при его резком торможении. В состоянии эпилептического припадка человек может произвести движения, повлекшие причинение вреда (actio libera in causa — лат.), что также нельзя назвать действием по причине отсутствия в этих движениях сознания и воли. Все эти обстоятельства не получили закрепления в Уголовном кодексе, но они давно известны уголовно-правовой доктрине и учитываются в правоприменительной практике.



Таким образом, общественно опасное деяние — это сознательное и волевое поведение человека.

Уголовный закон определяет признаки деяния в двух формах — действия и бездействия. Под действием понимается активная форма поведения человека, а под бездействием — пассивная. Та или иная форма деяния в составе преступления определяется законодателем в зависимости от характера его общественной опасности, содержания и значения объекта уголовно-правовой охраны.

Например, для обеспечения безопасности жизни и здоровья человека уголовный закон в ряде случаев исходит из принципа «не вреди» («не совершай», «не действуй»). В соответствии с этим подходом преступное деяние определяется в законе как действие.

Так, нарушение запрета «не убий» заключается в совершении убийства — действия (умышленного причинения смерти другому человеку — ст. 105 УК РФ). Фактически убийство может быть совершено и путем бездействия (при намеренном, сознательном использовании опасной для жизни человека объективной ситуации), и посредством использования усилий третьих лиц или использования животных. Но в какой бы фактической форме ни проявилась направленная на лишение жизни человека воля преступника, ее юридическое значение всегда будет одним — действием. Таково содержание объекта преступления, предусмотренного этой статьей уголовного закона.

Для обеспечения конституционного права человека на неприкосновенность жилища требуется запрет действия. Поэтому законодатель в статье 139 УК РФ и определяет признаки соответствующего преступления в соответствующей этому запрету форме — незаконного проникновения в жилище.

Если обратиться к другим статьям Особенной части Уголовного кодекса, то можно убедиться в том, что в форме действия описаны признаки всех тех преступлений, общественная опасность которых определяется посягательством на неприкосновенность интересов личности, общества и государства. Законодатель избирает для определения признаков деяния в объективной стороне состава преступления форму действия тогда, когда интересы охраны тех или иных отношений требуют обеспечить невмешательство.

Иногда для охраны тех или иных отношений (интересов) принципом «не вреди» нельзя ограничиться. Необходимо содействие, помощь, т.е. вмешательство в развитие охраняемых уголовным законом отношений. В таких случаях законодатель описывает признаки общественно опасного деяния в форме бездействия.

Например, для обеспечения правосудия свидетель преступления обязан содействовать ему, т.е. дать показания. Неисполнение этой обязанности является наказуемым бездействием (согласно ст. 308 УК РФ). Для уголовно-правового обеспечения безопасности жизни и здоровья человека в ряде случаев необходима помощь (активное вмешательство в развитие сложившейся опасной ситуации). И в таких случаях законодатель описывает признаки общественно опасного деяния в форме бездействия: как неоказание помощи больному (ст. 124 УК РФ), оставление в опасности (ст. 125 УК РФ). Для реализации конституционного права человека и гражданина на оплату его труда необходимо содействие работодателя. Поэтому запрет нарушения этого права может быть выражен законодателем только в том деянии, которое описывается в форме бездействия (ст. 1451 УК РФ).

Как известно, активное вмешательство в сферы, затрагивающие гарантированные Конституцией РФ интересы личности, общества и государства, допустимо лишь в тех пределах, которые урегулированы законодательством (правом). Это принципиальное положение оказывает влияние на содержание бездействия как формы общественно опасного деяния в объективной стороне состава преступления. Бездействие может выступать в юридическом качестве формы общественно опасного деяния лишь при наличии обязанности лица действовать.

Эта обязанность может иметь нормативные основания. Например, лицо, допрашиваемое в качестве свидетеля, по уголовно-процессуальному закону обязано дать правдивые показания. Ответственность по статье 308 УК РФ наступает только при неисполнении этой обязанности. В то же время Уголовно-процессуальный кодекс РФ не возлагает подобной обязанности на обвиняемого в совершении преступления. Поэтому отказ обвиняемого от дачи показаний преступлением не является.

Лицо, осужденное к лишению свободы, которому разрешен выезд за пределы места лишения свободы либо которому предоставлена отсрочка исполнения приговора суда или отбывания наказания, по истечении срока выезда (или отсрочки) обязано явиться в органы, ведающие исполнением приговора. Эта обязанность возложена на него в соответствии с положениями Уголовно-исполнительного кодекса РФ. Неисполнение указанной юридической обязанности определяет признаки преступления, описанного в статье 314 УК РФ в форме бездействия.

Обязанность действовать может иметь социальные основания. Ответственность за оставление в опасности несет лицо, обязанное иметь заботу о потерпевшем, как указано в части 1 ст. 125 УК РФ. Закон предусматривает и фактические основания обязанности оказать помощь лицу, находящемуся в опасном для жизни состоянии. Эта обязанность возникает тогда, когда виновный сам поставил потерпевшего в опасное для жизни или здоровья состояние. Обязанность врача оказать помощь больному имеет под собой профессиональные основания (ст. 124 УК РФ). Обязанность должностного лица предоставить гражданину информацию, непосредственно затрагивающую его права и свободы, имеет под собой служебные основания. Перечисленные виды обязанностей выделяются в связи с обстоятельствами их возникновения, социально-правовым значением. Однако во всех случаях эти обязанности являются юридическими.

Для ответственности за бездействие необходимо не только наличие обязанности, но и объективная возможность ее исполнить в конкретной жизненной ситуации. Фактически исполнению обязанности может препятствовать действие непреодолимой силы, недостаток физических сил, психическое или эмоциональное состояние лица, внешние обстоятельства (например, наличие орудий и средств).

В ряде случаев законодатель указывает на возможность действовать как условие уголовной ответственности за бездействие (ст. 124, 270 УК РФ). Отсутствие такого указания ничего не меняет в оценке преступного бездействия, так как совокупность условий «обязанность» и «возможность» является общеправовым требованием для ответственности за бездействие.

В ряде случаев для уголовно-правовой охраны тех или иных отношений (интересов) требуется обеспечение как их неприкосновенности («не вреди»), так и содействие в их реализации («помоги»). Поэтому законодатель прибегает к смешанной форме описания деяния как признака объективной стороны состава преступления.

Например, для реализации экономических интересов их носителей необходимо не только содействие государства лицам, осуществляющим законную предпринимательскую или иную экономическую деятельность, но и невмешательство в их деятельность. Поэтому те должностные лица, которые не исполняют возложенные на них государством функции или используют свои полномочия во вред правам

и законным интересам носителей экономических благ, отвечают за воспрепятствование такой деятельности (ст. 169 УК РФ). Это деяние описывается в законе как бездействие (уклонение от регистрации, выдачи лицензии) и как действие (незаконное ограничение самостоятельности либо иное незаконное вмешательство в деятельность индивидуального предпринимателя или юридического лица).

Все перечисленные формы общественно опасного деяния (и принципы их законодательного закрепления) давно известны как российскому уголовному праву, так и уголовному праву других государств. Так, Н.С. Таганцев отмечал: «Указанное различие типов проявления преступных посягательств — содеяние и бездействие — считалось прежде столь существенным, что, например, партикулярные немецкие Кодексы и Кодекс австрийский вносили определения этих типов в самый закон, и только новые кодексы, по примеру Французского сохраняя это различие по существу, не дают определения этих понятий в законе».

Прямое определение действия и бездействия как форм общественно опасного деяния отсутствует и в Уголовном кодексе РФ. Тем не менее обе указанные формы имеют существенное значение и по действующему уголовному закону и получили законодательное закрепление в части 2 ст. 14, части 1 ст. 21, части 1 ст. 22, частях 2 и 3 ст. 25, частях 2 и 3 ст. 26 и других статьях УК РФ.

15. Общественно опасные последствия: понятие, виды и значение.

Российская уголовно-правовая докторина определяет последствия как предусмотренные уголовным законом вредные изменения в объектах уголовно-правовой охраны, которые происходят (или могут произойти) в результате совершения общественно опасного деяния (действия или бездействия).

Значение последствий как признака объективной стороны состава преступления не зависит от формы общественно опасного деяния: с юридической точки зрения признак последствий применим как к действию, так и к бездействию. Например, в части 2 ст. 1451 УК РФ предусматривается наступление тяжких последствий. Само же деяние описано в законе как бездействие (невыплата заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных выплат). Так же и в статье 124 УК РФ законодатель предусматривает причинение средней тяжести вреда здоровью (или тяжкого вреда здоровью) в качестве последствий бездействия — неоказания помощи больному.

В формальном составе преступления, напротив, последствия не имеют значения даже применительно к действию. Это не означает, что такое действие не имеет фактических последствий. Фактическое и юридическое значения последствий различаются. В результате как действия, так и бездействия наступают различные и неисчислимые фактические последствия. Но уголовное право, говоря о преступном деянии и его последствиях, имеет в виду только те проявления человеческой деятельности вовне, которые имеют значение конструктивного признака объективной стороны состава преступления. Это значение зависит от законодательного усмотрения (целей уголовно-правовой охраны, оснований, критериев и признаков криминализации того или иного деяния). Признаком объективной стороны состава преступления являются не любые вредные изменения в окружающем мире и отношениях между людьми, а только те негативные изменения в объекте уголовно-правовой охраны, которые предусмотрены в уголовном законе.

Юридическая специфика указанного признака заключается и в том, что в состав преступления включаются не любые вредные изменения в объекте преступления или иных охраняемых законом правах и законных интересах, а только прямые (ближайшие, непосредственные).

Уголовный закон ограничивает основание уголовной ответственности лишь теми последствиями, которые являются существенными с точки зрения характера общественной опасности преступления, содержания конкретных общественных отношений (интересов), поставленных под уголовно-правовую охрану. С этой точки зрения существенное значение имеют только те обстоятельства в реализации права собственности, непосредственной причиной которых явилось неправомерное завладение автомобилем (или иным транспортным средством).

Исключение из этого правила составляют случаи, специально предусмотренные в законе, когда в состав преступления включаются и производные последствия. Например, признаком состава преступления, предусмотренного частями 1, 2, и 3 ст. 111 УК РФ, является причинение тяжкого вреда здоровью. Производное последствие этого деяния — смерть потерпевшего — предусматривается как особо квалифицирующее обстоятельство в части 4 этой статьи. Причиной этих производных последствий является не действие (или бездействие), а его результат.

Иногда прямые и производные последствия, определяя общественную опасность деяния, не включаются в содержание его объективной стороны. Например, по смыслу статьи 162 УК РФ разбой влечет различные последствия:

— имущественный ущерб как возможное последствие нападения с целью завладения чужим имуществом;

— причинение легкого, средней тяжести или тяжкого вреда здоровью потерпевшего как последствие применения насилия;

— возникновение опасности для жизни и здоровья как последствие угрозы применения насилия. Прямым последствием разбоя как посягательства на чужое имущества является вред, причиненный экономическим интересам потерпевшего. Это последствие отвечает социальной и правовой природе разбоя как преступления против собственности.

Все они характеризуют общественную опасность разбоя в отличие от других форм хищения. Тем не менее ни одно из указанных последствий не является признаком объективной стороны состава разбоя, не относится к числу его конструктивных признаков.

Пунктом «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ предусматривается ответственность за убийство общеопасным способом. Производных последствий такого деяния по определению множество, и содержание их может быть различным: причинение вреда здоровью различной тяжести и нескольким лицам, причинение имущественного вреда и т.д. Все возможные последствия также характерны для общеопасного способа убийства, как опасность для жизни и здоровья — для насилия при разбое.

Но законодатель не включил эти последствия в содержание объективной стороны состава убийства и не определил в нем их содержания. В случае наступления разнообразных последствий, вызванных способом такого убийства, содеянное должно квалифицироваться по совокупности преступлений1. Эти последствия являются производными в составе убийства, уголовно-правового значения не имеют и по общему правилу (без специального законодательного указания) иметь не могут.

Характеристики последствий в уголовном праве имеют различные формы. Они отражают содержание последствий; наступление (наличность) последствий; возможность наступления последствий.

В зависимости от решения указанных вопросов устанавливаются различия между формальным, материальным, усеченным составом и составом реальной опасности. Однако далеко не во всех случаях последствия являются признаком объективной стороны состава преступления. Они имеют конструктивное значение только в материальных составах преступлений, момент окончания которых связывается законодателем с наступлением последствий определенного содержания.

Содержание последствий определяется законодателем в зависимости от содержания объектов преступления. В общем все последствия, предусмотренные в Уголовном кодексе РФ, можно охарактеризовать как материальные и нематериальные.

Материальные последствия предусмотренных в Кодексе преступлений отражают такие вредные для охраняемых уголовным законом интересов изменения, которые имеют материальное воплощение в реальном мире. В зависимости от характера общественной опасности преступления его материальные последствия могут выражаться по-разному.

Имущественный ущерб — убытки (в результате кражи, уничтожения, повреждения имущества или другого преступления) или как неполучение должного (в результате уклонения от уплаты налогов или средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей или другого преступления).

Личные (неимущественные) последствия при указанной их разновидности выражаются в причинении вреда здоровью, смерти, физической боли и т.п.

Неличные материальные последствия, как правило, характерны для преступлений, посягающих на интересы общества и государства, носителями свойств которых являются материальные объекты, — радиоактивное заражение окружающей среды (ст. 215 УК РФ) ; уничтожение, блокирование, модификация или копирование компьютерной информации (ст. 272, 273, 274 УК РФ) и др.

Содержание нематериальных последствий характерно для тех преступлений, которые посягают на интересы, не имеющие материального воплощения. Они определяются законодателем как вред, Причиненный правам и законным интересам граждан (ст. 140 УК РФ), правам и законным интересам граждан, организаций либо охраняемым законом интересам общества и государства (ст. 285, 286, 288 УК РФ).

Предлагаемая классификация последствий1 — всего лишь попытка дать их содержанию обобщенную характеристику с точки зрения его внешнего выражения в законе. Существенное значение для применения уголовного закона имеет объем содержания последствий преступления как признака объективной стороны его состава. Объем содержания последствий зависит от способа их описания в законе: формального или оценочного.

При формальном способе описания в составе преступления (материальном, усеченном или составе реальной опасности) содержание последствий определяется законодателем конкретно посредством ограниченной совокупности признаков и в силу этого является исчерпывающим. Таким способом описываются признаки последствий в составе умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК РФ), убийства (ч. 1 ст. 105 УК РФ), жестокого обращения с животными (ст. 245 УК РФ) и др.

При оценочном способе описания логическая формула содержания последствий является открытой (не замкнутой). Законодатель предоставляет правоприменителю определенную свободу усмотрения для включения в содержание последствий тех обстоятельств, которые в законе прямо не указаны, но могут быть положены в основание уголовной ответственности согласно характеру общественной опасности преступления.

Объективная сторона состава преступления, предусмотренного в статье 176 УК РФ («Незаконное получение кредита»), включает признак последствий, содержание которых также является оценочным: «...если это деяние причинило крупный ущерб». Имущественный характер указанных последствий определяется характером преступления. Но вопрос о том, какие именно признаки ущерба должны быть положены в содержание последствий этого преступления (прямой ущерб, неполучение должного, упущенная выгода), зависит от усмотрения правоприменителя.

Типичным среди оценочных способов описания содержания последствий является использование словосочетания «тяжкие последствия» («иные тяжкие последствия»).

Применение законодателем оценочных способов описания содержания последствий (как и других оценочных признаков) — самостоятельная и сложная проблема науки уголовного права, законодательной техники и практики применения уголовного закона, которая имеет давнюю историю. Трудности в ее решении обусловлены диалектически: до тех пор пока принципом уголовной ответственности будет установление справедливости, принципом уголовного права — дифференциация уголовной ответственности, а принципом назначения наказания — его индивидуализация, оценочное описание содержания последствий в составах конкретных преступлений, а также его использование в институте назначения наказания неизбежно. Преодоление этих трудностей — профессиональная задача, решение которой зависит не только от индивидуального правосознания правоприменителя, но и от правовой идеологии нашего общества.

При оценочном описании последствий преступления в Уголовном кодексе используются и другие типичные характеристики: «существенный вред» (ч. 1 ст. 179 УК РФ) ; «значительный ущерб» (п. «в» ч. 2 ст. 158 и др. УК РФ) ; «крупный размер (ущерб)» (ст. 146, ч. 3 ст. 158, ч. 3 ст. 159, ч. 1 и 2 ст. 180 и др. УК РФ) ; «особо крупный размер» (п. «в» ч. 3 ст. 146, п. «б» ч. 4 ст. 158, ч. 4 ст. 159 и др.).

Как правило, законодатель определяет признаки названных последствий в примечаниях к статьям Особенной части Уголовного кодекса (см.: примечания к ст. 194, 193, 185, 178, 174, 169, примечания 2 и 4 к ст. 158 и др.). По законодательным определениям, значительный ущерб, крупный размер (или ущерб), особо крупный размер могут быть отнесены к количественным признакам, которые применимы только к имущественным последствиям преступлений и в силу этого могут быть исчислены, так как имеют количественные степени сравнения.

Нематериальные последствия преступлений не поддаются исчислению. Они определяют качественное своеобразие преступления — ценность объекта, характер и степень его поражения (повреждения, разрушения).

Например, в статьях главы 19 УК РФ о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина указанные выше признаки последствий, как правило, не встречаются. Исключение составляют статьи 146 и 147 УК РФ, в которых предусматривается ответственность за нарушение конституционных вещных прав (авторских и смежных, изобретательских и патентных).

Отсутствуют количественные признаки последствий и в некоторых статьях о преступлениях против здоровья (гл. 16 УК РФ), против правосудия (гл. 31 УК РФ), против порядка управления (гл. 32 УК РФ) и т.п.

Отграничению преступления от малозначительного деяния или иного правонарушения служит такой признак последствий преступления, как «существенный вред». По общему правилу такое отграничение проводится в порядке части 2 ст. 14 УК РФ. Поэтому в составе преступления указанный признак, как правило, является излишним. Законодатель прибегает к нему в тех случаях, когда необходимо подчеркнуть границу между сферой уголовно-правовой охраны и той сферой, которая уголовно-правовому регулированию неподвластна (например, сферой гражданско-правовых отношений).

В целом уголовно-правовое значение последствий как признака объективной стороны состава преступления определяется тем, что:

— признак последствий является конструктивным признаком материального состава преступления;

— уголовно-правовое значение имеют такие признаки последствий, как: а) содержание; б) наступление (наличность); в) возможность наступления последствий. В составе преступления конструктивное значение имеет только фактическое наступление последствий;

— содержание последствий в тех составах преступлений, в которых они имеют конструктивное значение, определяется законодателем;

— за пределами состава преступления последствия имеют значение обстоятельств, учитываемых судом при назначении наказания (как обстоятельства характера и степени общественной опасности преступления или обстоятельства, отягчающие наказание);

— последствия преступлений служат критериями отграничения преступления от малозначительного деяния или иного правонарушения.

16. Понятие, критерии и значение причинной связи.

С давних времен причинная связь между деянием и его последствиями рассматривалась как обязательное условие вменения: «Всякое последствие, будет то опасность вреда или действительный вред, предполагает для вменения его учинившему, что оно было им вызвано, предполагает наличность причинной связи.

Предположим, что лицо, имеющее умысел лишить другого жизни, осуществило его, выстрелило в жертву и жертва вслед за выстрелом умерла. Этих данных все-таки недостаточно для признания наличности полного состава убийства, если мы не добавим к приведенным указаниям, что пуля попала в жертву и смерть последовала от нанесенной раны. Если стрелявший не попал в жертву и она умерла вследствие разрыва сердца или вследствие удара обрушившегося в то время камня и т.п., то действие выстрелившего будет только покушением, а не оконченным убийством».

Учение о причинной связи имеет важное значение не только для определения признаков объективной стороны состава преступления. Оно играет значительную роль в решении методологических вопросов уголовного права — условий, оснований и пределов ответственности, уяснении механизмов причинения, установления связи между фактическими и юридическими признаками преступления. Это объясняет то внимание, которое российское уголовное право издавна уделяло причинной связи.

В российском уголовном праве первые установления по вопросам причинной связи появились в Воинском и в Морском уставах Петра I.

В артикуле 125 Воинского устава указывалось: «Надлежит подлинно ведать, что смерть всеконечно ли от бытия приключилась. А ежели сыщется, что убиенный был бит, а не от тех побоев, а от других случаев, которые к тому присовокупились, умре, то надлежит убийцу не животом, но по рассмотрению судебному наказать». По мнению Н.С. Таганцева, этим установлением было положено начало судебно-медицинской экспертизе как источнику доказательств в уголовном судопроизводстве.

Позднее вопросы причинности в российском законодательстве связывались с решением вопросов вменения убийства, телесных повреждений. В то же время уголовное законодательство (Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., Уголовное уложение 1903 г.) не предусматривало специальных положений о причинной связи. Однако уголовно-правовая доктрина рассматривала ее в числе основополагающих вопросов правового учения.

С тех времен многое изменилось в российском уголовном праве и законодательстве. Только на решение вопросов о сущности причинной связи, ее содержании и уголовно-правовом значении никак не повлияли ни социальные и политические катаклизмы, ни правовые реформы. Это объясняется тем, что причинная связь (в отличие от других признаков состава преступления) не имеет социального, политического и правового значения — это объективная категория, доступная лишь философским методам познания окружающего мира.

Отмеченная специфика причинной связи объясняет и трудности ее характеристики (описания, определения) в уголовно-правовой науке, множество вариантов теории причинности2. При всех различиях во взглядах ученых на признаки причинной связи в уголовном праве ее исследование всегда начинается с осмысления философских основ причинности. Конечная цель такого исследования — ограничить философские представления целесообразными рамками, т.е. такими признаками причинности, которые должны иметь значение для решения вопроса об ответственности человека за последствия своего деяния. Иначе его конечную цель можно представить в виде алгоритма установления (оценки) необходимой причины.

Причина и следствие — парные философские категории. Причина определяется как такое явление, которое порождает другое (следствие). Следствие — как результат действия причины и в то же время — как причина последующего. Поэтому диалектический материализм формулирует законы всеобщей связи явлений — детерминизма. Несмотря на дихотомичность категорий «причина» и «следствие», характер их связи определяет различия в их значениях: причина рассматривается как основное явление, а следствие — как производное. Основное значение причины определяет то, что она способна порождать следствие.

В силу основного значения причины она всегда первична. Это определяет и последовательность связи: причина предшествует следствию (в том числе и во времени). Однако следствию предшествует во времени множество обстоятельств. Одной лишь внешней последовательности недостаточно для установления причинной связи между явлениями. Например, за весной сразу следует лето. Однако это не означает того, что именно весна является причиной лета.

Относительность — еще одна черта причинности. Поэтому философы отмечают неразрывную связь между случайностью и необходимостью. В философском понимании случайность — не что иное, как непознанная необходимость. Ответственность основывается лишь на необходимой причинной связи между причиной и следствием. Она определяется посредством установления основного значения явления как такого, которое порождает следствие. Однако проблема заключается в том, как выделить из множества обстоятельств, предшествовавших следствию и взаимодействующих, то обстоятельство, которое можно рассматривать как основное, необходимое, т.е. — причину.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...