Главная Обратная связь

Дисциплины:






Общественно опасное деяние 2 страница



Задача следующего этапа установления причинной связи — выделить из множества необходимых условий главное. Эта задача не имеет однозначного решения в научной и учебной литературе.

Причинная связь при бездействии — вопрос, который отличается не столько неоднозначностью (любой вопрос причинной связи в уголовном праве является спорным), сколько принципиальностью его решения.

17. Факультативные признаки объективной стороны преступления и их троякое значение.

Факультативные признаки объективной стороны состава преступления — признаки, имеющие избирательное правовое значение. Являясь факультативными с точки зрения общего понятия состава преступления, эти признаки в каждом конкретном составе преступления имеют обязательное значение (других признаков в составах конкретных преступлений и быть не может).

В отличие от признаков деяния, последствий и причинной связи, они не определяют конструкцию состава преступления и избираются законодателем при создании уголовно-правовой нормы, как правило, для того, чтобы отразить в ней особенные обстоятельства, влияющие на степень общественной опасности конкретного преступления (или специфику его характера), а именно — место, время, способ, обстановку совершения преступления.

Место совершения преступления — это определенное уголовным законом пространство, на котором было совершено преступное деяние.

Следует различать уголовно-правовой и процессуальный аспекты характеристики места совершения преступления.

С точки зрения уголовно-процессуального закона, целей правосудия установление места (и времени) совершения преступления — необходимый этап полного, объективного и всестороннего исследования обстоятельства дела. В силу этого по уголовно-процессуальному закону установление обстоятельств места и времени совершения преступления является общим требованием к процессуальному доказыванию. В процессуальном аспекте место трактуется как пространство, имеющее географические и административные координаты. Для установления истины по делу необходимо с максимально возможной точностью воссоздать реальные обстоятельства совершения преступления. Поэтому место, время совершения преступления — обстоятельства, имеющие неизменное процессуальное значение. Но то, что значимо для процесса доказывания, для установления истины, не всегда имеет собственное уголовно-правовое значение.

Место и время совершения преступления в уголовном праве — самостоятельные юридические признаки преступления. Это существенно отличает их уголовно-правовое значение от процессуального. Уголовно-правовое значение имеет не само место (как пространство), а указанные в законе обстоятельства места (и времени) совершения преступления.



Самостоятельное юридическое значение обстоятельства места совершения преступления имеют только в тех случаях, когда они включаются законодателем в содержание уголовно-правовой нормы. Иногда этот признак используются по законодательному умолчанию.

В статье 227 УК РФ нет прямого указания на «открытое море» как место совершения пиратства. Однако этот признак подразумевается законодателем как такой, по которому пиратство отличается от нападения с целью завладения чужим имуществом, соединенного с насилием, опасным для жизни и здоровья, или угрозой применения такого насилия (разбоя — ст. 162 УК РФ).

Уголовный кодекс России определяет место совершения преступления посредством правовых критериев (статусов): открытое море (нейтральные воды), территориальные воды, особая экономическая зона, континентальный шельф, территория заповедника или заказника, таможенная граница, территория РФ и др.

Место совершения преступления определяется в Уголовном кодексе и как пространство, имеющее особое социальное значение — общественное место; жилище; хранилище; место захоронения человека; зона экологического бедствия; места нереста или миграционные пути к местам нереста; море или водный путь (с точки зрения не территории, а природной среды, естественных ресурсов) и др.

Место совершения преступления может иметь и криминологическое значение. Исследователи отмечают, что грабежи и разбои чаще совершаются в подъездах, дворах жилых домов, на улицах (82 %). Типичными местами краж, совершаемых несовершеннолетними, являются учебные заведения (42,1 %), магазины и иные торговые организации (15,5 %).

По справедливому мнению А. А. Ашина, криминологическое значение обстоятельств совершения преступления не должно выходить за рамки профилактики преступлений и вторгаться в сферу криминализации (установления преступности деяния, дифференциации уголовной ответственности) и правосудия (индивидуализации ответственности). Например, общественная опасность кражи, категория преступления и мера ответственности лица за его совершения не могут зависеть от того, что преступление совершено в типичном для краж месте. Правовой критерий значения места совершения преступления, вытекающий из буквы уголовного закона, является объективным1.

Время совершения преступления также может рассматриваться во всех указанных выше аспектах. В соответствии с частью 2 ст. 9 УПК РФ время совершения преступления — это временной промежуток, в течение которого совершается преступление. Для реальных обстоятельств совершения преступления, их установления и доказывания, конечно, имеют значение астрономические критерии времени совершения преступления: без них невозможно определить границы преступления как факта реальной действительности. Также для криминологов время совершения преступления может сообщить информацию для прогнозирования, например, роста насильственных преступлений сексуального характера в весеннее, летнее время года, темное время суток и т.п.

Иное значение имеют признаки состава преступления. Состав преступления — юридическая абстракция. Система его элементов и признаков подчинена цели установления юридических оснований ответственности. Это определяет и специфику определения времени совершения преступления как юридического признака. Характерной особенностью времени совершения преступления в уголовном праве является то, что этот признак требует законодательного определе ния. Например, в английском уголовном праве совершение хищения в ночное время квалифицируется как «берглери» (ночная кража со взломом). По Уложению о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. совершение кражи в ночное время являлось квалифицирующим признаком в составе воровства.

Нетрудно заметить, что время совершения преступления в указанных законодательных трактовках, так же как и в уголовно-процессуальном праве, имеет астрономическое значение. Оно не противоречит уголовно-правовому только потому, что астрономический критерий избрал законодатель — это в его власти.

Однако в Уголовном кодексе РФ нет ни одной статьи, где бы время совершения преступления имело такое (астрономическое) значение. Вообще законодатель почти не использует этот признак в Особенной части Кодекса. Единственное упоминание о нем содержится в статье 106 УК РФ : «Убийство матерью новорожденного ребенка во время или сразу после родов...»

Согласно Уголовному кодексу уголовная ответственность за преступления, совершенные в военное время или в боевой обстановке, определяется законодательством военного времени. По смыслу уголовного закона «военное время» характеризует скорее обстановку совершения преступления, а не астрономический отрезок времени как физическую величину.

Признак времени используется законодателем для характеристики действия уголовного закона (ст. 9 УК РФ), а время совершения преступления определяется как «время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий».

Дл я уголовного закона безразлично, в какой день года, время суток, час совершено преступление (и сколько времени оно длилось или продолжалось). Для основания уголовной ответственности по Уголовному кодексу России время значимо лишь как формальное (указанное в законе) обстоятельство, продолжительность юридически значимой ситуации: время, определяемое продолжительностью физиологического процесса родов (ст. 106 УК РФ) ; период действия закона (ст. 9 УК РФ) ; срок, установленный для возвращения на территорию РФ предметов художественного, исторического и археологического достояния народов РФ и зарубежных стран (ст. 190 УК РФ). Как видно, признак времени совершения преступления используется законодателем в тех случаях, когда преступность и (или) наказуемость деяния ставится им в зависимость от периода действия других юридически значимых обстоятельств (периода действия закона — ст. 9 УК РФ, срока уплаты налоговых платежей — ст. 198, 199 УК РФ, срока возвращения из-за границы средств в иностранной валюте — ст. 193 УК РФ, периода процесса родов — ст. 106 УК РФ). Таким образом, время совершения преступления — это указанный в законе период действия обстоятельств, имеющих значение для определения преступности и наказуемости деяния. В этой трактовке время означает то же, что и обстановка совершения преступления.

Характеристика признаков «места» и «времени» совершения преступления показывает, что в уголовном праве имеют значение не сами понятия места и времени совершения преступления, а обстоятельства места и времени совершения преступления, имеющие уголовно-правовое значение.

Способ совершения преступления — такие указанные в законе обстоятельства, которые характеризуют методы, орудия и средства, используемые лицом при совершении преступления.

В тексте уголовного закона способ совершения преступления имеет различные формы описания. Оценочное описание способа совершения преступления, как правило, используется в тех случаях, когда он увеличивает степень общественной опасности преступления, так как характеризует интенсивность преступной деятельности, тяжесть последствий. В этом качестве признак способа совершения преступления используется законодателем, например, в пунктах «д» и «е»тч. 2 ст. 105, пунктах «б» и «в» ч. 2 ст. 111 и других статьях УК РФ.

В таких случаях способ совершения преступления, как правило, имеет значение признака, усиливающего наказуемость преступления (квалифицирующего признака).

Описание метода совершения преступления характеризует формальную содержательную сторону способа совершения преступления. В этом качестве признак способа в составе преступления может иметь различное значение:

— являться признаком основного состава;

— играть роль квалифицирующего признака, усиливающего наказуемость преступления.

Так, в статье ПО УК РФ законодатель описывает метод доведения до самоубийства, раскрывая содержательную сторону способа совершения этого преступления: «Путем угроз, жестокого обращения или систематического унижения человеческого достоинства». Эти указанные в законе обстоятельства определяют преступность деяния и отграничивают его от другого неодобряемого поведения (агрессии, равнодушия и т.п.).

Метод совершения хищения разграничивает кражу (тайное хищение — ст. 158 УК РФ), грабеж (открытое хищение — ст. 161 УК РФ), разбой (хищение, соединенное с насилием, опасным для Жизни и здоровья, или угрозой применения такого насилия — ст. 162 УК РФ) и мошенничество (хищение путем обмана или злоупотребления доверием — ст. 159 УК РФ).

В составе преступления, предусмотренного статьей 188 УК РФ, признаки контрабанды ставятся законодателем в формальную зависимость от метода совершения этого преступления: «перемещение...через таможенную границу РФ товаров или иных предметов.., совершенное помимо или с сокрытием от таможенного контроля либо с обманным использованием документов или средств таможенной идентификации либо сопряженное с недекларированием или недостоверным декларированием».

В других случаях метод совершения преступления играет роль квалифицирующего признака. В этом качестве часто выступает признак использования служебного положения при совершении преступления — часть 2 ст. 137, пункт «6» ч. 2 ст. 282, часть 3 ст. 256 и др. статьи УК РФ.

Орудия преступления — предметы материального мира, применяемые лицом для расширения своих физических возможностей.

В этом смысле их можно назвать приспособлениями, такими, как орудие взлома в руках вора, нож в руках разбойника. В большинстве составов преступлений, предусмотренных в Особенной части Уголовного кодекса, орудия преступления относятся к способу его совершения, поскольку законодатель указывает на их применение (например,

в ч. 2 ст. 162, ст. 213 УК РФ). В одном случае применение оружия (или предметов, используемых в качестве оружия) является признаком квалифицированного состава, а в другом случае — признаком основного состава.

Наличие оружия (вооруженность), в отличие от применения оружия, не относится к способу совершения преступления, а имеет самостоятельное юридическое значение, т.е. выступает в роли отдельного признака объективной стороны состава преступления — статья 208 УК РФ («Организация незаконного вооруженного формирования или участия в нем»); статья 209 УК РФ («Бандитизм») (создание устойчивой вооруженной группы).

Средством совершения преступления является использование свойств предметов, процессов или явлений материального мира, которое служит необходимым звеном в процессе причинения вреда охраняемым законом общественным отношениям. Например, согласно части 1 ст. 205 УК РФ терроризм может заключаться в производстве взрыва с целью оказания воздействия на принятие решений органами власти или международными организациями. Средством для производства взрыва служит взрывное устройство, свойства взрывных веществ. Средства преступления сами являются носителями опасных свойств. Орудия преступления этим качеством не обладают.

Средства совершения преступления имеют сходство с признаком его способа (метода). В то же время сходство не означает тождества этих признаков. Способ так же, как орудие совершения преступления, характеризует содержательную сторону деятельности, а средство — характер причинения. В развитии причинной связи средство совершения преступления выступает посредником между лицом — деятелем (причинителем) и результатом. Таким образом, способ и средства совершения преступления отражают различные стороны преступления — содержание деятельности и ее последовательность.

18. Понятие вины. Содержание, форма, социальная сущность и степень вины.

Она образует психологическое, т.е. субъективное, содержание преступления, поэтому является его внутренней (по отношению к объективной) стороной. В отличие от объективной стороны преступления, составляющей его фактическое содержание, субъективная сторона характеризует процессы, протекающие в психике виновного, поэтому она не поддается непосредственному восприятию органами чувств человека, а познается только путем анализа и оценки поведения правонарушителя и всех объективных обстоятельств совершения преступления. Содержание субъективной стороны преступления раскрывается с помощью таких юридических признаков, как вина, мотив, цель. Представляя различные формы психической активности, эти признаки органически связаны между собой и взаимозависимы. Вместе с тем вина, мотив и цель — это психологические явления с самостоятельным содержанием, ни одно из них не включает в себя другое в качестве составной части. Юридическое значение каждого из этих знаков также различно.

Вина как определенная форма психического отношения лица к совершаемому им общественно опасному деянию составляет ядро субъективной стороны преступления, хотя и не исчерпывает полностью ее содержания. Вина — обязательный признак любого преступления. Но она не дает ответа на вопросы, почему и для чего виновный совершил преступление. На эти вопросы отвечают мотив и цель, которые в отличие от вины являются не обязательными, а факультативными признаками субъективной стороны преступления.

Особой оценки в связи с субъективной стороной преступления заслуживают эмоции, т.е. переживания лица в связи с совершаемым преступлением. Следует иметь в виду, что эмоции, сопровождающие подготовку преступления и процесс его совершения, в некоторых случаях, предусмотренных законом (ст. 106, 107, 113 УК РФ), имеют мотивообразующее значение. Однако в этих случаях эмоции характеризуют не психическую деятельность виновного, а его психическое состояние, т.е. характеризуют не субъективную сторону, а субъекта преступления, следовательно, они не имеют значения самостоятельного признака субъективной стороны.

Юридическое значение субъективной стороны преступления выражается в следующем.

Во-первых, как составная часть основания уголовной ответственности она отграничивает преступное поведение от непреступного. Так, не является преступлением причинение общественно опасных последствий без вины (СТ. 5 УК РФ) ; неосторожное совершение деяния, наказуемого лишь при наличии умысла (ст. 115 УК РФ) ; предусмотренное нормой уголовного права деяние, если оно совершено без указанной в этой норме цели (ст. 158—162 УК РФ) или по иным мотивам, нежели указаны в законе (ст. 153—155 УК РФ).

Во-вторых, субъективная сторона преступления позволяет отграничить друг от друга составы преступления, сходные по объективным признакам. Так, преступления, предусмотренные статьями 105 и 109 УК РФ, различаются только по форме вины; самовольное оставление части или места службы военнослужащим (ст. 337 УК РФ) отличается от дезертирства (ст. 338 УК РФ) только по содержанию цели.

В-третьих, фактическое содержание факультативных признаков субъективной стороны преступления, даже если они не указаны в норме Особенной части Уголовного кодекса, в значительной мере определяет степень общественной опасности как преступления, так и лица, его совершившего, а значит, характер ответственности и размер наказания с учетом предписаний, изложенных в статьях 61, 63 и 64 УК РФ.

Таким образом, субъективная сторона преступления имеет большое значение и для обоснования уголовной ответственности, и для квалификации преступления, и для назначения наказания.

§ 2 | Понятие вины

Основным юридическим признаком, характеризующим психологическое содержание любого правонарушения, является вина. Как справедливо было подмечено еще в XIX в., «учение о виновности и его большая или меньшая глубина есть как бы барометр уголовного права. Оно — лучший показатель его культурного уровня»1. Подчеркивая общеправовое и этическое значение вины, Г.В. Назаренко пишет: «Проблема вины выходит за рамки уголовного права и права вообще. Принцип виновной ответственности является не только правовым, но и нравственным. Это означает, что категория вины вообще и

в уголовном праве в частности насыщена определенным философско-этическим содержанием. Проблема вины есть проблема нравственно-правовой оценки антиобщественного поведения, осуществляемая нормативными средствами»2.

Принцип ответственности за деяния, совершенные только при наличии вины, получил законодательное закрепление в статье 5

УК РФ, согласно которой уголовной ответственности подлежит только то общественно опасное деяние (и его общественно опасные последствия), которое совершено виновно. Это означает, что уголовной ответственности без вины быть не может, что вина является необходимой субъективной предпосылкой уголовной ответственности и наказания и что объективное вменение не допускается.

Человек несет полную ответственность за свои поступки только при условии, что он совершил их, обладая свободой воли, понимаемой как способность выбирать линию социально значимого поведения, отдавать отчет своим действиям и руководить ими.

Элементами вины как психического отношения являются сознание и воля, которые в своей совокупности образуют ее содержание. Таким образом, вина характеризуется двумя слагаемыми элементами: интеллектуальным и волевым.

Различные предусмотренные законом сочетания интеллектуального и волевого элементов образуют две формы вины — умысел и неосторожность, описанные в статьях 25 и 26 УК РФ, по отношению к которым вина является родовым понятием. Признать лицо виновным — значит установить, что оно совершило преступное деяние либо умышленно, либо по неосторожности. Следовательно, установление умышленного или неосторожного характера совершенного преступления — это форма познания судом реального факта, существующего вне сознания судей и независимо от него.

Вина — это понятие не только психологическое, но и юридическое. «Правовой и психологический аспекты в определении вины тесно сочетаются, взаимодействуют»1. Поскольку преступлением признается только общественно опасное деяние, то лицо, его совершившее, виновно перед обществом, перед государством. Эта сторона вины раскрывается в ее социальной сущности, которую составляет проявившееся в конкретном преступлении неправильное, искаженное отношение к основным ценностям общества, отношение, которое при умысле обычно является отрицательным (так называемая антисоциальная установка), а при неосторожности — пренебрежительным (асоциальная установка) либо недостаточно бережным (недостаточно выраженная социальная установка).

Важным показателем, характеризующим вину, является степень вины, под которой понимается количественная характеристика социальной сущности вины, т.е. характеристика глубины деформированности социальных ориентаций субъекта, степени искажения его представлений об основных социальных ценностях. Она определяется как формой вины, так и спецификой психической деятельности лица, целями и мотивами его поведения, его личностными особенностями и т.д. «Лишь совокупность формы и содержания вины с учетом всех особенностей психического отношения лица к объективным обстоятельствам преступления и его субъективных, психологических причин определяет степень отрицательного отношения лица к интересам общества, проявленного в совершенном лицом деянии, т.е. степень его вины»2.

Обобщая все изложенное, можно дать следующее развернутое определение вины.

 

§ 3 I Формы вины

Сознание и воля — это элементы психической деятельности человека, совокупность которых образует содержание вины. Находясь в тесном взаимодействии, интеллектуальные и волевые процессы не могут противопоставляться друг другу, всякий интеллектуальный процесс включает и волевые элементы, а волевой, в свою очередь, включает интеллектуальные. Понятия умысла и неосторожности не имеют готовых психологических аналогов, поэтому для применения норм уголовного права «необходимо и достаточно прикладное значение понятий умысла и неосторожности, которое исторически сложилось в законодательстве и судебной практике»1. Нужно исходить из того, что между сознанием и волей имеется различие. Предметное содержание каждого из них в конкретном преступлении определяется конструкцией состава данного преступления.

Интеллектуальный элемент вины включает осознание свойств объекта и характера совершенного деяния, а также таких дополнительных объективных признаков, как место, время, обстановка

и т.п., если они введены законодателем в состав данного преступления. В преступлениях с материальным составом интеллектуальный элемент включает, кроме того, и предвидение (либо возможность предвидения) общественно опасных последствий.

Содержание волевого элемента вины также определяется конструкцией состава конкретного преступления. Предметом волевого отношения субъекта является очерченный законодателем круг фактических обстоятельств, определяющих юридическую сущность преступного деяния. Сущность волевого процесса при совершении умышленных преступлений заключается в сознательной направленности действий на достижение поставленной цели, а при неосторожных преступлениях — в неосмотрительности, беспечности, которые проявило лицо в своем поведении, повлекшем вредные последствия. Особенность волевого процесса в неосторожных преступлениях заключается в том, что лицо не напрягает своих психических усилий, чтобы избежать причинения общественно опасных последствий своего поведения, хотя имеет возможность сделать это.

Различие в интенсивности и определенности интеллектуальных и волевых процессов, протекающих в психике субъекта преступления, лежит в основе деления вины на формы, а в пределах одной и той же формы — на виды.

Форма вины — это установленное уголовным законом определенное взаимоотношение (сочетание) элементов сознания и воли лица, совершающего преступление, которое характеризует его отношение к этому деянию. Уголовное законодательство предусматривает две формы вины — умысел и неосторожность. Уголовный кодекс РФ предусматривает деление умысла на прямой и косвенный (ст. 25), а по неосторожности — на легкомыслие и небрежность (ст. 26). Вина реально существует только в определенных законодателем формах и видах, вне их вины быть не может.

Форма вины в конкретных преступлениях либо указывается в диспозициях статей Особенной части Уголовного кодекса, либо подразумевается.

Во многих случаях умышленная форма вины с очевидностью вытекает из цели деяния (например, терроризм, кража, грабеж, диверсия), либо из характера описанных в законе действий (например, изнасилование, клевета, получение взятки), либо из указания на заведомую незаконность действий или на их злостный характер. В таких случаях указывать на форму вины в диспозиции статьи Особенной части Уголовного кодекса нет необходимости. Если преступление предполагает только неосторожную форму вины, это во всех случаях обозначено в соответствующей норме Особенной части Кодекса.

И только в отдельных случаях деяние является преступным при совершении как с умыслом, так и по неосторожности; в подобных случаях форма вины устанавливается посредством толкования соответствующих норм.

Юридическое значение формы вины разнообразно.

Во-первых, форма вины является субъективной границей, отделяющей преступное поведение от непреступного. Это проявляется в тех случаях, когда закон устанавливает уголовную ответственность только за умышленное совершение общественно опасного деяния (например, ст. 115 УК РФ).

Во-вторых, форма вины определяет квалификацию преступления, если законодатель дифференцирует уголовную ответственность за совершение общественно опасных деяний, сходных по объективным признакам, но различающихся по форме вины. Так, форма вины служит разграничительным критерием квалификации убийства (ст105 УК РФ) и причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ), причинения тяжкого вреда здоровью (ст. 111 и 118 УК РФ), уничтожения или повреждения имущества (ст. 167 и 168 УК РФ).

В-третьих, вид умысла или вид неосторожности, не влияя на квалификацию, может служить важным критерием индивидуализации уголовной ответственности и наказания. Преступление по общему правилу представляет более высокую степень опасности, если оно совершено с прямым умыслом, нежели с косвенным, поскольку в первом случае преступление прямо нацелено на причинение вреда правоохраняемым интересам и ценностям. Точно так же преступное легкомыслие, при котором виновный сознательно избирает заведомо опасную для общества линию своего поведения, обычно опаснее небрежности.

В-четвертых, форма вины в сочетании со степенью общественной опасности деяния служит критерием законодательной классификации преступлений: в соответствии со ст. 15 УК к категориям тяжких и особо тяжких относятся только умышленные преступления.

В-пятых, форма вины предопределяет условия отбывания наказания в виде лишения свободы. Согласно ст. 58 УК лица, осужденные к этому наказанию за преступления, совершенные по неосторожности, отбывают наказание в колониях-поселениях, а лица, осужденные за умышленные преступления, — в колониях-поселениях, исправительных колониях общего, строгого или особого режима либо в тюрьме.

Институт условно-досрочного освобождения тоже связан с категориями преступлений, находящимися в зависимости от формы вины. Лица, отбывающие наказание за неосторожные преступления, могут быть условно-досрочно освобождены от дальнейшего отбывания наказания после фактического отбытия одной трети назначенного срока (п. «а» ч. 3 ст. 79 УК РФ). А осужденные за умышленные преступления могут подлежать условно-досрочному освобождению при наличии необходимых условий после фактического отбытия одной трети, половины или двух третей назначенного срока наказания, в зависимости от категории совершенного преступления (п. «а», «б», «в» ч. 3 ст. 79 УК РФ).

19. Умысел и его виды (законодательная и теоретические классификации).

§ 4 Умысел и его виды

Правильное установление вида умысла имеет разноплановое юридическое значение. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении № 1 от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ) » (с изм. от 6 февраля 2007 г., 3 апреля 2008 г.) подчеркнул, что при назначении наказания в числе прочих обстоятельств суды обязаны учитывать вид умысла, мотив и цель преступления1.

Осознание общественно опасного характера совершаемого деяния и предвидение его общественно опасных последствий характеризуют процессы, протекающие в сфере сознания, и поэтому образуют интеллектуальный элемент прямого умысла, а желание наступления указанных последствий относится к волевой сфере психической деятельности и составляет волевой элемент прямого умысла.

Осознание общественно опасного характера совершаемого деяния включает представление об объекте преступления, о содержании действия (бездействия), посредством которого осуществляется посягательство, а также о тех фактических обстоятельствах (время, место, способ, обстановка), при которых происходит преступление. Отражение всех этих компонентов в сознании виновного дает ему возможность осознать объективную направленность деяния на определенные социальные блага, его вредность для системы существующих в стране общественных отношений, т.е. его общественную опасность.

Осознание общественной опасности деяния не следует отождествлять с осознанием его противоправности, т.е. запрещенности уголовным законом. В подавляющем большинстве случаев лица, совершающие умышленные преступления, осознают их противоправность. Однако закон не включает осознание противоправности совершаемого деяния в содержание этой формы вины, поэтому преступление может быть признано умышленным и в тех (весьма редких) случаях, когда противоправность совершенного деяния не осознавалась виновным.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...