Главная Обратная связь

Дисциплины:






Общественно опасное деяние 6 страница



28. Специальный субъект преступления и его значение.

Специальные признаки субъекта в составе преступления имеют факультативное (избирательное) значение. Они устанавливаются за-конодателем в зависимости от характера преступления (содержания объекта уголовно-правовой охраны). Так, по законодательному опре-делению субъектами преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного са-моуправления (за исключением присвоения полномочий должностно-го лица — ст. 288 УК РФ и дачи взятки — ст. 291 УК РФ) могут быть только должностные лица, создающие внутреннюю угрозу инте-ресам государственной службы и службы в органах местного само-управления. Общие субъекты (например, при даче взятки) причиня-ют вред интересам государственной службы (или службы в органах местного самоуправления) извне. Этот пример показывает, как ха-рактер преступления и содержание его объекта влияют на законода-тельное решение вопроса о необходимости закрепления в том или ином составе признаков специального субъекта преступления, а так-же какими должны быть эти признаки.

Субъектом преступления, предусмотренного статьей 288 УК РФ, может быть только государственный служащий или служащий органа местного самоуправления. Субъектом преступления против конститу-ционного права человека на безопасные условия труда (нарушение правил охраны труда — ст. 143 УК РФ) может быть только лицо, на котором лежали обязанности по соблюдению этих правил, и т.п. Различия в характерах преступлений дают законодателю основа-ния выделять и различные по содержанию специальные признаки их субъектов. Эти признаки могут быть классифицированы по различ-ным основаниям:

1. По гражданству — субъектом государственной измены является только гражданин РФ (ст. 275 УК РФ), а субъектом шпионажа является иностранный гражданин или лицо без гражданства (ст. 276 УК РФ).

2. По полу субъекта — субъектом изнасилования может быть только лицо мужского пола (ст. 131 УК РФ), а субъектом преступле-ния, предусмотренного статьей 106 УК РФ («Убийство матерью но-ворожденного ребенка»), — только лицо женского пола.

3. По семейно-родственным отношениям —субъектами злостно-го уклонения от уплаты средств на содержание детей могут быть только родители, а субъектами этого же преступления в отношении нетрудоспособных родителей — их дети (ст. 157 УК РФ).

4. По должностному положению (или профессиональным обязанностям) — субъектом неисполнения приговора суда, решения су-да или иного судебного акта является государственный служащий, служащий органа местного самоуправления, а также служащий госу-дарственного или муниципального учреждения, коммерческой или иной организации (ст. 315 УК РФ), а субъектом неоказания помощи больному является врач (ст. 124 УК РФ).



5. По отношению к воинской обязанности —субъектами преступ-лений против военной службы являются только военнослужащие (ст. 331 УК РФ), а субъектами уклонения от прохождения военной и альтернативной гражданской службы — военнообязанные (ст. 328 УК РФ).

6. По процессуальному статусу — субъектом привлечения заведомо невиновного к уголовной ответственности является прокурор, следователь или лицо, производящее дознание (ст. 299 УК РФ), а субъектом преступления, предусмотренного статьей 308 УК РФ, —свидетель или потерпевший.

Предложенная классификация не является конечной. Признаки специального субъекта могут различаться и по другим основаниям. Не исключено, что при формулировании новых составов преступле-ний (или изменении уже предусмотренных в Уголовном кодексе Рос-сийской Федерации) законодатель выделит другие, неизвестные до сих пор, специальные признаки субъекта преступления. Их факуль-тативное значение позволяет сделать это без ущерба для принципов уголовного права и принципов уголовной ответственности при усло-вии, что обязательное уголовно-правовое значение общих признаков субъекта преступления останется неизменным.

Определяемые в уголовном законе специальные требования к субъекту преступления оказывают влияние на решение вопросов об ответственности соучастников в преступлениях со специальным субъ-ектом.

Согласно части 4 ст. 34 УК РФ лицо, не являющееся субъектом преступления, специально указанным в статье Особенной части Ко-декса, участвовавшее в совершении преступления, предусмотренного этой статьей, несет уголовную ответственность за данное преступле-ние. Таким образом, в законе предусматривается исключение из об-щего правила ответственности за преступление со специальным субъ-ектом: ответственность общего субъекта за преступление со специаль-ным субъектом в обстоятельствах соучастия юридически возможна. В то же время частью 4 ст. 34 УК РФ ограничена ответственность общего субъекта за преступления со специальным субъектом. Лицо, не обладающее признаками специального субъекта, в случаях его со-участия в преступлении со специальным субъектом несет уголовную ответственность только в качестве организатора, подстрекателя или пособника. Вне зависимости от фактических обстоятельств совмест-ной преступной деятельности такое лицо не может нести уголовную ответственность в качестве исполнителя или соисполнителя такого преступления.

 

29. Понятие, виды и значение стадий совершения преступлений. Понятие и виды неоконченного преступления. Определение момента окончания преступления.

Уголовно-правовое значение этапов развития преступления свя-зано с наличием юридических (предусмотренных в уголовном зако-не) условий и оснований уголовной ответственности, а также установ-лением ее пределов в зависимости от той или иной стадии. Необходи-мо лишь выяснить, какие из этапов развития преступления являются наказуемыми.

Формирование умысла—необходимый психологический этап в развитии умышленного преступления. Для постановки вопроса об уголовной ответственности необходимо, чтобы сформировавшийся умысел проявился в поведении человека, реализовался. В то же время не всякое проявление (обнаружение) умысла мож-но отнести к его реализации. Обнаружение умысла (проявление в любой форме намерения совершить преступление) является обстоя-тельством тревожным, социально значимым. Однако оно не ставит охраняемые законом общественные отношения в состояние непосред-ственной опасности. Таким образом, обнаружение умысла не имеет уголовно-правового значения. Формы его могут быть весьма разнооб-разными: похвальбы, откровения злоумышленника в письмах, днев-никах.

Умысел обнаруживается также и в угрозах. Следует отличать угрозу как форму обнаружения умысла (поведение ненаказуемое) от преступления, заключающегося в угрозе убийством или связанного с угрозой насилием, уничтожением имущества и т.п. Угроза причинением того или иного вреда как объективный признак составов отдельных преступлений определяется законодателем как общественно опасная форма преступного деяния, причиняющая реальный вред безопасности личности, другим правоохраняемым объектам, либо как способ совершения преступления, обладающий свойством общественной опасности. Формирование и обнаружение умысла не упоминаются в уголовном законе, так как являются безразличными для него эта-пами деятельности и обстоятельствами.

Видами стадий совершения преступления согласно статье 29 УК РФ являются: неоконченное преступление (приготовление и покушение) и оконченное преступление.

 

 

30. Приготовление к преступлению: понятие, квалификация и наказуемость. Отличие от покушения на преступление. Уголовная ответственность за приготовление к преступлению.

Приготовлением к преступлению признаются приискание, изготовление или приспособлением лицом средств или орудий совершения преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Уголовный кодекс РФ предусматривает более широкий круг альтернативных форм приготовления по сравнению с ранее действовавшим УК РСФСР, согласно которому приготовлени-ем к преступлению признавались приискание или приспособление средств или орудий преступления или иное умышленное создание ус-ловий для совершения преступления.

Объективные признаки приготовления к преступлению указаны в части 1 ст. 30 УК РФ.

Приискание средств или орудий совершения преступления в литературе определяется как любой способ их приобретения (законный или незаконный): покупка, обмен, похище-ние, временное заимствование и пр.

Трактовка приискания средств или орудий преступления как их приобретения не отвечает требованиям критерия оценки, так как при-менима к ограниченному кругу обстоятельств и не отражает сущест-венных свойств процесса приискания. С ее помощью весьма затрудни-тельно решить, является ли приисканием средств или орудий преступ-ления, например, приобретение их в результате дарения, является ли приобретением (т.е. приисканием) находка. Наконец, с этих позиций невозможно оценить банальную ситуацию, при которой злоумышлен-ник подбирает с земли подходящий для его преступных целей бу-лыжник, предварительно примерившись к весу и травмирующим свойствам нескольких других окружающих его предметов (возмож-но, случайных).

«Приискание» является общественно опасным (и потому наказуе-мым) действием постольку, поскольку злоумышленник завладевает предметами, необходимыми и достаточными для причинения вреда (орудием преступления) или совершения преступления (средством для этого).

Термин «завладение» имеет более широкое содержание по срав-нению с термином «приобретение». Однако необходимо выяснить ряд других вопросов.

1. Что является приготовлением к преступлению: процесс приискания или его результат? Исходя из представления об общественной опасности этой формы приготовления к преступлению уголовно-пра-вовое значение имеет, конечно, результат. В противном случае об-ласть наказуемой стадии общественно опасной деятельности распространится и на обнаружение умысла, и на его формирование.

2. Один лишь факт завладения необходимым средством или ору-дием совершения преступления не может расцениваться как приго-товление к преступлению в отрыве от предшествовавшего ему про-цесса, в котором нашли отражение другие существенные свойства его общественно опасной деятельности — обстоятельства формиро-вания умысла (заранее обдуманного или внезапно возникшего), мо-тив и цель преступления, направленность деятельности на реализа-цию преступного намерения — активное стремление к осознанной цели.

Поэтому не любое движение, закончившееся завладением оруди-ем или средством совершения преступления, может оцениваться как приготовление. Например, в ситуации, когда лицо подбирает с земли случайные предметы (в отличие от ситуации, когда оно их выбирает), вряд ли можно усмотреть признаки приискания орудия преступления как формы приготовления к его совершению.

Изготовление средств или орудий для совершения преступления обоснованно трактуется как их создание любым способом (кустарным или промышленным, легальным или нелегальным и пр.). Под приспособлением средств или орудий совершения преступления понимается изменение качества предметов материального мира с целью придания им свойств орудий или средств совершения преступления.

В отличие от перечисленных форм приготовления для оценки приискания соучастников имеет значение именно процесс вовлечения в совершение преступления других лиц, склонение их к участию в со-вершении преступления в той или иной роли.

На это указывают два обстоятельства.

1. Результат приискания соучастников квалифицируется как от-дельная форма приготовительных действий — сговор на совершение преступления.

2. Согласно части 5 ст. 34 УК РФ лицо, которому по независя-щим от него обстоятельствам не удалось склонить других лиц к совер-шению преступления, несет ответственность за приготовление к пре-ступлению. Из этого следует, что законодатель рассматривает скло-нение других лиц к совершению преступления (или участию в нем) не только с позиции роли подстрекателя к совершению преступления (или его организатора), но и как самостоятельную форму приготов-ления к совершению преступления в тех случаях, когда юридический факт соучастия не состоялся по не зависящим от воли злоумышлен-ника обстоятельствам.

Приискание соучастников, таким образом, является действием, направленным на склонение (вовлечение) других лиц к совершению преступления или участию в нем. Способы склонения бесконечно разнообразны. Просьбы, уговоры, обещания выгод или неприятно-стей, намеки или указания, конклюдентные действия, провокации и пр., являясь способами межличностного общения, приобретают уголовно-правовое значение в зависимости от содержания конкрет-ных жизненных ситуаций, индивидуальных особенностей их участ-ников и их взаимоотношений.

Сговор на совершение преступления —соглашение о соверше-нии преступления, наличие которого рассматривается как самостоя-тельная форма приготовления к преступлению. При этом не имеет значения, кто явился инициатором соглашения: ответственность за приготовление к преступлению несут все его участники. Понятие приготовления к совершению преступления является оценочным. Это означает, что круг его признаков неограничен (бес-конечен). В части 1 ст. 30 УК РФ это отражено в формулировке: «иное умышленное создание условий для совершения преступле-ния».

С точки зрения формальной логики открытость понятия приготовления означает лишь то, что оно не ограничено в объеме определяющих его признаков. Помимо уже известных (указанных в законе) признаков приготовлением к преступлению могут быть: разработка плана преступления, подготовка места совершения преступления, от-равление собаки или подкуп сторожа, «нейтрализация» возможного свидетеля, устранение других препятствий для совершения преступ-ления, изучение системы сигнализации (включая эксперименты по ее отключению).

Неограниченность круга признаков приготовления к преступле-нию позволяет включить в их число и те, которые, как уже отмеча-лось, относятся к формам ненаказуемой предварительной преступной деятельности. В силу этого возникает необходимость определения критерия отграничения приготовления к преступлению от формиро-вания и обнаружения умысла. В качестве этого критерия законода-тель называет создание условий для совершения преступления. Од-нако содержательная сторона этого критерия нуждается в уточнении. Условия для совершения преступления могут иметь различное значе-ние. Они могут быть необходимыми и случайными, существенными и сопутствующими, определяющими обстоятельства совершения пре-ступления или сокрытия его следов, объективными или субъективны-ми и пр.

Н.Д. Дурманов отмечал, что в очень многих случаях предвари-тельные действия не являются необходимыми для совершения пре-ступления. Эти акты играют второстепенную, случайную роль в со-вершении преступления. Например, приобретение мешков для выно-са краденых вещей, как правило, не имеет существенного значения для последующего совершения преступления1. Действительно, от этих действий не зависят не только обстоятельства и признаки кражи, но и формы хищения.

Другие действия, например приобретение или изготовление от-мычки для совершения кражи, означает, что это преступление будет совершено путем проникновения в хранилище или жилище. Изготов-ление кастета для причинения повреждений человеческому телу сви-детельствует о том, что преступление будет сопряжено с насилием, опасным для жизни или здоровья человека. Изготовление поддель-ных документов, завладение чужой формой определяет обстоятельст-ва обмана при совершении готовящегося преступления. Обратившись к части 1 ст. 30 УК РФ, мы убеждаемся в том, что все указанные в законе формы приготовления также обладают свойст-вом относимости к юридически значимым обстоятельствам будуще-го преступления.

Приискание, изготовление или приспособление средств или орудий определяет способы совершения преступления, а в ряде случаев — и его последствия. Приискание соучастников — со-вершение преступления в соучастии. Сговор — обстоятельства места и времени совершения преступления.

С этих позиций приобретение мешков для выноса краденого иму-щества, как и упражнения вора в гимнастике или покупка отравителем склянки для яда, являются лишь обнаружением умысла. А созда-ние плана преступления или подготовка места его совершения — при-готовлением к преступлению.

Перечисленные в части 1 ст. 30 УК РФ объективные признаки приготовления представлены законодателем в форме действия (ак-тивного поведения). Это тем не менее не исключает приготовления к преступлению и в форме бездействия. Иное умышленное создание ус-ловий для совершения преступления может выразиться, например, в намеренном бездействии охранника, который оставил вход в помеще-ние открытым с целью облегчить проникновение в него для соверше-ния кражи соучастниками.

Особенностью объективной стороны приготовления является то, что в создании условий для совершения преступления отсутствуют признаки самого этого преступления. Поэтому основанием уголовной ответственности за приготовление служит своеобразный его состав, предусмотренный в части 1 ст. 30 УК РФ. В то же время, как уже от-мечалось, содержание объективных признаков приготовления соот-носится с преступлением, для совершения которого приготовление создает благоприятные условия. Поэтому приготовительные действия квалифицируются не только по части 1 ст. 30 УК РФ, но и по соот-ветствующей статье Особенной части Уголовного кодекса. Обязательным элементом законодательного определения приго-товления является указание на то, что преступление не было доведе-но до конца по не зависящим от лица обстоятельствам. Это законода-тельное положение также определяет особенности объективной сто-роны приготовления к преступлению.

В итоге особенности объективных признаков приготовления та-ковы: 1) приготовление (действие или бездействие) создает условия для совершения преступления; 2) объективные признаки приготовле-ния не входят в объективную сторону состава преступления, преду-смотренного Особенной частью Уголовного кодекса (не ставят объект в реальную опасность); 3) преступление не начато в силу обстоя-тельств, не зависящих от воли виновного.

Субъективная сторона приготовления к преступлению характеризуется умышленной формой вины.

Основания ответственности за неоконченное преступление отли-чаются недостаточностью признаков объективной стороны состава преступления. При покушении на преступление совершены не все предусмотренные законом действия, не наступили последствия; при приготовлении к преступлению лицо даже не затрагивает признаков объективной стороны состава преступления. Это требует максималь-ной выраженности субъективной стороны деяния и, следовательно, определенности интеллектуального и волевого элементов вины. По-этому в пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Россий-ской Федерации от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» разъясняется: «Если убийство может быть совершено как с прямым умыслом, так и с косвенным, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом...».

Разумеется, умышленная вина в волевом ее элементе при совершении приготовительных к преступлению действий не может быть менее выраженной, чем при покушении. Готовиться к преступлению, умышленно создавая условия для его совершения, при безразличном отношении к последствиям действительно невозможно. В силу этого приготовление к преступлению (как и покушение на него) может быть совершено только с прямым умыслом.

Условия ответственности за приготовление к преступлению определяются в части 2 ст. 30 УК РФ: уголовная ответственность насту-пает за приготовление только к тяжкому и особо тяжкому преступле-нию.

Пределы ответственности за приготовление к преступлению определяются в статье 66 УК РФ:

— срок и размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наибо-лее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса за оконченное преступ-ление;

— смертная казнь и пожизненное лишение свободы за приготов-ление к преступлению не назначаются.

Ограничения в видах, сроках (или размерах) наказания за приго-товление к преступлению определяют особенности порядка его назна-чения. В то же время наказание за приготовление к преступлению на-значается в полном соответствии с требованиями общих начал назна-чения наказания (ст. 60 УК РФ), в частности — с учетом характера и степени общественной опасности деяния. По этим обстоятельствам приготовительные действия отличаются друг от друга. Например, планирование преступления гораздо дальше от его со-вершения, чем приискание (изготовление, приспособление) средств или орудий, необходимых для приведения плана в исполнение. С этой точки зрения указанные виды приготовительных действий отличаются друг от друга по степени общественной опасности. Таким образом, и в рамках обозначенных законодателем пределов ответст-венность за приготовление к преступлению может (и должна) инди-видуализироваться .

 

31. Покушение на преступление: понятие, квалификация и наказуемость. Виды покушения. Отличие покушения от приготовления к преступлению.

Покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Формула покушения по Уголовному кодексу РФ повторяет содержание признаков покушения по УК РСФСР 1922-го, 1926 г. и Основных начал уголовного законодательства СССР 1924 г. Но действующий Уголовный кодекс пошел по пути объективной дифференциации ответственности за деяния, совершаемые на различных стадиях развития общественно опасной деятельности. Это находит отражение и в формальных различиях наказуемости приготовления, покушения и оконченного преступления (ст. 66). Современная доктрина уголовного права России трактует действия, непосредственно направленные на совершение преступления, как такие, с помощью которых виновный начинает выполнять объективную сторону состава преступления.

Объективные признаки покушения, описанные в части 3 ст. 30 УК РФ как действия (бездействие), непосредственно направленные на совершение преступления, по существу, определяются признаками состава преступления, предусмотренного Особенной частью Кодекса. Исполнение преступления на стадии покушения является этапом развития преступной деятельности. Поэтому в рамках этой стадии со-вершение преступления может иметь различное отображение в при-знаках его состава.

1. В действиях (бездействии) виновного может содержаться лишь часть признаков объективной стороны, относящихся к деянию (при покушении на изнасилование лишь высказывается угроза примене-ния насилия с целью принудить потерпевшую к половому сноше-нию).

2. В действиях виновного наличествуют все признаки деяния в объективной Стороне состава конкретного преступления (удар кам-нем по голове жертвы полностью соответствует признакам насилия с целью лишения жизни другого человека), но состав преступления не завершен по причине отсутствия предусмотренных в нем последствий (жертва при оказании сопротивления увернулась от удара, в резуль-тате чего камень лишь оцарапал ее лицо в области виска).

3. Для достижения цели убийства совершаются действия (бездей-ствие), достаточные как с точки зрения объема признаков объектив-ной стороны состава убийства, так и с точки зрения преступной цели, но их результатом явились лишь промежуточные последствия — тяж-кий вред здоровью (по признаку опасности для жизни в момент при-чинения), а цель преступления не достигнута по не зависящим от ви-новного обстоятельствам.

Многообразие отображений развития процесса совершения пре-ступления в признаках состава конкретного преступления не позво-ляет определить понятие покушения через исполнение только объек-тивной стороны состава преступления. Понятие покушения должно быть общим для всех случаев начатого, но не оконченного преступле-ния.

Различное отображение действий (бездействия) при покушении в признаках состава преступления имеет значение для отграничения покушения от других наказуемых стадий совершения преступления.

При отграничении покушения от приготовления имеет значение исполнение объективной стороны состава конкретного преступления. При отграничении покушения от оконченного преступления важно установить соответствие деяния признакам не только объективной, но и субъективной стороны состава.

Специфику объективной стороны покушения также определяет законодательное положение о том, что начатое преступление не было доведено до конца по не зависящим от лица обстоятельствам. Поскольку правовой аспект содержания покушения связан с со-ставом преступления, постольку юридически возможно покушение на преступление в форме бездействия, а также покушение на преступле-ние с формальным составом.

Обобщая характеристику объективных признаков покушения, можно выделить следующие его особенности:

— покушение связано с началом преступления, т.е. входит в объ-ективную сторону его состава (и ставит объект в непосредственную опасность);

— начатое преступление не доведено до конца (совершены не все действия, предусмотренные объективной стороной состава преступле-ния, или совершены все действия, но не наступили предусмотренные в законе последствия);

— начатое преступление не доведено до конца по причинам, не зависящим от воли виновного.

Покушение на преступление квалифицируется по части 3 ст. 30 УК РФ и соответствующей статье Особенной части Уголовного ко-декса.

Субъективная сторона покушения (как и в случае приготовления) требует не только умышленной формы вины, но и определенности ее интеллектуального и волевого элементов. Поэтому судебная практика и доктрина не только традиционно, но и обоснованно трактуют покушение на преступление как деяние, совершенное с прямым умыслом.

Виды покушения классифицируются по различным основаниям. По степени реализации умысла покушение делится на неокончен ное и оконченное.

Неоконченное покушение имеет место в случаях, когда виновный не совершил всех действий, которые считал необходимыми для дос-тижения своей цели, по не зависящим от него обстоятельствам. При оконченном покушении лицо совершает все действия (без-действие), необходимые, по его мнению, для достижения цели, но преступный результат не наступает по не зависящим от этого лица об-стоятельствам.

Степень реализации преступного намерения является исключи-тельно субъективным критерием разграничения видов неоконченного и оконченного покушения. Такое понимание сообщает определенное направление в оценке преступления.

Так, по замыслу вора для совершения кражи 500 кг кровельного железа достаточно вынести это имущество за пределы охраняемой территории. Следовательно, если ему удалось по сговору с охранни-ком спрятать это железо в куче листьев и мусора за забором предпри-ятия, он совершил все, что, по его мнению, необходимо для достиже-ния цели. При первой же попытке погрузить эти весьма неудобные для скрытного перемещения предметы на автомобиль преступная дея-тельность вора была пресечена. С учетом субъективного критерия оценки покушение на кражу в данной ситуации является окончен-ным.

Согласно объективному критерию, ориентированному на состав преступления (действия, достаточные для его завершения), такое по-кушение следовало бы трактовать как неоконченное, так как винов-ный не совершил всех действий, которые объективно необходимы для получения возможности распоряжаться и пользоваться похищен-ным имуществом.

Уголовно-правовое значение видов покушения по Уголовному ко-дексу связано с индивидуализацией уголовной ответственности. А при индивидуализации ответственности (в отличие от ее дифферен-циации) для уголовно-правовой оценки степени реализации преступ-ного намерения, выразившейся в совершении общественно опасного деяния, субъективные обстоятельства важнее обстоятельств объек-тивных.

С учетом уголовно-правового значения неоконченного и окончен-ного покушения по действующему Кодексу критерием оценки дейст-вий (бездействия) как покушения, относящегося к тому или иному из указанных видов, является субъективный — представление виновно-го о характере и объеме действий (бездействия), достаточных для достижения намеченной им цели.

Объективный критерий оценки обстоятельств покушения имеет значение для установления признаков специфической разновидности оконченного покушения —негодного покушения.

Этим критерием яв-ляется причина, по которой действия (бездействие), необходимые и достаточные для достижения преступной цели, не привели к ожидае-мому результату.

По объективному критерию среди негодных покушений выделяется покушение с негодными средствами.

При этом виде покушения преступный результат не наступает по причине использования винов-ным таких орудий или средств, которые не обладают свойствами, не-обходимыми для причинения вреда объекту (неисправное оружие, сода вместо яда, непригодная отмычка или лестница, которая оказа-лась слишком коротка для того, чтобы злоумышленник смог проник-нуть в помещение через окно, и т.д.).

Уголовный кодекс России не содержит определения покушения с негодными средствами. Это понятие является доктринальным. Его главной функцией является решение вопроса о наказуемости или ненаказуемости действий, направленных на причинение вреда объекту, но обреченных на неудачу. Этот вопрос был решен законодателем в дореволюционном российском уголовном праве: всякое покушение с негодными средствами наказуемо на общих основаниях, за исключением случаев использования абсолютно безвредных средств по крайнему невежеству или суеверию лица. Таким же образом и в наши дни определяется уголовно-правовое значение покушения с негодными средствами, хотя доктринальная разработка его не ограничена уго-ловным законом, как в дореволюционном уголовном праве России.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...