Главная Обратная связь

Дисциплины:






Условия правомерности, относящиеся к защите от грозящей опасности. 1 страница



Выделяют три таких условия: 1) причинение вреда —единственное средство устранения грозящей опасности; 2) вред при-чиняется третьим лицам; 3) не было допущено превышения пределов крайней необходимости.

1. Причинение вреда

— единственное средство устранения грозящей опасности.

Законодатель подчеркивает, что опасность не могла быть устране-на иными средствами. Причинение меньшего вреда правоохраняемым интересам для предотвращения вреда большего — единственный вы-ход в сложившейся ситуации; и поведение причиняющего вред носит, таким образом, вынужденный характер.

Если опасность могла быть устранена не только путем причине-ния вреда правоохраняемым интересам, но и каким-либо другим спо-собом, например путем обращения за помощью к представителям спе-циальных служб, путем оставления места опасности, путем самолик-видации источника опасности (догорающий пожар), состояние крайней необходимости не возникает и причиненный правоохраняе-мым интересам вред квалифицируется на общих основаниях.

В то же время и в состоянии крайней необходимости у лица мо-жет быть несколько вариантов поведения, связанных с выбором од-ного из возможных нескольких видов меньшего вреда. Например, для того чтобы оказать помощь пострадавшему в аварии или от руки преступника лицу, истекающему кровью, оказывающий помощь мог: взломать аптечный киоск и осуществить первую медицинскую помощь самостоятельно; отвезти пострадавшего на чужом автомоби-ле в близлежащую больницу; нарушить неприкосновенность чужого жилища, взломав дверь, и вызвать необходимую помощь по телефо-ну. Во всех приведенных вариантах оказания помощи она связана с причинением вреда другим правоохраняемым интересам. Здесь, од-нако, не требуется, чтобы лицо выбирало из возможных вариантов тот, который связан с наименьшим причинением вреда; достаточно, чтобы вред предотвращенный был больше вреда, фактически причи-ненного.

2. Вред в крайней необходимости причиняется третьим лицам.

Понятие «третьих лиц» здесь в достаточной степени условно, по-скольку охватывает интересы не только физических лиц, но и интере-сы общества и государства. Главное, что это лица, не связанные с гро-зящей опасностью, посторонние к ней. Опасность возникла помимо их воли; зачастую этим лицам даже не было известно о возникнове-нии опасности. Они никак не виновны в ней; именно поэтому законо-датель разрешает в исключительных условиях — условиях крайней необходимости — причинение их интересам только меньшего вреда, чем тот, который предотвращен.

Если вред причиняется лицам, вызвавшим своими действиями опасность, сложившаяся ситуация может быть оценена с позиций не-обходимой обороны или причинения вреда лицу, совершившему пре-ступление.



3. Не должны быть превышены пределы крайней необходимости.

Понятие превышения пределов крайней необходимости дано в части 2 ст. 39 УК РФ: «Превышением пределов крайней необходимо-сти признается причинение вреда, явно не соответствующего характе-ру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в слу-чаях умышленного причинения вреда».

Таким образом, признаками превышения пределов крайней необ-ходимости выступают следующие:

— причиненный вред явно не соответствовал характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам устранения вреда, посколь-ку причиненный вред был равен или более значителен, чем вред пре-дотвращенный;

— причиненный вред носил умышленный характер.

Соответственно, чтобы все условия правомерности крайней необ-ходимости были соблюдены, помимо рассмотренных выше, нужно ус-тановить, что причиненный вред оказался меньше вреда предотвра-щенного. В силу прямого указания закона он не может быть не только больше, но даже равным тому вреду, который удалось предотвратить.

Таким образом, для спасения человеческой жизни максимально допустимым будет причинение тяжкого вреда здоровью третьего ли-ца; для устранения опасности тяжкого вреда здоровью человека —причинение средней тяжести или легкого вреда здоровью третьего ли-ца или ему же имущественного ущерба и т.д. при наличии, разумеет-ся, других условий правомерности крайней необходимости.

Здесь же следует оговорить ту проблему, которая стала, к сожа-лению, актуальной для России в последнее время: возможность при-знания наличия крайней необходимости в ситуациях, когда ради спа-сения жизни нескольких или многих лиц требуется пожертвовать жизнью меньшего количества людей (речь идет о таких случаях, как захваты заложников и их освобождение в театральном центре на Дуб-ровке в октябре 2002 г. или в Беслане в сентябре 2004 г.). Практиче-ски единодушно в праве признается невозможность спасения одной жизни ценой другой жизни; такая ситуация противоречит очевидно и закону, поскольку он говорит о превышении пределов крайней необ-ходимости, если причинен даже равный вред. Если же спасение жиз-ни многих возможно только путем причинения различного вреда, в том числе и вреда жизни, отдельным людям, констатация состояния крайней необходимости вызывает по меньшей мере этический дис-комфорт и приводит, по справедливому замечанию В.В. Орехова, к замалчиванию правовой квалификации1. Разумеется, право распоря-жения чужой жизнью не дано никому; но — в той же самой мере, как и другими чужими благами и интересами. Поэтому полагаем, что и в описанной ситуации следует признавать наличие крайней необходи-мости, если установлены все условия ее правомерности. Иное реше-ние проблемы приведет к тому, что никто не возьмет на себя ответст-венность — под страхом уголовного преследования — предпринять активные меры по освобождению жертв террористов и иных преступ-ников.

Вопрос о равенстве или неравенстве вреда решается достаточно просто, если характер предотвращенного и причиненного вреда сов-падает, но может превратиться в проблему, если характер вреда принципиально разный (физический вред здоровью человека и, на-пример, вред порядку управления или правосудию). Решать эту про-блему придется в каждом конкретном случае, с учетом всех обстоя-тельств дела и общего приоритета интересов, зафиксированного в статье 39 УК РФ: личность — общество — государство.

Превышение пределов крайней необходимости влечет ответствен-ность по статьям Уголовного кодекса с применением пункта «ж» ч. 1 ст. 61 УК РФ; содеянное рассматривается как преступление, совер-шенное при смягчающих обстоятельствах.

Крайнюю необходимость следует разграничивать с необходимой обороной. Разграничение проводится по следующим признакам:

— по характеру и источникам опасности (при необходимой обо-роне это общественно опасное посягательство, связанное с действия-ми лица; при крайней необходимости опасность может исходить из различных источников и не обязательно связана с действиями или по-ведением человека);

— по средствам устранения опасности (при необходимой обороне лицо может устранить опасность не только путем причинения вреда и независимо от того, были ли другие пути ее устранения, а при край-ней необходимости причинение вреда — единственный выход из соз-давшейся ситуации);

— по тому, кому причиняется вред (при необходимой обороне это всегда посягающий; при крайней необходимости — третье лицо);

— по размерам причиненного вреда (при необходимой обороне вред может быть меньшим, большим или равным тому вреду, кото-рый мог последовать в результате общественно опасного посягатель-ства; при крайней необходимости вред причиненный может быть только меньше вреда предотвращенного).

 

46. Физическое или психическое принуждение: понятие и условия правомерности.

Физическое и психическое принуждение впервые выделены в уголовном законодательстве в качестве обстоятельств, исключающих преступность деяния. Ранее они рассматривались как обстоятельства, смягчающие наказание. Исходя из того, как современный законода-тель определяет понятие физического и психического принуждения, следует говорить, что указанные обстоятельства еще не имеют полно-стью самостоятельного правового значения. Очевидно, что их право-вой статус нуждается в дальнейшей разработке, поскольку на сего-дняшний день в большинстве своем он связывается с институтом крайней необходимости.

Статья 40 УК РФ регламентирует три вида обстоятельств, влияющих на преступность или непреступность деяния: 1) физическое принуждение, в результате которого лицо не могло руководить своими действиями (бездействием); 2) физическое принуждение, вследствие которого лицо сохранило возможность руководить своими действия-ми; 3) психическое принуждение. Первое обстоятельство признают в праве непреодолимым и безусловно исключающим уголовную ответ-ственность; два других — преодолимыми; вопрос об уголовной ответ-ственности в случае причинения вреда под их воздействием решается в каждом конкретном случае.

Физическое принуждение представляет собой насильственное воздействие на лицо с помощью применения к нему физической си-лы, ударов, нанесения телесных повреждений или побоев, примене-ния пыток, связывания или иного насильственного ограничения его свободы с целью добиться от этого лица нужного воздействующему поведения, в том числе нужного бездействия.

Степень интенсивности физического воздействия может быть раз-ной; при одной из них лицо может потерять способность руководить своими действиями; при другой — сохранить эту способность. Соот-ветственно действия (бездействие) лица, совершенные под воздейст-вием физического принуждения, будут оценены по-разному. В части 1 ст. 40 УК РФ устанавливается: «Не является преступ-лением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате физического принуждения, если вследствие такого при-нуждения лицо не могло руководить своими действиями (бездействи-ем)». В этом случае физическое принуждение признается непре-одолимым, а действия лица, находящегося под таким принуждением, лишенными свободы воли и выбора варианта поведения. Лицо не только не может быть признано виновным в совершении какого-либо действия (бездействия), но и собственно действующим с позиции уго-ловно-правовой теории сто рассматривать едва ли возможно, по-скольку действие (бездействие) в уголовном праве — это волевой акт. Классическими примерами непреодолимого физического прину-ждения, исключающими уголовную ответственность для лиц, нахо-дящихся под их воздействием, являются следующие: связывание сторожа склада, для того чтобы он не помешал совершению хище-ния; запирание врача, чтобы он не оказал медицинскую помощь нуж-дающемуся в ней.

Разновидностями непреодолимого физического принуждения признаются в праве гипнотическое воздействие, а также применение в отношении лица наркотических или сильнодействующих веществ, лишающих лицо возможности руководить своими действиями. Со-вершение этим лицом под влиянием гипноза, наркотиков или сильно-действующих средств каких-либо деяний, внешне подпадающих под конкретное преступление, например под кражу, уничтожение имуще-ства, убийство и т.д., не является преступлением и не влечет уголов-ной ответственности для этого лица. Исполнителем преступления признается и привлекается к ответственности лицо, которое примени-ло физическое принуждение к другому лицу.

Вопрос об уголовной ответственности за причинение вреда охра-няемым уголовным законом интересам в результате психического принуждения, а также в результате физического принуждения, вследствие которого лицо сохранило возможность руководить своими действиями, решается с учетом положений статьи 39 УК РФ, т.е. с учетом положений о крайней необходимости (ч. 2 ст. 40 УК РФ). Примерами причинения вреда под воздействием преодолимого физического принуждения являются: выдача коммерческой тайны в результате применения пыток; передача имущества предприятия под влиянием нанесенных телесных повреждений; совершение кражи под воздействием побоев; дача заведомо ложных показаний под воздейст-вием причиненного вреда здоровью средней тяжести; причинение тяжкого вреда здоровью или убийство другого человека под физиче-ским принуждением в виде пыток или истязания и т.д. Во всех приве-денных случаях решение вопроса о преступности или непреступности причиненного вреда зависит от наличия условий правомерности со-стояния крайней необходимости и, прежде всего, от того, был ли при-чиненный вред меньше, больше или равен вреду предотвращенному, т.е. вреду, в котором выразилось или могло выразиться физическое принуждение.

Если вред, причиненный лицом под воздействием преодолимо-го физического принуждения, был меньше того вреда, который ему причинен или мог быть причинен, при наличии других условий правомерности крайней необходимости лицо уголовной ответствен-ности не подлежит. Если указанный вред был равен или больше вреда, который причинен лицу в результате физического принуж-дения, лицо подлежит уголовной ответственности за превышение пределов крайней необходимости при условии умышленного при-чинения вреда.

Психическое принуждение представляет собой воздействие на лицо, выражающееся в виде угроз любого характера или содержа-ния, способных изменить поведение этого лица, с целью добиться нужного для воздействующего действия или бездействия этого лица.

Психическое принуждение может выражаться, например, в угрозах убийством, причинением вреда здоровью любой степени тяжести, уничтожением или повреждением имущества, разглашением личной или семейной тайны, привлечением к уголовной ответственности, по-нижением в должности и т.п.

Вред, причиненный под воздействием психического принужде-ния, также оценивается по правилам крайней необходимости. Если он меньше того вреда, которым угрожали лицу, при наличии других условий правомерности крайней необходимости лицо уголовной от-ветственности не подлежит. В противном случае оно привлекается к уголовной ответственности с применением обстоятельств, смягчаю-щих наказание.

 

47. Понятие и условия правомерности обоснованного риска. Необоснованный риск.

Обоснованный риск впервые выделяется в уголовном законода-тельстве в качестве обстоятельства, исключающего преступность дея-ния, хотя в уголовно-правовой теории он не раз подвергался анализу. Речь шла, однако, лишь о некоторых разновидностях обоснованного риска — риске хозяйственном, профессиональном, медицинском, спортивном и т.п. Современное уголовное законодательство пошло по пути регламентации любого правомерного обоснованного риска. В положении рискующего для достижения общественно полезной це-ли может оказаться не только лицо, занимающееся профессиональ-ной деятельностью, но и любой гражданин, столкнувшийся с риском в быту.

В статье 41 УК РФ регламентируется: «Не является преступлени-ем причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам при обоснованном риске для достижения общественно полезной цели» —и далее определяется обоснованный и необоснованный риск. Анализ уголовного законодательства позволяет выделить следую-щие условия правомерности обоснованного риска.

1. Риск предпринят для достижения общественно полезной цели.

Общественно полезной должна быть признана такая цель, кото-рая при ее претворении в жизнь принесет пользу, благоприятную от-дачу обществу или государству, в том числе в лице интересов кон-кретного предприятия, группы людей, объединенных по каким-либо признакам (например, страдающих одним заболеванием, работаю-щих на каком-либо вредном производстве, проживающих в какой-ли-бо экологически неблагополучной местности и т.п.), или интересов всех граждан.

Общественно полезная цель может выражаться в укреплении правопорядка в конкретном регионе и конкретными средствами, в борьбе с преступностью, в достижении новых результатов в какой-ли-бо научной или научно-технической области, в создании новейших технологий, в стремлении открыть новое средство борьбы с конкрет-ным заболеванием, в желании получить экономическую выгоду в хо-зяйственной деятельности и т.д.

Следует заметить, что общественно полезная цель, к которой стремится рискующий, должна быть достаточно конкретной и в прин-ципе достижимой, принимая во внимание имеющиеся в этой области разработки и попытки решения проблемы. Причинение вреда в ре-зультате абстрактного риска на пользу общества должно влечь уго-ловную ответственность на общих основаниях.

Недопустим риск с причинением вреда правоохраняемым интере-сам для достижения полезной, но сугубо личной цели; он также вле-чет уголовную ответственность на общих основаниях.

2. Общественно полезная цель не могла быть достигнута не связанными с риском действиями (бездействием).

Риск является в данной ситуации вынужденным; у рискующего нет более вариантов поведения для достижения общественно полез-ной цели. Это положение жестко зафиксировано в части 2 ст. 41 УК РФ, где определено, что риск признается обоснованным, если указанная цель не могла быть достигнута не связанными с риском действиями ( бездействием ).

Если общественно полезная цель могла быть достигнута без рис-ка, но лицо тем не менее выбрало рискованный путь — путь причине-ния вреда, оно привлекается к уголовной ответственности на общих основаниях.

3. Риск состоит в возможном причинении вреда охраняемым уголовным законом интересам.

Риск при достижении общественно полезной цели может быть связан с причинением вреда правоохраняемым интересам. Вред при риске является вероятным, иногда даже высоковероятным. Однако причинение вреда при оправданном риске не может быть стопроцент-ным, иначе само понятие риска неприменимо; о риске, который пред-полагает многовариантность разрешения проблемы, в данной ситуа-ции говорить будет нельзя.

Вред в обоснованном риске является его побочным продуктом; он может наступить и может быть предотвращен специально предприня-тыми для этого действиями.

Вред при обоснованном риске причиняется правоохраняемым ин-тересам; законодатель указывает, что это интересы, охраняемые уго-ловным законом. Соответственно к таким интересам можно отнести интересы личности (ее жизнь, здоровье, свободу, имущественные, со-циальные и иные права), интересы общества и государства (интересы общественной безопасности и общественного порядка, правосудия, порядка управления, интересы военной службы и т.п.),

4. Лицо, допустившее риск, предприняло достаточные меры для предотвращения возможного вреда.

Это условие правомерности обоснованного риска означает, что лицо осознавало возможность причинения вреда в результате его дей-ствий по достижению общественно полезной цели и сделало достаточ-но для того, чтобы вред не был причинен. Законодатель не требует, чтобы лицо предприняло все возможные для предотвращения вреда меры, поскольку в большинстве случаев это просто невозможно. За-кон должен быть рассчитан на «среднего» человека со «средними» возможностями, а вовсе не на гениев.

В то же время предпринятые меры должны быть конкретными, способными предотвратить наступление вредных последствий. Не-принятие никаких предупреждающих возможный вред мер или при-нятие мер только «для галочки», т.е. мер, никак не влияющих на причинение вреда, в случае наступления последнего влечет уголов-ную ответственность на общих основаниях.

Вопрос о достаточности или недостаточности предпринятых мер решается в каждом конкретном случае с участием специалистов; про-ведение соответствующей экспертизы здесь является обязательным.

5. Риск может выражаться в любом вреде, но не может быть заведомо сопряжен с угрозой для жизни многих людей, с угрозой эко-логической катастрофы или общественного бедствия.

В качестве условия правомерности обоснованного риска, в отли-чие от крайней необходимости, законодатель не оговаривает соотно-шения вреда причиненного и вреда предотвращенного в результате достижения общественно полезной цели, не требует, чтобы причинен-ный вред был меньше вреда, который мог бы наступить при недости-жении этой цели. Соответственно причиненный при обоснованном риске вред может быть меньше, равен или даже больше вреда предот-вращенного, при наличии других условий правомерности риска. Хо-тя из смысла закона, из того, что лицо, рискуя, стремится к общест-венно полезной цели, причиненный вред, как правило, должен быть меньше вреда предотвращенного.

Однако риск никогда не будет признан правомерным, если он был заведомо сопряжен с угрозой:

— для жизни многих людей;

— экологической катастрофы;

— общественного бедствия.

Это прямо подчеркивается в части 3 ст. 41 УК РФ.

Анализируя приведенное положение закона, можно сделать сле-дующие выводы. Для признания риска необоснованным достаточно:

1) чтобы он был связан с угрозой причинения опасного вреда. Под уг-розой при этом следует понимать такое состояние, когда наступление вреда реально; когда имеются объективные основания опасаться его причинения. В то же время это не означает, что вред должен насту-пить обязательно; и 2) чтобы рискующее лицо осознавало, что в ре-зультате его действий может наступить опасный вред. Закон подчер-кивает заведомость возможного опасного вреда. Заведомость, в свою очередь, предполагает, что лицо предвидело возможность наступле-ния вреда. Лицо не может предвидеть неизбежность вреда, в против-ном случае нельзя говорить о состоянии риска. Предвидя неизбежное наступление опасного, вреда и все-таки осуществляя порождающие его действия, лицо совершает умышленное преступление без смяг-чающих обстоятельств.

Волевое отношение рискующего к возможному опасному вреду ос-тается за рамками решения вопроса об обоснованности или необосно-ванности риска. Он может сознательно допускать наступление опасных последствий, либо относиться к ним безразлично, либо без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывать на их предотвращение: все эти моменты будут учтены при привлечении его к уголовной ответст-венности за причинение вреда при необоснованном риске. Небреж-ность как вид неосторожной формы вины здесь, видимо, исключается, поскольку закон говорит о «заведомости» наступления вреда — она свидетельствует не о рискованных действиях лица, а о совершении им неосторожного преступления, с риском не связанного. Рассмотрим теперь понятия опасного вреда, исключающего обос-нованный риск.

Угроза для жизни многих людей трактуется в праве неоднозначно. Проблема состоит в определении минимального количе-ства понятия «многие люди». Исходя из ценности защищаемого бла-га — жизни, следует, видимо, согласиться с мнением тех авторов, ко-торые определяют термин «многие» минимально, считая достаточной для необоснованного риска угрозу для жизни двух и более лиц.

Понятие экологической катастрофы может быть выведено из положений, содержащихся в статье 358 УК РФ. Под ней следует понимать массовое уничтожение растительного или животного мира, от-равление атмосферы или водных ресурсов и совершение иных подоб-ных действий.

Общественное бедствие представляет собой такое нарушение состояния защищенности общества от внешних, внутренних, экологиче-ских угроз, при котором наступили негативные последствия для обще-ственного благополучия и общественного спокойствия. К состоянию общественного бедствия относят обычно наводнения, землетрясения, обвалы, крушения поездов и т.п.

 

 

48. Понятие и признаки наказания.

Анализируя историю уголовного наказания, профессор Познышев писал, что нe существовало и не существует ни одного государства, которое хотя бы на время прекращало судить и наказывать своих преступников. Уголовное наказание есть юридическое последствие преступления, соизмеряемое с его внутренней и внешней стороной и определяемое в установленном для того порядке судебными органами государственной власти.

Из приведенного текста очевидно, что, во-первых, уголовное наказание существует в любом государстве, во-вторых, оно тесно связано с преступлением, являясь его юридическим последствием, в-третьих, наказание назначается исходя из содержания внешней и внутренней стороны совершенного преступления, в-четвертых, оно определяется в специально установленном порядке государственными судебными органами.

Наказание есть мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда. Наказание применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и заключается в предусмотренных настоящим Кодексом лишении или ограничении прав и свобод этого лица.

Эти основополагающие идеи нашли отражение и в действующем уголовном законодательстве России.

Рассматривая законодательное определение понятия наказания, можно выделить четыре признака, которые раскрывают его юридическую природу:

— наказание является мерой государственного принуждения;

— оно назначается только приговором суда;

— применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступления;

— заключается в предусмотренных Уголовным кодексом лишении или ограничении прав и свобод преступника.

Наказание является мерой государственного принуждения, т.е. применяется только государством и носит по отношению к преступнику принудительный характер.

Идея о том, что уголовное наказание применяется только государством, родилась в результате исторического развития социума. Общество, за редкими исключениями народного суда и расправы, должно было с первого момента своего бытия осуществлять наказание через своих представителей, которыми являлись первоначально пострадавшее лицо и его родственники. Однако эта личная, родовая или семейная месть постепенно утрачивает характер расправы и становится правовым учреждением. Мститель начинает выполнять обязанность перед обществом, поскольку месть становится не только правом, но и его долгом. Через эту стадию юридической мести за совершенное преступление прошли все народы в первичный период их государственного быта.

Вместе с тем с развитием государственной власти идея частной мести за преступление все более вытеснялась положением о том, что наказание должно стать мерой исключительно государственного воздействия, осуществляемого специализированными государственными органами. И хотя указанное положение стало доминирующим к на-стоящему времени во всех цивилизованных государствах, тем не менее эра рыночной экономики пытается внести в него свои коррективы. Например, в США и ряде других стран стало модным в целях экономии средств государственного бюджета создание так называе-мых частных тюрем, где осужденные отбывают наказание в более комфортных, оплачиваемых ими условиях. Передача функции государственного принуждения частным лицам лишает наказание репрессивности, справедливости и других необходимых атрибутов. Оно перестает быть средством неизбежного возмездия за совершенное преступление. Идея о создании частных тюрем лоббировалась и в России, но не получила поддержки в государственной системе.

Государственное принуждение означает такое обеспеченное принудительной силой государства воздействие на преступника, от которого он не вправе уклониться и обязан претерпеть все правовые ограничения, тяготы и неудобства, вызванные применением к нему уголовного наказания.

Уголовное наказание назначается только приговором суда, который символизизует государственно-публичную оценку преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного. Согласно статье 118 Конституции РФ правосудие в России осуществляется только судом, а статья 49 Конституции РФ содержит важнейшее ос-новополагающее в области понимания юридической сущности нака-зания положение о том, что каждый обвиняемый в совершении пре-ступления считается невиновным, пока его виновность не будет до-казана в предусмотренном федеральным законом порядке и установ-лена вступившим в законную силу приговором суда.

От других судебных решений приговор суда отличается тем, что в соответствии со статьей 296 УПК РФ выносится не от имени провоз-гласившего его суда, а от имени РФ.

Cогласно стать-ям 4, 5 Конституции РФ суверенитет РФ, состоя-щей из республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов, распространяется на всю ее территорию. Исходя из этого, а также учитывая, что вопросы уго-ловного и уголовно-процессуального законодательства находятся в ведении РФ (ст. 71 Конституции РФ), все суды РФ, осуществляющие правосудие по уголовным делам на ее территории, включая военные суды, выносят приговоры именем РФ.

Наказание применяется к лицу, признанному виновным в совер-шении преступления. Согласно статье 5 УК РФ лицо подлежит уго-ловной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в от-ношении которых установлена его вина. Вина является обязательным признаком субъективной стороны преступления и в этом качестве входит в предусмотренное статьей 6 УК РФ основание уголовной от-ветственности.

Определение вины лица в совершенном им преступном деянии в соответствии со статьей 49 Конституции РФ, во-первых, должно происходить в установленном федеральным законом порядке и, во-вто-рых, устанавливаться вступившим в законную силу приговором суда.

Федеральным законом, определяющим порядок определения ви-ны лица в совершенном преступлении, является уголовно-процессу-альный закон (УПК РФ), соблюдение которого гарантирует исклю-чение судебных ошибок.

Порядок вступления приговора в законную силу также определен уголовно-процессуальным законодательством.

Уголовное наказание заключается в предусмотренных Уголов-ным кодексом России лишении или ограничении прав и свобод преступника.

В рассматриваемом признаке наказания раскрывается его юридическое содержание. В этом смысле наказание представляет со-бой не что иное, как комплекс правоограничений, вытекающий из уголовного законодательства и налагаемый на лицо, виновное в со-вершении преступления, вступившим в законную силу приговором суда.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...