Главная Обратная связь

Дисциплины:






ВЫ ГОТОВЫ ОТДАВАТЬ?



Рычаг управления инвестора № 10

Умение отдавать

Недавно мой одноклассник Дан был проездом у нас в городе и пригласил меня поиграть с ним в гольф. Он был великолепным игроком, а я не играл уже много месяцев, поэтому поначалу колебался. Понимая, что целью игры было просто провести вместе время и возобновить нашу старую дружбу, а не соревноваться в игре, я согласился.

Дан разбил меня в пух и прах. Разъезжая по полю в электромобиле, мы заговорили о том, чем занимаемся сейчас. Когда я рассказал Дану, что оставил работу и теперь создаю бизнес — один вывожу на фондовый рынок, а другой оставляю себе, — он очень разозлился. В гневе он обвинил меня в том, что я жадный, думаю только о себе и эксплуатирую бедных. Я пытался сохранять спокойствие в течение часа, но потом не выдержал. Я спросил его:

— Что заставляет тебя думать, что богатые люди — жадные? Он ответил:

— Потому, что я общаюсь с бедными людьми дни напролет. Я ни разу не видел, чтобы богатые хоть что-нибудь для них сделали.

Дан — государственный адвокат, защищающий тех, кто не может позволить себе нанять частного.

— Пропасть между имущими и неимущими сейчас больше, чем когда-либо, и не видно, чтобы она уменьшалась. Сегодня многие семьи потеряли последнюю надежду на то, что когда-либо выберутся из нищеты. Они потеряли из виду ту мечту, на которой была основана Америка. А парни вроде тебя гребут все больше и больше. И это все, о чем ты можешь думать? Делать бизнес и богатеть? Ты стал таким же страшным человеком, как отец Майка... Алчный буржуй — богател и богател, и все ему было мало.

Игра продолжалась, и Дан начал понемногу остывать. Закончив играть, мы договорились встретиться на следующий день в ресторане отеля, и я обещал показать ему кое-что, над чем я сейчас работаю.

На следующий день я показал Дану игру.

— Это что — игра? Зачем? — спросил Дан, когда мы сели за столик.

Тогда я рассказал ему о своей теории, что бедность вызвана отсутствием образования.

— Это состояние, которому людей научили в школе, — сказал я. — Поскольку школа не учит обращению с деньгами, ты учишься этому дома.

— Чему же учит твоя игра? — спросил Дан.

— Она учит финансовой лексике, — сказал я. — Я считаю, что слова являются самым мощным инструментом или ценностью, которой мы обладаем, потому что они влияют на наше сознание, а оно формирует наш реальный мир. Проблемы многих людей происходят от того, что они покидают дом и школу, так и не овладев словарным запасом, связанным с деньгами... В результате они всю жизнь испытывают финансовые трудности.

Пока официантка наливала нам еще кофе, Дан изучал пеструю игровую доску.



— Так твой план — покончить с нищетой при помощи игры? — спросил Дан не без сарказма.

— Нет, — засмеялся я. — Я не столь наивен и оптимистичен. Я создал эту игру в первую очередь для тех людей, которые хотят стать владельцами бизнеса и инвесторами. Управление денежным потоком — это базовый навык, необходимый каждому, кто хочет стать богатым.

— Так ты создал эту игру для тех, кто хочет стать богатыми, — не для бедных? — сказал Дан, опять начиная злиться.

Я вновь засмеялся, видя столь эмоциональную реакцию.

— Нет, нет, — сказал я. — Создавая этот продукт, я не имел в виду обойти бедных. Повторяю: я создал эту игру для тех, кто хочет быть богатым, вне зависимости от того, богат он сегодня или беден.

Выражение лица Дана смягчилось, правда, незначительно.

— Именно так, — мягко сказал я. — Моя продукция предназначена для людей, которые хотят быть богатыми, — повторил я еще раз. — Но она не может помочь никому, каково бы не было его финансовое положение в жизни, если он сам не захочет стать богатым. Моя продукция не поможет богатому человеку среднего класса, если он сам не захочет этого.

Дан сидел, покачивая головой. В нем вновь начала закипать злоба. Наконец он сказал:

— Ты что, хочешь сказать, что я зря всю свою жизнь старался помочь людям? Что я не могу им помочь?

— Нет. Этого я говорил, — сказал я. — Я не могу судить о том, что ты делаешь, и насколько это эффективно. К тому же, не мне об этом судить.

— Так что же ты хочешь сказать? — настаивал Дан.

— Я хочу сказать, что нельзя помочь человеку, если он сам не хочет помочь самому себе, — сказал я. — Если человек не заинтересован в том, чтобы стать богатым, моя продукция ничего не стоит.

Дан сидел молча, пытаясь уловить то различие, которое я старался провести.

— В моем мире юриспруденции и государственной адвокатуры мне часто приходится давать советы людям. Многие не следуют им, — сказал Дан. — Я встречаю их снова через год или два, и их ситуация остается без изменений. Они опять в тюрьме, или их вновь арестовали за преступления на бытовой почве, или что-то еще. Так ты к этому клонишь? Совет сам по себе ничего не значит, пока сам человек по-настоящему не захочет изменить свою ситуацию?

— Именно это я и хочу сказать, — подтвердил я. — Самые лучшие диеты и системы упражнений не помогут, если человек действительно не захочет потерять вес. Или когда в классе один ученик не желает изучать предмет, насильно учить его — это напрасная трата времени. Сложно учить кого-то, кто не хочет учиться. Я сам здесь не исключение. Например, мне не интересно учиться бороться с акулами — и ты не сможешь заставить меня делать это. Другое дело — гольф. Здесь я согласен часами тренироваться, платить большие деньги за уроки, потому что хочу этому научиться. Дан сидел и качал головой.

— Понимаю тебя, — сказал он.

— Но я принес показать тебе эту игру, имея в виду не обучение обогащению, — сказал я. — Я хочу показать тебе, чему богатый папа учил Майка и меня относительно щедрости. О том, как возвращать деньги.

Следующие десять минут я объяснял пятую фазу плана богатого папы, подчеркивая то, что это была очень важная часть его плана — быть щедрым, заниматься благотворительностью. Я сказал Дану, указывая на игру:

— Отец Майка учил нас пяти четко выделенным фазам на пути к достижению благополучия и богатства. Пятая фаза заключалась в важности отдавать деньги после того, как ты их сделал. Отец Майка был глубоко убежден в том, что делать деньги и прятать их — это неправильное использование их силы.

— Так ты включил пятую фазу плана отца Майка в свою игру? — недоверчиво спросил Дан. — Твоя игра учит людей не только становиться богатыми, но и быть щедрыми?

Я кивнул:

— Это была часть плана. Притом очень важная его часть. Дан, Майк и я выросли вместе, и Дан знал, кем был мой богатый папа. Он слышал об инвестиционном плане, который мы составили после моего возвращения из Вьетнама. Дан был в курсе того, через что мне пришлось пройти, прежде чем я стал владельцем бизнеса и инвестором. Он вышел из себя, когда я говорил о третьей и четвертой фазах, где я инвестировал в другие бизнесы и становился богаче. Теперь он узнал о пятой фазе.

— Как я уже сказал, пятая фаза, вероятно, является самой важной, и я намеренно включил ее в игру, — сказал я.

— Так что же это за пятая фаза? — поинтересовался Дан. — Покажи мне ее на игровой доске.

Я указал пальцем на розовые квадраты на "скоростной дорожке". В игре имеются две дорожки. Одна — в форме окружности внутри ("крысиные бега"), а другая — более квадратной формы ("скоростная дорожка"), на которой и инвестируют богатые.

— Вот эти розовые квадраты и есть пятая фаза, — сказал я.

— Детская библиотека, — вслух прочел Дан то, что было написано в углу квадрата, куда указывал мой палец.

Тогда я показал на другой квадрат.

— Онкологический исследовательский центр, — прочел Дан вслух.

— И вот еще квадратик, — сказал я, перемещая палец к другому квадрату.

— Дар веры, — произнес Дан, читая в том месте, куда указывал мой палец.

— Так ты что, вставил благотворительные квадратики в "скоростную дорожку"? — спросил Дан. — Инвестиционную дорожку для очень богатых?

Я кивнул головой, сказав:

— Да. На "скоростной дорожке" есть две мечты. Мечта о благах для себя самого и мечта о создании лучшего мира при помощи своего избыточного богатства.

Дан медленно кивнул головой и сказал:

— Так ты хочешь сказать, что папа Майка учил тебя и его не только тому, как разбогатеть, но и благотворительности?

Я утвердительно кивнул, быстро показав все имеющиеся на игровой доске благотворительные цели.

— Богатый папа говорил, что один из самых важных рычагов управления, которыми обладает инвестор, — это управление процессом возвращения большей части денег обратно обществу.

— У него была репутация жадного богача, — сказал Дан. — Люди говорили о нем много ужасных вещей, о нем и его скупости.

— Да, именно так многие и думали, — ответил я. — Но мы с Майком знали его другим. Чем больше денег он делал, тем больше отдавал. Но делал это тихо.

— Я этого не знал, — сказал Дан. — Так значит, последние годы своей жизни он посвятил тому, что отдавал все накопленные деньги обратно обществу?

— Ну, не все, — заметил я. — Кое-что он хотел оставить и своим детям. У многих людей сложилось представление, что богатые люди — жадные. Это не дает им увидеть истинную картину. Раскрой глаза и посмотри вокруг. Ты увидишь, что многие очень богатые люди внесли огромный финансовый вклад в благотворительность. Посмотри, сколько отдал Эндрю Карнеги в виде библиотек, или Генри Форд через фонд Форда, или Рокфеллер через свой фонд Рокфеллера. Мой кумир Джордж Сорос, основатель Квантум-фонда, сегодня выделяет огромные средства на дело создания глобального общества и установление большего финансового взаимопонимания между разными странами. Но часто мы слышим лишь пасквили, которые политические лидеры возводят на него и его фонд. Джон Д. Рокфеллер не ограничился тем, что создал свой благотворительный фонд, чтобы жертвовать деньги, — продолжал я. — Он сделал много пожертвований Чикагскому университету, как это делают многие богатые люди, жертвуя учебным заведениям, которые они заканчивали. Многие другие ультрабогатые люди основали свои собственные высшие учебные заведения, подобно тому как Стэнфорд основал Стэнфордский университет, а Дюк — Дюковский университет. Богатые были всегда очень щедры по отношению к высшему образованию.

— Вандербильтский университет тоже был основан одним очень богатым предпринимателем, — добавил Дан. — Я понимаю, что богатые создают рабочие места и обеспечивают нас товарами и услугами, делая жизнь немного лучше. А ты теперь говоришь, что они еще и часто отдают свои деньги обратно обществу.

— Именно это я и говорю, — подтвердил я. — Но при этом многие люди видят только недостатки богатых. Я знаю, что есть жадные богатые люди, но встречаются и жадные бедные люди.

— Так значит твой богатый папа действительно отдавал? — переспросил Дан.

— Да, — ответил я. — Именно пятая фаза сделала его наиболее счастливым. К тому же, благотворительность увеличивала его расходы, уменьшая доходы, таким образом унося его в "Зазеркалье".

— Как? — недоуменно пробормотал Дан. — Какое еще "Зазеркалье"?

— Не важно, — сказал я. — Я просто хочу, чтобы ты знал, что щедрость сделала его счастливым во многих отношениях.

— А куда он жертвовал деньги? — поинтересовался Дан.

— Поскольку его отец в свое время умер от рака, фонд богатого папы выделял огромные средства на онкологические исследования. Он построил онкологическое отделение в небольшой сельской больнице, чтобы сельские жители могли быть ближе к своим родным. Будучи очень религиозным человеком, он построил здание при церкви, которую посещал, чтобы у детей была просторная воскресная школа. А еще он был меценатом искусства, приобретая работы многих талантливых художников и жертвуя деньги музеям. Но самое лучшее то, что его фонд так хорошо управляется, что даже после его ухода из жизни он будет продолжать зарабатывать деньги и жертвовать их. Даже после его смерти он продолжает делать много добра обществу. Трасты и фонды, которые он основал, еще многие годы будут предоставлять деньги на многие благие цели.

— У него был план того, как создавать избыток денег при жизни, и у него есть план того, как создавать избыток денег после смерти, — заметил Дан.

— Вообще план для него был очень важен, — согласился я.

— Значит, твоя игра "Денежный поток" действительно включает в себя все, чему твой богатый папа тебя учил. Он учил тебя тому, как делать деньги и как отдавать их обратно, — сказал Дан.

— Я старался включить в игру все самое важное из того, чему он учил меня относительно денег. А важность отдавать занимала первостепенное место, — ответил я. — Он учил меня управлять и приобретением богатства, и тем, как отдавать его обратно.

— Хорошо бы, чтобы так поступали больше людей, — заметил Дан.

— Так и будет, — сказал я. — Ты только посмотри на наше послевоенное поколение. В 60-е годы многие были хиппи, а сегодня они быстро становятся миллионерами. Через несколько лет революция, частью которой они были, выльется в мощный денежный поток. Многие бывшие хиппи и другие представители этого поколения оказались очень социально ответственными людьми. То, чему они научились в свои студенческие 60-е годы, когда бедствовали, принесет свои плоды в ближайшие несколько лет. Их идеи в сочетании с их богатством станут мощной финансовой, политической и социальной силой в мире. Я думаю, что они будут делать те благотворительные дела, которые наше правительство не может позволить себе сегодня. Многие из них, разбогатев, будут совершать те социально ответственные дела, которые они мечтали осуществить, когда были еще бедными... Но теперь они богаты.

— А что заставляет тебя думать, что они будут щедрыми? — спросил Дан.

— То, что это уже происходит, — ответил я. — Тед Тернер выделил миллиард долларов для ООН и упрекал людей вроде Билла Гейтса за отсутствие щедрости. Менее чем через три года после этого один только Билл Гейтс выделил 4 миллиарда долларов на различные благотворительные цели... А ведь он еще молод. Можешь себе представить, сколько он будет осуществлять пожертвований, когда станет старше?

— А разве он сделал это не потому, что судился с федеральным правительством? — спросил Дан. — Пожертвовал деньги, чтобы произвести впечатление?

— Что ж, многие репортеры любят делать на этом акцент, когда пишут о его щедрости. Но ответь мне на такой вопрос: сколько репортеров пожертвовали 4 миллиарда долларов? — тихо спросил я. — На деле, лишь в 1999 году на зарплату штатным сотрудникам Билла Гейтса выплачено 325 миллионов долларов. А много ли репортеров выплатили 325 миллионов в 1999 году? Пусть для этого потребовался толчок со стороны Теда Тернера, факт остается фактом: он выделяет деньги. Фактом остается и то, что люди из этого послевоенного поколения богатых предпринимателей будут давить друг на друга, побуждая к щедрости. Станет очень не модно быть богатым и не быть щедрым.

— Выходит, папа Майка был щедрым человекам и учил тебя и Майка тоже быть щедрыми.

Я кивнул.

— И хотя многие в городе осуждали его за то, что он богатый, он продолжал давать, делая это незаметно. В том, чтобы быть щедрым, он видел финансовую целесообразность, а вдобавок еще и получал от этого удовольствие.

— Правда, я ничего об этом не знал, — тихо, почти с почтением сказал Дан, начиная по-иному смотреть на богатого папу. — Так, значит, отдавая деньги, он чувствовал себя счастливым?

Я кивнул.

— В последние годы его жизни я замечал в нем какое-то умиротворение, которого не видел до этого. Он сделал много добра в своей жизни и делает его даже после смерти. Его жизнь была завершенной.

— Он очень гордился Майком и мной, — продолжал я. — Еще он говорил мне, что я больше похож на своего настоящего папу. Он знал, что в глубине души я учитель, и надеялся, что я буду учить других так же, как он учил меня. Он хотел, чтобы я был похож на них обоих, и стал одновременно и богатым человеком, и учителем.

— И это все? — спросил Дан.

— Нет, — ответил я. — Еще он боялся, что я сдамся посреди пути, что у меня не хватит усердия для того, чтобы воплотить в жизнь мой инвестиционный план, и мои финансовые мечты не сбудутся. Он боялся, что я пополню ряды людей, отказавшихся от своей мечты, делающих то, что проще, а не то, что необходимо.

— Продолжай идти вперед, делай свое дело, будь верен своим мечтам — и тогда все они сбудутся, — тихо сказал я. — Вот последний совет, который он мне дал.

Возвращая меня в день сегодняшний, Дан спросил:

— Так все твои мечты сбылись?

— Почти, — ответил я. — Я все еще мечтаю стать высшим инвестором, и мы только что основали наш фонд.

— Какой фонд? — поинтересовался он.

— Когда Ким, Шэрон и я основали фирму "CASHFLOW Technologies, Inc.", нашей миссией было "поднять финансовое благосостояние человечества".

— Довольно амбициозная миссия, — заметил Дан, изумленно подняв брови.

— Понимаю твое удивление, но мы осуществляем нашу миссию каждый день. Мы ежедневно получаем звонки, письма, электронную почту от людей, которые начали действовать, стремясь улучшить свою финансовую жизнь. Нас просто захлестнул поток отзывов от людей, использующих нашу продукцию. И каждый раз, слыша, что кто-то улучшил свое финансовое положение, понимаем, что наша миссия выполняется.

— Так что же насчет фонда? — настаивал Дан.

— Мы создали Фонд финансовой грамотности — некоммерческую структуру, при помощи которой мы имеем возможность отдавать. Нам так повезло с нашими студентами и клиентами, что мы буквально загорелись этим. Фонд будет оказывать поддержку другим организациям в их усилиях по обучению финансовой грамотности. Например, у нас есть школьный учитель из Индианы, который преподает своим ученикам "Денежный поток 101" и "202". Он помог нам разработать учебную программу, которую другие учителя могут использовать у себя в классе. Этой весной он собирается направить своих старшеклассников в младшие классы других школ, чтобы учить малышей игре "Денежный поток для детей". Да и сами мы организовали занятия в Клубе мальчиков и девочек в Туксоне, штат Аризона, где дети постарше учат маленьких. Мы настолько захвачены концепцией "дети учат детей", что надеемся распространить эту программу по всему миру. И фонд может нам в этом помочь.

— Звучит здорово, Роберт! Рад видеть, что ты с таким увлечением отдаешь, — сказал Дан.

— Мы все еще работаем над этим фондом и его программами. Важно поддерживать обучение везде, где только возможно. Ким, Шэрон и я очень рады такому успеху, и мы намерены продолжать отдавать, помогая другим учить людей финансовой грамотности.

 

Фонд финансовой грамотности был основан и будет действовать как некоммерческая корпорация для благотворительных и образовательных целей в соответствии со статьей 501(с)(3) Кодекса внутренних доходов от 1986 года, с поправками, с целью поддержки нуждающихся образовательных, благотворительных, религиозных и научных программ и организаций, поддерживающих финансовое образование. Информацию о фонде можно получить по адресу:

The Foundation for Financial Literacy

P.O. Box 5870

Scottsdale, AZ 85261-5870

www.richdad.com

"CASHFLOW™ Technologies, Inc." помимо финансовой поддержки предоставляет фонду услуги своего персонала, офисные площади и службы.

В заключение





sdamzavas.net - 2018 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...