Главная Обратная связь

Дисциплины:






Философско-психологическая теория С. Л. Рубинштейна



Деятельностный подход (формулируемый так же, как принцип единства сознания и деятельности) разрабаты­вался А. Н. Леонтьевым в развитие идей Л. С. Выготского.

Мы уже упоминали о том, что деятельностный подход разрабатывался независимо от этой линии основателем другой психологической школы Сергеем Леонидовичем Ру­бинштейном (1889—1960) и был им обозначен впервые уже в начале 20-х гг., при рассмотрении принципа творческой самодеятельности (любая деятельность является самосто­ятельной и творческой — одна из важнейших мыслей С. Л. Рубинштейна).

По словам С. Л. Рубинштейна, субъект в актах своей творческой самодеятельности не только обнаруживается и проявляется; он в них созидается и определяется. Если для школы Л. С. Выготского центральным является процесс интериоризации, то в теории С. Л. Рубинштейна исход­ным выступает действие, «проникающее» в объективную действительность и, по образному выражению Сергея Ле­онидовича, несущее мышление на своем острие.

Через принцип деятельности С. Л. Рубинштейн прео­долевает недостаток, характерный, по его мнению, для традиционной психологии сознания и механистических концепций, где мир и сознание противопоставлены друг другу: деятельность выводит человека в мир и, творя мир, субъект творит и самого себя. В развитии человека личный и общественный опыт неразрывны.

Деятельность — один из уровней (важнейших уров­ней!) изначально практического и всегда непрерывного взаимодействия человека с миром. Если для Л. С. Выгот­ского главным моментом, определяющим развитие, явля­ется знак (вспомните различение натуральных и высших психических функций), то для С. Л. Рубинштейна — дея­тельность; если для Л. С. Выготского знаки порождают че­ловеческие формы поведения, то для С. Л. Рубинштейна, напротив, практические действия делают возможным овладение речью.

Чем определяется деятельность? Деятельность опреде­ляется своим объектом, говорит С. Л. Рубинштейн, и, ка­залось бы, здесь можно усмотреть аналогии с подходом бихевиористов — внешние причины определяют актив­ность; однако — и это принципиально •— деятельность определяется своим объектом не прямо, а через ее «внут­ренние» закономерности; вообще, внешние причины дей­ствуют через внутренние условия. Последнее положение фиксирует предложенное С. Л. Рубинштейном понимание принципа детерминизма. При объяснении психических явлений в качестве системы внутренних условий выступа­ет личность, имеющая сложную многоуровневую структу­ру; с точки зрения С. Л. Рубинштейна, все психические процессы могут рассматриваться как процессы личности. С. Л. Рубинштейн отличает деятельность от поведе­ния; точнее сказать, поведение — особая форма деятель­ности, причем для С. Л. Рубинштейна поведение — нечто противоположное тому, что имеют в виду бихевиористы. Деятельность становится поведением тогда, когда мо­тивация человеческих действий из предметного плана (в данном случае имеется в виду «вещная» сфера) переходит в план личностно-общественных отношений (оба эти плана неразрывны: личностно-общественные отношения реа­лизуются при посредстве предметных). Главное в поведе­нии — отношение к моральным нормам. Если единицей анализа деятельности выступает действие, то единицей анализа поведения является поступок. Отметьте отличие в



подходах к рассмотре­нию деятельности С. Л. Рубинштейна и А. Н. Леонтьева: если для А. Н. Леонтьева деяте­льность является уни-

Брушлинский Андрей Владимирович — доктор психологических наук, профес­сор, член-корреспондент РАН, акаде­мик РАО и АПСН, директор Института психологии РАН.

версальным объяснительным понятием, то С. Л. Рубинш­тейн, как отмечает один из крупнейших его последовате­лей А. В. Брушлинский, не сводил все многообразие взаи­модействия человека с миром к одной лишь деятельности.

В отношении же структуры деятельности обоими вы­дающимися психологами были разработаны во многом сходные позиции: С. Л. Рубинштейн описывал деятель­ность через цели, мотивы, действия, операции.

Отметим еще один важный момент. Психическое С. Л. Рубинштейн рассматривал прежде всего как процесс,движущийся, непрерывный, формирующийся, воплощаю­щийся в продукты (результаты) — образы, понятия, состоя­ния и др.; сам же процесс включает прерывные операции, но не сводится к ним.

Наиболее ярко это было показано на примере мышле­ния, включающего логические, математические и др. опе­рации; при этом мышление как процесс связано с мышле­нием как деятельностью личности, то есть с мотивацией, способностями. Как отмечает А. В. Брушлинский, такой подход позволяет по-новому определить предмет психо­логии. Психология, понятая с позиций С. Л. Рубинштей­на, изучает психическое как живой непрерывный процесс (в соотношении с его продуктами), участвующий в регуля­ции всего взаимодействия человека с миром.

Крупнейшие последователи С. Л. Рубинштейна — Ксе­ния Александровна Абульханова, Андрей Владимирович Бруш­линский, развивают на базе идей своего учителя принцип субъектности — представление о человеке как активном преобразующем мир и самого себя существе.

Школы Л. С. Выготского и С. Л. Рубинштейна — дале­ко не единственные крупные школы в отечественной пси­хологии, хотя в теоретическом плане, вероятно, наиболее авторитетные.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...