Главная Обратная связь

Дисциплины:






Саронг (сарунг) — мужская и женская одежда народов Индонезии и сингальцев Шри-Ланки: кусок хлопчатобумажной ткани, обернутый вокруг бедер в виде длинной юбки. 1 страница



 

Элен наблюдала за тем, как странная троица исчезает за поворотом тропинки, смутно подозревая, что этот день повлияет на всю их жизнь.

Впервые с тех пор как начальник и любовница его предали, Маркус не чувствовал ноющей боли в груди. На душе было легко, они с Джоанной бросали друг в друга снежками и смеялись. Это смущало Кришну, не привыкшего к играм. Жизнь была для него серьезным делом.

Они миновали пустынную деревню. Только кучи мусора свидетельствовали о том, что здесь недавно обитали люди. Кришна объяснил: жители покинули деревню на зиму, весной они вернутся. Однако брошенные дома внушали тревогу.

— Какая-то призрачная деревня, — вздрогнув, промолвила Джоанна. — Неприятное ощущение.

Маркус готов был рассмеяться, но удержался, заметив, как побледнело и вытянулось ее лицо. Он понял, что Джоанна чрезвычайно чувствительна, и обнял ее за плечи, инстинктивно стремясь защитить от неведомой угрозы. Девушка не отстранилась, и Маркус расценил это как благодарность за дружеский жест.

Кришна сообщил, что в деревне произошли трагические события.

— Многие умерли. Плохое место.

Путники вздохнули с облегчением, когда очутились на чистом горном склоне. Вокруг не было ни души. Лишь застарелые медвежьи следы напоминали о жизни. Маркус взглянул на Джоанну и с удовольствием отметил румянец на ее щеках. Джоанна вновь преисполнилась оптимизма. В ней странным образом сочетались глубокая чувствительность и крепкая самостоятельность, Маркус только начинал привыкать к этому.

Снег был настолько глубоким, что Кришна усомнился насчет храма.

— Босс сказал, открыт, но я так не думаю, — произнес он, нахмурившись. — Слишком рано.

Джоанне очень хотелось посетить древний храм, и она рассердилась на безответственного организатора экскурсии. Едкие слова были готовы сорваться с губ, по она промолчала. Что толку высказывать досаду Кришне! Проводник и сам испытывал искреннее огорчение из-за того, что заставил подопечных напрасно проделать большой путь. Джоанна заверила его, что ничего страшного: пусть храм закрыт, они будут просто наслаждаться прекрасным днем и прогулкой.

Теперь им приходилось шагать след в след за Кришной. Когда Джоанна сделала шаг в сторону от извилистой тропы, она так глубоко провалилась в снег, что Маркус и Кришна еле вытащили ее. Джоанна нашла происшествие забавным, не в пример Кришне. Он попросил девушку в дальнейшем не экспериментировать.

Спустя час впереди показалась крыша храма, остальное было погребено под снегом. Внезапно у Джоанны заныло в животе. Не дурное ли это предчувствие, на которое мама жаловалась утром? Джоанна обозрела окрестности. Все выглядело мирно. Джоанна попробовала убедить себя, что у нее разыгралось воображение, однако чувство опасности не исчезло. Тогда девушка не удержалась и предложила Маркусу быть поосторожнее. Маркус огляделся по сторонам и ничего тревожного не обнаружил. Тем не менее пошел медленнее.



Приблизившись к храму, они наткнулись на признаки борьбы. Снег был утоптан и пропитан кровью. От красного пятачка тянулись два луча. Один, будто прочерченный раненым человеком указывал на храм, другой, составленный из отпечатков ног, уходил за скалу. Джоанна согнулась, прижав ладони к ноющему животу, а Маркус ощутил прилив адреналина.

— Ни с места, пожалуйста, — велел побледневший Кришна.

Маркус не послушался, решительно обогнал проводника и двинулся к храму. Джоанну тошнило, сердце бешено колотилось, колени дрожали, и все же она последовала за Маркусом.

Вскоре они увидели на снегу окровавленного монаха, похожего на тибетца. Вскрикнув, Джоанна присела на корточки и положила пальцы ему на запястье, чтобы прощупать пульс. Монах пошевелился. Держа в руках его закоченевшую ладонь, Джоанна взмолилась, чтобы

он не умер. Она никогда не видела, как кто-то умирает. И не хотела видеть.

Маркус снял куртку и накрыл покалеченного тибетца. Тот приоткрыл глаза.

— Все хорошо, — запинаясь от страха, сказала Джоанна.

Монах не обратил внимания на ее слова.

— Свиток, — прошептал он, глядя на Маркуса. — Я спрятал... они не нашли... свиток... там.

Монах попытался поднять руку, но тщетно. Тогда он показал глазами на храм. Маркус кивнул и пошел к заснеженному строению. Монах, повернув голову, наблюдал за ним.

Маркус сунул руку под крышу и принялся осторожно шарить.

— Да... да... — прошептал монах, которому возбуждение придало силы.

Наконец Маркус нащупал что-то. Поднатужившись, он вытащил из-под крыши пакет, завернутый в полиэтилен. Осторожно держа находку, он принес ее монаху:

— Вот, возьмите.

— Нет, нет! — воскликнул монах и закашлялся. — Доставь это в храм Махатхат в Джошипуре... Я его с Тибета... Важно... — Каждый вдох давался ему с огромным трудом. — Они гнались... Я спрятал... Торопись... Они следят... Очень важно... Иди, иди! Храм Махатхат.

— А как же вы? Мы должны переправить вас в больницу, — возразил Маркус, хотя понимал: старика уже никакой врач не спасет.

Монах схватил Маркуса за руку:

— Я не важно. Иди, иди! Ты послан Богом. Свиток спасет мир.

Он ласково улыбнулся и умер. Маркус навек запомнил последний взгляд старого тибетского монаха.

Джоанна склонилась над стариком и закрыла ему глаза. Она почувствовала пальцами, какие у него теплые и мягкие веки, и чуть не заплакала от жалости. Затем она крепко прижала ладонь к подбородку монаха. Она видела по телевизору, что так делают, и мысленно порадовалась, что ей хватило мужества на этот поступок. Монах выглядел необычайно умиротворенным, и Джоанна задумалась, покинула ли его тело душа и если покинула, то где находится сейчас.

Снег, отражающий солнечный свет, ярко блестел. Джоанна начала погружаться в транс. Она даже покачнулась. Хорошо, Маркус, тронув за плечо, успел привести ее в сознание.

Раздался крик, и на соседнем склоне появились два человека. Они спускались настолько быстро, насколько позволял глубокий снег. Один был китайцем, другой индусом.

По горам прокатился громкий звук, похожий на удар хлыста. Путешественники в ужасе осознали, что это выстрел.

— Бежим! — крикнул Маркус.

— А что делать с ним? — Джоанна кивнула на монаха.

Маркус схватил ее за локоть и потащил за собой:

— Он мертв. Мы ничем не можем помочь ему. Джоанне, да и самому Маркусу, эти слова показались грубыми.

Однако на обиды и извинения не было времени. Маркус сорвал с трупа свою запачканную кровью куртку, надел ее и сунул за пазуху пакет.

Они устремились вниз в надежде скрыться от неизвестных. Снова грянул выстрел. Путешественники машинально пригнулись и продолжили путь, ступая в те следы, что оставили немного раньше. Страх подгонял их, они чувствовали, что незнакомцы приближаются.

— Спальный мешок! — вдруг вспомнила Джоанна. — Воспользуемся им как санками.

Она вырвала поклажу у Кришны, оцепеневшего от ужаса. На то, чтобы развернуть мешок, ушло несколько драгоценных секунд.

— Садитесь, — приказала Джоанна.

Маркус моментально оценил ее задумку. Он первым плюхнулся на мешок, за ним, тесно прижавшись к его спине, устроилась Джоанна. Замыкающим стал Кришна. Они покатились под гору.

Это был жуткий спуск. Навстречу им неслись камни и ветки кустарников. Маркус изо всех сил старался хоть как-то управлять мешком, используя ботинки в качестве руля. Джоанна, зажмурившись, молча держалась за него, решив — будь что будет. А Кришна орал без умолку, выгоняя страх наружу.

Наконец они врезались в заросли рододендрона и попадали с мешка. Никто серьезно не пострадал. Синяки и царапины да промокшая одежда — вот и весь ущерб.

За кустарниками простиралось настоящее минное поле: сплошь валуны и торчащие из-под снега сучья. Разумнее было идти пешком, но тут прозвучал очередной выстрел, и все быстрехонько уселись на спальник. Отчаянный спуск продолжился.

По мере того как наст утончался, камни становились крупнее, а кусты выше и гуще. Пришлось бросить мешок и скользить на задницах, не обращая внимания на протесты израненной плоти. Путешественники думали только о том, что обладают информацией, которая может спасти мир. Похоже, вооруженные преследователи хотели завладеть ею любой ценой.

 

Глава 6

Элен не находила себе места от беспокойства. Она чувствовала — что-то не так и не могла понять, в чем дело. Глянув на небо, она подумала: «Наверное, погода портится». Однако солнце сияло по-прежнему, а тревога возрастала. В полдень ее, тихо сидевшую на камне у холодного ручья, который спускался по узкому ущелью с заснеженных гор, вообще стали одолевать мысли о смерти. И были они столь настойчивыми, что отогнать их у Элен не хватило сил. Тогда она задумалась: кто должен умереть, здесь или дома? Внутренний голос подсказал, что здесь, и Элен попросила небесных заступников оберечь ее дочь. Затем она помолилась за Маркуса и Кришну, хотя менее страстно. Напрасные хлопоты: дурное предчувствие осталось.

Элен покинула лагерь и пошла по дорожке, ведущей в горы.

— Надо сматываться отсюда, — пробормотала она и удивилась тому, что говорит вслух.

Голова ныла от боли, казалось, незримые тиски сжимают ее со всех сторон. Элен решила чем-нибудь заняться, чтобы снять жуткое напряжение. Вернувшись в лагерь, она забралась в палатку и упаковала в рюкзаки свои вещи и Джоанны.

«Они решат, что я рехнулась, когда придут», — подумала Элен, по самоирония не принесла покоя.

— Надо сматываться отсюда, — вновь произнесла она вслух и, подавив чувство неловкости, заглянула в палатку Маркуса. У молодого человека, как у образцового бойскаута, все вещи были аккуратно уложены в сумку. Элен невольно улыбнулась.

Шофер и мальчики под тентом играли в карты, сидя с поджатыми ногами на земле среди горшков, сковородок и съестных припасов в коробках. Компания болтала и смеялась, совсем не подозревая о витавшей в воздухе опасности. На мгновение Элен задумалась: не является ли опасность лишь плодом ее воспаленного воображения?

«Нет, не может быть». Подойдя к тенту, Элен фразами и жестами приказала водителю вывести машину на дорогу и развернуть по направлению к горам. Водитель, уловив ее напряжение, занервничал. Он неохотно отложил карты, но и только. Притворившись, будто не понял Элен, он возобновил разговор с мальчишками на урду. Элен повторила приказ на повышенных тонах.

Водитель встал и раздраженно передернул плечами, как бы говоря: «И что взбрело в голову этой англичанке?» Тем не менее он выполнил приказ. Элен забралась в машину и велела ехать в ту сторону, куда ушли Джоанна, Маркус и Кришна.

Через милю водитель затормозил: ни он, ни Элен не знали, где от дороги ответвляется тропинка, ведущая к храму. Элен попросила водителя вновь развернуться, и в этот момент прогремел выстрел, повергший ее в окончательное смятение. Она выскочила из машины и услышала треск кустов, прежде чем беглецы появились в поле се зрения.

Увидев их, Элен сначала успокоилась: «Живы!», а потом, поняв, в каком они состоянии, занервничала сильнее прежнего. Она села на заднее сиденье машины и отодвинулась подальше от дверцы. Через минуту к ней присоединились Джоанна и Кришна. Маркус плюхнулся рядом с шофером.

Тот, почувствовав угрозу, быстро повернул ключ зажигания. Однако двигатель заело.

— Черт побери! Да заводи же свою колымагу! — рявкнул Маркус, по раскрасневшемуся лицу которого струился пот.

— Быстрее! Быстрее! Боже мой, поехали! — поддержала его Джоанна с круглыми от страха глазами.

Кришна начал толкать водителя в спину, ругаясь на урду, а Элен закричала:

— Что случилось? Вы в порядке?

Когда машина дернулась с места, Кришна и Джоанна оглянулись, желая удостовериться в счастливом избавлении от убийц. Как бы не так! Китаец и индиец выскочили на дорогу, один перед машиной, другой позади. Кришна пригнул головы Элен и Джоанны, и как раз вовремя: раздался выстрел.

Китаец бросился на машину, худое гибкое тело распласталось на капоте. Прижавшись лицом к лобовому стеклу, бандит ухватился за щетки стеклоочистителей, стараясь удержаться на скользкой поверхности. Шофер резко нажал на педаль газа, и азиат скатился наземь. Все были слишком потрясены, чтобы прокомментировать этот эпизод. Пару секунд спустя Джоанна снова оглянулась. Китаец поднялся на ноги, злобно посмотрел на удаляющуюся машину и ринулся к тропинке, за ним побежал индиец.

Здравый смысл подсказывал ехать в город без остановки, но Кришна истошно закричал:

— Стойте! Надо забрать брата! Плохой человек застрелит его!

Кришна имел в виду одного из мальчиков, оставшихся в лагере.

Оправившись от шока, Джоанна тоже потребовала остановки.

— В палатке все мои записи, — жалобно простонала она.

— Кто-нибудь объяснит мне, в конце концов, что происходит и кто эти люди?! — не выдержала Элен.

— Не знаю, — мрачно ответил Маркус. Машину затрясло на ухабах, и все умолкли. Первым

переборол тряску Маркус. Он решительно заявил:

— Надо предупредить мальчиков.

Однако шофер не согласился с этим. Ради спасения своей шкуры он был не прочь пожертвовать друзьями. Около палаток Маркусу пришлось перехватить у него руль и нажать на тормоз.

Ребята в дальнем конце лагеря собирали хворост для костра. Кришна выпрыгнул из машины и побежал к ним, вопя и жестикулируя. Мальчики выронили ветки и рванули ему навстречу.

Джоанна попыталась выбраться из машины, но, почувствовав дрожь в ногах, вновь опустилась на сиденье.

— Ладно, я сама, — сказала мать.

Вместе с Элен из машины вылез и Маркус.

В какой-то момент он подумал, не остановить ли женщину, но, увидев упрямое выражение на ее лице, решил, что будет лучше помочь. Они взяли рюкзаки и потащили к машине. Вдруг Элен повернула назад и прихватила сумку Маркуса. «Рехнулась», — изумился он.

Взревел двигатель. Трусливый шофер вознамерился уехать без них. Только он недооценил Джоанну, та моментально взбодрилась и вцепилась ему в горло, как тигрица. Шофер, не привыкший к подобному обращению, едва не потерял сознание. -

Маркус, уронив рюкзак, подбежал к машине, бесцеремонно вытянул водителя и швырнул на траву:

— Мерзавец!

Он помог Элен загрузить в машину вещи и занял место за баранкой.

Отъезжая, он успел заметить, что Кришна с мальчиками уселся в другую машину и двинулся за ними. Джоанна обратилась к матери:

— Да, дорогая, зря мы утром не прислушались к твоей интуиции.

Они с Маркусом рассказали, что произошло. Бледная от волнения Элен теперь, когда непосредственная опасность миновала, начала искать высший смысл во всей этой драме.

— Маркус, значит, вам предназначено было очутиться около древнего храма и забрать свиток, — заключила она.

Маркус прикоснулся к свертку, спрятанному на груди, и вспомнил, что монах перед смертью сказал: «Ты послан Богом». Возможно, Элен права. Маркус мысленно поклялся выполнить просьбу умершего старика.

Неожиданно в зеркале заднего вида мелькнула третья машина. Маркус напрягся, ладони, вцепившиеся в рулевое колесо, вспотели. «Опять эти люди! Да кто они такие, черт побери?» Заметив реакцию Маркуса, Джоанна оглянулась.

— Ох нет! Где они взяли машину? — в страхе вскричала она.

— Наверное, захватили на дороге, — предположил Маркус и повел машину с такой лихостью, как никогда в жизни. Собаки едва успевали разбегаться перед автомобилем. Мысленно Маркус молился о том, чтобы без помех добраться до дому.

Джоанна взяла себя в руки.

— Сколько осталось бензина? — деловито осведомилась она.

Маркус глянул на приборную панель:

— Четверть бака. У нас есть карта?

— Да, — подтвердила Джоанна, — только грязная, ничего не разберешь. Мы можем ехать быстрее?

— Кто его знает! — Маркус придавил педаль газа к полу, выжимая из машины максимум.

Элен и Джоанна принялись молить ангелов о защите. И словно в ответ на их молитвы машина Кришны замерла: наверное, кончился бензин. Маркус и женщины перевели дух, надеясь, что препятствие надолго задержит преследователей. Однако те, к их ужасу, выскочили на дорогу и уперлись плечами в заглохший автомобиль. На следующем повороте Маркус увидел, что машина Кришны зависла над обрывом. А как же люди? Удалось ли им спастись? И кто такие эти преследователи, если для достижения своей цели не останавливаются ни перед чем? Ответ был очевиден — очень опасные типы. И свиток нужен им позарез. Маркус стиснул зубы, стараясь не обращать внимания на учащенное биение сердца. «Спокойно, — повторял он про себя, — спокойно».

Бензин у них закончился прямо в центре города. Маркус свернул на обочину. Они выскочили из машины, подхватили вещи и, не сговариваясь, побежали к автобусной станции. В «жестяную банку», готовую к отправлению, сумела втиснуться лишь Элен.

— Дайте мне свиток. Они меня не знают, — прошептала женщина.

Маркус прикинул: действительно, преследователи видели только его, Джоанну и Кришну. Он передал Элен:

— Сойдите, где посчитаете нужным, и возвращайтесь в Муники-Рети, мы будем ждать вас там. Желаю удачи.

Элен кивком пожелала ему того же и сунула пакет за пазуху. Она понятия не имела, куда направляется автобус, но это было не важно. Главное — свитку теперь ничего не угрожаю.

Бросив взгляд в окно, Элен заметила, что Маркус и Джоанна направились в разные стороны. «О нет, им нельзя разлучаться, — со страхом подумала она. — Нет-нет!»

 

Глава 7

 

С трудом передвигая ватные ноги, Джоанна брела по грязным улицам. Ужас окружал ее со всех сторон, казалось, его можно пощупать. Необходимо было прорвать блокаду, раствориться в толпе, почувствовать себя в безопасности.

Джоанне припомнилась некогда прочитанная история. Воры не смогли отыскать письмо, за которым пришли, потому что оно лежало на полке вместе с другими письмами.

«Если я хочу исчезнуть, то должна стать такой же, как все, — подумала Джоанна. — Нужно облачиться в сари!» И она нырнула в первый же подходящий магазин.

Тучный хозяин и его жена посмотрели на нее с надменностью восточных людей, привыкших к причудам иностранцев. Но их невозмутимость моментально сменилась тревогой и сочувствием, когда потенциальная покупательница вдруг упала на пол. Доконали Джоанну безумные треволнения.

Склонясь над бесчувственной девушкой, хозяева обнаружили кровь на ее одежде. Хозяин заявил, что следует пригласить полицию. Однако среди женщин всего мира существует негласное правило помогать друг другу в несчастье. Хозяйка положила на лицо Джоанне тряпку, смоченную холодной водой, а мужу предложила подышать свежим воздухом.

Хозяин вышел из лавки и остановился у двери.

Тем временем откуда-то появились маленькие худенькие женщины, наверное, родственницы хозяйки. Они усадили Джоанну на единственный стул и начали обмахивать веерами.

Очнувшаяся Джоанна подумала о матери и Маркусе. Им грозила опасность. Джоанну снова обуял страх. Но панике нельзя было поддаваться. Что сказала бы сейчас мама? «Страх притягивает беду. Светлые силы не могут пробиться сквозь страх, чтобы выручить тебя. Расслабься, успокойся. Окружи себя белым светом и попроси помощи».

Джоанна размеренно задышала. Напряжение спало, по телу разлилось приятное тепло. Решив, что уже окружена белым светом, Джоанна мысленно попросила высшие силы о помощи и сняла тряпку с лица.

Женщины радостно заулыбались. Джоанна поблагодарила их за заботу и сообщила, что хочет обзавестись сари. Женщины принесли голубую ткань, а также нижнюю юбку и лифчик, которые носят под сари, и обступили Джоанну, закрыв от посторонних взглядов. Девушка сняла брюки и футболку. Худенькие руки, нежные, как крылья бабочки, запорхали вокруг нее, укладывая материю. Джоанна почувствовала умиротворение. Радостно улыбаясь, женщины закололи ткань в нужных местах большими булавками и расступились. Джоанна посмотрела на себя в зеркало и осталась довольной: голубой цвет делал ее невидимой в сумерках и вместе с тем подчеркивал красоту.

У дверей мелькнула тень. Джоанна невольно вздрогнула. Оказалось, это хозяин. Он заглянул в помещение, чтобы проверить, как идут дела, и снова ушел на улицу.

Новые подруги, заметившие реакцию Джоанны, обменялись многозначительными взглядами. Настало время для откровенного разговора.

— У вас проблемы? — спросила хозяйка после небольшой паузы.

Джоанна кивнула. Выразительно жестикулируя, она поведала, что с ней произошло: Если не все, то основное женщины поняли: на лицах появились испуганные выражения. Пошептавшись на своем языке, женщины позвали мужчину. Хозяин попросил Джоанну повторить рассказ.

Девушка выполнила просьбу, добавив, что один из убийц был индийцем, а другой китайцем. Присутствующие нахмурились.

— И я не знаю, где мой друг, — закончила Джоанна.

— Как зовут?

Вопрос хозяина прозвучал резко, но Джоанна поняла, что виной этому не грубость, а страх.

— Джоанна.

— Друга как зовут? Джоанна замялась, но ответила:

— Маркус.

— Как выглядит?

Джоанна описала внешность молодого человека.

— Что будем делать? — Хозяин уставился на Джоанну. Та в растерянности пожала плечами. Тогда хозяин

сам принял решение:

— Ждите меня здесь.

Он вышел из лавки. Встревоженные женщины усадили Джоанну на стул и застыли в молчании.

На улице стемнело. Пора было зажечь лампу, но никто не пошевелился.

Наконец послышался шум машины, и зазвучали мужские голоса. В потоке слов на урду Джоанна разобрала английские фразы:

— Быстрее! Давайте быстрее!

Чьи-то руки схватили ее и потащили вон из магазина. Оказать особое сопротивление Джоанна не смогла: сари сковывало движения.

— Все в порядке, все нормально, — сказал хозяин.

Джоанну втолкнули на заднее сиденье старой машины. Там уже сидел Маркус, мрачный и усталый. Он очень обрадовался, увидев Джоанну. Она рухнула прямо в его объятия.

— Вы живы? Слава Богу. А я повсюду искал вас.

— Я спряталась в лавке, где продают сари. А вы?

— Потом расскажу. Меня разыскали ваши знакомые мафиози. Нашли они и наших преследователей. Те продолжают охотиться на нас. Один до сих пор торчит на автобусной станции.

— О нет!

— Ничего, все обойдется, — заверил Маркус. — Мы сядем в автобус на остановке, следующей после станции. За рулем родственник ваших друзей. Я дал ему денег, и он приобрел нам билеты до Ришикеша.

Джоанна облегченно вздохнула:

— Слава Богу. Они очень хорошие люди.

— Просто замечательные. Все понимают и не теряют даром времени. Нетипично для Индии.

— Наверное, нас хранят высшие силы, — предположила Джоанна.

— Надеюсь, они хранят и вашу матушку, а значит, она со свитком спокойно следует в гостиницу.

— Ох, Господи, я тоже надеюсь на это.

 

Глава 8

 

Еле дыша в битком набитом автобусе, Элен жалела о том, что забрала у Маркуса свиток. Лучше бы она осталась с дочерью. Впрочем, Джоанна разумная девочка, она сумеет позаботиться о себе.

Элен решила думать только о хорошем. Она вообразила, как доставит свиток в гостиницу, как встретится с Джоанной и Маркусом. Она молила высшие силы, чтобы они помогли ей не думать ни о чем другом. Она не должна думать о беде.

Через час утомительной езды автобус остановился среди убогих деревянных лачуг, на одной красовалась вывеска «Туристическое агентство». Вохче крыльца валялась в грязи парочка собак. Элен решила, что с нее хватит. Она выбралась из автобуса и направилась в агентство.

Двое мужчин дремали, сидя за столами. Стук двери вынудил их открыть глаза. Они с удивлением воззрились на белую женщину средних лет. Лицо грязное, потное, шляпа помята, за плечами рюкзак, руки крепко прижаты к груди.

— Такси до Муники-Рети, — отчеканила Элен. — Сколько стоит?

Мужчины разулыбались и закивали головами:

— Да-да.

Затем они обменялись несколькими фразами, и один спросил:

— Куда ехать?

— Муники-Рети.

Мужчины снова побеседовали. Элен предположила, что они не знают, где находится названное место.

— Рядом с Ришикешем, — громко пояснила она.

— Ришикеш, — повторил один мужчина. И следом другой:

— Ришикеш.

Оба рассмеялись. Элен вежливо улыбнулась, хотя понятия не имела, что их развеселило.

Она начала терять терпение, а это, кстати, смертельный грех в Индии.

— Сколько стоит? — потребовала она.

После очередного обмена мнениями один из мужчин далился и минут через пятнадцать привел начальника.

— Завтра, — объявил начальник.

— Завтра? — в отчаянии вскричала Элен. — А сейчас?

— Нет, нет! Темно и опасно, — с улыбкой пояснил начальник. Его подчиненные согласно закивали, с упреком глядя на Элен, мол, что же это вы не понимаете очевидных вещей?

Элен попробовала их переубедить. Насчет цены договорились, но в остальном индийцы уперлись: отправляться в путь раньше завтрашнего утра нельзя.

— А гостиница здесь есть? — сдалась Элен. Мужчины радостно закивали.

— Очень хорошая гостиница. Ее владелец — мой брат, — с гордостью заявил начальник. — Первый класс!

— Пять звездочек, — несмотря на усталость и отчаянное положение, пошутила Элен. — Ладно, такси завтра в пять утра.

Мужчины клятвенно заверили, что такси будет точно в срок, и всей компанией проводили клиентку до гостиницы, которая располагалась напротив агентства.

Элен в жизни не доводилось останавливаться в таком грязном и убогом месте. Краска на стенах облупилась, запах мочи и отбросов витал в каждой уголке.

Осмотрев номер, Элен поняла, что задержаться в нем смерти подобно. Но что поделаешь! Собрав волю в кулак, она вышла на улицу, купила бутылку воды, фрукты и пачку печенья. Затем вернулась в номер, заперлась и с отвращением присела на пыльную кровать.

Ночь прошла без сна. В голове крутилось: «В безопасности ли Джоанна и Маркус? Что это за свиток? Какие такие в нем секреты? Почему он так важен? Кто были те двое? Зачем им понадобился свиток?» И еще самое страшное: «А не стоит ли за убийцами какая-то организация?»

Совершенно очумевшая, Элен вышла на улицу в половине пятого утра и стала ждать такси. Слава Богу, машина приехала вовремя. Элен юркнула а салон и почувствовала себя в безопасности. Она не знала, что спустя два часа китаец и индиец постучат в дверь покинутого ею номера.

Элен сидела на заднем сиденье машины и наблюдала в окно за величественным восходом солнца, оно пригревало все сильнее. Мужчины на переднем сиденье болтали без умолку. (Индия — компанейская страна, шоферы часто берут с собой в поездки друзей или детей.)

Элен, отстраненный слушатель, существовала как бы в двух мирах: туристка — и беглянка, выполняющая важную миссию.

День близился к полудню, когда золотой перст судьбы обратил внимание Элен на храм, который стоял на гребне горы, возвышавшейся над Гангом. По виду это был обыкновенный молельный дом буддистов. Мелькнул блеклый указатель: «Храм Махатхат».

«Глазам своим не верю!» — мысленно воскликнула Элен и велела шоферу:

— Стойте!

Шофер вздрогнул от неожиданности. Машина вильнула в сторону и выровнялась.

— Стойте, — повторила Элен. — Это Джошипур?

Мужчины переглянулись: они либо не поняли вопроса, либо не знали ответа. Впереди у дороги стояла небольшая чайная. Элен жестом приказала шоферу подъехать к заведению. Выйдя из такси, она заказала всем по чашке чаю. Официантка, обслуживавшая их, немного говорила по-английски.

Элен махнула рукой на гору:

— Это храм Махатхат в Джошипуре? — Она молитвенно сложила ладони.

Официантка кивнула.

— Я хочу попасть туда, — объявила Элен. Официантка, прикрыв рот ладошкой, хихикнула и сказала что-то стоявшим рядом людям. Они расхохотались, повергнув Элен в недоумение.

— Мужчины только. Женщины нельзя, — пояснила официантка.

Элен снова посмотрела на далекий храм и, охваченная внезапной отвагой, бросила шоферу:

— Ждите меня здесь.

Она забрала из машины рюкзак и пошла в направлении храма. Вслед ей раскатился смех, перемежаемый оживленными пересудами, однако это только укрепило ее решимость.

Подъем оказался тяжелым. У Элен заболели ноги. Стало трудно дышать. Хорошо еще, на самых крутых местах имелись ступени и поручни. Элен упорно карабкалась вверх, думая лишь о том, что нужно передать сверток главному ламе.

Однако приблизившись к храму по дорожке, обсаженной деревьями, Элен оробела. То, что казалось бесспорным при ярком свете дня, выглядело сомнительным в сумерках. Пустят ли ее в храм? Да ихрам ли это? Может, какой-нибудь приют, замаскированный под храм? Крикнула хищная птица, и Элен вздрогнула.

Нет, так дело не пойдет. Нельзя позволять воображению манипулировать чувствами. Наоборот, нужно с его помощью изменить настроение. Элен представила, как ее дружески примут в храме, и немного успокоилась. Из храма доносились протяжные песнопения, наверное, шла служба. Элен присела на валун, чтобы послушать молитвы и окончательно взять себя в руки.

Завороженная мелодией, она расслабилась. Страхи улетучились. Когда песнопения закончились, она встала, вытащила из-за пазухи пакет, медленно подошла к двери, украшенной золотой инкрустацией, ипозвонила в колокол.

Через несколько секунд, показавшихся ей вечностью, раздались шаркающие шаги. Небольшого роста худенький монах в очках открыл дверь и в изумлении уставился на Элен. Она поприветствовала монаха на буддистский манер и протянула пакет:





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...