Главная Обратная связь

Дисциплины:






Саронг (сарунг) — мужская и женская одежда народов Индонезии и сингальцев Шри-Ланки: кусок хлопчатобумажной ткани, обернутый вокруг бедер в виде длинной юбки. 3 страница



Комната для хранения манускриптов походила на библиотеку. На стеллажах, заслонявших стены, стояли книги в коричневых переплетах. Постоянно поддерживаемая температура уберегала от порчи бесценные документы, которые доставляли в храм ученые со всего мира.

Мощная лампа освещала свиток, лежавший перед переписчиками в очках.

— Я думала, он, как Кумранские рукописи, — промолвила Элен, — кусок коричневого пергамента, готовый рассыпаться в прах.

Один из переписчиков на хорошем английском языке сказал, что свиток гораздо древнее рукописей с берегов Мертвого моря. Монахи не знают, из чего он сделан и каким образом нанесены иероглифы.

Другой переписчик с почтением в голосе заявил, что в жизни не видел ничего подобного. Его сотоварищи согласно закивали.

В комнате появился главный лама. Он с благоговением глянул на свиток и что-то сказал ближайшему монаху. Тот подал коричневый бумажный конверт.

Элен ощутила очередной приступ боли в солнечном сплетении. Что это значит? Она прислушалась к своим ощущениям, но ответа не получила. «Как бы то ни было, — решила она, — нужно немедленно покинуть монастырь».

Элен шепотом предложила Маркусу уйти.

— Хорошо, — согласился он.

— Думаю, нам пора, — тихо произнес он, обращаясь к ламе. — Мы...

В этот момент раздался крик. А через несколько секунд все почувствовали запах дыма. Затем послышались разноголосый хop, выстрелы. Переписчики за столом замерли от страха.

Главный лама протянул конверт Маркусу:

— Это микрокопия свитка. Отвезите пленку в Англию. Берегите ее.

Переписчики сбросили оцепенение. Один из них повернул массивный ключ в дверном замке как раз за мгновение до того, как в дверь забарабанили кулаками.

Лама в жуткой обстановке сохранял спокойствие.

— Лучше уничтожить свиток, чем отдать в плохие руки, — промолвил он.

Монахи начали рвать уникальный пергамент.

— Нет! — в ужасе воскликнула Элен. Она собрала обрывки и запихнула в свою сумку.

Маркус попытался открыть окно, но безуспешно. Тогда он стулом разбил стекло.

Дверь затрещала, похоже, нападавшие воспользовались тараном. Лама с побледневшим лицом встал перед дверью и стал призывать на помощь Будду.

Маркус поднял Элен на руки и бросил через окно. Она не ожидала, что у молодого человека столько силы. Оцарапав о камень колено и порезав ногу осколком, Элен растянулась на земле.

Маркус схватил ее под мышки и поволок к тропе.

Позади гремели выстрелы и слышались крики. Решительность и жесткие, как тиски, руки Маркуса помогали Элен спускаться. Посередине дроги пожилая женщина испугалась, что у нее начнется сердечный приступ, и, жадно глотнув воздуха, просипела:



— Уходите без меня.

— Нет! — выдавил Маркус сквозь стиснутые зубы.

Достигнув подножия холма, они оглянулись. Деревья и храм на вершине были объяты пламенем. Тени плясали, как мифические чудовища, искры рассыпались, словно фейерверк. Откуда-то понабежали зеваки и за-

спорили, доберется пожар до чайной или нет. Маркус, поддерживая Элен, протиснулся сквозь толпу к ожидавшему такси.

На счастье, водитель и его друг находились поблизости. Они поспешили навстречу Маркусу и помогли усадить Элен в машину.

Такси устремилось в направлении Муники-Рети. Элен и Маркус мысленно помолились о том, чтобы найти Джоанну живой и невредимой.

 

Глава 12

 

Джоанна хотя и умела достойно держаться в любых ситуациях, все же оказалась не подготовленной к шокирующим событиям последних дней. Трясясь в переполненном автобусе, она осознала, насколько присутствие Маркуса поддерживало ее. Тревога за мать, омрачавшая настроение при молодом человеке, без него разразилась настоящей грозой. Где мама? Что с ней? Как она себя чувствует? Эти вопросы грозили свести Джоанну с ума.

Сари, которое должно было служить спасением, сейчас только мешало. Оно сковывало движения, перегревало тело, окутывая до пят. Боязнь быть узнанной заставила Джоанну покрыть концом ткани и голову. Когда рядом освободилось сиденье, девушка буквально рухнула на него и задремала.

В сумерках она прибыла в Муники-Рети. В гостинице ей сказали, что Элен не появлялась. С трудом сдерживая слезы, Джоанна поднялась в номер, приняла душ и переоделась. Вода смыла грязь, но не тревогу. Что же случилось с матерью? У Джоанны было такое ощущение, будто произошло что-то на редкость нехорошее.

Девушка не любила ждать. Ее раздражало даже спокойное пребывание на одном месте (занятия медитацией составляли исключение). Не имея возможности прийти на помощь матери, Джоанна решила помочь ей мысленно. Она начала повторять про себя: «Все будет хорошо». Она попредставляла улыбающуюся Элен со свитком в руках, потом ради разнообразия переключилась на улыбающегося Маркуса. «Все будет хорошо», — снова и снова твердила Джоанна.

Ей не хотелось встречаться за ужином с Раджем и членами его семьи. Милые люди и так смотрели на нее с удивлением и расспрашивали, почему она вернулась без матери и без Маркуса. Джоанна спустилась на дорогу, поймала велорикшу и поехала в город.

Побродив немного в центре, она встретила ровесницу-туристку. Девушки познакомились и отправились в ресторан. За столиком разговор пошел об Индии, о финансовых проблемах и о молодых людях.

— Любовь — это прекрасное чувство, — заявила Джоанна. — Она устраняет все проблемы.

Даф слегка нахмурилась и возразила:

— А я считаю, любовь не более чем иллюзия.

— Почему? — заинтересовалась Джоанна. Даф покраснела и робко продолжила:

— Я знаю, все говорят: влюбившись, ты живешь в мире фантазий, видишь в любимом только хорошее, а ведь у него есть и дурные качества. Нам постоянно внушают, что люди плохие. Вот мы и замечаем в них всякие гадости, вместо того чтобы искать красоту, доброту и тому подобное.

— Да, в этом есть смысл, — откликнулась Джоанна.

— Ища в партнере самое лучшее, мы как раз и стараемся понять его суть, — добавила Даф.

Джоанна подумала о своих отношениях с мужчинами и с грустью осознала, как сильно ей испортили жизнь личностные конфликты. Вот уже больше года у нее не было близкого друга.

«Надо будет как следует покопаться в себе», — решила Джоанна и посмотрела на часы. Ужин затянулся дольше, чем она рассчитывала. Надо было заехать в туристическое агентство и узнать, вернулся ли Кришна с ребятами. Неужели они рухнули в пропасть? Джоанна поднялась из-за столика.

— Рада была познакомиться с вами, — искренне сказала она. — Желаю вам любить и быть любимой.

Джоанна собралась было войти в туристическое агентство и застыла как вкопанная. Через окно она увидела, что с братом Раджа разговаривают индиец и китаец. Судя по позам, разговор шел на повышенных тонах.

Джоанна испугалась и спряталась за дерево. На девушку с любопытством уставился какой-то карапуз. В Индии невозможно укрыться от чужих глаз. А что, если кто-нибудь расскажет преследователям, где она живет? А вдруг мать и Маркус за время ее отсутствия вернулись в гостиницу? Успеет ли она предупредить их об опасности? А что, если?..

Индиец и китаец вышли из агентства и направились к машине. Брат Раджи с криком выскочил за ними, держа в руке мобильный телефон. Китаец вырвал у него трубку и бросил наземь. Джоанна поняла: преследователи нацелились в гостиницу. У девушки задрожала каждая жилочка: «Нет! Нет! Нет!» Что же делать? Джоанна в отчаянии огляделась по сторонам, ища помощи.

Малец по-прежнему взирал на Джоанну, ковыряя в носу. Джоанна порылась в сумочке и нашла ручку с записной книжкой. «Мама и Маркус. Вы в опасности. Спасайтесь. Дж.», — написала она на вырванной странице.

Протянув мальчику листок вместе с несколькими рупиями, Джоанна показала на гостиницу, белевшую на холме.

— Быстро, быстро, — велела она шепотом.

Девушка надеялась на то, что пострел доберется до гостиницы быстрее, чем автомобиль преследователей: все-таки напрямик.

Мальчик умчался, а Джоанна засела в кустах у начала тропинки, которая вела к гостинице, приготовившись ждать незнамо чего. К страху прибавилось чувство вины. А вдруг бандиты схватят и изобьют ребенка? Впрочем, мучиться ей пришлось не слишком долго. Карапуз вернулся минут через пятнадцать.

— Тебя никто не видел? — с улыбкой спросила Джоанна.

Мальчик молча протянул Джоанне ее записку. Девушка догадалась, что малыш не говорит по-английски, хотя, похоже, все понимает. Она взяла записку и погладила по черной головке:

— Спасибо, милый, иди. Мальчик убежал.

Джоанна машинально сунула листок в сумочку: «Значит, ни мамы, ни Маркуса нет в гостинице». Тревога усилилась. А что, если кто-то из них появится в гостиницу, когда там будут эти люди?

Не зная, что предпринять, Джоанна осталась на месте и принялась, отмахиваясь от москитов, наблюдать за гостиницей. В доме погасли огни. Джоанна решила, что преследователи либо затаились внутри, либо спрятались снаружи. «Ох, только бы они не причинили вреда Раджу и его семье», — подумала она.

К гостинице свернула машина. Джоанна не могла разглядеть, кто находится за рулем, но что-то толкнуло ее из кустов. Она ринулась на дорогу. Ноги настолько затекли, что она споткнулась и упала чуть ли не перед капотом. Шофер резко затормозил. Из машины выскочили Маркус и Элен.

— Слава Богу, это вы, — прошептала Джоанна. — В гостиницу нельзя. Они там.

Маркус помог девушке встать. Все забрались в машину, и Маркус приказал шоферу ехать в Дели. Он предполагал, что визг тормозов, свет фар и шум моторов насторожат врагов.

Они ехали всю ночь и не знали, кто следует за ними — злоумышленники или обычные туристы.

Утром они прибыли в аэропорт. От потрясенных пассажиров они узнали о бойне в храме Махатхат. Они купили газеты и прочитали, что погибли одиннадцать монахов, включая главного ламу, монастырь сгорел до основания. Ни одно издание не высказывалось о возможных мотивах преступления.

Измотанным путешественникам удалось взять билеты на ближайший рейс: трое человек не явились на регистрацию. Элен, Джоанна и Маркус поблагодарили высшие силы за заботу. Однако в безопасности они почувствовали себя только тогда, когда самолет оторвался от земли.

 

Глава 13

 

Существует закономерность: стоит приобрести машину небесно-голубого цвета, так точно такие же начинают попадаться повсюду; стоит днем поучаствовать в беседе о редких породах собак, и одна из них непременно встретится вечером. Более того, окажется, что псина живет рядом с вами уже много лет, вам просто не доводилось с ней познакомиться.

Маркус не слишком удивился, когда услышал разговор соседей о лечении звуком. Маркус представился им и узнал, что юношу зовут Биллом, а девушку Джилл. Маркус попросил просветить его относительно нетрадиционного метода врачевания. Молодые люди поведали, как используются цимбалы и гонги для ликвидации дисбаланса в энергетическом поле человека.

— Простите, не имею понятия, что такое энергетическое поле, — повинился Маркус.

— Объясняю, — улыбнулся Билл. — Каждый живой организм излучает энергию. У человека это энергия мыслей и чувств. Она-то и составляет персональное электромагнитное поле, или ауру. Я ладонями улавливаю вибрацию, окружающую человека, а вот она, — Билл кивнул на девушку, — видит цвет ауры. Ясно?

— Пока да.

— Если человек слишком материалистичен или чересчур взволнован, то в его ауре преобладают красные тона. У красного цвета самая большая длина волны излучения и самая низкая частота ее колебания. А у человека духовного аура фиолетовая. Фиолетовый цвет имеет самую короткую длину волны и самую высокую скорость вибрации. Помните, святых всегда изображали с золотыми нимбами, поскольку ауру именно такого оттенка прозорливцы видели над их головами. Оно и понятно, ведь золотой цвет — цвет мудрости. Кстати, сейчас изобретена камера, которая позволяет фотографировать ауру.

— Правда? А каков принцип действия?

— Я точно не знаю. Наверное, она фиксирует тепловое излучение.

— Чрезвычайно интересно! Расскажите поподробнее про ауру, — попросил Маркус.

— У человека, уверенного в себе, сильная аура. Она выполняет роль своеобразного буфера, защищает его от энергии других людей и поддерживает здоровье. У человека же робкого от природы или испытавшего шок, аура тонкая и пористая. Ему все время холодно, он постоянно страдает простудными и другими заболеваниями. У озлобленного человека аура горячая или засоренная. Мы диагностируем состояние персональных электромагнитных полей и при необходимости укрепляем их или очищаем с помощью звуков.

— А откуда вы знаете, что это помогает? Ответила Джилл, с интересом слушавшая объяснение приятеля:

— Во-первых, люди чувствуют себя лучше. Во-вторых, у нас есть множество снимков, на которых запечатлены ауры до и после лечения.

Билл снял с полки сумку, расстегнул и достал пачку фотографий:

— Взгляните.

Маркус увидел изображение человека, окруженного плотным облаком беловатого, серого и красного цвета.

— Это до лечения, — пояснил Билл, — а вот после. — Он передал Маркусу фотографию того же самого человека, окруженного светло-голубым облаком. Над головой человека стояло золотисто-зеленое свечение.

— Чудеса! — Пораженный Маркус возвратил карточку.

Билл показал еще несколько снимков, в том числе фотографию женщины с очень темным пятном на левой стороне груди, на другой фотографии пятно исчезло, женщину окружал темно-зеленый свет/

— Она была тяжело больна, теперь поправилась, — с гордостью в голосе сообщила Джилл.

Билл продемонстрировал новую фотографию, на ней женщину почти полностью окутывала коричневато-красная аура.

— Что вы об этом думаете?

— На здоровую бедняга не похожа, — усмехнулся Маркус.

— Совершенно верно. Истощение нервной системы. От мадам ушел любимый супруг. А вот она после лечения звуком.

В ауре, по-прежнему мрачной, появились светлые пятна.

— Самое забавное заключается в том, что после усиления энергетического поля красотка плюнула на изменщика и снова вышла замуж.

— Прекрасная работа! — похвалил Маркус.

— Мы имеем дело не только с людьми. Мы очищаем дома, энергетические линии, — обронил Билл, убирая фотографии в сумку.

«Вот вы-то мне и нужны», — подумал Маркус.

— А что такое энергетические линии?

— Незримые связи. Ну, например, когда-то паломник посетил несколько святых мест, его путь образовывал энергетическую линию, отличающуюся высокой степенью вибрации. Или рынок. Там собирается масса людей, и, соответственно, встречаются линии, идущие с разных направлений.

— Они пересекаются и образуются энергетические вихри? — вставил Маркус.

— Да, все, что происходит в мире, особенно разные церемонии, порождает энергию. Очень мощную энергию.

— К сожалению, — вздохнула Джилл, — многие из линий заблокированы или разрушены...

— Или захвачены темными силами, — жестко закончил Билл.

— Что вы имеете в виду?

— Поначалу линии служили силам света. Часто не важно, что передается по линии, главное — намерение, с которым это делается. Раньше по линиям текла светлая энергия.

— А зачем кому-то понадобилось блокировать линии? — перебил юношу Маркус, хотя знал ответ, просто проверял себя.

— Это часть битвы между тьмой и светом. Кто контролирует линии, у того и власть. Мы, например, обнаружили несколько линий там, где проходили шабаши.

— Вы говорите о ведьмах? — уточнил Маркус. — А я всегда думал, что разговоры о ведьмах и шабашах пустая болтовня.

— Ни в коем случае! Большинство ведьм являются белыми магами. Это целительницы. Но есть ведьмы, занимающиеся черной магией, они-то и слетаются на шабаши. Лучше о них не говорить, не привлекать к себе злое внимание.

Маркус инстинктивно оглянулся. Элен и Джоанна улыбнулись ему со своих мест. А Билл и не дрогнул.

— Алчные типы и всяческие подонки стремятся проникнуть в линии, чтобы использовать энергию в личных целях.

— Вы считаете, они могут это сделать?

— Тс, которые сознательно служат темным силам, — да. И делают. Но есть много черных магов, не подозревающих о своей сущности. Их лишь переполняет энергия, и они направляют ее во зло людям. Во внутренних плоскостях темные силы объединяются и помогают друг ДРУГУ-

— Подождите, а что такое внутренние плоскости? — спросил Маркус и добавил мысленно: «Я забыл».

Билл снисходительно рассмеялся:

— Физический мир, который вы видите, слышите и осязаете, называется внешним. Внутренний мир состоит из мыслей, эмоций и образов. Он образует внутреннюю плоскость. Если у человека на уме что-то дурное или хорошее во внутренней плоскости возникает облако энергии. Само по себе это облако не может повредить или помочь кому-то. Но если несколько человек создают единое облако энергии, то они способны на великие дела.

— Например?

— Если некто расстроен, темное облако заполняет его внутренне пространство, в результате он не выдерживает напряжения и совершает жестокий поступок.

— Или, — подхватила Джилл, — если человек напуган, а друзья мысленно ободряют его, то он обретает мужество и преодолевает страх. Но темные силы могут создать вокруг него облако негативной энергии, и тогда человек не справится со страхом.

— Так, давайте все проясним, — предложил Маркус. — Если одни люди борются за то, чтобы очистить окружающий мир для всеобщего блага, а другие люди загрязняют его ради личной выгоды, то это конфликт намерений. И это физический мир. Но одновременно мысли и эмоции этих и тех людей продуцируют облака энергии и играют на руку темным силам?

— Да, но бессознательно.

— Вот как! — воскликнул Маркус.

— Наш коллега обследовал кабинеты в здании совета графства и обнаружил, что все выходившие из них линии черные, — поведала Джилл.

— И что это означает?

— Коррупция. Власть дурачит жителей графства. Например, дает разрешение на захоронение радиоактивных отходов, потому что ей это выгодно.

— А возьмем супермаркет, — предложил Билл. — Хозяин закупает товары оптом, платит служащим сущий мизер и снижает цены, переманивая клиентуру у местных мелких магазинов, отчего те разоряются. Потом, став монополистом, вздергивает цены.

— И еще кое-что, — не унималась Джилл. — Вдоль темных линий наблюдается подъем заболеваний, особенно раковых. Темным силам выгодно, чтобы народ болел, потому что тогда он покупают лекарства, являющиеся химическими наркотиками. Никто больше не прислушивается к собственному телу, люди передали заботу о своем здоровье врачам. А на врачей давят фармацевтические компании. В результате лечение с помощью трав признается чуть ли не преступлением.

Страсть, с которой выступила Джилл, заразила Маркуса. Ему захотелось продолжить разговор, и он поинтересовался, где живут молодые люди. Оказалось, неподалеку от деревни Эйвбери, в графстве Уилтшир.

— Это духовный центр страны, — с гордостью заявила Джилл.

Она рассказала о чудесах Эйвбери и упомянула о связи деревни со Стонхенджем и Гластонбери.

— А вы бывали в Стонхендже? — спросил Маркус.

Как он и ожидал, молодые люди дружно кивнули.

— Там сосредоточена священная энергия, — сказал Билл.

— Вы насчет древних солнечных часов?

— Нет, он о приземлении инопланетян, — ответила Джилл.

— Наш друг Тим много знает о таких вещах, он утверждает, что Стонхендж связывает Землю с другими галактиками, — развил сообщение девушки Билл.

Маркус изумился: о чем-то похожем говорилось в свитке.

— А как по-вашему, кто построил комплекс? Джил фыркнула:

— Ну конечно, камни укладывали не люди. Тут не обошлось без телекинеза и звука.

— Что такое телекинез?

— Перемещение физических объектов посредством мысли.

Маркус подумал: «Как странно! Информацию, содержащуюся в свитке, излагают хиппи Новой эпохи. Все всё знают, кроме меня!» Маркус сказал новым друзьям, что недавно слышал подобную версию.

— Не сомневаюсь, — с улыбкой заметил Билл. — Люди повсюду раскрываются, словно цветки, в готовности услышать высшие истины. Но это долгий процесс.

— Мне очень повезло, что я сел рядом с вами, — сказал Маркус.

— Это иллюзия, — усмехнулась Джилл, чем весьма удивила Маркуса.

— Вы о чем?

— О везении, — пояснил Билл. — Нет ни совпадений, ни случайностей. Истина состоит в том, что все происходящее является ответом на нашу потребность узнать или испытать что-то.

— Я тоже так считаю, — согласилась Джилл, глядя на Маркуса большими чистыми голубыми глазами, все видящими и все понимающими. — Люди — актеры на сцене жизни. Наши ангелы-хранители расставили реквизит, чтобы мы могли воспользоваться им в нужный момент. А мы называем это совпадением, везением, удачей.

«Ангелы-хранители, — задумался Маркус, — как они все устраивают? Надо будет порасспросить у Элен». И почему он раньше слушал ее вполуха, хотя и задавал вопросы? Наверное, потому, что не хотелось углубляться в иррациональный мир.

— А вы не пробовали заниматься целительством? — прервал Билл размышления Маркуса.

— А если нет, то почему бы не попробовать? — добавила Джилл, молодые люди засмеялись.

— Нет. А что здесь смешного? — смутился Маркус и вспомнил, как Элен говорила ему, что у него способности к целительству.

— Нам совершенно ясно, что вы целитель особого рода. Похоже, вы пока не осознали своего призвания, — сказала Джилл.

Маркус промолчал, ошеломленный тем, что снова услышал о собственной исключительности. Тем временем самолет совершил посадку в Абу-Даби.

— Дайте ваш номер телефона, — попросил Маркус, когда Билл стал снимать с полки ручную кладь.

Просьбу выполнила Джилл, заполнив лист из блокнота удивительно детским почерком.

— До свидания, надеюсь, мы еще увидимся.

«Что означают ее слова? Если все во Вселенной происходит таким образом, то любопытно, кто сидел рядом с Элен и Джоанной», — подумал Маркус.

 

Глава 14

 

В самолете, следовавшем из Абу-Даби в лондонский аэропорт Хитроу, были двойные ряды кресел. Элен уснула, положив на соседнее кресло ноги, порезанные стеклом во время бегства из храма.

А Маркус сел рядом с Джоанной, которая едва не впала в панику, увидев, что по проходу идет человек азиатской внешности. Она закрыла лицо ладонями и стала похожа на дрожащую от страха птичку. Маркус одной рукой обнял Джоанну за плечи. Уязвимость девушки заставила его почувствовать себя мужчиной. Защитником.

— Все в порядке, — прошептал Маркус на ухо Джоанне. — Это не он. Вы в безопасности.

Джоанна опустила ладони на колени и с нервным смешком сбросила с плеч руку Маркуса:

— Ох, как глупо. Простите. Спасибо за помощь. Маркус огорчился, что между ними выросла стена неловкости, ему захотелось пробить эту стену, узнать, какая же Джоанна на самом деле. Не зря ему подумалось в горах Кашмира, что Джоанна гораздо более хрупкое и сложное существо, нежели хочет казаться.

Маркус рассказал о разговоре с Биллом и Джилл. Джоанну удивило, что длинноволосые хиппи в мешковатых футболках произвели на него хорошее впечатление.

— Наверное, вас пленили логика рассуждений и объем познаний, — съехидничала девушка, озорно блеснув глазами.

— Я и сам не лыком шит, — возразил Маркус. — А фотографии ауры, да, потрясают воображение.

— Оказывается, вас не так уж сложно потрясти! — и не подумала уняться Джоанна.

— Но мне кажется, то, о чем они говорили, совпадает с содержанием свитка. Просто удивительно, до чего быстро нашлось подтверждение.

— Наверное, Вселенная поняла, что вы нуждаетесь в этом, — с улыбкой заметила Джоанна. — Вот высшие силы и устроили так, чтобы вы сели рядом с хипповой парочкой. На меня и маму подобные разговоры не произвели бы сильного впечатления, мы уже знаем кое-что об аурах.

— Но ребята дали нам еще одну иллюзию!

— Какую?

— Все реагирует на нашу потребность узнать или испытать что-то.

— Совершенно верно, — согласилась Джоанна. — Надо, пожалуй, записать. — Она вытащила из рюкзака дневник и зафиксировала ценную мысль. Заодно зачитала предыдущую. «Полюбив, ты ищешь в друге все самое хорошее и тем обретаешь истину».

— А когда вмешивается реальность и сталкиваются два самолюбия, возникает иллюзия, — продолжил Маркус.

— М-да, большинство моих отношений с мужчинами сводилось к отчаянной борьбе, — призналась Джоанна.

— Неужели? — спросил Маркус, поощряя девушку к дальнейшей откровенности.

Но она проигнорировала его старания и вновь забегала ручкой по тетради.

Перед тем как убрать дневник, она огласила свежую запись:

— Совпадение и случайность — это иллюзии.

— Не совсем так, — заметил Маркус. — Билл сказал, что совпадения и случайности являются ответами на нашу потребность в знаниях.

— Это то же самое, — вскинулась Джоанна. — И не спорьте со мной. Я права, и точка.

А Маркус и не собирался спорить. Ему нравился задор девушки.

— Давайте подумаем, что будем делать, когда вернемся в Англию, — предложила Джоанна.

Маркуса порадовало ее завуалированное «мы». Ему хотелось, чтобы Джоанна была частью того, что происходит. Он подозревал, что предстоит трудная работа, хотя и не представлял, насколько сложной и опасной она окажется.

— Где вы предполагаете остановиться? Вы ведь сдали свою квартиру, не так ли?

— Да. Я рассчитывал, что вернусь домой только через шесть месяцев. Свиток распорядился иначе. — Маркус пощупал висевший на поясе кошелек, чтобы убедиться в целости и сохранности микропленки.

— Думаю, нам придется провести еще какое-то время вместе, прежде чем вы приступите к исполнению своих обязанностей.

— Что вы имеете в виду?

— Сами знаете. Не исключено, что в прошлой жизни вы были жителем Атлантиды, бежавшим на Тибет. И теперь, в новом облике, собираетесь завершить возложенную на вас миссию.

Маркусу польстила эта мысль.

— Возможно, и вы некогда жили в Атлантиде, раз помогаете мне, — сказал он.

Джоанна усмехнулась:

— Возможно. И была вашей злой мачехой или жестоким дядюшкой.

— Не-ет, — протянул Маркус, — нам ведь хорошо вдвоем.

Джоанна сменила тему разговора:

— Я собираюсь жить у мамы в Сюррее. Если вам не удастся договориться насчет своей квартиры, то можете пока обосноваться у нас.

— А ваша матушка не будет возражать?

. — Конечно, нет. У нее всегда кто-то останавливается. Дом не слишком большой, иногда там бывает тесно от гостей, но маму это не смущает.

Повисла пауза: оба подумали об одном.

— Думаете, они не выследят нас? — высказал Маркус общее опасение.

Серые глаза уставились в карие, ища ответа и поддержки. Джоанна вздохнула:

— А я надеялась, вы промолчите.

Маркус взял Джоанну за руку и подумал: «Что же сказать Элен? «Мы считаем, вам небезопасно возвращаться домой», так?»

Как всегда, они недооценили мудрую женщину. В отличие от них Элен выспалась и спустилась с трапа слегка помятой, но готовой к действиям.

— Возвращаться ко мне опасно, — заявила она, когда путешественники двинулись к выходу из аэропорта по бесконечным коридорам цивилизации, где только их одежда напоминала об Индии. — У моей подруги Миранды загородная вилла в Ныо-Форест. Уверена, она позволит нам пожить там. Надо только заехать домой и взять кое-какие вещи.

— Мама, а как же твоя работа? — удивилась Джоанна.

Элен строго посмотрела на нее:

I

— Свиток гораздо важнее моей работы. Он может изменить мир.

— А вы не боитесь погибнуть? — спросил Маркус.

— Смерть — это иллюзия, — ответила Элен.

— Еще одна иллюзия, — пробормотала Джоанна.

— Почему вы считаете смерть иллюзией? — поинтересовался Маркус.

— Потому что душа вечна. Физическое тело служит ей оболочкой. Смерть только средство для нового воплощения. Точно так гусеница сбрасывает кокон и превращается в бабочку.

— Некоторые полагают, что смерть — это конец всего, — добавила Джоанна. — Они не знают, что это всего лишь как перемещение из одного пространства в другое.

— Я понимаю, — ответил Маркус, — но в Индии вы обе были очень испуганны. Как и я, кстати.

— Наша сущность боялась неизвестного, — пояснила Элен. — Но высший дух осознавал: все будет хорошо независимо от того, выживем мы или умрем.

— Согласен, — сказал Маркус, а Джоанна достала дневник и записала: «Смерть — это иллюзия. Истина в том, что наша душа бессмертна».

Основная масса вещей осталась в индийской гостинице. Быстро пройдя таможню, они взяли такси и поехали в Сюррей.

Не успел чайник вскипеть, как Элен договорилась с подругой насчет виллы. Потом она сделала еще несколько звонков и вкратце рассказала друзьям о свитке. Она надеялась найти ученых, которым можно было бы доверить дальнейшую расшифровку манускрипта. Однако у друзей не оказалось в знакомых таких специалистов.

Едва Элен отошла от телефона, как ей позвонила тетушка, которая по старости напрочь забыла о том, что племянница должна находиться в отъезде.

Когда Элен сообщила, что только что прибыла из Индии, глуховатая старушка оглушительно поведала:

— Когда-то у меня был прекрасный друг, китаец по национальности. Он стал профессором. Читал лекции о древних тибетцах. Странный, способ зарабатывать на жизнь, между прочим. Он считался моим женихом, но совершенно не подходил мне.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...