Главная Обратная связь

Дисциплины:






Саронг (сарунг) — мужская и женская одежда народов Индонезии и сингальцев Шри-Ланки: кусок хлопчатобумажной ткани, обернутый вокруг бедер в виде длинной юбки. 8 страница



Элен успокоила Маркуса.

— А теперь идите во времени назад. Что видите? Кто вы?

На сей раз образы были расплывчаты. Тем не менее Маркус понял, что находится в лодке.

— Я молодая женщина. Со мной младший брат и сестра. Мы плывем по озеру. Я не должна была брать их с собой на прогулку. Поднимается ветер. Лодка переворачивается. Я стараюсь помочь им, но не могу. О Боже! Они утонули. Это моя вина.

Элен вернула его к действительности. Маркуса трясло. Он сообщил, что сестра в видении была его сестрой в этой жизни.

— Я узнал ее по глазам. Элен кивнула.

— Теперь понятно, почему она всегда злилась на меня, а я не доверял ей.

— Или себе.

Маркус в задумчивости покачал головой.

— А как насчет брата из той жизни? На кого он похож?

— Ну гнались и гнались. Подумаешь! Они же не пойман и ее.

Элен в ответ нахмурилась. Джоанна обладала исключительной интуицией и часто видела вещие сны. Если предположить, что Блю-Джей и есть та самая красивая пещера, то не означает ли это, что здесь небезопасно? Выражал ли сои страх Джоанны или же нес информацию из другого измерения?

— А я всегда считала сны чепухой, — продолжила Боа. — Мне почему-то часто снится, будто я проталкиваю какие-то камни через подземные тоннели.

Джоанна рассмеялась так, что даже закашлялась.

— Мне кажется, это предупреждающее послание для ваших кишок, — с трудом вымолвила она.

— Правда? Удивительно, но иногда у меня внутри действительно бывает такое ощущение. — Боа погрузилась в собственные мысли, что даю возможность Маркусу вступить в разговор:

— Мой отец тоже часто называл сны чепухой.

— Это иллюзия, — возразила Элен. — Древние мудрецы знали, что большинство снов являются прямыми посланиями от высшего «я» относительно того, как мы усваиваем уроки на Земле.

— Но...

Маркуса прервал стук в дверь. Все замерли. В наступившей тишине громко тикали часы.

Маркус медленно поднялся. Пока он осторожно набрасывал цепочку и приоткрывал дверь, у него вспотели ладони. За дверью стояли пятилетние девочки-близнецы.

— Привет, Маркус! — хором воскликнули они. — Не могли бы вы с Джоанной поиграть с нами?

Маркус широко распахнул дверь. Сидевшие в комнате разразились хохотом. Через несколько секунд к двери подбежала запыхавшаяся мать девочек.

— 0.x, простите за то, что они вам надоедают! Не знаю, что на них нашло. — Она повернулась к детям: — Вы очень мешаете этим добрым людям, — обратилась уже к Джоанне и Маркусу. — Им очень понравилось, как вы играли вчера с ними у бассейна, они теперь только об этом и говорят. Вообще-то сюда с детьми не пускают, и мы здесь только потому, что мои родители являются совладельцами курорта. Так что нам не надо платить, а родители рады видеть внуков. Но я так занята с младшими, что на этих почти не остается времени.



— Да, я видела вас с совсем маленькими детьми, — вспомнила Джоанна. — Тоже близнецы?

— Двойняшки, — с улыбкой подтвердила женщина. — Им одиннадцать месяцев.

Элен захлопала в ладоши:

— Две пары близнецов! Я когда-то едва справлялась с единственной дочерью.

— Я вас понимаю, это тяжелая работа. Мы с мужем разделились: он присматривает за младшими, а я... вот...

— Мы почти закончили завтракать, так что через десять минут будем возле бассейнов, тогда и поиграем, ладно? — сказала Джоанна девочкам.

— Здорово! — радостно вскричали они.

— Маркус, а ты покатаешь меня на спине? — спросила одна из них, Аманда.

Маркус поклялся, что покатает.

— Тогда до встречи. — Необычайно довольные, девочки прошмыгнули мимо матери.

Боа сообщила, что собирается на соляной массаж.

— Потрясающая процедура. Все тело натирают солью, а потом смывают теплой водой. Это выводит из организма токсины, самочувствие сразу улучшается, — объяснила она Элен. — Хотите попробовать?

— Конечно, — согласилась Элен. — В свое время мне очень нравились грязевые ванны.

— Это гораздо лучше, — заверила Боа.

— Но уж не лучше шоколада, — подковырнула Джоанна, и Боа расхохоталась. — Кстати, мама, ты поняла, что определила еще одну иллюзию?

— Ох да, по поводу снов, — вспомнила Элен.

— «Иллюзия заключается в том, что сны — это чепуха. Истина состоит в том, что это зашифрованные послания от наших душ», — прочитала Джоанна запись в дневнике.

— А что вы скажете о навязчивых снах? — спросил Маркус.

— Каждый сон содержит послание. Если вы игнорируете его, то оно направляется вам снова и снова, до тех пор, пока не примете во внимание, — пояснила Элен.

— Я часто вижу во сне маленькую девочку, она заперта в пустой комнате с телефоном. Девочка пытается кому-то позвонить, чтобы позвать на помощь, но ей никто не отвечает, — поведала Боа. — Что это означает?

— В снах возникают символы, дающие нам информацию о потаенных чувствах. Боа, вы только сами можете истолковать свой сон, но, похоже, часть ваших чувств заперта в ситуации, из которой вы не можете выбраться. Вы просите помощи, но никто не откликается.

Неожиданно по щеке Боа скатилась слеза.

— Ребенком вы никак не могли заставить родителей прислушаться к своей просьбе. Но сейчас вы взрослый человек и можете с этим что-то поделать.

— Неужели могу? — Боа подалась вперед и наклонилась к Элен. — Как?

— Ваше взрослое «я» способно ответить на звонок маленькой девочки и внимательно выслушать ее. Ведь она до сих пор заперта внутри вас и ждет, когда вы услышите ее крик о помощи.

— Мне нравится эта мысль.

— А у вас есть чувство, что наступило время для этого?

— Да, — кивнула Боа.

— А почему сны несут закодированную информацию? — поинтересовался Маркус. — Почему бы им не быть простыми как дважды два?

Элен и Джоанна рассмеялись.

— Похоже, вы даже возмущены данным обстоятельством, — подковырнула Маркуса Джоанна.

— Я понимаю, что сморозил глупость. Но если у души есть для меня послание, зачем его шифровать?

— Сны говорят нам о неведомых чувствах. А не ведаем мы потому, что или боимся их, или не знаем, как с ними справляться. Многие люди не желают признавать такие свои чувства, как страх, злоба, алчность, и загоняют их внутрь, в подсознание. Запирают в отдельной комнате и вешают замок. Наша душа хочет, чтобы мы посмотрели правде в глаза, но чем яснее ее послание, тем дальше мы прячем постыдные чувства. Итак, душа — или, если угодно, компьютер — посылает в навязчивых снах закодированный текст о подавляемом чувстве. Душа хочет, настаивает, чтобы мы восприняли ее послание.

— Поразительно! — сказал Маркус.

— А как расшифровать текст? — спросила Боа. — Вот вы легко растолковали мне сон, а я просто терялась в догадках. Впрочем, и догадок не было.

— Есть очень легкий способ. Запишите, пока не забыли, сон и станьте символом. Другими словами, если вы увидели во сне сломанную ветку, закройте глаза и представьте себя сломанной веткой. Это подскажет вам истинный смысл сна.

Боа состроила скептическую мину.

— Проведем эксперимент, — предложила Элен. — Представьте себя сломанной веткой. Что вы чувствуете?

Джоанна закрыла глаза.

— Я чувствую обиду и боль.

— А я бессилие и злость, — признался Маркус.

— А у меня ничего не получается, — надула губы Боа.

— Не беда. Это только подчеркивает, что на самом деле мы не в состоянии толковать чужие сны, хотя порой и кажется обратное, — сделала вывод Элен. — Ну, хватит рассуждать. Пойдемте в бассейн.

Джоанна с виноватым видом вскочила со стула:

— Ох, нас же ждут дети! Маркус, быстрее!

Молодые люди более часа резвились в бассейне с близнецами. Наконец благодарные родители забрали девочек.

— Ничего себе зарядочка, — со смехом сказана Джоанна. — Я совершенно вымоталась.

— Это не дети, а настоящие торнадо, — согласился Маркус, падая на полотенце рядом с Элен и Боа.

Задремавшая Боа всхрапнула. Маркус заметил, что окружающие стрельнули в нее раздраженными взглядами.

Зазвонил мобильный телефон. Боа мгновенно встрепенулась. Вес с тревогой уставились друг на друга. Звонить мог только Тони.

— Не забывайте, его телефон прослушивается, — предупредила Джоанна. — Будьте осторожны.

— Я помню, — бросил Маркус и взял телефон. — Алло?

— Здравствуйте, это Тони. Как там у вас дела?

— Спасибо, все в порядке. А что у вас? — Произнося банальные фразы, Маркус гадал, как бы намекнуть Тони о том, что его телефон прослушивается.

— У меня для вас новости по поводу свитка.

— Это хорошо, но мы сейчас немного заняты. Нельзя ли перезвонить вам позже? — спросил Маркус, понимая нелепость своих слов.

Сперва возникла пауза, затем Тони произнес напряженным голосом:

— Я буду дома весь вечер.

— А может, вы будете в другом месте? — сказал Маркус, чуть не слыша, как лихорадочно работают мозги бизнесмена.

Тони медленно ответил:

— Да, я собирался в Кумека-Хаус на десятичасовую медитацию.

— Тогда я позвоню вам туда около десяти часов. Отключив телефон, Маркус посмотрел на женщин.

— «Это хорошо, но мы сейчас немного заняты», — со смехом передразнила его Джоанна.

— Я просто не знал, что сказать, — смутился Маркус.

— Мы усекли.

— Он понял ваш намек? — спросила Элен.

— А как можно было не понять? — вмешалась Джоанна, которую продолжал разбирать смех. — У него информация о свитке, а Маркус заявляет, что мы сейчас немного заняты.

— Десять часов в Англии, это сколько по местному времени? — спросила Боа.

— Три часа, — быстро подсчитал Маркус. — Предлагаю вернуться в бунгало, пообедать и принять душ.

И тут по громкоговорителю прозвучало объявление. Владельца машины с таким-то номером просили зайти в приемное отделение. Боа словно подбросило пружиной.

— Это же моя машина! — воскликнула она. — Черт побери, что происходит?

 

Глава 31

 

Кто мог узнать номерные знаки автомобиля? А может, машину украли? Или их все же выследили?

— Пожалуй, я пойду и узнаю, в чем там дело, — промолвила побледневшая Боа.

— Но ваша машина в гараже, — возразил Маркус, нахмурившись.

— А при регистрации вы назвали неправильный номер, — напомнила Джоанна.

— Кроме того, если бы вы зачем-то понадобились администрации, она не стала бы пользоваться громкоговорителем, — добавила Элен. — Позвонили бы в бунгало, а не дозвонившись, отправили бы посыльного, чтобы поискал вас возле бассейнов. Громкоговоритель — это чересчур.

— А я вообще не знала, что у них есть громкоговоритель, — сообщила Боа.

— Не ходите никуда. Это ловушка. Они хотят нас выманить, — заявил Маркус.

Боа в растерянности оглядела друзей:

— И что же нам делать?..

— Мы вернулись! — хором объявили улыбающиеся близнецы.

Маркус чуть не застонал: «Ох, как не вовремя». Подошла мать девочек.

— Вы не знаете, что случилось? — спросила Боа. — Никогда не слышала, чтобы работал громкоговоритель.

— В приемное отделение пришли двое мужчин. Они пожаловались, что какая-то женщина в фиолетовой машине врезалась в их автомобиль и скрылась на территории Блю-Джей.

— Один индиец, — добавила бойкая Аманда.

— Та-ак, — протянул Маркус.

— А у другого дяденьки очень смешное лицо, — хихикнула сестренка.

— Просто человек азиатской наружности, — одернула ее мать. — Ничего смешного в этом нет.

— А вон они, я их вижу, — подала голос Аманда, залезшая на дерево. — Они идут сюда.

Боа сгребла полотенце и сумку.

— За мной! — скомандовала она. Джоанна оцепенела от страха.

— Быстрее! — подтолкнула ее Боа. Она быстрым шагом направилась в дальний конец купальной зоны.

Остальные последовали за ней к явному разочарованию близняшек и к удивлению их матери.

— Привет, Стар! Можно мы сами намажемся? — крикнула Боа, обращаясь к старшей сестре участка грязелечения, загорелой длинноволосой блондинке, которая обслуживала пациента на лежаке.

— Конечно, Боа. Если желаете разнообразия, воспользуйтесь белой и красной глиной, — с улыбкой посоветовала Стар. — Я скоро закончу и помогу вам.

— Отлично. Просто чудесно. — Не теряя времени, Боа скинула лифчик, зачерпнула горсть грязи и плюхнула себе на грудь. — Давайте, помогайте друг другу, — подстегнула остальных.

Боа принялась покрывать темной, вязкой жидкостью Элен. Прохладная грязь подействовала на Элен успокаивающе, и она подумала, что при других обстоятельствах эта процедура доставила бы огромное удовольствие. Над оградой появились детские мордашки.

— А можно нам войти, — взмолилась Аманда.

— Они с вами? — спросила оглянувшись Стар.

— Нет! — разом воскликнули все с такой поспешностью, что Джоанна не удержалась от смеха.

— Не смейся, грязь растрескается, — предупредила Боа.

— Простите, девочки, но вам сюда нельзя, — ответила Стар.

Видя, как огорчились близнецы, Джоанна подошла к ограде и несколькими мазками разукрасила девочкам носы, щеки и лбы. Завизжав от удовольствия, они побежали показаться родителям.

Через пять минут беглецы совершенно преобразились.

Когда к участку подошли двое мужчин, их взорам предстали более или менее одинаковые глиняные фигуры. Мужчины равнодушно обозрели керамическую группу и удалились.

Вместо них над оградой возникли девочки.

— Дяди уехали! — сообщили они. Видно, интуиция подсказала им, что с этими дядями не все в порядке.

Обрадованные сфинксы повскакали с лежаков и начали поливать друг друга из шланга. Девочки в восторге наблюдали за игрой взрослых.

По пути из грязелечебницы они встретили мать близняшек, та катила перед собой коляску. Добросердечная Элен предложила ей отдохнуть:

— Мы возьмем детей к себе, а потом вы их заберете.

Предложение было принято с благодарностью. Возвращаясь домой, Маркус, несущий на плече Аманду, и Джоанна, державшая ее сестру за руку, выглядели как супружеская пара. Китаец, не уехавший с индейцем, как

подумали девочки, наблюдал за курортниками из укромного уголка. Он не узнал в Маркусе и Джоанне разыскиваемых людей. Не опознал он и Элен, которая десять минут спустя прокатила мимо него детскую коляску. Ему Элен показалась заурядной бабушкой. Вот таким образом Вселенная сделала их невидимыми для преследователей. Доброта была вознаграждена.

А Боа тем временем выпивала с Чаком, очередным поклонником.' Выйдя из бара, они прогулялись до гаража, где Боа убедилась, что ее машина в целости и сохранности. На радостях Боа распрощалась с Чаком и вернулась в бунгало.

Китайца к этому моменту давно и след простыл.

Маркус позвонил в Кумека-Хаус и рассказал Тони о возобновлении слежки. Тони всполошился, узнав, что его телефон прослушивается. Но гораздо больше он испугался за судьбу друзей. Маркус заверил его, что пока все нормально.

— Как дела со свитком?

— Община работает со звуками. Отшельники намерены отправиться в Стонхендж вечером перед полнолунием и начать восстанавливать портал. Может быть, удастся привести Камни в первоначальное положение.

— Ух ты! — У Маркуса как будто свет внутри вспыхнул. — А узнали что-нибудь о других Великих тайнах?

— Разумеется. Это...

В трубке послышались удары в гонг, призывающие к медитации.

— Я должен идти. — Тони понизил голос, хотя в этом не было никакой необходимости. — Я позвоню вам через час.

— Будем ждать.

Маркус передал женщинам новости насчет Стонхенджа.

Те буквально заплясали от радости.

— Свет побеждает! Свет побеждает! — запела Элен.

— Думаю, нам тоже надо заняться медитацией, — сказала Джоанна, когда все немного успокоились. Она села на пол, скрестила ноги и закрыла глаза. Маркус и Элен присоединились к ней.

Отрешившись от действительности, они почувствовали, как поток света, посланный из Кумека-Хауса, накрыл их куполом космической любви, непроницаемым для злых сил.

Глава 32

Ровно через час позвонил Зоранда. Низким спокойным голосом он предупредил Маркуса, что реализация священного плана слишком важна, его участники не имеют права подвергаться опасности.

— Вам необходимо медитировать, излучать умиротворенность и безмятежность, — напомнил он. — Пожалуйста, постоянно окружайте себя Божественной защитой и всецело верьте в нее. Мы будем поддерживать вас отсюда.

— Спасибо, — ответил Маркус.

— Мы целиком сосредоточились на своей работе, — признался Зоранда, — и забыли окружить вас куполом безопасности. Отныне мы все время будем делать это.

— Нас, включая Боа?

— Да, всех четверых, — подтвердил Зоранда. — И если вы будете выполнять свою часть работы, то вам ничего не грозит.

Женщины собрались вокруг телефона, и хотя они не слышали слов Зоранды, волны уверенности и гармонии, которые он автоматически излучал, придали им веру в свои силы.

Зоранда между тем продолжал:

— Тони сказал вам, что мы собираемся начать восстановление портала в Стонхендже? Мы прибудем туда накануне полнолуния, это в следующий четверг, то есть через шесть дней. Было бы хорошо, если бы вы смогли в это время оказаться на горе Шаста. Рядом с вами расположен мощный энергетический вихрь, и мы хотим, чтобы вы направили его в Стонхендж. Мы просим всех служителей света находиться в этот вечер на священных местах и посылать энергию в комплекс. Но только вам известна цель нашей просьбы. Поэтому прошу вас, рассеивайте иллюзии и сосредоточивайтесь на истинах. А теперь я передаю трубку Тони. У него есть для вас информация.

— Спасибо, — машинально повторил Маркус, поскольку в мыслях у него царил хаос.

Элен и Джоанна радостно улыбались, показывая друг другу большие пальцы в знак одобрения. Боа, однако, выглядела равнодушной, ее думы явно витали далеко от происходящего.

Топи взял трубку.

— Я прочитаю вам перевод, касающийся следующей Великой тайны. — Он откашлялся. — «Все священно в космическом котле. Молодость и старость, тьма и свет, большое и малое. Все священно. Все почитаемо. Все уважаемо. Тьма не может сделать что-то свету, пока свет не попросит об этом. Большое не может сделать что-либо малому, пока малое не попросит об этом. Старость не может помогать молодости, а молодость — старости, пока на это нет просьбы. Душа должна уважительно относиться к душе. Ни ангелы, ни дьяволы не могут приближаться к людям, пока их не попросят.

Всевышний вынужден ждать и наблюдать с любовью и сочувствием, как его любимые чада на Земле кричат от боли. Он не может помочь, пока его не попросят. Многие зовут на помощь, многие воют от злости, кричат или требуют в ярости, угрожают. Но это не просьба. Это попытка манипулировать Божественной энергией.

Просить — значит поместить самого себя в яркий свет и послать четкую мысль Всевышнему. Просьбы — эго совпадение вибрации вашей мысли с вибрацией мысли Всевышнего. Божественному потоку нужно втянуть вас в себя, чтобы изменить ситуацию.

Просить таким образом — значит всегда получать ответ от Бога. Будьте чисты и готовы к Божественному ответу еще до того, как сформулировали свою просьбу, ибо для исполнения ее сдвигаются горы и высыхают моря».

Маркус торопливо записывал слова свитка, а Джоанна подавала чистые листы бумаги. Закончив диктовку, Тони попрощался, но Боа успела взять трубку, прежде чем брат отключился.

Они долго обсуждали семейные дела. Из разговора Маркус и женщины поняли, что брат и сестра не общались четыре года, вплоть до того дня, когда Тони попросил Боа позаботиться о них.

— После такого перерыва и сразу выполнить просьбу! — восхитилась Элен.

— Но почему? — удивилась Джоанна. Боа положила трубку и пожала плечами:

— Захотела.

— Именно об этом и говорится в свитке. Если тебе нужна помощь, ты должен попросить об этом, — сказал Маркус.

— Да, но надо знать, как просить, — подчеркнула Джоанна.

— Тони наверняка знал, — заявила Элен. — Потому что Боа сдвинула для нас горы.

— А что значат слова «тьма не может что-то сделать свету, пока свет не попросит об этом»? — спросил Маркус — Как по-вашему, Элен? Ведь не будет же кто-то просить, чтобы его ограбили или избили.

Элен помолчала и вздохнула:

— Я думаю, никто не станет делать этого на персональном уровне, но мы посылаем мысли, которые совпадают как с темными, так и со светлыми течениями. Согласно свитку подобные мысли представляют собой неосознанную форму просьбы.

— Это похоже на притягивание подобного подобным, правда? — спросила Джоанна.

— Эй, вы совсем забыли про меня, — вклинилась в беседу приунывшая Боа.

— Да, ты права, Джоанна, — не обратила Элен внимания на ее слова. — То, что мы посылаем, сознательно и бессознательно, входит в систему космического взаимодействия. Шестая Великая тайна позволяет нейтрализовать сторонние притяжения и напрямую получать Божественную энергию.

— Мне кажется, я понял, — с энтузиазмом воскликнул Маркус. — Если ребенок, капризничая, требует что-то, то его энергия не совпадает с энергией действительно нужного. Поэтому малыш и не получает желаемого. Если же он просит разумную вещь и готов быть за нее признательным, то родители с Божьей помощью удовлетворяют его просьбу.

— Мне тоже понятно, — сказала Боа. — Но я видела, как родители пасуют перед избалованными детьми.

— Верно. В этом случае сталкиваются два «я» и препятствуют течению гармонии. Как будто в реку сбрасывают валун. Вспомните, что говорит свиток о богатстве. Божественные силы хотят, чтобы у нас имелись сердечные желания. А наши эгоизм, страх и ограниченность блокируют поток энергии.

— Космическая энергия не исполняет плохие желания, — добавила Джоанна.

— Ох, как все сложно! — нахмурилась Боа.

— Нет, я так не думаю, — возразила Элен и повернулась к Маркусу: — Вы не могли бы еще раз прочитать

то место, где говорится о совмещении наших мыслей и Божественных?

— Да, сейчас найду. Пожалуйста: «Просить — значит поместить самого себя в яркий свет и послать четкую мысль Всевышнему. Просьба — это совпадение вибрации вашей мысли с вибрацией мысли Всевышнего. Божественному потоку нужно втянуть вас в себя, чтобы изменить ситуацию. Просить таким образом — значит всегда получать ответ от Бога».

Все задумались.

— Получается, — промолвила Джоанна, — перед тем, как просить, мы должны сознательно совместиться с космическим течением.

— Возьмем, к примеру, мое увольнение, — сказал Маркус. — Наверное, я накликал его, совместив свои мысли и убеждения с отказом. Конечно, бессознательно. Теперь это не повторилось бы, поскольку я больше разбираюсь в себе и знаю, как приникнуть к Божественному источнику энергии. Поэтому, если я захочу получить что-то, я попрошу должным образом, и космическое течение принесет это ко мне.

— Да, при условии, что у вас добрые намерения.

— Разумеется.

— И вы действительно готовы к переменам. Маркус кивнул.

— Значит, просьба — это молитва, — решила Джоанна. — Когда вы молите о чем-то и по-настоящему веруете, это будет дано вам. Ваша энергия соединится с Божественной волей.

— Наша вера является как раз тем, что совмещает просьбу с мировым потоком энергии, — дополнила Элен.

— Школьником я полагал, что молитвы — напрасная трата времени, — вспомнил Маркус. — Наверное, так оно и было, поскольку я машинально повторял заученные словам ни капельки не надеялся получить просимое. Я считал молитвы проформой. Джоанна лукаво улыбнулась:

— Представляю вас в шортах и гольфах, канючащего у Бога новый велосипед.

— Нет, я обычно просил хорошие отметки на экзаменах и еще — чтобы родители навешали меня в школе.

— Бедненький...

Боа резко перебила Джоанну:

— Мне кажется, я поняла другую Великую тайну, насчет притягательных вещей. Я правильно называю? Это иллюзия — думать, будто те, кого мы ненавидим, являются нашими врагами. На самом деле они наши учителя. Мы призываем их, чтобы они преподали нам урок.

— Верно! Браво, Боа! — воскликнула Джоанна. Польщенная Боа потупилась.

— Часто бывает, что люди, с которыми мы враждуем, по сути, являются нашими лучшими друзьями. Они столь сильно любят нас на духовном уровне, что не жалеют ни времени, ни сил, уча уму-разуму, — сказала Элен.

— Так, надо записать, пока не забыла. — Джоанна достала дневник и забегала ручкой по странице. — Иллюзия: те, кого мы ненавидим, — наши злейшие враги. Истина: враги — наши друзья по духу, помогающие нам усваивать уроки.

— Поэтому нельзя никогда никого осуждать, — заметила Элен.

Боа закашлялась, полные белые щеки налились румянцем. Она начала говорить медленно, запинаясь, совсем не похоже на манеру той самоуверенной особы, какой была до сих пор:

— Между прочим, Элен, я почувствовала, вы с неодобрением восприняли мое поведение в грязелечебнице... ну, когда я раскрашивала себя разноцветной глиной. А ведь это сильно смахивало на осуждение. Настала очередь Элен покраснеть.

— Простите, Боа. Вы совершенно правы. Я и впрямь осудила вас за то, что вы сняли лифчик. Мне показалось это не очень уместным.

— Но я старалась снять напряжение, развеселить всех.

— Наверное, я просто не поняла вас. Еще раз простите.

— Дорогая, не кори себя, — ринулась успокаивать мать Джоанна. — Ты всегда советовала мне воспринимать людей такими, какие они есть, однако различать в их поведении то, что мне ближе. Возможно, это и был тот случай.

Элен взглядом поблагодарила ее за поддержку.

— Вернемся к свитку, — предложила Джоанна. — Думаю, мы своими страхами притянули в нашу жизнь тех, кто гоняется за нами. Если мы сольемся с Божественной гармонией, они потеряют наш след.

— Вы считаете, это возможно? — усомнился Маркус.

— Но вы вспомните, что говорит свиток. Если мы будем безобидными, то перестанем притягивать зло.

— А как вы попали туда, где был убит монах? — поинтересовалась Боа.

— Судьба направила, — ответил Маркус. — Наверное, наши души захотели испытать себя либо почувствовали, что пора приступать к работе, для которой созданы.

— Второе более вероятно, — обронила Элен. — Я тоже уверена, что причина погони заключена в наших страхах. Давайте перестанем излучать страх и попросим Вселенную о помощи.

Она опустилась на колени, и все последовали ее примеру.

 

Глава 33

 

Боа проснулась очень рано.

— Вы знаете, я себя замечательно чувствую, — сообщила она Элен. — В боку больше не колет.

— Вот и хорошо.

— Теперь всегда буду просить Высшие силы выполнить мои желания. Вот послушайте. — И она перечислила то, что хотела бы получить.

Мечты оказались на редкость приземленными. Элен вздохнула и ничего не сказала из опасения, что слова прозвучат осуждающе.

Вразумлять Боа пришлось Маркусу. Он заглянул через ее плечо в список желаний и с улыбкой заметил, что нет смысла просить дворец, когда имеешь в виду большой дом.

— На дворец я и не надеюсь, — призналась Боа. — А что нужно просить?

— То, что ваше сознание готово принять и душа верит, что получит.

— Всегда можно попросить терпения и душевного спокойствия, — не преминула съехидничать Джоанна.

— Как скучно! — изрекла Боа с видом капризного ребенка, в раздражении порвала реестр и заявила, что не поедет на гору Шаста, поскольку устала сидеть за рулем. — Можете воспользоваться моей машиной. Я присоединюсь к вам, когда вы вернетесь.

— Вы очень добры, — поблагодарил Маркус. — Но тогда вам придется безвылазно сидеть на месте. Мы лучше возьмем машину напрокат. Думаю, эти люди потеряли наш след. — Он вопросительно взглянул на Джоанну и Элен, и те разом кивнули.

— Да, нам пора отправляться на гору Шаста, — подтвердила Джоанна, которой наскучили солнечные ванны и болтовня Боа. Кроме того, ее продолжал одолевать страх, несмотря на уверения и призывы матери.

Собрав вещи, они заказали машину и двинулись к приемному отделению. Их догнала Боа. На ней был зелено-бирюзовый наряд, подчеркивавший пышные формы.

Все решили, что Боа хочет их проводить. Однако подойдя к приемному отделению, они увидели Чака.

— Вот она, тайная причина, чтобы остаться здесь, — прошептал Маркус на ухо Джоанне.

Пожелав компании счастливого пути, Боа с поклонником умчались в город.

— А я привыкла к пей, — пробормотала, усмехнувшись, Элен.

— Мама, это звучит высокомерно, — попрекнула Джоанна.

Маркус встал на защиту Элен:

— Ничего не «высокомерно». Я тоже буду скучать без Боа, хотя и доволен, что она оставила нас в покое.

— Да, простите, вы правы, — смутилась Джоанна.

— Ладно, все в порядке, — успокоила ее Элен. Сидя в машине, они вновь завели разговор о Боа.

— Интересно, как там у нее дела с Чаком? — сказала Джоанна.

— Наверное, замечательно, — предположил Маркус. — Похоже, они созданы друг для друга.

— Между прочим, цвет полосок у него на шортах совпадает с цветом ее платья, — сообщила Джоанна.

— Наверное, они посчитали это знаком судьбы, — саркастически обронила Элен.

Гора Шаста была покрыта девственно-белым снегом, у подножия тихо плескалось чистое озеро. Чуть поодаль стояли туристические домики из кедра, окруженные дубами и серебристыми тополями. В одном из таких домиков и поселилась компания.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...