Главная Обратная связь

Дисциплины:






Саронг (сарунг) — мужская и женская одежда народов Индонезии и сингальцев Шри-Ланки: кусок хлопчатобумажной ткани, обернутый вокруг бедер в виде длинной юбки. 9 страница



Теплая погода, тишина, нарушаемая лишь жужжанием насекомых, и окрестные красоты располагали к медитации. Маркус принял соответствующую позу и погрузился в размышления.

Он вспомнил разговор с Джоном, членом общины, который отвозил их в аэропорт. Джон сказал, что молиться — это значит разговаривать с Богом, а медитировать — слушать Его.

Маркус тогда признался: как ни учили его в Кумека-Хаусе медитировать, он ни разу не слышал гласа Божия.

Джон пояснил:

— Все не так просто. Только один из миллиона может получить откровение. Обычно же Божественное послание падает как семя на подготовленную почву. Со временем из этого семени произрастает новая мысль, а человек непросвещенный полагает, будто сам додумался.

— А что подготавливает к восприятию Божественного послания? — спросил Маркус.

— Разные обстоятельства, но лучше всего медитация. Она совмещает человеческое сознание с Божественным.

Слова Джона имели огромное значение для Маркуса. Он криво усмехнулся, припомнив, каким был всего

лишь полгода назад. Тот Маркус презрительно фыркнул бы, предложи ему кто-нибудь заняться медитацией. Он был полностью согласен со своим начальником, который однажды сказал: «Медитация нужна недоумкам и психам». И ухоженная подружка с алчным взглядом высмеивала медитирующих людей, дескать, это калеки, нуждающиеся в костылях.

Маркус осознал, что думает сейчас и о начальнике, и о любовнице без боли и сожаления. Как будто они остались по другую сторону бытия. Он желал обидчикам благополучия, но возвращаться в их мир не желал. «Л я здорово изменился», — с удивлением подумал Маркус.

В свитке говорилось, что человек общается с «зеркалами». Теперь таковыми для Маркуса являлись Джоанна и Элен, Тони, Зоранда и члены общины Кумека-Хаус. Маркус ощутил прилив сердечной благодарности к Богу. Ведь он мог провести всю жизнь во враждебном мире, не ведая, что есть иной.

Закончив медитировать, Маркус потянулся и вышел из комнаты на поляну, пронизанную солнечным светом. Нужно было съездить в город и купить кое-какие вещи.

По дороге он думал о четверге. Что, если Камни удастся передвинуть? Восстановление Стонхенджа в первозданном виде окажет потрясающее влияние на людей. Осознание того, на что способен человеческий разум, освободит их из темницы невежества и раскрепостит мышление. Люди станут избавляться от болезней без применения синтетических лекарств, которые закрывают чакру, центр духовной мощи. Большие расстояния будут преодолеваться без сжигания твердого, жидкого и газообразного топлива, что положит конец загрязнению окружающей среды и ликвидирует повод для войны, по крайней мере за источники энергии. Средства, затрачиваемые на вредные производства, пойдут на ликвидацию голода и нищеты...



Тут Маркус вспомнил, как подростком спорил с друзьями о причинах вооруженных конфликтов. В комнату вошел отец друга и сказал, что войны провоцируют те, кому это выгодно. «Англия получает основной доход от торговли оружием, — сказал отец друга. — И Запад больше других заинтересован в том, чтобы в мире не было спокойствия». Резкие слова произвели удручающее впечатление на Маркуса. Уныние не покидало его несколько дней.

«Да, — подумал Маркус, — существует огромная сила, которая старается не допустить мира на Земле. Страх парализует волю, а безвольными людьми легко управлять. Когда же людям нечего бояться, когда они живут в мире, перед ними открываются безграничные возможности для развития. Люди превращаются в личностей и меняют власть, если она их не устраивает. Да, мир очень опасен для тех, кто управляет людьми».

Маркус припарковал автомобиль на улице, проходившей через центр городка Маунт-Шаста, откинул голову на спинку сиденья и закрыл глаза.

В его воображении всплыли толпы людей, прикованных цепями к банкам и инвестиционным компаниям, получающим колоссальные прибыли на иллюзорных деньгах.

Затем ему привиделись миллионы школьников, замордованных глупыми учителями и бездарными учебниками. Их сердца были закрыты для общения с Богом. Они вырастали в пассивных стандартных людишек, не чувствующих чужой боли, в настоящих марионеток на радость кукловодам.

А потом Маркус увидел свет, и школы превратились в образовательные учреждения, где детям помогали развиваться умственно и духовно. Становиться личностями, а не стадом. Свободно мыслить и жить без страха. Маркус увидел, как засверкали миллионы ребячьих глаз.

И наконец перед Маркусом развернулась прекрасная картина. Сердца миллиардов людей были открыты для любви, и любовь мощным потоком льется на планету, пробуждая сознание каждого человека. Канули в прошлое оружие и лекарства. Люди стали хозяевами своего разума. Все, что держало их в страхе и напряжении, просто исчезло.

Маркус открыл глаза и содрогнулся при мысли о том, какая ответственность возложена на него. Но тут же вспомнил, что Вселенная охраняет и направляет. Нужно довериться высшим силам. Впереди так много работы. Сам по себе он не сможет ничего сделать, но при поддержке Вселенной непременно добьется успеха. Главное — ни за что не сдаваться, пока люди не обретут свободу, иначе он умрет первым. Такова уж его миссия. Полный решимости, Маркус вылез из машины.

 

Глава 34

 

Маунт-Шаста был похож па городок из кинофильма про Дикий Запад. Центральную улицу обрамляли магазины и дома с деревянными балконами. Маркус не удивился бы, выскочи из дверей вон того дома — «Ну вылитый салун!» — ковбой в широкополой шляпе и со «смит-вессоном» на боку.

В окнах домов виднелись пурпурные петуньи, ярко-красные герани, синие и желтые анютины глазки, белые, розовые и голубые лобелии. Люди останавливались и здоровались друг с другом. Создавалось впечатление, что попал в деревню, а не в город.

Маркус зашел в магазин канцелярских товаров и купил фотопленку. Будучи общительным по натуре, он разговорился с супружеской парой среднего возраста, которая выбирала рамку для фотографии внучки. К неудовольствию Маркуса, речь зашла о высоких ценах. Женщина пожаловалась, что они живут практически в кредит, а дом заложен.

— Мы никогда не избавимся от этой кабалы, — посетовала она.

Маркус мгновенно вообразил, как из кредитных учреждений к людям тянутся черные щупальца рабства. Заплатив за фотопленку, он попрощался с новыми знакомыми и подумал: «Вселенная притягивает мое внимание к чему-то». И тут же печально усмехнулся. Теперь он даже думал точно так, как Элен и Джоанна. Странно все это. Он не мог припомнить, чтобы когда-нибудь в жизни беседовал с первым встречным о высоких ценах и кредитах. Но похоже, теперь он постоянно будет думать о людях, опутанных долгами.

Маркусу вдруг захотелось что-нибудь подарить Джоанне и Элен. Но он не представлял, какая вещь может их порадовать. Тогда он по совету свитка собрался с мыслями и попросил высшие силы подсказать. «Посмотрим, что из этого выйдет», — подумал Маркус.

Он вышел на улицу и пошел куда глаза глядят. Вскоре ему попался магазин, где продавали изделия из хрусталя, книги, колокольчики и прочие забавные штучки. Маркус без колебания переступил порог заведения.

Энергичная улыбчивая продавщица разговаривала с молодым длинноволосым человеком и его беременной спутницей. Юноша жаловался:

— Целыми днями вкалываю, но все равно не могу заработать на учебу. Другие учатся в колледжах, а у меня никакого шанса.

Продавщица что-то сочувственно пробормотала. Спутница юноши поделилась обидой на домовладельца:

— Он велел нам съехать к концу недели. А нам некуда идти. И выгоняет он нас только потому, что к нам приходят друзья, которые курят.

— А еще он против наших собак. Они не делают ему ничего плохого, но он говорит, что содержание животных не оговорено в акте на аренду, — подхватил юноша.

Продавщица повернулась к юной женщине:

— Я вас понимаю. Я ужасно чувствовала себя.во время второй беременности, а как только родился сын, муж бросил меня, сволочь!

— Ох, бедная, — пожалела ее будущая мать.

Маркусу показалось, что эту троицу окутывает темное облако. Исходившая от нее отрицательная энергия привела его в уныние. Он принялся расхаживать по магазину. Внезапно в памяти всплыли слова Элен: «Если угодите в неприятную ситуацию, вообразите темное облако, прогоните его и закройте ауру». Став за колонну, Маркус так и сделал и мгновенно почувствовал себя лучше.

Вернувшись к торговым полкам, он заметил вырезанную из розового кварца фигурку Будды и аметистовую пирамиду. «Будда для Джоанны, пирамида — для Элен», — решил он.

Когда он подошел к прилавку, молодой пары уже не было. Маркус обмолвился, что любит хрусталь. Продавщица поддержала разговор, у нее оказалось хорошее чувство юмора. Покидая магазин, Маркус улыбался.

Тем не менее поездка в город показала ему, насколько низок уровень массового сознания. И Маркус усомнился в своих силах. Через минуту он одернул себя: «Нет! Иллюзия считать, будто трудно все изменить. Истина в том, что свет прогоняет тьму. Конечно, стоит только щелкнуть выключателем — и тьмы как не бывало!»

Джоанна и Элен обрадовались подаркам, Маркус мысленно поблагодарил высшие силы.

— Я разоблачил очередную иллюзию, — похвастал он.

— Диктуйте, — велела Джоанна и достала свой дневник.

— Иллюзия: сложно изменить существующий порядок вещей. Истина: свет моментально прогоняет темноту.

— Прекрасно! — разом воскликнули женщины.

— Интересно, когда и как произойдут изменения на Земле? — сказал Маркус.

— Очень быстро и легко, — заверила Элен. — В конце концов, в нашем распоряжении имеется свиток, а принцип сотой обезьяны и учащение вспышек света...

— Минутку, минутку. Вы не могли бы излагать подоходчивей? — с улыбкой поинтересовался Маркус.

— Пожалуйста. Вам известно о сотой обезьяне?

— Термин слышал, но не знаю, что он означает.

— Объясняю. Ученые проводили эксперименты на островах в Тихом океане. Они кормили обезьян сладким картофелем, но не в лапы давали, а бросали в песок. И вот в один прекрасный день детеныш обезьяны, перед тем как съесть лакомство, опустил его в воду. На другой день он снова поступил так. Затем его примеру последовали мать и братья с сестрами. Потом другие матери и детеныши. И наконец, самцы. А когда примерно сотня научилась очищать картофель от песка, это стали делать все обезьяны на острове. Но самое удивительное другое — тогда же мыть лакомство начали обезьяны и на соседних островах. Иначе говоря, в момент образования критической массы изменилось коллективное сознание.

— Вот это да! — изумился Маркус.

— У ученых полно подобных наблюдений. Например, в Шотландии синицы научились срывать серебристую фольгу с молочных бутылок. Когда этим приемом овладело определенное количество особей, умение распространилось на всех синиц в стране.

— Следовательно, если определенное количество людей зажжет духовный свет, то это моментально сделают и остальные?

— Совершенно верно, — ответила Джоанна. — Когда мы очистим порталы, энергия беспрепятственно потечет по линиям и все обратятся к свету.

— И не забудьте восприимчивость и заразительность детей, — добавила Элен. — Это автоматически поднимет сознание семей и их окружения.

— А что насчет вспышек света?

— Когда-то световые волны высокой частоты, содержащие духовную информацию и любовь, посылались на Землю один или два раза в год. Теперь вспышки света происходят ежемесячно, а иногда и каждые две недели. Все ускоряется. Перемены неизбежны.

 

Глава 35

 

Маркуса снедало нетерпение. Он шатался по дому и в окрестностях, словно медведь в поисках меда. Понимал, что надоедает Элен и раздражает Джоанну, и ничего не мог с собой поделать.

Элен все чаще напоминала ему ровным голосом: — Мы должны сохранять спокойствие и сосредоточенность.

А Джоанна резким тоном советовала заняться чем-нибудь полезным. Маркус хмурился и думал о том, что ему далеко не все нравится в девушке.

Утром в четверг пришли три символа. В целях безопасности они были отправлены по отдельности: из разных мест и на разные адреса. Маркусу пришлось поездить по городку, чтобы собрать корреспонденцию. Но он сделал это с удовольствием. Все какое-никакое занятие.

Зоранда послал символы по электронной почте, потому что они были ярко раскрашены. Каким образом — при всех перипетиях — цвета сохранились на материале, никто не знал. Профессор Смит считал, что подобное чудо лишний раз доказывает подлинность свитка, а Зоранда полагал, что это не чудо, а подтверждение уникальных знаний и навыков жителей Атлантиды. Тони же объяснял, почему предыдущие символы были черно-белыми. Профессор передал их по факсу. Он не хотел говорить о красках, прежде чем не проведет дополнительные исследования. Только по требованию Тони, увидевшего склеенный оригинал, Смит согласился на цветные фотографии.

Спрятав подальше листы с символами и письмо Тони, дрожа от возбуждения, Маркус позвонил в Англию старому знакомому Тому Тайлеру и помчался в кемпинг.

Когда все уселись за стол, Маркус для вящего эффекта выложил сперва самый изящный символ — похожий на лебедя. Этот символ сине-зеленого цвета открывал глубинное сознание и изгонял кармический долг. Затем Маркус показал символ в виде темно-синего треугольника, обведенного по сторонам голубой и розовой краской. Этот символ открывал сердца для космической энергии. Глядя на него, Маркус, Элен и Джоанна почувствовали прилив сил. Следующий символ был как сапфировое сердце, объятое языком пламени. Он приносил дружбу одиноким людям и открывал красоту на Земле.

— Потрясающе... — вымолвила Джоанна.

Маркус посмотрел на нее. Чувственное лицо, обрамленное длинными волосами, выражало глубокую сосредоточенность. «Наверное, нелегко ей пришлось все это время», — подумал Маркус и мысленно выругал себя за нетерпение, которое проявлял последние дни.

Джоанна подняла взор и, словно прочитав мысли Маркуса, улыбнулась. И у молодого человека на душе стало легче.

Завершал набор символ в виде эллипса с четырьмя звездами и знаком бесконечности в центре. Этот символ соединял магическую силу с мудростью.

Зоранда предложил Маркусу и женщинам подыскать спокойное место на горе Шаста и прибыть туда в два часа, в Стонхендже как раз будет семь. Но они уселись под огромной сосной задолго до назначенного времени. Устремив взгляды на озеро, они размышляли о том, какая райская наступит жизнь, когда духовная информация хлынет через порталы на Землю. Ровно в два часа они начали представлять Стонхендж в идеальном состоянии. Они сконцентрировали все свои умственные силы, передавая в древний комплекс истины и символы свитка. Затем они вообразили, как Божественный свет распространяется по энергетическим линиям, озаряя планету.

Через несколько часов позвонил Тони. Его сообщение привело всех в восторг. Женщины обнялись, а Маркус побежал за бутылкой шампанского, чтобы отпраздновать знаменательное событие.

Вечером в четверг Том Тайлер возвращался домой. Пухлые, чуть волосатые пальцы крепко сжимали руль.

 

 

Некогда Том был деятельным симпатичным парнем. Он наслаждался жизнью, имел амбиции и даже отличался альтруизмом. Но после десяти лет работы журналистом Том сник и духом, й телом. От разочаровании потемнели голубые глаза, потакание собственным желаниям сгладило резкий контур подбородка, а чрезмерное употребление пива раздуло живот.

— Какого черта я туда поеду? — бурчал Том, словно Маркус мог его слышать.

Они учились в одном колледже. Маркус был младше Тома на год. Он изучал лингвистику, а Том журналистику. Он играл в регби, а Том в крикет. Они являлись соседями по дому, но не имели никаких общих интересов. За десять лет, прошедших со времени окончания колледжа, они виделись лишь однажды. В баре. Шесть месяцев тому назад.

Том, не слишком удачливый журналист, скрашивал у стойки семейные неприятности. А Маркус, преуспевающий менеджер, сидел с элегантной подружкой за столиком. Покидая бар, Том и Маркус столкнулись в дверях. Перекинувшись парой пустых фраз, они обменялись визитными карточками и разошлись, как думал Том, навсегда.

Он переключил сцепление. Перед мысленным взором предстала жена с младенцем на руках. «Опять, скажешь, задержался на работе?!» — услышал он визгливый голос.

— А! Пропади все пропадом! — воскликнул Том и крутанул руль.

Через несколько минут он был в Стонхендже.

Облака разошлись, словно бархатный занавес, и луна — гигантская жемчужина — осветила ландшафт. Камни показались Тому зловещими. Он не понимал, почему столько людей платят приличные деньги, чтобы их увидеть. «Древние солнечные часы — ну и что?»

Том заглушил двигатель, вылез из машины и вгляделся в странные силуэты. Что там сказал Маркус? «Камни будут перемещаться». Надо быть сумасшедшим, чтобы поверить в такую белиберду!

Внезапно в глазах у Тома вспыхнул яркий свет, а тело завибрировало, как от разряда тока.

Спустя час Тому позвонил Маркус.

— Что все это значит? — закричал Том. — Как это произошло? Откуда ты узнал? И вообще где ты? Какой у тебя номер телефона?

Маркус ответил уклончиво:

— Я в Америке. Расскажи мне, как это было.

— Одна глыба поднялась и опустилась на новом месте. Прямо волшебство какое-то.

Маркус уже знал об этом от Тони, тем не менее повернулся к Элен и Джоанне и поднял большой палец.

— Откуда ты узнал? — не унимался Том.

— А журналисты приехали? — спросил Маркус, игнорируя его вопрос.

— Пока никого нет. Я сам сделал несколько снимков. Завтра они появятся во всех ежедневных изданиях. — В голосе Тома появились льстивые нотки, уж очень ему хотелось раздобыть дополнительную информацию. — Маркус, старина, я так благодарен тебе за сенсацию. Спасибо, что вспомнил обо мне. Расскажи еще что-нибудь.

Маркус едва не рассмеялся.

— Ладно, слушай внимательно.

И он поведал Тому тщательно отредактированный вариант истории со свитком. Маркус хотел, чтобы мир узнал о послании жителей Атлантиды и понял всю важность эксперимента в Стонхендже. Он хотел, чтобы люди осознали силу своего разума.

Тома просто ошеломил его рассказ.

— А ты не морочишь мне голову?

— Нет, — твердо ответил Маркус. — Ладно, мне некогда. Перезвоню позже.

— Подожди! — крикнул Том, но Маркус дал отбой. Вспотевший Том выругался.

Маркус перезвонил Тому, когда в Англии было раннее утро.

— Что там происходит? — начал Маркус без всяких предисловий.

— Эй, дай мне номер твоего телефона, — взмолился Том. — Вдруг мне понадобится срочно связаться с тобой.

Маркус замялся.

— Ну, хорошо, только никому не говори. Никому. В его голосе Том услышал угрожающие нотки и

вспомнил другого Маркуса. Однажды тот отколотил двух молодчиков, которые обижали малышей. После этого случая с Маркусом побаивались связываться. Том пообещал, что запомнит номер телефона и никому не назовет. Маркус продиктовал цифры.

— А теперь рассказывай, что происходит в Стонхендже, — велел он.

— Комплекс оцеплен полицией. Пресса здесь, но никого к камням не подпускают. Все говорят о пришельцах, поскольку каких бы то ни было следов физического воздействия на валуне нет. Есть только вмятина на том месте, где он прежде лежал. Еще говорят, что вызваны армейские части, но я не верю. Ведь это же не вопрос национальной безопасности.

— А ты упомянул о свитке в своей статье?

— Естественно, но, боюсь, вырежут. Редактору это не слишком понравилось.

— Проклятие! — возмутился Маркус.

— Я надеюсь, им не удастся заткнуть рот всем журналистам, — мрачно добавил Том.

— Неужели так плохо? — удивился Маркус.

— Эй, приятель, очнись, — усмехнулся Том.

— Проклятие, — повторил Маркус. — Постарайся опубликовать статью, где только возможно. Ты не представляешь себе, насколько это важно.

— Догадываюсь, — вздохнул Том. — Маркус, если бы это был не ты, я подумал бы, что имею дело с сумасшедшим.

Бывают случаи, когда Вселенские силы вмешиваются в нашу жизнь и творят чудеса. В утреннем выпуске «Дейли мейл» появилась эффектная фотография измененного контура Стонхенджа на фоне оранжевого восхода солнца. Заголовок гласил: «Каменная тайна».

В выпусках других газет эта фотография сопровождалась заголовками «Нашествие инопланетян», «Передвинуты звуком», «Невероятное явление».

Все статьи изобиловали слухами. Лишь одна газета упомянула о свитке. Несколько изданий написали о секте, которая заявила, что передвинула валун силой звука.

- Напыщенный правительственный чиновник, выступая по телевидению, оповестил мировую общественность: «Конечно, всему этому есть вполне разумное объяснение. И мы его найдем».

Для того, у кого не развит разум и глухо сердце, неизвестное всегда ассоциируется с опасностью. Полиция, окружив Стонхендж плотным кордоном, запретила проезд транспорта по шоссе АЗОЗ, в результате чего на дорогах образовались гигантские пробки. В течение трех дней многочисленные группы интеллектуалов проводили дебаты. Каждая группа предлагала свою версию, объявляя ее единственно верной. Передвижение Камня приписывалось пришельцам, ангелам, дьяволу и даже Богу. О свитке упоминалось вскользь.

Человеческая фантазия не имеет пределов. А желание истолковать на свой манер непонятное преобладает над желанием установить истину. Двое местных жителей поклялись журналистам, что видели, как к комплексу подъехали мощные грузовики с подъемными кранами. Автомобилист сообщил, что на площадке в поте лица трудились какие-то мужчины. Так называемые очевидцы болтали о космических кораблях, огнях в небе и оглушительном гуле.

Зоранду пригласили принять участие в утренней программе телевидения. Он воспользовался случаем и рассказал о силе разума, о телекинезе... И только. Ведущие не позволили ему ни на йоту отступить от темы. Единственной пользой от его выступления стал свет с высокой частотой колебания, который он излучал на присутствующих.

А через несколько дней сексуальный скандал вытеснил происшествие в Стонхендже из рубрики новостей. Оно уже никому не было нужно, как холодный пудинг.

 

Глава 36

 

Мы постоянно получаем Божественные указания, хотя порой не ведаем об этом. Игнорируя свои чувства, мы отказываемся слышать зов души. Зная, что определенное действие приведет к неприятностям или даже несчастьям, но совершая его, мы сопротивляемся указаниям высшего «я». Эти указания часто поступают к нам в форме интуитивных побуждений. Если мы следуем им, то спокойно плывем по житейскому морю.

Маркус понимал, что бесполезно злиться на средства массовой информации, пренебрегшие рассказом о свитке, и на власти, блокировавшие Стонхендж. Тем не менее внутри его клокотал вулкан. Невозможно было увеличить частоту вибрации Камней на фоне низкой вибрации лиц, контролирующих ситуацию.

— Во всем есть высшая цель, — напоминала Элен, но успокоить Маркуса не сумела.

Тогда Джоанна жестко предупредила его:

— Своим поведением вы разрушаете защитный купол.

Фраза девушки на время охладила пыл Маркуса.

Они попробовали заняться медитацией в надежде получить Божественные указания, но ничего не почувствовали. Элен сказала, дескать, медитирование редко приносит озарение, это скорее подготовка к нему, рыхление почвы для посадки идеи.

Маркус снова начал метать громы и молнии.

В конце концов Джоанна заявила:

— Вы представляете опасность для нас, я больше не желаю видеть вас рядом.

Прогнать Маркуса она не могла, зная, какая ответственность лежит на нем, зато способна была сама уехать, чем бы это ей ни угрожало. Испугавшись за нее, Маркус принял мудрое решение, он отправился на гору побродить среди сосен. Физическая нагрузка и необычайная красота природы угомонили его и вернули ему оптимизм.

Придя вечером с прогулки, Маркус извинился за раздражительность. Элен в ответ улыбнулась, а Джоанна погладила его по голове и мягко сказала:

— Все мы бываем несносными.

— Я обнаружила еще одну иллюзию, — объявила Элен.

Джоанна потянулась за дневником.

— Считается: если вы беспокоитесь о ком-то, значит, любите его. Это заблуждение. Тревога ничего не доказывает. Истина состоит в том, что любовь — это абсолютное доверие и гармония.

— Здорово! — воскликнула Джоанна. — Я понимаю. Беспокойство на самом деле свидетельствует о твоей неуверенности, которую ты распространяешь на других.

— Правильно. Кстати, я сейчас подумала: то, что многие называют любовью, на самом деле всего лишь удовлетворение физической потребности. Любовь, как и ее антипод — ненависть, — это всегда следствие взаимоотношений, а не причина.

— Если исходить из того, что говорится в свитке о потоке, то получается, что настоящая любовь рождается в процессе ровной, стабильной связи, так? — спросил Маркус.

— Вот именно, — согласилась Элен. — Множество людей завязывают те или иные отношения. Это подталкивает их к самоанализу. Развод, который церковь и политиканы клеймят как подрывание основ общества, является на самом деле сигналом очнувшейся души.

— Подожди, мама, позволь я сформулирую. По твоим словам, иллюзия — утверждать, будто беспокойство о кои-то означает любовь. Истина заключается в том, что любящий полагается на разум любимого и предоставляет ему свободу действий.

— Замечательная формулировка.

— И еще. Иллюзия считать развод и расставание неудачами, — добавил Маркус. — Истина в том, что они являются отрезвляющими звонками усвоенного опыта.

— Отлично! Сразу две иллюзии! — воскликнула Джоанна и сделала запись в дневнике. — Не могу дождаться последней Великой тайны.

Джоанна и Элен рано отправились спать. Взяв книгу, оставленную прежним постояльцем, Маркус погрузился в чтение.

С огромным интересом он прочел о Мачу-Пикчу, городе инков, затерянном в лесистых горах. Согласно свитку это был межпространственный портал.

В свитке говорилось, что совпадения напоминают нам о том, что мы на правильном пути.

На следующее утро Элен и Джоанна рассказали о своих снах.

— Мне привиделось, будто мы находимся в Мачу-Пикчу и в руки нам летят золотистые лепестки, — поведала Джоанна. — Как вы думаете, что это значит?

Мать в изумлении уставилась на нее:

— Я тоже видела во сне Мачу-Пикчу. Сначала мрачные тени собрались у Солнечных ворот перед входом в священный город. Затем появились сотни людей в белом, их окружат яркий свет. Они выложили на земле круги из камней и стали ждать. А потом в небе над Мачу-Пикчу появились ангелы.

— А я читал про этот город, — вставил Маркус.

— Выходит, прошлой ночью мы все трое были тем или иным образом связаны с Мачу-Пикчу. Интересно, что это значит? — спросила Джоанна.

У Маркуса не было сомнений на этот счет.

— Это означает, что мы должны поехать туда.

— Но это в Южной Америке, не так ли? — нахмурилась Джоанна.

— В Перу. Мы можем долететь самолетом до Лимы, оттуда переправиться в Куско...

— Минутку, — с сожалением прервала Маркуса Элен. — Кроме упоминания в свитке о том, что это один из порталов света, боюсь, я больше ничего не знаю о Мачу-Пикчу.

— Я тоже, — сказала Джоанна. — Вы не расскажете нам об этом месте?

— С удовольствием, — согласился Маркус. — Но сначала немного об инках, коренном населении Перу. Центральная часть страны покрыта горами и джунглями. Инки по большей части жили в горных деревнях, для занятия земледелием они устраивали террасы на склонах гор. В книге есть фотографии акведуков, крепостей...

— Поразительно, — промолвила Элен.

— Инки изготавливали замечательные украшения из золота. По нашим алчным западным стандартам, они обладали несметным богатством, и, разумеется, испанцам захотелось овладеть им. В тридцатых годах шестнадцатого века они вторглись на территорию инков. Это была кровавая бойня. Ужасающая со всех точек зрения. — Маркус покачал головой, словно не верит в такое варварство.

Джоанна вздрогнула, н по ее рукам пробежали мурашки.

Маркус продолжил:

— К счастью, испанцы не добрались до Мачу-Пикчу. Сведения о древнем городе затерялись задолго до их вторжения. Автор книги предполагает, что население города умерло от чумы или от голода во время засухи. Никто точно не знает. Это загадка.

Элен нахмурилась, переживая судьбу индейцев.

— В 1911 году американский исследователь Бингем обнаружил Мачу-Пикчу. По его мнению, это было последнее прибежище инков. Золотых изделий он там не нашел, зато собрал богатую археологическую коллекцию.

— Похоже, в наши дни люди считают, что в воровстве нет ничего зазорного, — заметила Элен.

— Да, похоже. Так вот, в Мачу-Пикчу очень много зданий для отправления религиозных обрядов. Поэтому его считают духовным центром древних индейцев. А некоторые полагают, что это... гигантские солнечные часы! — Маркус сделал паузу. — Сначала Стонхендж, затем Мачу-Пикчу. Поскольку об этих местах почти ничего неизвестно, проще всего уподоблять их солнечным часам. Но слушайте дальше. Вызывает изумление мастерство строителей: каменные блоки весом в сотни тонн подогнаны столь плотно, что между ними лезвие бритвы не просунуть. А ближайшая каменоломня, между прочим, расположена в пяти .километрах от города.

— Опять телекинез? — предположила Джоанна.

— Возможно, — согласился Маркус. — Позже Бингем разыскал дорогу, тоже сложенную из аккуратно подогнанных камней. А еще он видел огромные ступени, которые ведут к ритуальным бассейнам. Всякий, кто направлялся в город, волей-неволей проходил через эти резервуары, в них по виадуку до сих пор — спустя столько лет! — поступает вода из источников.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...