Главная Обратная связь

Дисциплины:






Саронг (сарунг) — мужская и женская одежда народов Индонезии и сингальцев Шри-Ланки: кусок хлопчатобумажной ткани, обернутый вокруг бедер в виде длинной юбки. 10 страница



— А у нас, европейцев, хватало наглости называть индейцев варварами! — возмутилась Джоанна.

— Итак, Мачу-Пикчу на самом деле является межпространственным порталом, — подвела итог Элен. — Нужно ехать туда и восстанавливать свет.

— Вот я и намерен войти в Мачу-Пикчу через Солнечные ворота, — с решительным видом заявил Маркус.

— Наверное, проживавшие там люди были стражниками портала, — подумала вслух Джоанна. — Если каждый, кто следовал в город, был вынужден проходить через ритуальные бассейны, значит, он очищался, прежде чем попасть в место со священной энергией.

— Странно, что город вымер, — пробормотала Элен.

— Между прочим, там найдены исключительно женские скелеты, — сказал Маркус.

— Почему? — удивилась Джоанна. Маркус пожал плечами:

— Автор книги не знает. Но я выясню это.

— Не забывайте о темных силах, — предупредила Элен.

Маркус ощутил приступ тревоги. Джоанна попыталась шуткой ободрить его:

— Мама говорит, что Стонхендж недаром блокирован. Вас явно посылают в Мачу-Пикчу.

— Ну конечно! — усмехнулся Маркус и запустил в Джоанну подушкой. Девушка увернулась и погрозила ему кулаком. «Похоже, молодые благоволят друг к другу», — подумала Элен.

Глава 37

Маркус и Джоанна молча брели по лесной тропинке, изредка бросая взгляды на озеро, в котором отражалось ярко-голубое небо. Над цветущими кустами, притягивавшими тучи жужжащих насекомых, танцевали бабочки.

Маркус размышлял о том, как бы исподволь убедить Джоанну поехать вместе с ним в Перу. Хотелось, чтобы она сама вызвалась сопровождать его. Маркус принялся рассказывать о Мачу-Пикчу, упирая на значение древнего города для спасения человечества от темных сил. Джоанна с энтузиазмом поддержала разговор, но и только. В конце концов Маркус не выдержал.

— Я буду очень рад, если вы поедете со мной, — выдавил он, злясь на себя за умоляющий тон.

Джоанна рассмеялась и покачала головой:

— Нет, это ваша часть работы. И в любом случае я не имею права оставить здесь маму в одиночестве.

— Но вы можете обе поехать со мной.

Джоанна снова рассмеялась, и Маркус помрачнел. Эта девушка представляла для него загадку. Обычно женщины легко поддавались его обаянию. Почему же Джоанна не такая, как все?

Маркус украдкой посмотрел на спутницу: стройная фигура, светло-голубые шорты и белый топ, длинные загорелые ноги... Ох, до чего тянет обнять упрямую!

Джоанна, словно прочитав его мысли, с лукавым видом завела новый разговор:

— Помните? В свитке сказано: привязанность к чему-либо останавливает поток.

— Что вы подразумеваете?

— Ничего. Просто согласна: нельзя блокировать естественный и потому правильный ход событий.



Маркус опешил: что это — категорический отказ или, наоборот, поощрение к решительным действиям? «А! Гори все синим пламенем», — вдруг подумал он и пробормотал:

— Иди ко мне.

Он рывком притянул Джоанну, и она крепко прижалась к нему. И время остановилось для них, ибо они перенеслись в другое измерение.

Спустя несколько часов они шагали домой, держась за руки. Им казалось, что сосны источают свет, а птицы поют райскими голосами. Все представлялось новым и необычным. Старые обиды исчезли без следа. Оба были счастливы, а Маркус вдобавок ощущал себя победителем.

Около дома они встретили Элен. Она заметила их сияющую ауру и подумала с улыбкой: «Наконец-то!»

Когда Маркус отправился в город покупать билет до Лимы, Элен ласково обратилась к дочери:

— Ты будешь скучать без него, верно?

— Конечно, буду, — согласилась Джоанна. — Как и

ты.

— Это не одно и то же, — улыбнулась Элен. — Я рада за тебя. Он отличный парень. И вы прекрасно смотритесь вместе.

— Мама, еще рано так говорить, — насторожилась Джоанна.

— Ты находишь? — обронила Элен и сменила тему: — Как по-твоему, не слетать ли нам в Перу?

— Ты шутишь?

— Нет, не шучу. Разумеется, мы должны быть там.

— А разве мы можем себе это позволить?

— Некоторые вещи просто необходимо себе позволять. Джоанна обняла мать:

— Почему ты не сказала этого раньше?

— Просто у меня такое чувство, что Маркус должен один пройти этой дорогой. Мы присоединимся к нему позже.

— Возможно, ты права, — задумчиво произнесла Джоанна. — Хотя я с удовольствием составила бы ему компанию.

— Поступай, как считаешь правильным.

— Спасибо за доверие, — улыбнулась Джоанна. — Я всегда знала, что ты меня любишь. Знаешь, наверное, действительно не надо ему говорить, что мы собираемся в Перу. А то он обязательно будет просить, чтобы я пошла с ним в Мачу-Пикчу.

— Да, — согласилась Элен.

Через два часа Маркус позвонил в Кумека-Хаус и сообщил Зоранде, что завтра отбывает в Лиму, а оттуда в Куско.

— Я еду один, — сказал он.

Положив трубку, Зоранда собрал членов общины и поведал им о планах Маркуса. Некоторое время все молчали.

— А мы можем позволить себе это? — спросил кто-то.

— Некоторые вещи просто необходимо себе позволять, — ответил Зоранда. — Семеро из нас должны ехать. Это наша судьба. Таков закон Вселенной.

Помолившись, члены общины стали звонить в банк, друзьям и родственникам, чтобы раздобыть деньги на путешествие в Перу.

Когда в дело вмешивается Дух, все происходит моментально. За сорок восемь часов они приобрели билеты до Перу.

Маркус позвонил Тони и сказал, что вылетает в Мачу-Пикчу и постарается сделать все возможное, дабы освободить портал для света. Тони пожелал ему удачи и пообещал поддерживать связь по электронной почте.

Положив трубку, Тони крепко задумался. А через десять минут он уже звонил в туристическое агентство.

Глава 38

Полет до Перу оказался более долгим и утомительным, чем предполагали Элен и Джоанна. В соседи им достались три крупные женщины с пронзительными голосами. Сначала трио жаловалось на забастовку мусорщиков, затем на собственные болезни, потом на невнимание родственников. Во время обеда они поносили сослуживцев, а после обрушились на медицинское обслуживание, загрязнение окружающей среды и политику правительства.

Когда полные леди стали смаковать ужасы автомобильных катастроф, Джоанна, вытаращив глаза от удивления, прошептала матери:

— Чем мы сумели привлечь таких людей?!

Элен усмехнулась:

— Возможно, это напоминание о том, какими мы иногда бываем.

— Неужели мы бываем такими плохими? — поразилась Джоанна.

— Не всегда осознаешь, какую источаешь энергию.

— Думаешь, они демонстрируют нам нашу негативную сторону?

— Кто знает! А может, это предупреждение против негатива. Или же нам предоставляется случай излить на них свет любви.

— Так давай попробуем. Только бы помогло!

 

Глава 39

 

Бывают моменты, когда человек чувствует себя на вершине счастья.

Несмотря на разреженный воздух и тяжелый рюкзак, Маркус весело шагал по дороге, пробитой много веков назад трудолюбивыми инками. Путь казался ему удивительно знакомым, словно он проделывал его тысячу раз. Позвякивая подковами сапог о тщательно обтесанные каменные плиты, Маркус воображал, как их укладывает множество краснокожих узкоглазых мужчин в шляпах и красочных пончо. «Только необычные люди могли строить с такой аккуратностью на такой пересеченной местности», — думал Маркус. Подойдя к ритуальным бассейнам, он с задушевным трепетом омыл руки в священной воде. Проводник и носильщики с безучастными лицами наблюдали за ним.

Два дня назад, прибыв в Куско, Маркус присоединился к туристической группе из восьми человек. Экскурсия началась с железнодорожного вокзала. Туристы проехали вдоль потрясающе красивой реки Урубамба, которая протекала по Священной долине. На каждой станции поезд окружали местные жители и старались всучить всякую дребедень. Маркус мужественно избегал ненужных покупок, однако листья коки, которые, по слухам, спасают от высотной болезни, попробовал.

От коки, оказывается, немеет язык. Маркусу это было ни к чему. Общительный по натуре, он перезнакомился со всеми членами группы и даже подружился с парочкой аборигенов, хотя те разговаривали только на своем диалекте. Впрочем, языковой барьер никогда не существовал для Маркуса.

В горах крутые подъемы сократили общение туристов до минимума. К вечеру все выбились из сил и устроили приват. Ночевали в палатках. Утром Маркусу захотелось побыть одному и он отстал от группы. Спутники, почувствовав настроение молодого человека, не стали ни звать его, ни поджидать.

Маркус шел, словно древний священник, направляющий стопы к источнику мудрости. И тут это случилось.

Высоко в небе появилось пятнышко, затем еще несколько. Пятнышки начали стремительно вырастать в огромных птиц. Вскоре пять кондоров закружили прямо над Маркусом.

Потрясенный парень отчетливо различил белые «воротники» и хищно загнутые клювы.

Шагавшие впереди туристы обернулись и застыли от ужаса.

В Андах можно увидеть одного, ну, двух кондоров. Но сразу пять — это просто фантастика!

Птицы парили, поворачивая головы с боку на бок. Они как будто изучали Маркуса. Тот стоял ни жив ни мертв. Внезапно кондоры взмыли и растаяли в небесной дали.

Туристы радостно закричали и зааплодировали. Рукоплескания привели Маркуса в чувство. Он попробовал сохранить спокойствие, подобно древнему священнику. Но изумление было слишком велико, и Маркус выплеснул его, рассмеявшись от души. Жаль, что при этом не присутствовала Джоанна. Разыгравшаяся сцена проняла даже носильщиков и проводников. Они разулыбались и бойко залопотали между собой, поглядывая на Маркуса с гораздо большим почтением, нежели просто на иностранца.

Маркус присоединился к группе, и все продолжили подъем.

На следующее утро Маркус вылез из палатки затемно и побежал к Солнечным воротам. Он чувствовал, что должен встретить рассвет на пороге Мачу-Пикчу.

Маркус успел вовремя. Сверкающий оранжевый диск величаво поднялся над горами и осветил древний город.

Маркус пересек Солнечные ворота и застыл, пораженный. Прямо перед ним стрелой уходила в небо Лунная гора, ближе лежали руины прекрасных храмов, ниже — развалины частных домов. И повсюду порхали разноцветные бабочки размером с воробья. Из груди Маркуса вырвалось восхищенное «О-о-о!».

На других туристов бабочки не произвели никакого впечатления. Они оставили рюкзаки у будки возле Солнечных ворот. Маркус последовал их примеру. Из будки вышел гид. На вполне сносном английском он предложил двинуться на осмотр достопримечательностей.

Туристы обратили внимание на камни, из которых были сложены дома и храмы. Каким образом древние инки доставляли эти глыбы в город? Наверное, тут не обошлось без помощи высших сил или пришельцев. Гид, выслушав предположения, надменно выпятил подбородок.

— Мои предки обладали достаточными знаниями, для того чтобы перемещать тяжести, — заявил он. — Это были передовые люди.

Маркус спросил, почему во вновь открытом городе были обнаружены преимущественно женские останки. Гид пожал плечами.

— Может быть, — сказал он, — здесь располагался храм Дочерей солнца. А может, крепость: мужчины ушли воевать с врагами, и все погибли. Во всяком случае, мор наступил не от голода: на горных террасах выращивалось гораздо больше продукции, чем требовалось горожанам.

Маркус сел на большой камень, известный как Итихуатана, и задумался. Гид объяснил, что это солнечные часы, но Маркус чувствовал: все далеко не так просто. Вокруг Итихуатана наверняка проводились масштабные церемонии. С какой целью? Разумеется, чтобы защитить двухсторонний межпространственный портал. Но куда делись защитники?

Неугомонный гид повел группу по склону холма к тюрьме. Маркус поспешил за всеми. Гид показал на валун в форме кондора и сказал, что это страж тюрьмы. Туристы обозрели камеры. Что-то тревожило Маркуса, и он обрадовался, когда экскурсия завершилась.

Его поманила Лунная гора. Она казалась часовым, застывшим на посту. Маркус подошел к ней и начал подниматься по крутому склону. Немного погодя он обнаружил ход, который вел к храму, где размещалась обсерватория. Храм был закрыт для публики, поэтому Маркус продолжил путь по узкой тропе. Добравшись до вершины, он сел на валун.

Он был один. Верховный жрец своего царства. Однако недолго.

На вершину поднялся щуплый старик в вязаной шапочке и пончо. Обветренное лицо, изборожденное морщинами, обрамляли длинные, до плеч, волосы. Старец быстро подошел к Маркусу и устремил на него внимательный взгляд темных, прямо-таки бездонных глаз. УМаркуса, как и при первой встрече с Элен, возникло ощущение, что его видят насквозь.

— Ты пришел! — воскликнул старец.

— Что?

— Мачу-Пикчу ждет тебя. По поведению кондоров ты должен был понять это.

Старец оказался мудрецом и целителем. Он опустился на корточки и поведал Маркусу о том, что в действительности произошло в Мачу-Пикчу.

 

Глава 40

 

В качестве преамбулы старец сообщил, что Мачу-Пикчу является самым священным местом на Земле.

— Это ворота к Богу! — объявил старец, стукнув Маркуса по колену темным костлявым пальцем, чтобы подчеркнуть значение своих слов.

Бог специально поместил Мачу-Пикчу среди труднодоступных гор, ибо только посвященным разрешалось жить в этом городе. Избранные Богом охраняли ворота в небеса с помощью особых церемоний.

В далекие времена путь от ближайшего селения до Мачу-Пикчу занимал три-четыре дня. В течение их паломнику следовало исполнить священные обряды, используя воду из семи ритуальных бассейнов. Таким образом он очищал душу и тело. Его сознание достигало высот, позволяющих войти в город. Кроме жрецов и жриц, в Мачу-Пикчу проживали монахи, в обязанности которых входили работа по хозяйству и защита портала от случайных посетителей.

— А кто пользовался порталом? — спросил Маркус.

— Через него проникали на Землю ангелы света и инопланетные мудрецы. Они доставляли Божественные послания и информацию со всего мироздания. Жрецы распространяли послания по земным городам и весям через энергетические линии.

— А кто такой ангел? — осторожно поинтересовался Маркус.

Старец усмехнулся наивности собеседника.

— Ангел — высокодуховное существо. Он никогда не переселяется в человеческое тело. Он служит посредником между Богом и человеком. Ангелы окружают нас, но они недоступны обычному зрению, поскольку имеют неимоверную частоту вибрации. — Старец помолчал. — Твой ангел-хранитель очень красив и умен. Он находится совсем рядом с тобой и сверкает множеством красок. Поблизости и другие ангелы, они ждут указаний.

Маркус открыл было рот, но старец движением руки остановил вопрос и продолжил:

— Ангелы призваны помогать нам, но они не могут выполнять свою работу, пока мы игнорируем их. Они вынуждены замедлять вибрацию, чтобы попасть в тяжелые слои земной атмосферы. Спускаться на Землю через специальные порталы им значительно проще и легче.

— Такие, как Мачу-Пикчу?

— Да. Этот отличается от прочих тем, что осуществляет двухстороннюю связь. Жрецы направляли свои послания во Вселенную и получали ответы из разных галактик.

Старец затих. Дюжина вопросов крутилась на языке у Маркуса, но и он хранил молчание. Наконец старец вздохнул и, покачав головой, промолвил:

— Сейчас портал захвачен злыми силами. Темные ангелы несут миру хаос.

— Как такое случилось?

Старец не ответил. Он как будто погрузился в воспоминания.

— Люди, жившие в Мачу-Пикчу, были очень чисты. Они посвящали жизнь гармонии и миру. Заветной мечтой каждого являлось вознесение.

— А что это такое?

— Выпускной бал по окончании школы Земли. Возвышение над страданиями этого мира. Прощание с ним. Расставание с физической оболочкой. Но сегодня все иначе. После вознесения можно остаться на Земле и продолжать служить Богу. Или вознестись, сохранив плоть, она просто превратится в свет. Правда, это по-прежнему доступно только лучшим из лучших, чистейшим из чистейших. — Старец снова слегка ударил пальцем по колену Маркуса. — Это кульминация жизни, посвященной служению истине. Взгляни! — Он указал вниз, на здание, которое охранял каменный кондор. — Гиды говорят, что это тюрьма! — Голос дрогнул, словно выдавая давнишнюю обиду. — Тюрьма в городе вознесения! Нет! Нет! Здесь не было тюрем. Здесь все служили Богу, и тюрьмы были не нужны. В этом здании стояла чаша с проточной водой. Сюда привозили посвященного, чтобы он очистился перед церемонией. Кроме того, звук падающей воды усиливал его вибрацию. Нынешним экскурсоводам невдомек, что глубоко под землей есть еще одно помещение. Туда посвящаемый спускался для предельного сосредоточения. Оно помогало ему выдержать испытание змеями. После испытания посвящаемого отводили в храм Луны и оставляли в одиночестве. На следующий день он участвовал в церемонии, посвященной Солнцу, становился жрецом.

— И все-таки как случилось, что Мачу-Пикчу захватили темные силы? Куда делись жрецы?

— Вознеслись. Они решили, что выполнили свою задачу. Они не сомневались, что враги никогда не найдут Мачу-Пикчу. Перед последней церемонией монахам позволили уйти. Жрецы собрались у Итихуатаны и занялись медитацией. В это время жрицы поднялись на Лунную гору. В их задачу входило поддерживать жрецов заклинаниями и молитвами. Когда лучи восходящего солнца коснулись Итихуатана, жрецы превратились в свет. Жрицы спустились в храм Луны, легли на пол и спокойно приняли смерть.

— О Господи, — прошептал потрясенный Маркус. Старец вздохнул:

— Жрецы думали, что хорошо укрыли портал. Они разместили в стратегически важных местах священные символы защиты. Они не предполагали, что один из монахов выболтает, как попасть в Мачу-Пикчу. Что спустя столетия американец нагрянет сюда и найдет священные символы. Что темные силы захватят портал и начнут использовать в своих целях. Многие служители света пытались остановить нашествие зла, но безуспешно. — Старец вонзил взгляд в Маркуса. — Вот почему прислали тебя. Ты должен освободить Врата Бога.

Маркусу в который уже раз за последние полчаса захотелось крикнуть: «Ну почему я? Что я могу сделать?» Старец без труда прочитал его мысли.

— Тебе не нужно ничего делать. Ты несешь в себе Свет. Этого достаточно. — Он улыбнулся, заметив смущение Маркуса. — Но главное: ты ведешь за собой других.

Маркус покачал головой:

— Нет, я пришел один.

Старец улыбнулся: он знал больше Маркуса.

— У тебя есть еще вопросы?

Маркус подумал, что Элен и Джоанна наверняка захотели бы узнать, как на самом деле был построен Мачу-Пикчу.

— Его построили ангелы, — ответил старец, чем изумил Маркуса, тот не успел и слова произнести. — Они с помощью звуков вырезали камни из гор и придавали им нужную форму. Используя силу мысли, они перемещали плиты и укладывали в определенном порядке. Звук и свет, которые они излучали, были настолько необычны, что привлекали сюда праведников со всей Южной Америки. Эти люди стали первыми хранителями портала.

— Но ведь не весь Мачу-Пикчу был построен ангелами, не так ли?

— Нет, не весь. Дома монахов соорудили люди. Разница налицо.

Внезапно старцем овладело беспокойство.

— Опасность, — забормотал он и закрыл глаза. — Опасность. Две женщины ищут тебя. Они в опасности.

Маркус побледнел. Наверное, что-то случилось с Джоанной и Элен. Он не должен был оставлять их на произвол судьбы.

— Они лишились защитного купола света, — продолжал бормотать старец. Он открыл глаза и указал на город.

Маркус вскочил и схватил бинокль, висевший на шее.

— Джоанна! Элен! — воскликнул он, вглядываясь вниз.

— Не только.

Маркус чуть повернул бинокль и увидел мужчину, крадущегося вдоль стены.

 

Глава 41

 

Маркус закричал, но его крик растворился в воздухе. Тогда он ринулся вниз по склону горы, не обращая внимания на мелкие камни и кустарники. Ноги сами несли его. А позади он слышал шаги проворного старца.

«Джоанна! Элен! Берегитесь!» — мысленно кричал Маркус.

Он едва поспел. Мужчина замахнулся ножом на Джоанну.

— Не-е-е-т! — завопил Маркус.

Джоанна резко обернулась. Нож вонзился ей в бок. Кровь брызнула во все стороны. Джоанна зашаталась, а мужчина вытащил нож и снова замахнулся.

Маркус разъяренным тигром бросился на негодяя и выбил нож. Мужчина отскочил в сторону и юркнул за дом. Через несколько секунд, показавшихся Маркусу вечностью, какой-то турист побежал вдогонку за ним.

Джоанна, белая как мел, лежала на земле. Старец опустился возле нее на колени, а Элен, дрожа, как в лихорадке, прижалась к груди Маркуса.

— Господи, помоги ей, помоги ей, — шептала она.

Неизвестно откуда появились местные жители. Старец умелыми движениями стянул края раны, оторвал кусок полы от своей рубашки и перебинтовал Джоанну.

— Отнесите ее ко мне, — велел он местным жителям.

Те быстро соорудили из двух палок и пончо носилки, уложили на них стонущую девушку и побежали легко и плавно к Солнечным воротам.

Следом неслись старец, Элен и Маркус.

К Элен подбежал опрятно одетый господин. Женщине, обезумевшей от страха за свою дочь, было совсем не до разговоров, и она не оглянулась.

— Да постойте же! — Господин поймал ее за руку. — Элен! Это я, Тони. Что случилось? Вы в порядке?

Элен разрыдалась.

— Неужели она умрет?! — только и смог разобрать Тони.

Глава 42

 

Дом старца был сложен из камней и покрыт тростником. Распахнув дверь, Элен и Тони увидели, что Джоанна лежит на соломенном тюфяке. Маркус с осунувшимся серым лицом сидит рядом, а молодая индианка жжет благовония. Элен рванулась к дочери, но Тони удержал ее и тихо подвел к тюфяку.

Из соседней комнаты вышел старец. Он влил в рот Джоанне обезболивающее зелье, перевязал ее тряпкой, смоченной в травяном настое, и поздоровался с Элен и с Тони.

— Ваша дочь поправится, — заверил старец Элен. — Нож не задел жизненно важные органы. Она потеряла много крови, по это не страшно.

— Откуда вы знаете? — спросила Элен.

— Я вижу состояние внутренних органов. — Старец взял Элен за руку и заглянул ей в глаза. — Наш священный долг вылечить ее и вернуть вам.

Сила взгляда у него была такова, что Элен чуть не упала. Тони крепко обнял ее. Как давно она не чувствовала мужскую поддержку! Элен опустилась на земляной пол рядом с дочерью и стала нежно гладить ее по бедру. У Джоанны задрожали ресницы, она приоткрыла глаза, узнала мать, вздохнула и погрузилась в глубокий сон.

В сумерках Элен вышла из дома. Старец, местные и Тони сидели вокруг масляной лампы и что-то обсуждали.

Тони принес стул для Элен и рассказал: приходил турист; он доставил рюкзак Маркуса и сообщил, что человек, покушавшийся на Джоанну, мертв:

— Увидел, что его насгигаюг, и прыгнул в пропасть.

— Хорошо! — процедила Элен, испытывая злобное удовлетворение.

Тони робко улыбнулся:

— Успокойтесь.

— Если бы я поймала его, то задушила бы собственными руками!

Тони удивило подобное торжество основного инстинкта. И у кого? У Элен!

— Это был китаец, который все время преследовал нас, да?

Топи кивнул:

— Похоже, что так. Наверняка он работал на Стурова, тот до сих пор пытается остановить нас.

— Ничего у него не выйдет!

Тони нахмурился:

— Элен, вы очень устали. Вам нужно пойти в гостиницу и как следует выспаться. Здесь вы ничем не поможете. Маркус побудет с Джоанной, она в хороших руках. — Он помолчал и добавил твердым тоном: — Хотя я считаю, что ее лучше отправить в больницу.

Лечение у Тони всегда ассоциировалось со стерильностью и лекарствами.

Старец, внимательно наблюдавший за ними, сказал Элен:

— Воздух в моем доме наполнен целительным светом. Каждое дыхание вашей дочери идет ей на пользу. Не беспокойтесь о ней. Идите и отдохните хорошенько.

Элен понимала, что старец и Тони правы. Однако ей очень не хотелось разлучаться с Джоанной. «Ни в коем случае нельзя раздваиваться», — подумала она и впилась ногтями в ладонь, чтобы сосредоточиться.

И здравый смысл возобладал. Элен улыбнулась Тони и кивнула.

Тони спросил, в какой гостинице она остановилась. Покраснев, Элен призналась:

— Это.нечто вроде постоялого двора в Аквас-Кальентес.

Деревня, названная Элен, располагалась неподалеку от железнодорожной станции. Там обычно останавливались небогатые туристы.

«Я впадаю в снобизм», — с горечью подумала Элен.

Тони, заметив ее смущение, почти командным тоном заявил:

— Ладно, пусть ваши вещи лежат там, но на ночь я устрою вас в отель «Мачу-Пикчу».

К его удивлению и к удивлению самой Элен, она согласилась без колебаний.

— Позаботьтесь о Джоанне, — сказала она Маркусу, заглянув в дом, и Маркус улыбнулся в ответ.

Старец попросил племянника отвезти гостей в отель. Тони помог Элен спуститься по ступенькам на дорогу, усадил в побитую машину и устроился рядом. Племянник включил мотор, и они тронулись в путь.

При каждой колдобине Элен нервически вздрагивала, Тони успокаивающе обнял ее за плечи. «Какой же он добрый», — с благодарностью подумала Элен. И тут впервые заметила кровь на своей одежде.

— Ох, я не могу появиться в отеле в таком виде! — в ужасе воскликнула она.

— Не волнуйтесь, я обо всем позабочусь, — заверил ее Тони.

Когда они подъехали к отелю, Тони оставил Элен в машине, а сам отправился договариваться насчет номера. Через некоторое время он вернулся, неся в руках длинную шерстяную накидку.

— Накиньте вот это, — сказал он. — А вообще-то я предупредил, что с вами произошел несчастный случай. Так что надеюсь, никто приставать к вам с вопросами не будет.

Он умолчал о том, что слухи о происшествии в Мачу-Пикчу уже достигли отеля. Они поднялись в его номер.

— Свободных мест нет, — смущенно объяснил Тони. — Может быть, вы переночуете у меня?

Элен остолбенела от неожиданности.

— Элен, — тихим, проникновенным голосом промолвил Тони. — У вас шок. Примите горячую ванну, а я пока закажу чай и еду. А потом мы поговорим, если хотите.

И снова Элен согласилась без всяких возражений, удивив себя и его.

Приняв ванну и облачившись в рубашку Тони, которая была ей здорово велика, Элен легла на кровать и укрылась одеялом. Тони сел на краешек кровати и принялся нежно гладить Элен по голове. Тем самым он исцелял ее от тревог, хотя и не подозревал об этом.

У Тони не было никаких иных мыслей, кроме желания позаботиться о замечательной женщине. Сердце его открылось, грустные воспоминания детства исчезли. Чем больше мы отдаем, тем больше приобретаем.

Он продолжал гладить Элен, пока она не уснула, а затем отправился спать на диван.

 

Глава 43

 

На следующее утро они вернулись в дом старца.

Джоанна сидела, обложенная грудой больших красных, синих, черных, белых и фиолетовых подушек. Двигаться ей было больно, но щеки у нее розовели. А вот Маркус после бессонной ночи выглядел ужасно.

Тони предложил Маркусу съездить в Аквас-Кальентес за вещами Элен и Джоанны.

— Вам нужно помыться, побриться и немного поспать, — сказал он. — Сразу почувствуете себя лучше.

Маркус отрицательно покачал головой, но Элен и старец убедили его согласиться на предложение Тони.

— Нам позже очень потребуется ваша помощь, — заявили они.

Племянник старца отвез Тони и Маркуса в деревню.

Хозяйка постоялого двора стояла на деревянном крыльце и, подбоченясь, громко судачила с соседкой. Племянник старца обратился к хозяйке на местном диалекте. Та уже была наслышана о покушении на туристку и чуть не грохнулась с крыльца от удивления, узнав, что ранили ту самую девушку, которая с матерью сняла у нее комнату.

Поахав и поохав, хозяйка разрешила мужчинам забрать вещи Элен и Джоанны, смекнув, что сможет снова сдать комнату, благо поезд с очередными туристами

на подходе. Пока Тонн собирал и упаковывал вещи, Маркус прилег на кровать и моментально уснул.

Хозяйка попробовала разбудить его, но племянник старца перехватил занесенную руку.

— Не трожь-человека-кондора, — внушительно произнес он.

Оробевшая хозяйка покинула комнату.

Племянник отправился по своим делам, а Тони решил прогуляться на рынок. Пока он разглядывал серебряную посуду, кожгалантерею, уникальные гончарные изделия, разложенные на прилавках, хозяйка, захлебываясь словами, делилась новостью о временном постояльце с дочерьми, лучшей подругой и соседями.

Проснувшись, Маркус почувствовал себя бодрым как никогда. Он вскочил с кровати, разыскал хозяйку и попросил подогреть воду. Хозяйка с радостью выполнила просьбу мужчины-кондора.

Приняв душ и побрившись, Маркус попросил чашечку кофе и немедленно ее получил. Он полез в карман, чтобы расплатиться, но хозяйка замахала руками, дескать, ни в коем случае, и удалилась. Маркус удивленно пожал плечами и принялся за ароматный напиток. Тут он заметил лица, прилипшие к окну. Будучи человеком вежливым, Маркус улыбнулся зевакам — и задернул штору.

Тони появился в тот момент, когда Маркус допивал кофе, вскоре пришел и племянник старца. Перед отъездом им пришлось долго пожимать руки многочисленной родне хозяйки.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...