Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 13. Подозревается школьный учитель



 

Нэнси и ее подруги оторопели. Не успели они прийти в себя, как из дома вышла горничная и обратилась к мадам Дюпон:

— Извините, я случайно подслушала ваш разговор о человеке по имени Обер. Мне кажется, я могу вам помочь.

— Чем же, Эстель? — удивилась мадам Дюпон. Горничная, почти такая же молодая, как американки, обратилась к Нэнси:

— Я родом из Орлеана. Два года назад, когда я училась в школе, месье Обер работал там учителем.

Нэнси не могла прийти в себя от изумления. Неужели разгадка близка?

— Расскажите, пожалуйста, о нем. Сколько ему лет? За пятьдесят?

— Да. — И Эстель подробно описала внешность своего учителя. Похоже, это был тот самый Луи Обер.

— А его адреса у вас нет?

— Я знаю только, что он живет в Орлеане.

— А вы когда-нибудь видели его жену? — продолжала допытываться Нэнси.

— Нет, — отрицательно покачала головой Эстель. — я даже имени ее не знаю.

— Что ж, огромное спасибо. То, что вы рассказали, может очень нам пригодиться.

Нэнси поблагодарила и Дюпонов, а те в свою очередь сказали, что были счастливы познакомиться с такими очаровательными девушками из Америки, и пожелали удачи.

По дороге домой разговор шел только о Луи Обере.

— Ты думаешь, что он ведет двойную жизнь — с одной стороны, уважаемый в городе учитель, а с другой — мошенник? — недоумевала Бесс.

— Похоже на то, — отозвалась Джорджи.

— А может, съездим в Орлеан и все разузнаем? — предложила Нэнси. И все согласились с ней.

На следующее утро девушки встали пораньше, позавтракали и, предупредив хозяев, что могут заночевать в Орлеане, отправились в путь. Мадам Бардо расцеловала их на прощание и попросила:

— Если задержитесь, то обязательно позвоните.

— Конечно, — пообещала Нэнси. — Заодно расскажем все новости.

По дороге девушки беседовали об Орлеане и его месте в истории Франции.

— Орлеанская Дева, Жанна д'Арк — моя любимая героиня с детства, — сообщила Бесс, а Джорджи сказала:

— Да, девушка-воительница — это мне нравится! А какая она была бесстрашная! Но я не очень помню, что там с ней произошло.

— Жаль, что Жанны нет с нами сегодня, — улыбнулась Нэнси, — Она могла бы нам помочь.

— Представляете, совсем юная девушка, простая крестьянка, спасла свою родину, — продолжала восхищаться Бесс.

— Ей было семнадцать лет, когда она пришла к французскому полководцу и потребовала у него коня, доспехи и отряд солдат, чтобы драться с английскими завоевателями, — принялась рассказывать Нэнси.

— Держу пари, он ее высмеял, — вставила Джорджи.

— Да, сначала высмеял. Но в конце концов дал ей все, что она требовала. Жанна хотела возвести на престол дофина[4], Карла VII. Коронация должна была проходить в Реймсе, а Реймс был захвачен англичанами. Карл был человек слабый и небогатый.



— И все же он желал вступить на престол? — спросила Джорджи.

— Он не хотел, чтобы Франция попала под власть англичан, — объяснила Нэнси. — Когда Жанна пришла ко двору и предложила свою помощь, дофин решил испытать ее.

— Как же? — поинтересовалась Джорджи.

— Он смешался с толпой придворных, а одного из сановников попросил сесть на трон. Но ему не удалось провести Жанну. — Нэнси убрала со лба прядь волос и продолжала:

— Она лишь раз взглянула на человека на троне, а потом направилась прямо к Карлу и склонилась перед ним в низком поклоне. Все были невероятно изумлены — ведь она никогда до этого его не видела.

— Да, да, — подтвердила Бесс. — Жанна утверждала, что у нее было видение дофина — вот она его и узнала. Джорджи сдвинула брови:

— Удалось ей в конце концов доставить короля в Реймс?

— Конечно. Карл дал ей меч, знамя и войско. Ив 1429 году она въехала в Орлеан и освободила его от англичан. Карл был коронован.

— А потом — такой ужас, — вздохнула Бесс, — ее схватили, обвинили в ереси и сожгли на костре.

— А знаете, — закончила свой рассказ Нэнси, — спустя двадцать четыре года после казни Жанны в Руане ее объявили невиновной. И теперь считают святой.

Девушки замолчали. Любуясь прекрасными пейзажами, они думали о трагической судьбе юной француженки. Воздух был наполнен ароматом фруктов и цветов.

Когда они въехали в Орлеан, Бесс попросила Нэнси прямиком направиться на знаменитую старинную площадь Виль-Мартруа, где установлена конная статуя Жанны д'Арк. Нэнси поставила машину на одной из боковых улочек, и девушки подошли к памятнику. На высоком пьедестале в полном вооружении восседала на коне юная девушка.

Вдруг откуда-то донеслась музыка.

— Марш. — Определила Джорджи. — Что там такое?

На площади начали собираться люди. Нэнси спросила своего соседа, по какому случаю играет оркестр. Тот ответил, что сейчас по улицам города пройдет торжественный парад. Скоро вся площадь была заполнена зрителями.

— Простите, месье, — снова обратилась Нэнси к соседу. — Вы случайно не знаете учителя по имени Луи Обер? Мне обязательно надо с ним встретиться.

— Ну конечно, — ответил тот. — Месье Обер руководит оркестром и сейчас пройдет прямо перед вами.

Нэнси и ее подруги едва не запрыгали от радости. Надо же — тот, кого они ищут, тут как тут!

Музыка приближалась, и девушки сосредоточились, чтобы не пропустить начало парада. Но внезапно их отвлекло одно происшествие.

Какой-то мальчик, которому было плохо видно происходящее, перепрыгнул через цветник, окружавший памятник, и начал карабкаться на пьедестал.

— Остановите его! — закричала Бесс. — Он может упасть!

Но мальчишка лез выше, и Нэнси увидела, как его рука соскользнула с гладкой поверхности пьедестала. Подскочив к памятнику, она закричала ему:

— Держись!

Тот изо всех сил пытался за что-нибудь уцепиться, но ему это не удалось, и он с воплем рухнул прямо Нэнси на руки. Нэнси упала на цветочную клумбу. Ни она, ни мальчишка, однако, не пострадали.

— Мерси, мадемуазель, — пробормотал мальчик, поднимаясь на ноги.

Все вокруг были восхищены поступком Нэнси. Она смутилась, а когда мать мальчика подбежала к ней и принялась крепко обнимать, совсем растерялась. Кое-как высвободившись из цепких объятий благодарной мамаши, Нэнси вернулась к Бесс и Джорджи.

— Ты молодчина, Нэнси! — похвалила Джорджи подругу, — Но мы пропустили начало парада. Оркестр уже давно прошел.

Первой мыслью Нэнси было броситься вдогонку за оркестром, но это оказалось невозможным — до окончания парада полиция не разрешала зрителям передвигаться с места на место.

— Как нам не везет! — сокрушалась Джорджи. — Но, может быть, мы перехватим Луи Обера где-нибудь еще?

— Надеюсь, — вздохнула Нэнси.

Вдруг к ней повернулся ее недавний собеседник:

— Простите, мадемуазель, я вижу вы разминулись с вашим другом. А не хотите ли поговорить с мадам Обер?

— Да, конечно, — обрадовалась Нэнси.

— Вон она, на той стороне площади.

Нэнси едва разглядела женщину, на которую указал француз. Но парад все продолжался, и к тому времени, когда народу на площади поубавилось, мадам Обер уже нигде не было.

— Сегодня нас сплошь и рядом преследуют неудачи, — уныло заметила Бесс. — Значит, скоро нам должно повезти. Нэнси предложила догнать оркестр. Музыканты уже начали расходиться. Нэнси спросила барабанщика, где можно найти месье Обера.

— Он уже ушел, — ответил тот.

—— А где он живет?

Барабанщик с готовностью назвал адрес, но предупредил, что месье Обер не собирался возвращаться домой раньше вечера.

Нэнси поблагодарила его и обратилась к подругам:

— Ну что, останемся здесь на ночь?

— Ура! — запрыгала от радости Бесс. — Орлеан — такой интересный город! Давайте устроим длиннющий обеденный перерыв, а потом отправимся бродить по улицам.

— Я бы очень хотела посмотреть собор Сен-Круа, — сказала Нэнси. — Там есть еще одна статуя Жанны д'Арк. Пойдем туда после обеда?

Подруги согласились, и девушки отыскали чудесный маленький ресторанчик. Они заказали тушеную рыбу под белым масляным соусом, куда была добавлена капелька уксуса и лук-шалот. По-французски это блюдо называлось macelote. На десерт они попросили принести пирог со сливами.

Хозяин ресторана — добродушный толстяк — вышел поболтать с посетительницами.

— Нынче люди едят так мало, — сокрушался он. — То ли дело в Средние века! Ах, какие здесь тогда бывали пиры! Посмотрите, что за стол был на свадьбе одного из местных дворян. — И он перевернул меню. На обратной стороне было написано:

9 быков

8 баранов

18 телят

80 молочных поросят

100 козлят

150 каплунов

200 цыплят

120 прочей домашней птицы

80 гусей

60 куропаток

70 вальдшнепов

200 прочей дичи

3000 яиц.

— Ух ты! — воскликнула Джорджи. Даже обжоре Бесс стало не по себе от такого изобилия.

Тут хозяина позвали на кухню, а девушки вышли из ресторана. Они вернулись на площадь, чтобы осмотреть собор. Он был не так величествен, как Нотр-Дам, но по-своему прекрасен. Больше всего девушек заинтересовала статуя Жанны д'Арк.

Скульптор изобразил ее скорее святой, чем воительницей — в простом белом платье, с коротко остриженными волосами, — но в руках она крепко сжимала меч.

— Взгляните на ее лицо, — произнесла Бесс.

— Да, — отозвалась Нэнси. — Оно такое одухотворенное! Скульптору удалось передать внутренний мир этой необыкновенной девушки.

Вдруг кто-то сзади них произнес:

— Здравствуйте, Нэнси! Я знал, что обязательно найду вас здесь.

— Анри! — удивилась Нэнси. — Как вы здесь очутились? Широко улыбаясь, Анри Дюран поздоровался с Бесс и Джорджи.

— Я позвонил в замок Бардо, они сказали, что вы поехали сюда, — объяснил он. — У отца есть в Орлеане дела, я вызвался сделать их за него, и он одолжил мне свою машину. Надеюсь, вы не слишком заняты и покатаетесь со мной по городу?

Бесс и Джорджи отказались, но уговорили Нэнси немного развеяться.

— Вы правда не хотите ехать с нами? — спросила Нэнси.

Кузины повторили, что отправятся в отель, где было решено остановиться. Нэнси отдала Джорджи ключи от машины и договорилась встретиться с подругами в отеле.

Анри подвел Нэнси к своей машине.

— Вы нашли того араба? — спросил он. Нэнси отрицательно покачала головой.

— Знаете, — сказал вдруг Анри, — сегодня утром здесь, в Орлеане, я зашел на почту и встретил там человека, очень похожего на него.

— Он был в арабской одежде?

— Нет, в самом обычном костюме.

— Очень любопытно! — воскликнула Нэнси. — Неужели это был учитель?

«Сегодня вечером я все выясню, — твердо решила она про себя, — а пока надо прогуляться и отдохнуть».

Анри подъехал к реке и взял напрокат каноэ. Они с Нэнси поплыли вниз по течению. Поросшие лесом берега, зеленеющие поля ласкали взгляд и успокаивали.

Анри оказался очень остроумным собеседником. Он рассказал Нэнси о своей учебе в Сорбонне — знаменитом парижском университете.

— Когда-нибудь я стану юристом, — улыбнулся он. — И подкину вам парочку таинственных историй. — Анри признался, что мадам Тремэн сообщила ему по секрету об увлечении Нэнси.

— Буду с нетерпением ждать вашего первого поручения — в тон ему ответила Нэнси.

Время летело незаметно, и лишь когда солнце начало клониться к закату, Нэнси вспомнила, что ей пора возвращаться.

Анри подвел каноэ к пристани. Владелец лодочной станции сказал Анри, что минуту назад звонил его отец и просил немедленно перезвонить ему.

— Мой папа кого хочешь из-под земли достанет! — рассмеялся Анри. — Подождите меня здесь. Я скоро вернусь.

Нэнси сидела в каноэ и любовалась рекой. Вдруг каноэ резко качнулось. Нэнси вздрогнула и обернулась: какая-то, непонятно откуда взявшаяся лодка воткнулась носом в борт каноэ. Прямо в глаза ей смотрел человек, чье лицо было почти скрыто густой бородой.

«Надо бежать!» — пронеслось у Нэнси в голове. Она выскочила на причал, но незнакомец догнал ее.

— Не выйдет! — прорычал он. — Ты думаешь разгадать сон? Ну что ж, сейчас тебе самой кое-что приснится!

Нэнси хотела было закричать, но незнакомец зажал ей рот рукой. Другой рукой он ударил ее по лицу, да так сильно, что Нэнси, потеряв сознание, упала в воду.

 





sdamzavas.net - 2018 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...