Главная Обратная связь

Дисциплины:






Россия, Русь! Храни себя, храни...



«История не учительница, а надзирательница: она ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков». «Закономерность исторических явлений обратно пропорциональна их духовности» (В.О.Ключевский, историк). Но, коли нет духовности без смысла, то почему одни пьянеют от слов Ф.И.Тютчева «Умом Россию не понять…»? — и от них, опьянивших себя, нет России толку. Другие, усвоив смысл общеизвестных надписей на стенах, пьянеют от мысли, что вроде и понимать-то нечего, за изключением того, что им предоставилась возможность ввести в лоно “цивилизации” 1/6 часть суши, по возможности устранив и изжив “неполноценных аборигенов”. Между теми и другими нет разницы: два сапога — пара, и оба “на ногах” одного хозяина.

В обозримом прошлом цивилизовывать Россию приходили с востока, юга, запада. А историческая закономерность, обусловленная духовностью участников событий, такова, что приходившие с востока и юга — многие оставались в пределах России в качестве её жителей, но Россия не влилась в пределы их исторической Родины, другие просто забылись. Приходившие с запада — псы-рыцари от папы римского (1242 г.), от него же польская шляхта (1600-е гг.), наполеоновцы, гитлеровцы — обрели гибель в России точно так же, как и доморощенные западенцы — византийско-старообрядческая иерархия (после 1653 г.), сменившая её никонианская иерархия (в 1918 — 1930-х гг.), после-Петровская “интеллигенция” (декаб­ристы, белое движение, марксисты-интернацисты — все в своё время).

У наших современников, претендующих цивилизовать Россию на западный манер в очередной раз, пока есть ещё время подумать об “ошибках” — по их существу: ЗАКОНОМЕРНОСТЯХ — истории, ибо повинную голову меч не сечет, а буйно помешанная сама под собой шею сломит.

В Евро-Американской цивилизации — Западной цивилизации — живут многие народы. До середины ХХ века подавляющее большинство из них развивало свои культуры в стремлении обособиться от остальных в одно-национальных государствах, становление которых к концу XIX в. завершило 2000-летний процесс экспансии разпада империи древнего Рима. Только к концу ХХ века на Западе стали зримы процессы, ведущие к ограничению роли национальных государственностей “презентациями” и подметанием площадей в их столицах.

Это — следствие того, что многоотраслевому производству современности тесно в их границах, в то время как сами государственности Запада всегда были и есть свободны от роли организатора многоотраслевого производства. Организатором его на протяжении веков является трансрегиональная банковская корпорация ростовщических иудейских кланов, которая и взрастила многоотраслевые производственные корпорации, в своём развитии также обретшие к настоящему времени трансрегиональный характер.



И соответственно требованиям роста качества управления производством, государственные границы из таможенных и оборонных рубежей превращаются в систему размежевания ответственности коммунальных служб (условно говоря “ЖЭКов” и “горком­мун­хозов”) на территориях, полностью подвластных трансрегиональной корпорации ростовщических кланов, сросшихся с банковской системой, по своему существу являющейся надотраслевой системой разпределения инвестиций среди производящих отраслей и регионов; создается общеевропейская валюта — ЭКЮ[123], долженствующая в перспективе полностью заменить национальные; унифицируются национальные системы стандартизации и сертификации технологий, производств, продукции, услуг и т.п.

То есть создается единая система управления жизнью общества в целом Евро-Американского региона.

Но ес­ли вы­не­сти за скоб­ки уро­вень раз­ви­тия тех­ни­ки и тех­но­ло­гий, то мож­но уви­деть, что в сфе­ре об­ще­ст­вен­но­го управ­ле­ния За­пад­ный конг­ло­ме­рат к кон­цу ХХ ве­ка толь­ко под­хо­дит к на­ча­лу то­го пу­ти, ко­то­рым Рос­сия идёт, по край­ней мере, со вре­мён взя­тия под власть Мо­ск­вы, Ря­за­ни, Тве­ри, Нов­го­ро­да, Ка­за­ни, Ас­т­ра­ха­ни — не­ко­гда быв­ших сто­ли­ца­ми со­пре­дель­ных Мо­с­ков­ско­му кня­же­ст­ву го­су­дарств. По­сле объ­е­ди­не­ния в гра­ни­цах Рос­сии и за­ми­ре­ния, — ес­ли объ­е­ди­не­ние бы­ло си­ло­вое, — все влив­шие­ся в Рос­сию на­ро­ды раз­ви­ва­ли свои на­цио­наль­ные куль­ту­ры ве­ка­ми, и все они со­хра­ни­лись в гра­ни­цах об­ще­го им го­су­дар­ст­ва к 1917 г. При этом хо­зяй­ст­во по­все­ме­ст­но ве­лось на ос­но­ве об­ще­рос­сий­ско­го руб­ля; обес­пе­чи­ва­лось един­ст­во управ­ле­ния (т.е. внут­рен­ней и внеш­ней по­ли­ти­ки) в пре­де­лах это­го мно­го­куль­тур­но­го раз­но­на­цио­наль­но­го об­ра­зо­ва­ния.

Сохранность и развитие культур и народов означает, что обвинение в “русификации” по существу — пузырь клеветы, раздутый из имевших место злоупотреблений властью на местах. “Русификация” затронула только национальные “элиты”, что позволило им влиться в кадровую базу общеимперской системы управления. Борцами с “русификацией” были не столько те, чье национальное достоинство действительно было унижено и оскорблено, сколько те, чьи спесь и великодержавные националистические “элитарные” притязания оказались в России неуместны. Примером тому сподвижники Т.Костюшко, одного из лидеров восстания в Польше c целью отделения от России во времена Екатерины II, не пожелавшие освободить своих крепостных, вследствие чего восстание выродилось в шляхетскую “бузу”. Они бузили потому, что лишены были возможности пановать на Украине, как это было несколькими веками ранее. Атавизмы этого дожили даже до 1945 г., когда Войско Польское разпевало на марше строевую песню “Една Польша еднакова от Киева до Кракова” в тылах Советской Армии (на передовой не до строя, а в бою не до песен).

То есть до 1917 г. в России несколько столетий, хотя и преодолевая кризисы, но в целом устойчиво делали то, что Запад ещё только намеревается проделать на основе Маастрихтских соглашений, во многом, кстати, повторяющих Хартию СС 1944 г., когда внутри СС возникла оппозиция Гитлеру. При этом ещё — особый вопрос, удастся ли народам Европы сохранить их национальные культуры, или тамошние международники-интернацисты (не обязательно марксисты) сумеют их извести в целях упрощения миграции рабсилы и заместить национальные культуры “пролеткультом” — масскультурой — попкультурой: культурой трудящихся масс — лишенной корней в историческом прошлом, и потому — безнациональной, скроенной на основе какого-нибудь хеви-металл-рок-“эсперанто”, над которой якобы возникнет некая общевселенская (космополитичная, универсальная) культура “эли­­тар­ного” псевдочеловечества. В России же интернацисты-марксисты, пришедшие к власти в 1917 г., в своём большинстве не пережили 1937 г. вследствие того, что устойчивость общероссийского управления превзошла возможности “тайных” доктринеров Запада по её уничтожению.

Это тоже не “случайность” и не ошибка Истории. Ещё в период кризиса Золотой Орды было два центра консолидации русских земель: Москва и нынешний Вильнюс. Вильнюс действовал столь успешно, что Калуга (около 190 км к юго-западу от Москвы) была крепостью на границе с Литвой. То есть Вильнюс в древности имел реальные шансы стать со временем “столицей СССР”. Но с отказом от самобытности развития и принятием западной ориентации, Вильнюс потерял власть над обширными территориями, ставшими современной Россией. Они отошли к Москве потому, что самобытное Московское качество устойчивого управления было выше, чем альтернативное ему самобытное западное качество управления.

И соответственно этому западничество расцветало в России изключительно как эксплуататор возникавших кризисов самобытного развития многонационального российского общества — смута, наполеоновцы, декабристы, марксисты, диссиденты, современные “демократизаторы” — возникали как внешняя или внутренняя, но одинаково крайне поверхностная реакция на кризисы самобытности. В глубине же кризисов и в предистории их возникновения можно проследить деятельность западных агентов влияния, так или иначе насаждавших мнение о том, что общечеловечность это и есть Запад, как единственно передовая региональная цивилизация: Лефорт при Петре I; “гувернеры” декабристов; университетская зубрежка западной литературы при собственном бездумье (марксисты), — разрешая одни кризисы несостоятельности западенства в России, порожденные западниками в прошлых поколениях, сами сеяли семена будущих кризисов.

Всё сказанное позволяет понять, что Запад — всего лишь региональная цивилизация, от рождения своего зараженная экспансией разпада империи древнего Рима. В прошлом она включала в себя многие национальные государства, непрестанно враждовавшие между собой, и только теперь в ней начинают строить систему внутренне бесконфликтного управления жизнью людей в общей им всем цивилизации.

Россия же, — по крайней мере, со времени взятия Казани — региональная цивилизация многих нардов в границах одного, общего им всем многонационального государства, в котором внутренние войны — эпизоды, а не норма существования: “100-летняя война”, “30-летняя война” — это из истории Запада, а не России. Россия-цивилизация развивалась внутренне мирно потому, что уже давно имела иерархически эшелонированную систему управления цивилизацией, устойчивую ко внешним вторжениям, как к силовым, так и к информационным. Государственность в ней — только один из эшелонов управления, причем не наивысший в потоке осуществления полной функции управления, по какой причине преобразования государственности в Российской цивилизации имеют только видимость аналогий с возникновением и разпадом империй в Западной цивилизации.

Заодно укажем, что не вполне общепонятному латинскому слову “цивилизация” есть однозначно понимаемые русские эквиваленты: самобытность, самобытный образ жизни, естественно — народа, поскольку человек существо общественное.

Соответственно этому, православной интеллигенции следует понять, что Россия вообще — не государство, а тем более не православное государство в её исторической особенности. И жизнь в России народов, исповедующих иные вероучения, только видится им как выражение превосходства православного вероучения. В несостоятельности православного самомнения все могли убедиться в 1917 г., когда господствовавшее православное — псевдо-христианское мировоззрение властной “элиты” — не смогло разрешить без катастрофы очередной кризис развития региональной цивилизации России: Бог поругаем не бывает, а праведность не искореняет. Точно также и все мусульманские государства, в прошлом влившиеся в Россию, рухнули вследствие уклонения их правящих “элит” от рекомендуемого Единым Заветом в его кораническом изложении, а не по причине превосходства “пра­во­славия” над “исламом”.

Россия — региональная цивилизация многих народов в границах одного общего им всем единого государства. России свойственен некий предопределённый смысл её развития, и потому она обладает глобальной значимостью, как и любая другая региональная цивилизация, не изжившая себя внутренне. При этом в организации общецивилизационного управления Россия более совершенна, чем Запад. Последнее непонятно только при паразитически потребительском отношении к жизни всей планеты Земля.

Объективно: люди — часть биосферы планеты. Если внутрисоциальные отношения в пределах допустимого, то биоценозы устойчивы при смене поколений организмов в них, а среда обитания не является угрозой для жизни общества во многих поколениях людей, ибо здоровье обретается в Природе, а не в клинике, не в аптеке или гермоблоке с протезом среды обитания.

Но Запад, а не Россия и не Восток, ещё к концу XIX в. (!!!) своим способом существования общества поставил всё человечество на грань военного или биосферно-экологического самоубийства по причине того, что изначально самоуправление обществ в целом в цивилизации Запада осуществляло принцип «после нас — хоть потоп!», вследствие чего технико-технологический прогресс в нём так же был и есть вне морально-этического контроля. В XX в. этот способ “жизни” разразился биосферно- экологическим и социальным кризисом глобальных масштабов, к которому библейский Запад неуклонно вёл дело около 2000 лет, не взирая на многочисленные предостережения. Это несовместимо с притязаниями Запада на культурное лидерство в человечестве: такого рода притязания — стадная шизофрения — мания величия в психиатрическом понимании этого термина.

Преодолевать кризис и его последствия придётся на основе покаяния в содеянном, отказа от западного образа “жизни” и выработке иных жизненных идеалов: то есть не Россия, а Запад — длящееся более 2000 лет знамение ошибочности избрания целей и способов жизни людей в обществе. У России — иные проблемы.

Вне библейского Запада — самоуправление обществ в целом исторически устойчиво было построено так, что В НРАВСТВЕННО И ЭТИЧЕСКИ УЩЕРБНОМ ОБЩЕСТВЕ блокировался и тормозился научно-технический прогресс. Пример тому — Россия, в которой для многих ученых и изобретателей до 1917 г. личной жизненной драмой была очевидная никчемность их разработок на любимой Родине, что выражает исторически объективно фундаментальность обществоведческого знания, на основе которого естественнонаучное и технико-технологическое только и может быть безопасным для жизни. В эпоху “демократизации” России эта драма возобновилась. Но тем самым нравственно и этически извращённое, невызревшее общество исторически длительно защищено от его же злонравия, которое лишено возможности злодействовать на основе высоких технологий и высокой энерговооруженности, разрушая Природу в себе и вокруг себя и угнетая жизнь других народов.

Неоспоримый взлет науки и техники в СССР в 1930-50-е гг. (победили в Великой Отечественной войне своим оружием; первыми вышли в космос; самый низкий в нашей истории и современном мире уровень детской смертности — 1959 г. — и т.п.) в своей основе имеет нравственное и, сопутствующее ему, этическое преображение общества, которое проложило себе дорогу через потрясения 1905-30‑х г.: Для большинства населения страны слово товарищ, сменившее в обращении людей друг к другу словесную пару “господин” — “ваш покорный слуга”, действительно выражало равенство личностей в общении вне зависимости от должностей и наград. Трудящимся и совестливым нет причин холопствовать друг перед другом и унижать друг друга высокими и низкими званиями.

Многие оставили воспоминания о том, что они лично расходились во мнениях со Сталиным и доходили в разногласиях до ругани[124]; и Сталин уважал тех, кто способен был отстаивать своё мнение. Есть люди, которые посчитали своим долгом вспомнить, как Сталин сам разыскивал их, чтобы извиниться, когда был не прав; о его преемниках вспоминают иное...

Застой начался с этического регресса: одни почувствовали себя “элитой”, в прочих увидели “рабочее быдло” и осознали себя “господами” над прочими — “товарищами быдловыми”. И поэтому, чем чаще в наши дни россияне употребляют слово «гос­подин», холопствуя перед психопатами, возомнившими себя “господами”, тем хуже и для “господ”, и для холопов будет будущее:





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...