Главная Обратная связь

Дисциплины:






Нынешняя цивилизация в глобальном историческом процессе: ретроспектива и перспективы



Биосфера планеты черпает энергию для своего развития из Космоса и, прежде всего, из Солнечной системы. Напряженность физических полей, несущих энергию Земле, во всех частотных диапазонах, подчинена ритмике солнечной активности и взаимовлияния друг на друга как планет, так и Солнца, которые, в свою очередь, подчинены галактическим ритмам. Биосфера в целом, её элементы — открытые колебательные системы, находящиеся во взаимодействии друг с другом и окружающей средой. Энергетическая зависимость Земли от энерго-инфор­ма­ционных ритмов Космоса объективно обуславливает характеристики разнородных колебательных процессов как в биосфере, так и в обусловленных ею социальных системах.

Человечество является одним из множества биологических видов, поэтому его существование на планете возможно только В ЛАДУ с биосферой и объёмлющим Землю Космосом.

Современная цивилизация — технократическая. Это означает, что, во-первых, она не может существовать без порожденной ею техносферы и, во-вторых, она не управляет техносферой безопасным для себя образом, вследствие чего и является её невольницей, а по существу — заложницей порожденных ею же обстоятельств. «Технократия» — это власть техники и технологий над обществом, а не количественное или властное преобладание “техно­кра­тов” в политичес­кой деятельности над юристами и прочими “гумани­­тариями”.

Ближайшей задачей является переход к технологической цивили­зации, в которой управление техносферой организовано безопас­ным для биосферы и общества образом.

Но это не конечная цель: мы просто не видим способа прямого перехода к биологической цивилизации, свободной от техносферы, без того, чтобы удалось избежать катастрофы общества при полном прекращении технико-технологической деятельности и основанного на ней производства при нынешнем состоянии мировоззрения, нравственности и духовной культуры большинства.

Материальной основой жизни в цивилизации технократического и технологического типов является производство разнородной продукции, потребляемой обществом, из сырья, механически черпаемого из природы.

Такого рода производство невозможно без общественного объединения специализированного труда[130]множества людей, сопровождающего технологическое разделение операций и производственный продуктообмен. Главная черта этого общественного явления — профессионализм, т.е. систематическое, а не от случая к случаю, исполнение людьми определённых — узкоспециализированных — видов деятельности, из которых складывается общественное объединение труда.

Традиционное для “публицистики” разделение труда на труд “умст­вен­ный” и труд “физический” в принципе не характеризует это общественное явление: каждый вид труда невозможен без хотя бы минимальной умственной деятельности и хотя бы минимальной мышечной. В общественном объединении труда значимо другое: объективное обособление профессиональной управленческой деятельности, без которой невозможна непосредственно производительная профессиональная деятельность ни в сфере “материального”[131] производства, ни в сфере обработки информации (науки, искусства, образование и т.п.). Без каждой из этих сфер невозможно существование цивилизации при современном состоянии её духовности, к которой мы относим, прежде всего, идеалы нравственности, действительную нравственность и мировоззрение, определяющие реальное поведение индивидов в жизни.



Развитие общественного объединения труда это — дальнейшее дробление и специализация профессий; рост минимального квалификационного уровня в каждой из них, начиная с которого общество признает профессионализм человека, перестав считать его неучем-дилетантом, занятым не своим делом; а также это процесс освоения нескольких профессий, дополняемый миграцией членов общества по сферам профессиональной деятельности.

В цивилизации, жизнь которой обусловлена производством, важной характеристикой общественного объединения труда является уровень про­изводительности в целом общественного труда в сферах материального производства и обработки информации, разсматриваемых обособленно от сферы профессионального управления.

Уровень производительности в целом общественного труда определяется не только уровнем производительности индивидуального труда, но и качеством управления множеством специализированных видов деятельности и множеством процессов, протекающих как в техносфере, так и в жизни общества в целом.

На определённом этапе развития общества темпы роста производительности в целом общественного труда (как и многое другое) становятся обусловленными качеством управления частными видами деятельности в обществе и процессами в техносфере, поскольку темпы роста производительности в целом общественного труда и индивидуального труда начинают определяться успехами и неудачами фундаментальных и прикладных научных изследований, проводимых обществом в целом на основе коллективной деятельности. Научно-технический прогресс и его результаты обусловлены направленностью изменения духовной культуры всего множества индивидов в обществе: их идеалами нравственности, действительной нравственностью и мировоззрением.

Труд управленческий и труд непосредственно производительный в сферах материального производства и обработки информации качественно разнородны. Индивидуальный производительный труд в общественном разграничении профессионализма редко когда оказывается трудом общественного в целом уровня значимости. Он может обрести такую значимость впоследствии, подчас в весьма отдаленное от жизни труженика время.

Управленческий же труд в общественном разделении профессионализма неизбежно оказывается, начиная с какого-то уровня соподчинения профессий в устройстве жизни общества, трудом общественной в целом значимости, уже в период осуществления человеком управленческой деятельности.

По этой причине общество в целом оказывается в зависимости от довольно узкого круга управленцев общественного в целом уровня значимости. В древности профессиональная специализация труда и названные только что специфические качества труда управленческого и труда непосредственно производительного, под воздействием свойственной обществу в те времена духовной культуры, породила его классовое разслоение.

Управленческая деятельность в отношении общественно-эконо­ми­чес­­кой системы в целом требует владения многими знаниями из различных областей науки и практики, накопленных не одним поколением в их преемственности; либо требует непосредственного воспроизводства этих зна­ний и практических навыков Духом Святым в темпе развития обстоятельств, вне зависимости от того, известны они были прежде в культуре или же нет. Поскольку в обретении даров Духа Святого у нынешней цивилизации изначально большие проблемы, то в сфере управления общественного в целом уровня значимости обладание знаниями многих поколений на протяжении всей её Истории является решающим фактором, если разсматривать процесс в длительном развитии, охватывающем жизнь многих поколений.

Соответственно в технократических и технологических цивилизациях главенствующий принцип организации внутриобщественного управления это «Знание — ВЛАСТЬ!»[132]

То же касается и обществ, где значима магия: там то же всё определяют освоенные знания, но иного рода по сравнению с техническими цивилизациями. Соответственно НАРОДОВЛАСТИЕ, демократия в её существе,в такого рода цивилизацияхэто реальное равноправие выходцев из всех общественных групп в получении и изпользовании образования сколь угодно высокого уровня, который индивид может освоить. Если же при этом знания, даваемые системой обязательного образования, выражают общие законы бытия Мироздания в Объективной реальности, включая и законы бытия человечества, и объём их достаточен для их понимания, то всеобщая доступность такого Знания открывает человечеству дорогу к Богодержавию, в котором власть не может быть тиранической по отношению к личности, и человечество способно обрести свободу от техносферы, на основе духовности, качественно отличной от ныне ему свойственной.

Вначале развития нынешней цивилизации низкий уровень производительности в целом общественного труда не позволял обеспечить реально одинаковую доступность всего накопленного культурой общества знания выходцам из всех семей: чтобы меньшинство обрело все управленчески необходимые знания, большинство должно было работать не покладая рук от зари до зари. Кроме того, управленческая деятельность в те времена обеспечивала более высокий уровень личной безопасности, чем непосредственно производительная деятельность, что со сменой поколений, преломившись через лень, животные инстинкты (“любви” взрослых друг к другу и к детям, а также и самосохранения), вело к формированию “эли­ты”, обладавшей монополией на доступ к Знанию, из среды которой, из поколения в поколение, выходят управленцы общественного в целом уровня компетенции.

Образ жизни нынешней цивилизации обусловлен господством определённых — во множестве разнообразных возможных вариантов — типов строя психики особи вида Человек Разумный.

Суть вопроса о различиях строя психики индивидов и господстве в обществе одного из нескольких возможных строев психики состоит в том, что поведение особи биологического вида, называемого ныне Человек Разумный (подчас безо всяких к тому оснований в поведении большинства представителей этого вида), строится на основе взаимодействия:

· врожденных инстинктов и безусловных рефлексов,

· бездумной автоматической отработки культурно обусловленных привычек и освоенных навыков поведения в обстоятельствах-раздражителях,

· разумной выработки своего поведения на основе памятной и вновь поступающей информации,

· интуиции, выходящей за границы инстинктивного, традиционного и разумного, рекомендации которой впоследствии могут быть поняты разумом.

Хотя в психике всех, называемых людьми, всё это, так или иначе, присутствует, но у разных индивидов эти компоненты по-разному взаимодействуют между собой. В зависимости от того, как все эти компоненты иерархически организованы в психике индивидов, можно говорить о строе психики каждого из них. Можно выявить следующие основные типы строя психики индивидов:

Есть особи, чье поведение подчинено инстинктам, а разум обслуживает инстинктивные потребности и пытается приспособить к этому служению интуицию.

Есть особи, чей разум служит инстинктам, но которые систематически отвергают свои интуитивные прозрения либо они лишены интуиции.

Есть особи, чей разум не является невольником инстинктов, но, упиваясь своей независимостью от них, отвергает интуитивные прозрения либо они её лишены.

Есть особи, чей разум в своём развитии опирается на инстинкты, кто прислушивается к интуитивным прозрениям и строит своё поведение на этой основе.

Но и это ещё не всё. Индивидам, в совокупности образующим общество и его подмножества, свойственно порождать коллективную психическую деятельность и эта коллективная психическая деятельность может быть, в общем-то, всего двух видов:

· в одном случае к ошибкам, совершенным одним индивидом, добавляются ошибки, совершаемые другими. Ком множества их ошибок растет и подавляет общество до тех пор, пока оно не сгинет под их гнётом, либо же, пока оно не начнет порождать коллективную психическую деятельность второго вида.

· во втором случае ошибки, совершенные одним индивидом, устраняются и компенсируются другими, но при этом — главное — каждый заботится о том, чтобы самому совершать меньшее количество ошибок, чтобы не обременять других необходимостью устранения их последствий.

Но, кроме того, индивиды могут различаться и по взаимоотношениям индивидуальной психики каждого с порождаемой ими коллективной. При этом индивид:

· либо подневолен коллективной психической деятельности, и тогда это — стадность (“я” как все);

· либо он — свободный соучастник некоторой коллективной психической деятельности.

Но и в случае свободы по отношению к порождаемой коллективной психикой стадности он, возможно, выступает по отношению к ней в качестве “волка” либо “пастуха” или иного угнетателя, будучи не свободным в каком-то ином качестве. Также следует иметь в виду, что и «стадность», и «коллективная свобода», в зависимости от характера информационных процессов в них, могут порождать как «лавину бедствий и ошибок», так и некоторое безошибочное функционирование коллектива в целом.

Эти различия означают, что теоретические знания и освоенные практические навыки (теоретически формализованные и неформализованные), преимущественным освоением которых “элита” отличается от остального населения, — только приданное к строю психики индивида.

Иными словами, вселенское достоинство личности человека выражается не в образовании, знаниях и навыках, а в определённом строе психики.

Также разнообразно и участие каждого из индивидов в порождении ими коллективной психики: есть индивиды, чей вклад в коллективную психику всегда направлен к тому, чтобы преобразовать её в «лавину ошибок и бедствий» вне зависимости от их воли и намерений; есть индивиды, которые всегда работают на поддержание безошибочного лада; есть индивиды, которым свойственно и то, и другое — в зависимости от их настроения в данный момент времени, внешних обстоятельств и персонального состава их окружения.

На наш взгляд — для человечного строя психики — нормально, если врожденные рефлексы и инстинкты являются основой, на которой строится творчески разумное поведение; нормально, когда интуиция предоставляет информацию, которую возможно понять посредством интеллектуальной деятельности; нормально, когда в потоке «интуитивного водительства вообще» выделяются составляющие, в которых выражаются:

· информационные потоки, порожденные безсознательными уровнями психики самого индивида;

· потоки, порожденные коллективной психической деятельностью;

· разного рода наваждения извне, с целью извратить или подчинить свободную волю человека;

· Божье водительство Духом Святым.

В идеале человек должен быть свободен от одержимости (другими сущностями и стадностью в коллективной психике), а всё остальное — инстинкты, привычки, разум и интуиция — в его психике должно пребывать в ладу между собой и вспомоществовать одно другому в обеспечении поведения человека в жизни так, чтобы не было его конфликтов с Высшим промыслом[133].

Соответственно, если разум отвергает интуицию или служит — как невольник — инстинктам, то это — не человечный, а животный строй психики.

Также и строй психики биоробота-зомби на основе бионосителя вида Человек Разумный отличается от человеческого тем, что в поведении — по разным как внешним, так и субъективным причинам утрачивается свобода в обращении с информацией, вследствие чего индивид отрабатывает под воздействием обстоятельств-раздражителей внедренную в его психику программу[134] поведения или же не в состоянии воспрепятствовать активизации свойственных ему навыков и качеств извне — другими по их произволу. Кроме того, зомбирующие программы могут быть иерархически более значимыми в поведении индивида, чем врожденные инстинкты, вследствие чего, с одной стороны, в каких-то ситуациях зомби не проявляет инстинктивно-животных реакций на раздражители и выглядит человеком, в отличие от носителей животного строя психики, которые и не пытаются сдержать животное начало; с другой стороны возможен конфликт в психике зомби между поведенческими программами инстинктов, зомбирующими программами поведения и прочими компонентами его психики.

Также достаточно часто приходится видеть, как разум и воля, возобладав над инстинктами и программами поведения, обусловленными традицией, превозносятся над собой и пытаются отрицать интуитивные оценки и даже полностью вытесняет интуицию из психики и отвергают Высший промысел в потоке «интуиции вообще», вследствие чего индивид становится жертвой непреодолимой им самим ограниченности и одержимости. Это — свойства демонического строя психики вообще.

Главное качество демонизма — мотивированное (умышленное) либо немотивированное (не умышленное) стремление индивида обособиться от Бога. То есть демонизм вообще — это более широкое явление, чем осатанелость, если под осатанелостью понимать осознанное вхождение в иерархию демонических сущностей, целенаправленно противоборствующих Божьему промыслу, и подчинение этой иерархии. Демонизм вообще, кроме осатанелости, включает в себя и единоличный демонизм (он обычно сбмо­име­нуется индивидуализмом), который может быть как злонамеренным, так и благонамеренным (по отношению к житейскому пониманию добра и зла); а также коллективный демонизм типа Лаодикийской церкви[135] («не холоден и не горяч, а тёпел», “нейтралитет”, «моя хата с краю — ничего не знаю»). Но во всех случаях проблемы демонизма проистекают из его самонадеянного мнения о своей самодостаточности и по их существу состоят в отрицании демонизмом Божьего промысла и Вседержительности, следствием чего является его же собственная ограниченность, вызывающая непредска­зу­емые для его сторонников последствия, когда намерения демонизма не укладываются в Высшее предопреде­ление, которое неизбежно свершается в его полноте, сметая и пресекая всё ему чуждое, когда наступает срок. То, что часть демонических персон образуют иерархии, главная из которых откровенный сатанизм, а какая-то часть демонических сущностей действует единолично, — это вторичное явление по отношению к личной безучастности демонических сущностей к Высшему предопределению либо их недовольству Богом.

Все инстинкты, рефлексы, привычки и пристрастия в поведении носителей животного строя психики, строя психики зомби, срабатывают безсознательно автоматически при соприкосновении индивида с соответствующими внешними раздражителями-обстоятельствами, ситуациями; во многих обстоятельствах демонизм, вследствие своей замкнутости и ограниченности, также скатывается в поведении до уровня зомби или животного.

Кроме того, (о чём социологи редко когда задумываются) инстинкты особей вида Человек Разумный обусловлены половой принадлежностью особи и нормально несут программы сохранения вида в преемственности поколе­ний, как и инстинкты всех остальных животных видов в биосфере планеты.

Соответственно функциональному различию полов и специфике вида Человек Разумный, женские инстинкты ориентированы не только на зачатие и рождение, но и на обслужи­ва­ние ребенка на начальных стадиях его жизни, а женщина под их главен­ством в её поведении подневольна потребностям ребенка. Инстинкты муж­чи­ны ориентированы на обслужи­вание женщины и потомства, вследствие чего мужчина психологически через инстинкты полового влечения и т.п. подчинен женщине.

Мнение об активности мужчины в половых отношениях — иллюзия: у мужчины половое влечение к себе вызывает женщина; мужская реакция — ответная, другое дело примет ли женщина это ответное влечение либо нет. Необходимость преодолевать женское сопротивление и нежелание принять вызванное ею же инстинктивное влечение к ней и породила при поверхностном взгляде мнение об активности мужского начала в половых отношениях в обществе.

При количественном преобладании носителей животного строя психики, общество в целом психически живёт в матриархате вне зависимости от того, что организационно оно может выглядеть как явный патриархат. Подавляющее большинство живёт подневольно инстинктам, обслуживающим продолжение рода.

Любовь же, в отличие от инстинктов и приворотов-нава­жде­ний, не порабощает, а дает свободу выбора на основе ответственности и заботы обо всех, кого — по его предназначению Свыше — человеку должно Любить.

Поскольку инстинкты несут в себе краткосрочные программы поведения; культура, определяющая поведение зомби, несёт более долгосрочные программы; демонизм, на основе воли и творческих усилий, способен преодолевать во многих случаях и инстинкты, и автоматическую отработку традиционных автоматизмов зомби, то на длительных (в пределах жизни поколения) интервалах времени выстраивается статистика иерархии подчинения психологических типов: демонические личности программируют поведение зомби; зомби пасут особей с животным строем психики.

Строй психики индивида может неоднократно изменяться на протяжении жизни индивида. Изменение строя психики может быть необратимым и обратимым. При обратимом изменении строя психики он может изменяться в зависимости от настроения и обстоятельств даже по нескольку раз на дню, а не то, что в течение всей жизни. Так как всем им дано Свыше быть людьми по психическому складу в ранее определённом смысле строя психики, то некоторая часть населения в каждую историчес­кую эпоху необратимо переходит к строю психики человека и осознанно целеустремленно способ­ствует преображению в состоявшихся людей всех остальных.

Общественный прогресс и регресс выражаются в изменении составля­ющих статистики носителей каждого из выявленных — объективно различных — типов строя психики, а вовсе не в достижениях “материальной” культуры, искусств, государственного устройства и тому подобных легко различимых демонстрационных атрибутов того или иного общества.

Такова, в общих чертах, психическая подоплека нынешней цивилизации на всём прошлом протяжении её истории: скрытный матриархат под диктатом животных инстинктов и общим контролем демонических личностей, опирающихся в своей деятельности на пастухов-биороботов.

Обращаясь к теме становления первых региональных цивилизаций нынешнего человечества, следует помнить и об археологических и геологических фактах, не попавших в исторический миф, который пропагандируется в системе обязательного образования нынешней цивилизации. Осмысление их приводит к следующему выводу, отрицающему традиционную концепцию глобальной истории о происхождении нынешнего человечества, являющегося первым на планете человечеством, от животных и постепенному самостоятельному подъёму от примитивности каменного века до нынешних “чудес” науки и техники:

Эпохе каменного века в начале пути развития нынешней глобальной цивилизации предшествовала глобальная геофизическая катастро­фа, уничтожившая предыдущую глобальную цивилизацию[136]: её материальную и духовную (полевые структуры коллективной психики: эгрегоры) культуру. Последнее обстоятельство — гибель эгрегоров — фактически обнулило память большинства выживших, что и вылилось в одичание.

Первобытные общества (технологическая эпоха каменного века), сформировавшиеся по завершении катастрофы и вхождении процессов в природно-географической среде в устойчивое русло, управлялись шаманско-старейшинской структурой. Но это не было изключительно самостоятельное управление: не все выжившие в катастрофе одичали до каменного века и животного состояния. Часть уцелевших приняла на себя цивилизаторскую миссию по отношению к одичавшим. Это тем более неизбежно, если катастрофа не была неожиданной, а была предсказана, вследствие чего загодя были предприняты меры к созданию в разных регионах планеты баз и центров, опираясь на которые возможно было бы начать восстановление привычного образа жизни.

Если же говорить о том образе жизни, который предполагалось восстановить по завершении катастрофы, то образ его встает из древних мифов и легенд разных народов. Была раса господ, магов, которые, если и не были безсмертны телесно, то превосходили остальных многократно по продолжительности жизни, вследствие чего и возпринимались остальными в качестве безсмертных, поскольку их жизнь охватывала несколько поколений простых смертных. Раса господ, жила в регионах планеты с наиболее мягким и приятным климатом. Остальные регионы были регионами хозяйственной деятельности. Были жесткие ограничения на изпользование рабсилой техногенной энергии, что обеспечивало экологическую безопасность планеты. Соотношение численности господ и рабсилы было таково, что раса господ имела практически всё, чего ни пожелает, и жила в своеобразном коммунизме за счёт остальных. Культура расы господ содержала в себе мощную ветвь того, что ныне называется йогой и магией. А социальная организация цивилизации была такова, что в ней устойчиво из поколения в поколение господствовали носители демонического строя психики, раздавившие магией и “экстрасенсорикой” свободу воли рабсилы, что изключало личностное развитие подавляющего большинства населения Земли. Это тупиковое состояние человечества было пресечено Свыше глобальной геофизической катастрофой после того, как демоническая правящая “элита” не вняла вразумляющим обращениям к ней через пророков её эпохи.

Некоторые мифы позволяют думать, что безраздельного полновластия расы “господ” над планетой не было, т.е. не все регионы были покорены ею, а были регионы и с самобытным общественным управлением, но это уточнение существа дела не меняет.

В процессе классового разслоения нынешнего человечества шаманство как самостоятельно, так и под опекой миссионеров-цивилизаторов, выходцев из прошлой цивилизации (о которых единообразно говорят мифы и легенды большинства древних цивилизаций в разных регионах планеты), трансформировалось в жреческие структуры — иерархии посвящений, в большинстве слу­чаев стоявшие над аристократическим государственным (“элитар­ным”) аппаратом (управленческой структу­рой) и проникающие в структуру государственности.

В классовом (изначально сословно-кастовом[137]) обществе жречество обладало монопольным доступом к знанию всех видов и определяло построение в обществе системы обучения и тематику программ образования, в силу чего оно несло высшую внутрисоциальную власть — концептуальную власть, выражающую нравственный произвол её носителей и по произволуопределяющую цели, пути развития общества и средства их осуществления.

В.Г.Белинский дал определение толпы как «собрания людей, живущих по преданию и разсуждающих по авторитету». Общность специфического предания, которое может быть сколь угодно преднамеренно и непреднамеренно изолгано по сравнению с Объективной реальностью, примером чему господствующий исторический миф, является фактором внутриобщественного уровня организации, сплачивающим толпу в единое целое (стадность в коллективной психике) и позволяющим различать толпы между собой.

“Разсуждение” по авторитету — интеллектуальное иждивенчество — главное качество толпы: в нём проявляется стремление толпы жить готовыми рецептами, которые раздают подсунутые ей авторитеты. Своим умом решать свои же проблемы (как созданные ею же, так и унаследованные от таких же предков), толпа не желает и, разочаровавшись в одних вождях, немедленно начинает ожидать новых. Вследствие этого свойства толпа следует за вождем бездумно, беззаботно и безответственно (неусомнительно веря в правоту вождя); следует, куда угодно, фактически за мафией[138], пасущей вождей, даже на убой не за понюх табаку.

Аристократическая “элита”, занятая в сфере государственного управления, и народные массы (“чернь”), занятые в сфере производства классово-антагонистического общества, являются двумя толпами. Но кроме них в классовых обществах существует третья социальная группа знахарей — монополистов хранителей, накопителей и разпределителей социально значимой информации. По своей внутриобщественной функции, знахари подобны жречеству эпохи становления древних цивилизаций. Если жречество, вместо того, чтобы поддерживать направленность развития общества к господству объективно человечного строя психики, поддерживает демоническое стремление к обращению большей части населения в биороботов и рабочий скот, то оно превращается в демоническое знахарство и становится третьей толпой.

Различие между знахарством и жречеством в том, что знахарство — существование для себя за счёт употребления окружающих в своих интересах; жречество — деятельность для жизни общества, отвергающая эгоизм.

Все толпы, и прежде всего знахарство, не понимают этого отличия жречества от знахарства, именуют знахарство «жре­че­с­твом» и полагают, что в обществе существуют только две социальные группы: “элита” и “чернь”. “Элита” занята управлением и “высшими”, “чистыми” видами деятельности. “Чернь”, почитаемая “элитой” в качестве безсмысленной толпы, занята в сфере производства и “грязными” видами деятельности. “Элита” полагает, что “жречество”-знахарство — часть “элиты”, а “знахар­ство”, всех не принадлежащих к его легитимным иерархиям личностных отношений, относит к толпе, будь они представителями “элиты” либо черни.

Это дает основания к тому, чтобы все общественно-экономические формации, в которых существует внутриобщественная иерархичность личностных отношений, назвать толпо-“элитарными”.

В толпо-“элитарно” структурно организованном обществе третья общественная группа — знахари — осуществляют высшее внутриобщественное управление методом упреждающего предоставления двум другим толпам — “черни” и “элите” — знаний, необходимых им в их профессиональной деятельности и житейской повседневности. Кроме того, оказывая воздействие на культивируемую идеологию (вероучения), знахарство форми­рует нравственность, выражающую себя в статистике массового пове­дения людей в обеих толпах.

Вследствие этого общество представляет собой сочетание двух “пира­мид”: пирамиды осознания знания, формиру­емой системой образо­ва­ния; и пирамиды непонимания своих и чужих подсознательных автома­тизмов, складывающейся под воз­дей­ствием средств массовой информации (в самом общем смысле этого слова) и массовой статистики самостоятельной деятельности людей по пере­ра­ботке объективной информации и разпространению в обществе своих субъективных мнений на основе невнимательности и бездумья.

В результате: в толпо-“элитарном” обществе каждый толпарь, в меру понимания, работает на себя, а в меру непонимания — на тех, кто понимает больше.

Вследствие упреждающего формирования этих “пирамид” знахарствомдве другие, невнимательные и традиционно “мыслящие” по преданию и авторитету толпы, — “элита” и “чернь” — не видят процесса управления ими извне. Этому же способствует и монополия знахарей — якобы-жречества — на культуру взращивания мировоззрения, порождающую в новых поколениях определённый тип духовности и, в частности, культуру мышления, выражения мыслей, т.е. философскую культуру, методологию, позволяющую связать разрозненные знания частных наук в целостную картину мира, дающую возможность различать новые знания и вести прогнозную деятельность, без которой невозможно управление ничем. Но есть рубежи, на которых знахарство теряет способность к управлению обществом по причине своей демонической ограниченности, сталкиваясь с жизнеречением, осуществляющим в обществе Божью Вседержительность.

В силу самых разных причин (от нехватки свободного времени для того, чтобы думать о делах всего общества, до изощреннейших приемов оттеснения от Знания людей, жизненно нуждающихся в нём) трудящиеся в производственной сфере в толпо-“элитарном” обществе лишены доступа к Знанию и не могут заменить “элиту” в сфере управления без того, чтобы — в случае устранения “элиты” — не произошла потеря качества управления в общественном объединении труда на довольно продолжительное время.

Квалифицированных управленцев общественного в целом уровня значимости можно организовать в бригады каменотесов, лесорубов, пастухов, посадить на весла на галерах и т.п., — управленцы справятся. Но квалифицированные художники, артисты, каменотесы, и “вольные каменщики”, “пастухи” не смогут — без обретения соответствующего знания и навыков — заменить собой управленцев общественного в целом уровня значимости без того, чтобы не проводить политику, от которой бы не содрогнулось всё общество, даже при всей их благонамеренности.

Развитие общественного объединения труда и профессионализма требует поддержания устойчивого управления на всех уровнях общественного устройства жизни множества людей. Это является основой роста производительности общественного труда, а также и уровня безопасности общества в целом и каждого человека в нём. Устойчивый рост производительности общественного труда изменяет качество жизни (социальную организацию, общественный строй, высвобождает время для произвольного личностного развития), повышает уровень потребления и обеспечивает уверенность в завтрашнем дне[139] но в разной мере в различных общественных группах (кастах, классах, нациях при совместном проживании на одной территории, мафиях). С этим «в разной мере» связано понятие об эксплуатации человека человеком и понятие о справедливости, естественно, внутриобщественной справедливости.

Общественное объединение труда — это и обмен продуктов частных видов деятельности в соответствии с общественными потребностями, традициями и возможностями. В этом продуктообмене участвует и продукт управленческого труда: качество управления (темпы роста производительности общественного труда, от которой зависит объём свободного времени, необходимого для того, чтобы индивид осознал идеал человека и преобразовал себя в соответствии с идеалом; уровень безопасности членов общества и общества в целом и т.п.) и средства, его обеспечивающие. При общей нехватке продукции пропорции её производства и нехватки выражаются в ценах на продукцию и услуги. В условиях монополии “элиты” на образование, необходимое для осуществления управления, цена на продукт управленческого труда монопольно высока, так как всё общество зависимо от монополии “элиты” на обеспечение качества управления достаточно высокого уровня, а “элита”, по своему злонравию, не может ограничиться в потреблении производимого на основе общественного объединения труда потребностями, не выше средних в обществе.

Первичная монополия “элиты” на доступ к знаниям позволяет ей установить эту вторичную потребительскую монополию, которая узаконена правящей “элитой” и видится остальному обществу как более высокий “уровень жизни” семей, принадлежащих к сфере управления. Поскольку в общественном объединении труда участвуют все классы, но только “элита” предъявляет обществу монопольно высокую цену за продукт своего труда, то все, ею обездоленные, возпринимают это как эксплуатацию человека человеком, угнетение жизни большинства, то есть несправедливость.

В термине «эксплуатация человека человеком» в сфере производства и потребления скрыта монопольно высокая цена на продукт управленческого труда, реже — иная монопольно высокая цена.

В общем же смысле, эксплуатация человека человеком — это употребление возможностей, данных Свыше другому человеку, вопреки его воле и объективным жизненным интересам как его самого, так и других, в том числе и в последующих поколениях.

Монопольно высокая цена возникает в большинстве случаев в результате искусственного создания в обществе того или иного дефицита, хотя механизм возникновения недостачи может и не осознаваться обществом. Естественная нехватка чего-либо — следствие неожиданных стихийных бедствий, ущерб от которых не удается предотвратить, — крайне редок.

Бульшая часть дефицитов и неблагоустроенности в обществе — следствие дурного управления.

В ходе исторического развития нынешней цивилизации правящие общественные группы — под давлением обстоятельств — вынуждены были более-менее осознанно и своевременно открывать доступ ко всё более высокому образованию всё более широким слоям населения. Это создавало социальную основу для расширения “элиты”, из которой черпались кадры для управленческого корпуса общественного в целом уровня компетенции. Социальная база менеджеров шире, чем буржуазия; буржуазия шире, чем служилое дворянство; дворянство шире, чем родовая титулованная аристократия; аристократия, как правило, шире, чем социальная база, высшего, по крайней мере, знахарства. В процессе расширения социальной базы сферы управления при смене поколений выражает себя общественная потребность в улучшении качественного составауправленческого корпуса. Если прежняя наследственная “элита” не в состоянии обеспечить общественно необходимую численность управленческого корпуса достаточно высокой квалификации и препятствует этому процессу, то он её сметает; в тяжёлых случаях сметает вместе с обществом, несущим культуру угнетения одних людей другими, с упорством, достойным лучшего применения.

Жизненная необходимость повышения качества управления в обществе в дальнейшем неизбежно ведёт к расширению социальной базы сферы управления до границ всего общества путем осуществления реально равного, а не провозглашаемого, но несбыточного, доступа к сколь угодно высокому уровню образования выходцам из всех общественных групп, всех семей. Это предпосылка разрушения толпо-“элита­ризма” потому, что она ведёт к устранению как традиционно признаваемой негласной, так и узаконенной “элитарности” тех или иных общественных групп; а также и дополняющего “элитарность” — искусственно созданного реального либо мнимого ничтожества других людей.

Однако полное устранение толпо-“элитаризма” не достигается прогрессом системы образования, поскольку в основе толпо-“элитаризма” лежит извращённая нравственность и господство в обществе недочеловеческих типов строя психики, о чём говорилось ранее: одни полагают, что они — лучше, чем другие, вследствие чего они, якобы имеют право помыкать остальными и прожигать их жизни по своей безответственной похоти; а другие попустительствуют вседозволенности первых — ладно бы в отношении лично себя; но в отношении других — им такого права попустительствовать — никто не давал. Толпо-“элитаризм” устранится нравственным преображением, — включая и религиозную сторону жизни, — всех толп в человечество, в результате чего человечный строй психики станет безраздельно и необратимо господствующим в обществе.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...