Главная Обратная связь

Дисциплины:






Переход к концептуально определившемуся обществу без угнетения одних другими — условие дальнейшей жизни человечества



«Социализм» — всего лишь слово, но справедливое устройство жизни людей в обществе, каким словом его ни назови, — не выдумка Маркса или более ранних провокаторов либо оторвавшихся от жизни утопистов. С момента классового разслоения общества и возникновения классовой системы эксплуатации большинства демоническим меньшинством у людей всегда было осознание несправедливости такого рода общественного устройства. И всегда была мечта людей жить в обществе без эксплуатации, в обществе справедливости.

Основа жизни общества по справедливости — МИРОВОЗЗРЕНИЕ, выражающее господствующую в нём объективную, а не декларируемую нравственность и порождающее реально проводимую в жизни концепцию управления общественными отношениями. И справедливость — следствие ОТКРЫТОСТИ методологии и историко-обществоведческого и религиозного знания всем на основе предоставления реально равных возможностей освоить сколь угодно высокого образования и его изпользования в жизни выходцам из всех социальных групп.

Это делает автократизм-самовластье концептуальной власти реальным народовластием, поскольку жречество становится общиной внутри народа, устраняя тем самым зависимость множества благонамеренных невежественных людей от над-“элитарной” мафии знахарей.

Самовластье в условиях полной информационной открытости на уровне первого приоритета обобщённых средств управления не может быть антинародной античеловечной диктатурой мирового со-общества тиранов — носителей демонического строя психики и откровенных сатанистов.

В справедливом обществе не может быть поддерживаемой концепцией управления монопольно высокой цены на продукт управленческого труда либо какого иного вида деятельности, поскольку знания, необходимые для управления общественного в целом уровня значимости, открыты для освоения всем и общество не может испытывать нехватки квалифицированных управленцев, которая создает условия для возникновения монопольно высоких цен в случае злонравия управленцев. Если цивилизация сохраняет ещё технологический характер, то производство ведётся исходя из принципа целостности многоотраслевого народного хозяйства при сочетании структурного и безструктурного способов управления. Это юридически означает многоукладность экономики при доминировании общенародной государственной и кооперативной собственности на средства производства коллективного пользования;частная — единоличная и “элитарно”-корпоративная собственность — на средства производства коллективного пользования запрещена.

Разпределение продукта (и услуг) осуществляется через две сферы: 1) сферу розничной торговли — в объёме, соответствующем фонду заработной платы и прочих денежных выплат и накоплений граждан и 2) сферу фондов общественного потребления — всего того, что общество находит возможным предоставлять гражданам бесплатно по их потребности, насколько это позволяет культура потребления общества и его производственная база, либо по общественно установленным нормам.



К фондам общественного потребления мы также относим целевые выплаты общества гражданам, не связанные с их участием в производстве, но общественно необходимые для удовлетворения потребностей развития общества в целом: выплаты семьям в процессе воспитания детей для поддержания необходимой обществу рождаемости и оплаты разностороннего развития детей; выплаты стипендий учащимся и осваивающим новые профессии в связи с развитием системы производства и т.п.; выплаты пенсий по утрате здоровья и тому подобное. Почти всё образование и почти всё здравоохранение в справедливом обществе принадлежат изключительно сфере фондов общественного потребления и одинаково доступны всем социальным группам. Качество их не может зависеть от того, где живёт человек: в городе, деревне, столице и т.п.

Понятие «право собственности на средства производства» содержательно раскрывается только как право управления производством и разпределением продукции либо непосредственно, либо через доверенных лиц.

Понятие права собственности на землю, её недра, воду и другие природные ресурсы содержательно раскрывается только, как право организовать труд людей с изпользованием этих природных ресурсов; а также как право ограничить доступ к непроизводственному их изпользованию (для отдыха, и т.п.)

Право и стоимость — категории, присущие социальной организации, а не природе. Оплачивается всегда результат деятельности человека: в прошлом, в настоящем или возможный в будущем; природные ресурсы стоимостью не обладают.

Понятия частной и общественной собственности связаны с общественным разделением профессионализма и его воспроизводством при смене поколений в общественном объединении труда. Они содержательно раскрываются через то, как формируется круг управленцев.

Собственность частная, если персонал, занятый обслуживанием средств производства в их совокупности, не имеет осуществимой возможности немедленно отстранить от управления лиц, не оправдавших их доверия, и нанять или выдвинуть из своей среды новых управленцев.

Собственность общественная, если управленцы, утратившие доверие, не справившиеся с обязанностями по повышению качества управления, немедленно могут быть устранены из сферы управления по инициативе персонала, занятого обслуживанием данной совокупности средств производства, основой чего является условие, что социальной базой управленческого корпуса не является замкнутая социальная группа, вход в которую закрыт для представителей и выходцев из иных социальных групп.

Общественную собственность на что-либо в её управленческом существе невозможно ввести законом, поскольку, если господствует взгляд, что общественное де-юре — это бесхозное де-факто, то бесхозное де-факто станет частным персональным или корпоративным. Кроме того, право отстранить управленца от должности может быть полезным только, если персонал отдает себе отчёт в том, что единственной причиной для отстранения является неспособность управлять с необходимым уровнем качества и, в частности, — изпользование управленческой должности для личного и семейно-кланового обогащения. Такое право в руках бездумной толпы и паразитирующего люмпена вытеснит из сферы управления наиболее квалифицированных и заботливых управленцев, заменит их говорунами, которые собственное должностное несоответствие будут называть саботажем подчиненных и наломают немало дров, прежде чем их прогонят; общественное же достояние будет разворовано люмпенизированной толпой. Это произошло в 1917 г. и вызвало разруху; это же происходит в общегосударственных масштабах и в перестройку, и “демо­кра­ти­зацию”.

Право общественной собственности проистекает из мировоззрения общества, а не из юридических деклараций. Сначала должен возникнуть нравственно-мировоззренческий базис, обращающий собственность на средства производства коллективного пользованияв общественную вне зависимости от её юридического оформления, а только после этого господство общественной собственности де-факто выразит себя юридически. Если есть только юридические формы, но нравственно-мировоз­зрен­ческий базис отсутствует, то “общественная” собственность обречена быть частной собственностью корпорации негодяев-управленцев.

Частная собственность может быть как личной, так и “элитарно”-корпоративной. В последнем случае она по форме может выглядеть как общественная. В СССР “общенародная” государственная и кооперативно-колхозная собственность формально выступали как общественная, но по причине “элитарной” замкнутости и неподконтрольности обществу “номенклатуры” бюрократии, начавшей из поколения в поколение воспроизводить саму себя в династиях, вся “общественная” собственность реально стала частной “элитарно”-корпоративной при попустительстве остального населения СССР. В этом выразилась реальная нравственность, господствовавшая в беспартийной части общества и в КПСС. В перестройку и “демократизацию” под этот реальный жизненный факт просто стали подводить юридическое обоснование.

Но поскольку это соответствовало жизненным идеалам далеко не всех, то и “элитарно”-корпоративная перестройка, и “демо­крати­зация” зашли в тупик, и более того: обречены на крах, поскольку в стране действует внутренняя концептуальная власть, альтерна­тивно-объёмлющая по отношению к глобальной знахарско-демони­ческой.

Но и это право частной корпоративной собственности не является неограниченным, поскольку после 1953 г. советская бюрократия полностью утратила методологическую культуру, а с нею и минимальную концептуальную самостоятельность. Вследствие этого управление на территории СССР ведётся по инобытным концепциям, поставляемым через сионизированную замасоненную науку и произведения художественного творчества из евро-американского конгломерата. Это видно по плановому разрушению экономики и национальных культур за годы, прошедшие после 1952.

Справедливость в экономике — общественная (в указанном смысле) собственность на средства производства коллективного пользования на основе планового ведения народного хозяйства, удовлетворяющего жизненные потребности всех без изключения семей, участвующих в общественном объединении труда, при согласованности структурного (директивно-адресного) и безструктурного (рыночного) способов управления им (т.е. во взаимодействии различных хозяйственных укладов — юридических форм собственности).

Нобелевский лауреат В.Леонтьев в книге “Экономическое эссе” (Политиздат, 1990, стр. 210, 211) пишет:

«Неограниченная, всеобщая доступность знания и идей, возникающих в ходе изследований, является весьма желательным свойством для общества и человечества в целом. Однако она порождает серьезную проблему для всякого, кто хотел бы заняться научными изследованиями, то есть производством знаний на коммерческой основе, ради извлечения прибыли. Для того чтобы оправдать инвестиции в изследования, корпорация должна иметь возможность продавать свои результаты прямо или косвенно, как часть какого-либо другого продукта, за соответствующую плату. Но кто станет платить за товар, который с момента своего выпуска становится доступным каждому в неограниченном количестве? Почему бы ни подождать, пока кто-нибудь другой заплатит за него или вложит средства в его производство, а затем получить его бесплатно? Кто станет заниматься выпечкой хлеба, если семью хлебами можно накормить не только четыре тысячи мужчин, женщин и детей, как об этом повествует Новый завет, но и всех голодных?»

В этом небольшом фрагменте сосредоточена вся реальная нравственность Запада и его вся социально-экономическая наука. И за очерченные В.Леонтьевым границы Запад ступить не может, так как для этого необходимо прежде признать злонравием все “элитарные” притязания и провозгласить, что ВСЕОБЩАЯ, НЕОГРАНИЧЕННАЯ ДОСТУПНОСТЬ ЗНАНИЯ — ГЛАВНОЕ УСЛОВИЕ РАЗРЕШЕНИЯ КРИЗИСА КУЛЬТУРЫ ГЛОБАЛЬНОЙ ТЕХНОКРАТИЧЕСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ, раздавленной неуправляемостью техносферы, И ЕДИНСТВЕННЫЙ ШАНС ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ ВОЙТИ В ЛАД С ПРИРОДОЙ, миновав катастрофу культуры и катастрофу всей нынешней цивилизации.

И соответственно двум типам нравственности возможны две точки зрения экономической науки на народное хозяйство, объективно обусловленные субъективным нравственным произволом ученого-экономиста:

1). С позиций одного из множества частных предпринимателей, стремящегося к извлечению максимальной денежной прибыли извлекаемой из какой угодно, признаваемой законной, деятельности при господствующем в обществе “законе стоимости”.

2). С позиций владельца всего народного хозяйства, стремящегося к тому, чтобы справедливое государство функционировало как суперконцерн, устойчиво и гарантировано удовлетворяющий потребности всех людей в производстве без разрушения природной среды (биосферы).

Для построения и поддержания устойчивости справедливого общественного устройства жизни людей обществу необходима наука об управлении саморегуляцией суперконцерна. Запад такой экономической науки не имеет. Возможности его науки В. Леонтьев охарактеризовал сам:

«Мы можем дать им много мудрых советов, но мало МЕТОДОВ, которым легко научить и научиться. Однако последнее и есть то, что им надо» (там же стр. 229).

Поскольку, по словам американского экономиста Дж. Гэлбрайта, экономика — наука эмпирическая, то различие реального хозяйственного опыта СССР и Запада делает бесполезным и их «множество мудрых советов», только которые западные советники и могут предоставить за неимением на Западе научных методов, необходимой обществу целевой направленности и уровня качества.

В истинности последнего утверждения все могли убедиться после 1991 года, когда “одемократившийся” режим стал открыто нанимать экономических советников в западных университетах и МВФ.

Ограниченность объёма Теоретической платформы позволяет высказать только ряд принципиальных положений, вытекающих из взгляда хозяина всего народного хозяйства, стоящегона позициях достаточно общей теории управления:

1. В цене товара выражается баланс взаимных притязаний массы его продавцов и массы его покупателей. Трудовая теория стоимости — это неудачное описание механизма ценообразования в условиях, во-первых, господства индивидуального производителя при минимальном изпользовании техногенной энергии и, во-вторых, устойчивого эволюционного развития общества. Основной её недостаток — метрологическая несостоятельность: такие её категории, как прибавочная стоимость, необходимый и прибавочный труд, необходимый и прибавочный продукт, необходимое и прибавочное рабочее время — неизмеримы в условиях реального многоотраслевого производства, вследствие чего не могут быть введены ни в практику бухгалтерского учёта предприятий, ни в математические модели макроэкономического уровня.

Кроме того, рабочее время не может быть мерой трудозатрат в отраслях деятельности, выходной продукт которых — информация. В этих отраслях то, что одному человеку дано сделать в течение нескольких секунд, другому не дано сделать и за всю его жизнь.

При этом в условиях реального ценообразования информационный продукт, если он общеизвестен — обладает сам по себе нулевой ценой (стоимостью), т.е. ценой носителей, на которых записана информация; если это уникальный продукт, то в обществе — среди современников, включая и его разработчиков, — может не оказаться никого, кто бы понял его истинную общественную значимость, вследствие чего его цена в момент предложения его обществу и спустя какое-то время после этого — также ноль. Чем короче интервал, на котором цена информационного продукта отличается от нуля, — тем больше шансов у общества благоденствовать.

Это означает, что любая деятельность в области обработки информации всегда — от щедрот души или от скупости души, а как общество её оплачивает — это вторичный вопрос, ответ на который обусловлен истинной нравственностью, господствующей в сфере управления этого общества. То общество, которое упорствует в том, что отказывается оплачивать производство информационных продуктов, обречено умереть во вчерашнем дне, когда наступит завтра; то общество, которое живёт скупкой “мозгов”, взращенных вне его, обречено погибнуть от злонравной продажности, вносимой в информационный продукт, купленными мозгами.

2. Соответственно, в прейскуранте (список текущих цен на все товары и услуги, включая управленческие и иные информационные продукты) выражается в сфере экономики вектор ошибки общественного самоуправления в целом. Чем меньше ошибка управления, тем выше качество управления. В сфере экономики это означает: объёмы производства либо достаточны (если нет, то они растут), цены снижаются, зарплата и прочие денежные выплаты растут медленнее, чем объёмы производства при их учёте в неизменных ценах. Эта тенденция носит устойчивый во времени характер, но для своей реализации требует осмысленного вмешательства государственности в производство и разпределение.

3. Закон стоимости в народном хозяйстве государства-суперконцерна субъективен на уровне управления суперконцерном в целом. Он формируется под воздействием кредитной, дотационной, налоговой, страховой политики и прямым ограничением цен на группы товаров, входящих в базу[147] прейскуранта. Частное производство подстроится под любой закон стоимости, в котором выражается безструктурное управление рентабельностью производства средствами налогово-дотационной политики со стороны внутрисоциальной хозяйственной власти, иерархически более высокой, нежели директорат любой частной фирмы. Соответственно, кредитно-финансовая система — средство безструктурного управления статическими характеристиками производства и потребления; она отомрет не ранее, чем появится иная система безструктурного управления с более высокими характеристиками (например, общегосударственная сеть ЭВМ, о необходимости создания которой академик В.М.Глушков писал ещё в начале 1960-х годов, задолго до появления Интернет, и которая не была создана по причине слабоумия, саботажа и вредительства высшего руководства СССР).

4. В толпо-“элитарном” обществе всегда присутствует два спектра потребностей (спектр — номенклатура в сочетании с объёмами производства или потребления по каждой позиции номенклатуры продукции и услуг, лежащей в основе спектра): демографически обусловленный и паразитический спектр потребностей.

Первый в нём: Деградационно-паразитический спектр потребностей: потребности от подчинения поведения человека удовлетворению своего инстинктивного и иного чувственного сладострастия неумеренностью естественного, извращениями, наркотиками и т.п. до изощреннейших потребностей правящей демонической “элиты” в перемалывании трудовых и природных ресурсов без меры под молотом моды в стремлении подняться вверх по ступеням пирамиды потребления. В деградационно-паразитическом спектре потребностей выражается животный строй психики, строй психики биоробота, и демонический строй психики.

Второй в нём: Демографически обусловленный спектр потребностей, который основан на возрастной структуре населения, т.е. на демографической пирамиде. С нею можно связать три частных спектра потребностей в составе общего демографически обусловленного спектра:

· личные потребности, объёмы производства для удовлетворения которых пропорциональны численности населения в возрастных группах и половой дифференциации;

· семейные потребности, объём производства для удовлетворения которых пропорционален числу домашних хозяйств разных типов. Устойчивость общества предполагает господство семьи, в которой под одной крышей живут без тесноты 3 — 4 поколения хотя бы одной ветви семьи; которая в состоянии со своим домашним хозяйством управиться самостоятельно без помощи профессиональной прислуги и “бедных родственников”. Законодательство о правах и свободах человека, в котором игнорируется и подрывается семья как зернышко, из которого вырастает общество, — это не законодательство о правах человека, а средство обращения людей в рабочее быдло, возможно даже что очень высоко квалифицированное рабочее быдло;

· инфраструктурные потребности, определяемые в зависимости от характера разселения семей в регионе и размещения в нём средств производства. В условиях России нормально семье живется в доме усадебного типа с садом и огородом под окнами, в населенном пункте диаметром не более 10 — 15 км; в противном случае рвутся связи человека с биосферой и город обращается в виварий для рабочего быдла. Соответственно этому, принципы построения производственно-транспортных и оборонных инфраструктур должны быть подчинены принципам построения жилищной инфраструктуры, обеспечивающей единство общества и биосферы планеты.

Потребности демографически обусловленного спектра, в отличие от деградационно-паразитического спектра потребностей, ограничены нормальной физиологией организмов людей и этикой общества, в которой выражается неприятие угнетения развития других людей и биосферы собственной вседозволенностью, и в частности, потребительской вседозволенностью.

В толпо-“элитарном” обществе деградационно-паразитический спектр потребностей первоприоритетен в векторе целей, на который настраивается система саморегуляции производства и потребления: это выражается в глобальном биосферно-экологи­чес­ком кризисе и является его причиной. Спектр демографически обусловленных потребностей в толпо-“элитарном” обществе удовлетворяется по остаточному принципу и вследствие неограниченности деградационно-паразитических потребностей правящей демонической “элиты” и знахарей никогда не может быть удовлетворен, что нашло своё теоретическое оправдание в мальтузианстве: учении о якобы объективно опережающем росте численности населения по отношению к возможностям производства удовлетворить его потребности.

5. Достоверная статистика о демографических пирамидах прошлых лет с учетом тенденций смертности и рождаемости, вследствие ограниченности демографически обусловленных потребностей позволяет прогнозировать демографически обусловленный спектр потребностей на десятилетия вперёд (как минимум в базовых ценах текущего периода) и заранее готовить производственную базу к гарантированному и полному удовлетворению потребностей по демографически обусловленному спектру.

6. В глобальной специализации народных хозяйств демографически обусловленные потребности удовлетворяются только в “развитых” странах за счёт их паразитизма на “неразвитых”. Мир капитала не только “благополучные” Швейцария, Швеция, США, но и неблагополучные, в которых живёт большинство населения Земли. Их обнищание и отсталость вызваны монопольно высокими и монопольно бросовыми ценами и ростовщическим паразитизмом лидирующего на пути к гибели Запада. И глобальной надиудейской концептуальной властью России-СССР уготовлено место в этом мире в числе наиболее злополучных стран капитала.

У нас нет причин, чтобы входить в новый мировой порядок и занимать в нём уготовленное для нас место.

7. Мы не признаем в своей деятельности факта разрушения СССР во исполнение Директивы СНБ США 20/1 от 18 августа 1948 г. и будем действовать исходя из нашего понимания целесообразности при глобальном уровне заботы и ответственности.

8. Экономика справедливого государства-суперконцерна должна быть ориентирована на гарантированное удовлетворение потребностей по демографически обусловленному спектру, подавляя в сфере экономики деградационно-паразитический спектр бешеными ценами и ограничением доходов и накоплений населения уровнями заведомо достаточными для удовлетворения демографически обусловленных потребностей, но заведомо недостаточными для прожигания своей и чужой жизни в паразитизме. Полезно напомнить, что в 1970-е гг. на каждый рубль, который поступал в бюджет СССР от продажи алкоголя, приходилось от 3 до 5 рублей ущерба, поддающегося бухгалтерскому учёту (а кроме него есть ещё ущерб, не поддающийся бухгалтерскому учёту), возникавшего вследствие пьяных травм, аварий спьяну, снижения качества продукции и т.п., не говоря уж о не поддающемся никакому внутриобщественному учёту ущербу для здоровья живущих и последующих поколений.

Экономически СССР пропили и спьяну разбазарили; и это — неоплатный долг активных поколений 1950 — 70-х гг. своим детям и внукам, по которому старшим платить нечем.

9. Понятие демографически обусловленного спектра потребностей, определённого и предсказуемого на десятилетия вперёд, сводит задачу самоуправления государства-суперконцерна к гарантировано разрешимым задачам теории управления, поскольку замыкает информационно методы межотраслевого баланса («затраты — выпуск»: в терминологии В.Леонтьева).

При концепции самоуправления общества, выражающей долговременные интересы народа, при росте его духовности, культуры потребления это позволяет со временем демографически обусловленное потребление сделать внепрейскурантным, т.е. бесплатным, когда снижение цен завершится их обнулением, поскольку управленчески функционально цена в обществе — ограничитель платёжеспособностью числа потребителей при нехватке продукции по отношению к потребностям.

В случае превышения производственными мощностями уровня, достаточного для заведомого удовлетворения демографически обусловленного спроса, при высокой культуре потребления, цена может быть нулевой, поскольку нет причин ограничивать потребление. В этом процессе снижения цен защита народного хозяйства от развала по причине утраты платёжеспособности отраслями вследствие неравномерности их развития и неравномерности насыщения специализированных рынков требует гибкой государственной налогово-дотационной и страховой политики. Это экономическая сторона самостоятельного общественного строительства отношений справедливости между людьми, свободного от чуждых концептуальных вмешательств их угнетателей.

Понятийная база Русского языка такова, что изъяснить понятие власть можно только так: Власть — реализующаяся способность управлять процессами в обществе. В отношении общества полная функция управления разпадается по специализированным видам власти:

КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ ВЛАСТЬ несёт на себе:

· разпознавание факторов, оказывающих давление среды на общество;

· формирование вектора целей в отношении фактора, оказывающего давление;

· формирование целесообразной концепции управления ресурсами общества в отношении выявленного фактора.

Концептуальная власть всегда работает по схеме «предиктор-корректор» (предуказатель-поправщик). Она — начало и конец всех контуров внутрисоциального управления, высший из видов внутрисоциальной власти. Она самовластна, автократична по своей природе, вследствие чего может осуществлять на Земле Богодержавие, а может самодурственно извратить его и осатанеть. Она игнорирует законность и в частности демократические процедуры общества, поскольку вся законность в обществе нравственно обусловлена и проистекает из произвола той или иной концептуально властной общественной группы.

Главная проблема действительного народовластия — демократического устройства общества — не в способах и сроках голосований. Главная проблема — в построении организации общественной жизни, при которой самовластье концептуальной власти реально доступно всем желающим и способным освоить необходимые знания и навыки: в этом случае автократия, самовластье её не может стать антинародной силой. Здесь корень народовластия, поскольку предиктор-корректор концептуальной власти — начало и конец всех внутриобщественных контуров управления в обществе.

ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ ВЛАСТЬ (политическая) облекает концепцию в притягательные для широких народных масс (или хотя бы управленчески значимой доли населения) формы. В условиях толпо-“элитаризма” содержание концепции может быть сколь угодно далеко от притягательности форм и деклараций её пропагандистов, в чём все могли убедиться и по правлению партноменклатуры, и по правлению “демократизаторов”. Но по методологической нищете толпа не может дать людей, которые разоблачили бы притягательность форм и, показав в явном виде зло любого лика толпо-“элитарной” концепции, выстроили бы альтернативную ей концепцию, которую культура общества по своему развитию может принять.

ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ ВЛАСТЬ подводит под концепцию управления строгие юридические формы, необходимые в качестве логической основы единообразных действий управленческого аппарата при проведении концепции в жизнь.

ИСПОЛНИТЕЛЬНАЯ ВЛАСТЬ проводит концепцию в жизнь структурным и безструктурным способами, опираясь на общественные традиции и законодательство.

СЛЕДСТВЕННО-СУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ следит за исполнением “закон­ности”, при помощи которой нравственный произвол одной концептуальной власти защищает управление по своей концепции от нравственно обусловленного целенаправленного произвола несогласной с данной концепцией иной концептуальной власти или стихийного противоборства концепции со стороны беззаботно-безответственной толпы.

Попытка осуществить несколько взаимно изключающих одна другую концепций управления одновременно в одном и том же обществе порождает концептуально неопределённое управление, в котором общество либо гибнет, либо очищается от изживших себя концепций, вследствие чего общество продолжает жить преображенным.

Региональные цивилизации на планете отличаются друг от друга не только природно-географическими условиями, но и чисто социально — векторами целей, к которым они объективно стремятся и концепциями их достижения. Схожесть векторов состояния в какие-то исторические периоды не является характеристикой цивилизации, поскольку в разных концепциях управления одному и тому же вектору состояния могут соответствовать разные вектора ошибок управления.

Россия является одной из региональных цивилизаций многих народов, живущих в общем им всем едином государстве. В том, что российская государственность осуществляет управление региональной цивилизацией, её отличие ото всех других государств, включая и гиганты (Китай, США, Индия), каждое из которых само принадлежит одной из региональных цивилизаций планеты Земля.

Общая теория управления тем и хороша, что она — общая. Если она говорит, что определённые действия присутствуют в полной функции управления, а в конкретном процессе управления их нет, это означает, что не общая теория ошиблась, а то, что управление ведётся не по полной функции. Общество не способное сказать, как в нём осуществляется концептуальная власть — марионетка в руках тех, кто её всё же осуществляет.

Заключение

Поскольку платформы партий говорят только о самом главном в их намерениях, то и показано самое главное: мировоззренческие основы перехода к справедливому общественному устройству и принципиальная возможность функционирования народного хозяйства в режиме устойчивого гарантированного удовлетворения демографически обусловленных потребностей, которые ограничены нормальной физиологией людей и социальными факторами.

Построение справедливого, концептуально самостоятельного общества требует двух вещей:

· во-первых, общество должно хотеть жить в условиях справедливости и,

· во-вторых, оно должно знать, как перейти от взаимного угнетения одних другими к справедливым отношениям людей.

Это всё зависит от самого общества.

Все народы живут несколько лучше, чем они могли бы жить в случае, если бы в жизни осуществилось всё то зло, которое люди носят в их душах, и с которым они свыклись.

Живут по их истинной нравственности, проявляющейся в их делах, но сдерживаемой в её злонравии Высшей Милостью, хотя люди не всегда понимают, и не всегда соглашаются с этой точкой зрения.

Справедливый строй жизни не состоялся в России-СССР до сих пор потому, что правящая демоническая “элита” не хотела его построения, а народ не желал думать сам, как его построить, но во многом завидовал более высоким потребительским возможностям своей “элиты” и толпы за рубежом. Народ хотел вождя, который его — бездумного, не желающего отказаться ни от одного из своих объективных пороков — на своём горбу внесет в светлое будущее, а он тем временем будет поливать его грязью, как то имеет место в отношении И.В.Сталина. Но никому не позволено въехать в рай на чужом горбу. Будущее вырастает из всех итогов прошлого: что посеешь в настоящем — то и пожнешь в будущем сторицей.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...