Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава VII. Семейное право



 

1. Брак. Сущность брака

Дать определение браку очень трудно, так как этот институт претерпевал решительные изменения на протяжении многих веков. Известно определение Модестина в начале главы о браке в Дигестах: "Nuptiae sunt coniunctio maris et feminae et consortium omnis vitae divini et humani iuris communicatio", т.е. "брак есть общность всей жизни между мужчиной и женщиной, скрепленная божественным и человеческим правом"[140] Это определение применимо к браку cum manu в раннеримский период и к раннехритсианскому браку в постклассический периоды, но это определение не приемлемо к браку в позднереспубликанский и классический периоды. Браки в это время были свободными союзами легко устанавливаемыми и также легко расторгаемыми.

Брак создавал семью (familia), которая была основой римского общества. Большинство браков следовало за помолвкой (sponsalia). Первоначально, браки устраивались отцами семейства (pater familias) посредством sponsio, т.е. формального вербального контракта, который усиливался иском. В позднем праве помолвка основывалась только на согласии отцов. Нарушение обещания более не являлось основанием для судебного преследования, но это приобретало определенные юридические последствия в постклассическом праве, т.е. уплату arra sponsalia (денежной суммы, предоставленной женихом невесте; при расторжении обручения одной из сторон без серьезных оснований жених теряет задаток, а невеста должна вернуть его в двойном или четверном размере). Обычно брак следовал вскоре за помолвкой.

Для заключения законного брака необходимо было уплачивать особые условия. По древнему и классическому праву полное юридическое значение имел брак только между лицами, имевшими conubium, т.е. особую способность к вступлению в брак (legetimum matrimonium). Сначала такой брак допускался только между патрициями, а потом вообще между свободными римскими гражданами. В период республики появляется брак общенародного права (matrimonium iuris gentium), заключаемый между свободными лицами, не имевшими ius conubium (т.е. non iustum matrimonium). Этот брак отличался от legetinum matrimonium тем, что он не производил римской отеческой власти над детьми и власти мужа над женой. В праве Юстиниана это различие в браках потеряло значение.

Брак по закону возможен был только при известных условиях. Препятствия к браку могли быть абсолютными (т.е. общими для всех лиц) и относительными (имеющими силу только для определенных двух лиц, вступающих в брак). Абсолютными препятствиями считались:

Рабство - рабы не были способны к законному браку; их брак назывался contubernium, т.е. сожительство. [141]



Незрелый возраст (для вступления в законный брак мужчина должен иметь 14 лет, женщина 12 лет). Если стороны были personae alieni iuris (т.е. лица чужого права), согласие отцов было необходимым. Отец мог отказать в браке по вполне разумной причине, но, с другой стороны, гарантировалось получение согласия со стороны магистрата.

Неспособные к деторождению могли вступать в брак, но не кастраты; душевная болезнь была препятствием к браку; не мог вступать в брак взявший конкубину.

Траурный год не позволял вдове или вдовцу вступать в брак до истечения траурного года. В случае исчезновения мужа и не возвращения его в течение пяти лет жена обязана его ждать, и не имела права выходить замуж. Такое право она получала только после пятилетнего срока.

Не позволял вступать в брак обет безбрачия и духовный сан - прежде всего весталки (жрицы храма Весты), а затем монахини не могли вступать в брак. Весталкам разрешалось освободиться от обета только по истечении 40 летнего возраста.

Что касается относительных препятствий, то они были следующими:

Близкое, в частности кровное, родство служило препятствием к браку. Ближайшей дозволенной для заключения брака степенью родства было родство между детьми братьев и сестер; родство по усыновлению препятствовало браку усыновленного с усыновителем и со всеми приобретенными агнатами. [142] Свойство affinitas не допускало брака в прямой линии - во всех степенях, а в боковой - между одним из супругов и братом или сестрой другого; духовное родство мешало браку между воспреемниками и восприятыми[143] от крещения; браки между родственниками были недействительными и дети их были spurii[144], т.е. внебрачными. Само кровосмешение, т.е. половая связь между родственниками считалось безнравственным и противоестественным явлением (incestum).

Религия могла тоже быть препятствием для вступления в брак; в императорский период религиозные явления уже не принимались во внимание; запрещались браки только между христианами и евреями.

Препятствием для брака были правовые состояния сторон и государственная служба. Так, закон Юлия не признавал законным брак свободнорожденных с вольноотпущенниками и бесчестными (infamis). Только при Юстиниане в новеллах это ограничение было ликвидировано. Провинциальные чиновники не вправе были жениться на уроженке или жительнице той же провинции; солдатам, проходившим службу, было запрещено вступать в брак.

Опека также служила препятствием для брака. Так как опекуну было запрещено жениться на опекаемой, пока он не даст отчета по опеке и пока не истечет срок restitutio in integrum для бывшей под опекой (т.е. восстановление в первоначальном состоянии с помощью imperium магистрата).

Нарушение супружеской верности и похищение служили препятствием для заключения брака между лицами, участвовавшими в них.

Дальнейшие препятствия касались только женщин. Первоначально вдова в течение 10 месяцев после смерти супруга (tempus legendi) обязана была носить траурное платье, и не имела права выходить замуж. В IV в. от Р.Х. императорское законодательство расширило этот период до одного года (т. н. annus luctus). Более того, annus luctus приобрел юридическое значение, заключавшееся в том, чтобы предотвратить turbatio или confusia sanguinis, т.е. затруднения в определении отца ребенка, родившегося спустя несколько месяцев после прекращения первого брака. Таким образом, annus luctus был продлен применительно к случаям, когда брак был расторгнут посредством развода. Женщина, нарушившая annus luctus, признана infamis, т.е. пользующаяся дурной славой.

Вступление в брак завершается его заключением. Для этого необходимо было соглашение сторон вступить в брак, т.е. вступить в прочный моногамный союз с целью рождения детей (consensus facit nuptias). Постоянная воля супругов вести совместную супружескую жизнь (affectio maritalis) является основным компонентом законного брака, что отличает его от конкубината.

Affectio maritalis устанавливалась на основе одного из свадебных обрядов, заключавшегося во введении супруги в дом мужа (deductio in domum mariti) и была следствием заключения договора о браке и о приданом - аналог современного брачного контракта (instrumentum dotale).

2. Брак cum manu и sine manu

Заключение брака отличалось от conventio in manum, т.е. соглашения, которое издавна сопровождало переход супруги в семью супруга и под его власть или власть его отца. Римское первоначальное состояние брачных отношений заключалось в том, что каждый брак должен быть cum manu, но в течение республики получил развитие и брак sine manu и конечным результатом развития брачно-семейных отношений было полное исчезновение брака cum manu.

Manus - власть мужа или его отца над женой. Эта власть устанавливалась с помощью обряда confarreatio. Это религиозный свадебный обряд, связанный с принесением в жертву Юпитеру хлеба из полбы (panis farreus); этот обряд символизировал и создавал гражданский и религиозный союз вступающих в брак (communicatio divini et humani iuris); в этом обряде принимали участие 10 свидетелей и flamen Dialis (возможно также pontifex maximus). Manus устанавливался также с помощью coemptio, т.е. покупки, сопровождавшие свадебные обряды (coemptio matrimonii causa). Однако в этом случае между супругами не наступал communicatio sacrorum.

Coemptio использовалась для той или иной эманципации женщины, например, чтобы избавиться от существующей нежелательной опеки или от обременительных жертв путем брака со стариком (senex coemptionalis).

Одна из форм conventio in manum - это usus (т.е. пользование). Эта форма предполагает, что если мужчина живет с женщиной как супругой целый год, он в этом случае получает manus над ней и она переходит в его семью, но без communicatio sacrorum. Usus могло быть прервано с помощью trinoctium, т.е., когда в течение 3-х ночей подряд жена покидала мужа, чтобы прервать usus.

Впоследствии в конце республики coemptio и usus вышли из употребления, а conferratio сохранялся лишь в жреческих семействах, т.к только человек, рожденный от такого брака и состоящий в нем мог занимать одну из высших жреческих должностей.

Юридические последствия брака cum manu. Женщина при заключении такой формы брака переходила под власть мужа, и если он был сам под властью, то под власть его отца. Она становилась лицом чужого права (persona alieni iuris), т.е. подчинялась мужу или его отцу и ее имущество или собственность переходили к ее мужу или его отцу. И все, что она приобретала затем, ей не принадлежало, и своей собственности она в этом случае никогда не имела. Если она раньше до замужества была filia familias (дочь под властью своего отца), то после замужества она жила на положении дочери или лица чужого права в семье своего мужа.

Юридические последствия брака sine manu. Жена в этом случае не попадала под власть мужа или его отца. Она сохраняла свое имущество и собственность. Все, что она приобретала, принадлежало ей. Являясь до замужества дочерью своего отца (filia familias), она оставалась под властью своего отца и оставалась своей первоначальной familiae.

Итак, юридические последствия брака sine manu были незначительны. Партнеры по браку находились в отношении друг к другу как посторонние люди, но в позднем праве определенные юридические последствия имели место в связи с тем, что партнеры по браку вступали в брачные отношения друг с другом. Они не имели права предпринимать какие-либо действия бесчестящие друг друга; дарение между мужем и женой (donatio inter virum et uxorem) было запрещено; взятие женой на себя обязательств мужа (intercessio) было запрещено.

Совершение брака.

У римлян было в обычае делать перед браком сговор или обручение (sponsalia), т.е. заключать договор о будущем браке. Обязанность вступить в брак, основанная на этом договоре, не влекла за собой никакого иска и была делом совести. Сговор прекращался:

в случае смерти одного из вступивших в сговор;

при появлении препятствий к браку;

по взаимному согласию;

по заявлению одной из сторон - repudium[145]. Это заявление об отказе должно было быть прямым, ясным и совершено в известной форме (посредством фразы condictione tua non utor).

Актом совершения брака у римлян был договор, существенной чертой которого было свободное согласие вступающих в брак. Определенной формы этот договор не имел. Началом брака считалось время исполнения обряда - deductio in domum mariti - ввод жены в дом мужа. Лица, не способные иметь юридическую волю, не могли вступать в брак. Дети, находящиеся во власти отца, должны иметь его согласие (а не матери, родственников, опекунов). Внук от сына должен иметь согласие деда и отца. Если отец страдает безумием, или не дает согласия без достаточных оснований, то его заменяет местная власть. В случае обмана, принуждения и т.д. при заключении брака, защитой для обиженной стороны служили не иски (как при других договоров), а свобода развода (поэтому брак, заключенный, например, под угрозой, считался недействительным).

Прекращение брака.

Брак может быть прекращен со смертью, порабощением или потерей гражданства одной из сторон; брак мог быть также прекращен в результате развода по воле каждого из супругов, т.к римляне строго держались правила - брак есть союз свободный и поэтому расторжимый. Для сообщения использовалось libellus repudii, т.е. письмо, которым супруг или жених сообщает партнеру по браку о расторжении брачного союза. В случае, когда брак был cum manu, manu (власть) над женой прекращалась в связи с разводом. Это делалось посредством contrarius actus, т.е. встречного акта, а именно расторжения брака с помощью противоположной формулы (diffarreatio или remancipatio).

Христианские императоры не одобряли немотивированные односторонние расторжения брака и наказывали штрафом сторону, которая расторгала брак таким образом, но тем не менее брак оставался расторжимым. Законными основаниями развода считались: нарушение супружеской верности, беспорядочное поведение, оскорбление, покушение на чью-либо жизнь.

Поэтому христианские императоры различали следующие виды разводов:

развод по общему согласию супругов (divortium consensu);

развод по законной причине, не имеющей характера проступка:

если один из супругов или оба поступают в монастырь;

если муж до истечения трех лет по заключении брака окажется импотентом;

если супруге не будет известно о взятии в плен в течение 5 лет.

Все эти разводы считаются divortia ex iusta causa (т.е. признанные основательными разводами). Все другие случаи развода влекут за собой имущественное наказание и штрафы как супруга, произвольно прекращающего брак, так и для супруга, подавшего своими проступками законный повод для развода. Такие разводы считались divortia sie ulla causa, т.е. безосновательными.

3. Личные и имущественные отношения между супругами Личные отношения между мужем и женой.

По этому вопросу в римском праве очень мало юридических положений, так как римские юристы и законодатели держались мнения, что личные отношения между супругами относятся к области нравственности, а не права. Поэтому жена обязана разделять общественное положение мужа и жить в его доме; против всякого, задерживающего жену против ее воли (даже против отца ее), муж имеет интердикт о выдаче ее interdictum de uxore exhibenda et ducenda[146]; иски штрафные, влекущие за собой бесчестье, не

допускаются между супругами; муж обязан защищать свою жену от обид.

Он имеет право во всех процессах защищать ее; нарушение супружеской верности (adulterium) составляет предмет уголовного суда. Другие проступки дают законный повод к разводу и штрафу.

Имущественные отношения между супругами.

В древний период, когда господствовал брак cum manu, жена считалась как бы дочерью мужа, и потому она не могла иметь своего имущества. Впоследствии римское право отрицает принцип общности имущества между супругами, но и не проводит разделения между лицами чужими друг другу. Брак оказывает следующее влияние на имущественные отношения супругов. Для того чтобы облегчить мужу нести семейные издержки, жена при браке дает ему известное имущество, которое называется dos - приданое[147]. Приданое может быть дано самой невестой, ее отцом или другими членами ее семьи, восходящими по отцовской линии. Приданое могло быть назначено и всяким посторонним человеком.

Оно должно было компенсировать расходы, связанные с совместной жизнью супругов (ad onera matrimonii sustinenda). Кроме того, приданое служило источником обеспечения жены после прекращения брака. Таким образом, следует, что, хотя приданое становится собственностью мужа, тем не менее, оно целиком или частично должно быть возвращено по окончании брака жене.

Приданое могло состоять из любой формы собственности материальной или нематериальной, движимой или недвижимой. Приданое могло быть установлено каким-либо правовым актом, который увеличивал состояние мужа, например, datio dotis, т.е. предоставление приданого действительной передачей или datis dictio, т.е. особой формой одностороннего вербального обязательства, при котором заявитель принимал на себя обязанность в пользу будущего мужа, говоря "dotis tibi erunt" ("будут тебе в приданое") с перечислением объектов. Это обязательство вступало в силу не ранее заключения брака. И, наконец, приданое утверждалось стипуляционным обещанием в пользу мужа, т.е. dotis promissio[148].

Муж являлся собственником приданого, но постепенно его права на него становились все более ограниченными, и при Юстиниане право собственности на приданое стало чисто формальным, и он в действительности оказывался в положении узуфруктуария. Первоначально не было никакой обязанности со стороны мужа вернуть приданое после прекращения брака, но с увеличением числа разводов жена приобрела право на свое приданое.

При христианских императорах муж также обязывался выделить часть своего имущества для той же цели, как и приданое. Этот капитал назывался donatio ante nuptias или propter nuptias - дарение перед браком или по причине брака. Это обычный знак внимания жениха по отношению к невесте, который нельзя требовать обратно, если брак не состоится. В постклассический период этот капитал приобрел новые функции. Он закреплял обручение, наказывал супруга за виновный развод и, прежде всего, обеспечивал супругу и детей в случае вдовства. Для этой же цели назначалось мужем или кем-либо от его имени имущество, которое в праве Юстиниана называлось antipherna. Это имущество по сумме должно равняться приданому. Права мужа и жены на это имущество подобны их правам на приданое.

Имущество жены сверх приданого составляет ее исключительную собственность, т. н. paraphernalia. Дарение между супругами запрещено. В случае иска одного супруга к другому последний пользуется beneficium competentiae (т.е. он не лишает средств к жизни). Супруги имеют известное право наследовать друг друга. На супруга, виновного в разводе, падают штрафы.

Во время брака имело место быть следующее правоотношение к приданому. Мужу принадлежат: а) собственность на приданое, если оно состоит из вещей; б) иски по отношению к приданому, если оно состоит из обязательств; в) пользование правами на чужие вещи, если эти права даны в приданое. Но все-таки права мужа на приданое ограничены, так как для облегчения издержек семейной жизни назначены доходы с капитала, а не сам капитал приданого (например, муж не в праве отчуждать недвижимое приданое имущество). Он обязан относиться к нему осторожно, внимательно как к своему собственному. Ограничения прав мужа были сделаны в интересах жены, так как в некоторых случаях она в праве была требовать возвращения приданого.

Судьба приданого по прекращении брака определялась особым договором, который давал иск из стипуляций - actio ex stipulatu и actio praescriptis verbis. Эти иски из стипуляции гарантировали возврат приданого мужем поставщику приданого.

В случае отсутствия стипуляции не было правовой нормы, обеспечивавшей бы возврат приданого. Поэтому в конце республики претор гарантировал actio rei uxoriae, на основании которого жена (или вдова), или в некоторых случаях ее отец в качестве притязания к бывшему мужу или его наследникам могли требовать возвращения приданого. Приданое возвращалось со всеми приращениями, кроме плодов, приобретенных за время брака: плоды последнего года пропорционально делятся между обоими супругами за вычетом удержаний, на которые имеет право супруг, т.е. retentiones dotales. Эти удержания могли иметь как личный характер: propter liberos (при смерти супруги - 1/5 за каждого ребенка, при разводе 1/6, но в общем итоге не более 1/2; propter mores - 1/6 за серьезные нравственные провинности (mores graviores), главным образом adulterium); mores leviores (незначительные нравственные проступки в супружеской жизнии), так и имущественный: propter impensas (на необходимые и полезные расходы супруг имеет ius retentionis, на прочие расходы - ius tollendi; за вещи, отчужденные ему вещи, неправомерно подаренные супруге (propter res donatas).

Юстиниан же эти нормы упразднил и постановил, что во всех случаях прекращения брака жена или ее наследники могли требовать возвращения приданого от мужа посредством actio dotis или actio de dote. В дополнение он дал жене привилегированное, не объявленное закладное право на собственность мужа, чтобы обеспечить возврат ее приданого. Это означает, что она могла с помощью actio hypothecaria или actio quasi serviana требовать возвращения приданого в ее собственность, а также на всю заложенную собственность, которая принадлежала ее мужу, от любого, кто владел такой заложенной собственностью. Она могла осуществить свое право залогового кредитора и продать залог, если должник не уплатит долг.

Итак, во времена Юстиниана жена становилась собственницей приданого. На вопрос; к кому переходит приданое по прекращении брака, право Юстиниана дает следующий ответ:

1) после смерти жены приданое не отцовское переходит к ее наследникам;

2) отцовское приданое переходит к отцу, если он еще остался в живых - в противном случае тоже к ее наследникам;

3) после смерти мужа или при разводе без вины жены, жена самовластная имеет иск за приданое и передает этот иск своим наследникам; жена, находящаяся под отцовской властью, не отцовское приданое требует сама, отцовское требует отец с соглашения дочери. При возвращении приданого муж вправе требовать вычета необходимых и полезных издержек, сделанных им на приданое (он имел actio mandati или actio negotiorum gestorum). При роскошных издержках он вправе только отделить их от приданных вещей (ius tolendi).

Договоры о приданом могут изменять постановления семейного права. Но содержание этих договоров должно быть согласно с добрыми нравами, с существом супружеских отношений, с назначением приданого. Имущество жены, не назначенное в приданое, составляет ее собственность. Отношения между мужем и женой, касающиеся этого имущества подобны отношениям посторонних лиц. Это имущество называется bona paraphernalia.

Дарение между супругами, а также между ними и теми лицами, которые соединены отеческой властью с одним из супругов, считались недействительными. Но дарения в случае смерти имели силу. При жизни супругов дарения разрешались в следующих случаях:

1) если подарки незначительны;

2) дарения для пользы семейства или для получения как-либо государственной службы;

3) дарения на случай будущего развода.

Если один супруг при разводе утаит вещь другого, то пострадавший имел особый иск - actio rerum amatorum (actio furti не имел места между супругами). Впоследствии присвоение одним супругом вещи другого признавалось воровством, и виновный преследовался наряду с прежним иском, еще и conductione furtiva и vindicatione rei.

Виновная жена теряла приданое в пользу мужа (собственность переходила и детям), при недостатке его она отдавала еще етвертую часть другого своего имущества (но не более 100 фунтов золота). В случае супружеской неверности жена отдавала мужу еще сумму равную трети приданого. Те же правила имели силу против виновного мужа относительно donatio propter nuptias.

Супруг, вступивший во второй брак (binubus), терпел некоторые имущественные издержки или ограничения, которые называются штрафами за второй брак - poenae secundarum nuptiarum. Общие штрафы были следующими: все, что приобретено из имущества другого супруга (подарки, dos, donatio propter nuptias) принадлежало в качестве собственности детям от первого брака. Супругу, вступившему во второй брак, принадлежит лишь право пользования этим имуществом. Отец, второй раз женившийся (parens binubus) терял свободу обеспечивать выплату легатов кому-либо. Он должен их выплатить своим детям.

Супруга, вступившая во второй брак, терпела следующие ограничения: она имела только право пользования имуществом, происходившим от первого брака, а также наследством, открывшимся ей после смерти дочери; дарение, сделанные ею детям от первого брака, она вправе требовать обратно только, если дети оскорбили ее или покушались на ее жизнь и имущество - она лишалась права опеки над детьми первого брака и права воспитывать их. Лица, вступившие во второй брак до истечения траурного года, наказывались по преторскому эдикту бесчестием (infamia). Согласно праву Юстиниана, жена, вступившая во второй брак, теряла все, что получила от первого мужа. Все переходило в пользу его родственников или казны. Она ничего не могла приобретать по праву дарения или завещания.

4. Союз родителей и детей.

Сущность римской отеческой власти (patria potestas).

Согласно древнему Римскому праву, отеческая власть производила полное господство с одной стороны и полное подчинение с другой. Но эта власть не была подобна власти над вещами, хотя походила на нее: ребенок впоследствии мог стать persona sui iuris - поэтому дети не теряли свободы и личности и вне семейной жизни, в жизни общественно независимы от отеческой власти. В праве Юстиниана отеческая власть теряет свой старый характер.

Отношения между родителями и детьми, независимые от отеческой власти

Родители и дети периодически обязаны давать друг другу средства к пропитанию (alimenta); родители обязаны вообще содержать и воспитывать детей; между родителями и детьми имеет место beneficium competentiae, т.е. защита, как детей, так и родителей. Дети не могут подавать на родителей инфамирующих исков и звать их в суд без разрешения властей (претора); дети обязаны известными услугами в отношении родителей. В воспитании детей воля отца имеет перевес; родители и дети имеют взаимное необходимое право наследствования. Все это применимо к законным детям. В отношении матери не различали детей законных и незаконных, потому что мать всегда известна. Отцом ребенка (кто бы он ни был его естественным отцом) считался муж матери, если ребенок родился не раньше 6 месяцев от совершения брака и не позже 10 месяцев по прекращении его. Все другие дети суть незаконные - юридически не имеющие отца. Права детей на признание и воспитание (alimenta) со стороны родителей защищены особым иском (actio de liberis agnoscendis).

Отношения между родителями и детьми, зависящие от отеческой власти.

Власть отеческая принадлежит старшему в семействе мужчине над всеми нисходящими этого семейства без различия возраста, пола и степени родства. В личном отношении отец имеет право наказывать только в рамках умеренных дисциплинарных отношений. Преступления детей рассматриваются общим судом. Отец в праве не согласиться на брак ребенка, назначить опекунов и наследников несовершеннолетним детям: по закону Константина отец, в случае крайней бедности, мог продать новорожденного ребенка.

В имущественном отношении ребенок по древнему праву не способен был иметь имущественные права. Отец мог выделить сыну (также дочери) часть имущества - peculium. Сын вправе был управлять и пользоваться этим имуществом. Но собственность принадлежала отцу: отец мог в любое время взять peculium обратно (он должен был при этом признать долги сына на сумму имущества). По смерти сына его имущество переходило к отцу; по смерти отца - к общему наследству. Если отец эмансипировал сына, оставив за ним peculium, то имущество делалось собственностью сына. По праву Юстиниана имущественные отношения ребенка под отеческой властью имели следующую форму:

1) ребенок приобретает имущественные права себе в собственность, но с правом управления и пользования со стороны отца. Это правило касалось всех имуществ, приобретенных детьми не от отца и независимо от военной или гражданской службы. Юстиниан назвал эти имущества - bona quae patri non adquiruntur. Завещать эти имущества сын не мог. Это общее правило не имело места в следующих случаях: а) ребенок приобретает все для отца, если приобретение сделано на счет отцовского имущества; б) ребенок приобретает все для себя (с правами отца семейства; это так называемый peculium castrense - приобретение сына на военной службе, и peculium quasi castrense - приобретенное посредством гражданской и другой официальной службы); в) ребенок приобретает все для себя, хотя и без права управления и пользования со стороны отца, но и без права завещать. Такое имущество ребенка называется adventitia irregularia. Сюда относятся:

1) приобретения, сделанные против воли отца;

2) имущество, данное ребенку посторонним лицом с тем условием, чтобы отец не имел никакого права на это имущество;

3) наследственная доля после брата и сестры.

Юридические сделки между отцом и ребенком возможны только тогда, когда отец и ребенок являются субъектами самостоятельных имуществ.

5. Акты приобретения отеческой власти

Естественный способ приобретения отеческой власти есть рождение детей в законном браке. Дети незаконные юридически не имеют отца. Дети, рожденные в конкубинате, могут быть узаконены в трех формах: а) посредством брака с конкубиной; б) посредством императорского рескрипта (если брак невозможен и нет детей законных); в) когда отец обязывает сына принять должность декуриона или выдает дочерей за декурионов. Возможно приобретение детей посредством усыновления - adoptio. Adoptio возможно в двух формах:

adoptio - усыновление несвоевластного, совершалось посредством внесения в протокол надлежащей власти согласия со стороны всех лиц, участвующих в усыновлении. Усыновление имеет полную силу, если усыновитель - восходящий родственник; в противном случае усыновленный получает только право наследовать усыновителю;

arrogatio - усыновление своевластного лица; при Юстиниане совершалось по рескрипту императора; усыновителем мог быть только мужчина 60 лет. Условия такого и другого вида усыновления были следующие:

усыновитель должен быть старше усыновляемого по крайней мере 18-ю годами;

женщины могли усыновлять в случае смерти своих детей;

необходимо согласие усыновляемого;

усыновляющий внука, имея сына, должен иметь согласие сына.

Полное действие усыновления состояло в том, что усыновляемый поступал под отеческую власть и делался когнатом и агнатом всех его агнатов. Неполное действие усыновления производило только право усыновленного наследовать усыновителю - (при усыновлении женщиной и невосходящими родными).

Судебные средства защиты отеческой власти

Спор между двумя лицами, из которых одно утверждало, что оно имеет отеческую власть над другими, решался вне обыкновенного порядка суда (extra ordinem) властью сановника. Защита отеческой власти против третьих лиц совершалась следующими средствами: а) иском из собственности (vindicatio); б) особыми интердиктами против лиц, задерживающих детей, не позволяя им быть при отце.

Власть отеческая прекращалась:

cо смертью отца;

capitis deminutio отца или ребенка;

emancipatio - прекращение власти по воле отца (иногда - против воли отца), при Юстиниане были 2 формы эманципации:

1) emancipatio Justinianea - посредством заявления перед надлежащей властью;

2) emancipatio Anastasiana - посредством императорского рескрипта). Emancipatio может быть безформальной, когда отец разрешает ребенку очень долго жить самостоятельно.

Abdicatio - изгнание детей - не прекращало отеческой власти, исключая тех случаев, когда это было в интересах детей. При христианских императорах отеческая власть прекращалась сама собой (ipso iure), когда сын достигал некоторых высших должностей (консула, префекта, сана епископа и т.д.). Отец терял отеческую власть: а) когда подкидывал ребенка; б) совращал дочь к порочной жизни; в) вступал в кровосмесительный брак. Emancipatio прекращает агнатскаое родство, права кровного родства остаются.

Узаконение (Legitimatio)

Узаконение - это один из институтов, посредством которого некоторые незаконнорожденные дети могут приобрести статус законности. В Римском праве это обозначало, что указанный ребенок попадал под отеческую власть.

Классы незаконнорожденных детей

Согласно Римскому праву было 3 класса незаконнорожденных детей.

Liberi naturales, дети, рожденные в конкубинате или в другом виде внебрачного сожительства; spurii или vulgo concepti, внебрачные дети, связанные узами родства с матерью, но не с отцом, при этом, если мать имела Римское гражданство, дети становились римскими гражданами; adulterine incestuosi, дети, рожденные в результате прелюбодеяний или кровосмесительных связей.

Конкубинат развился в течение постклассического периода в прочное моногамное сожительство между мужчиной и женщиной. Это обнаруживало большое сходство с браком и фактически рассматривался как тип второсортного брака. Было принято законодательство, которое вводило возможность узаконения ребенка, родившегося в конкубинате посредством перенесения этого родства на брак.

Узаконение через последующий брак

Юстиниан отрегулировал этот метод узаконения. Только дети, рожденные в конкубинате, могли быть узаконены этим методом.

Instrumenta dotalia, документ, регулирующий все, что касается брака и приданого, аналог современного брачного контракта, требовался как доказательство, что конкубинат был действительно трансформирован в брак. В результате брака дети попадают под власть их отца.

Вначале Константин разрешил legitimatio на основе дополнительного вступления родителей в брак (legitimatio per subsequens matrimonium), затем Феодосий II подтвердил, если отец запишет сына, передав ему 25 югеров земли, в список декурианов или выдаст дочь с таким же приданым за декуриона (legitimate per oblationem curiae) и, наконец, Юстиниан также создал другую форму узаконения в случае, если у отца нет законных детей, если мать незамужем и брак между родителями невозможен (legitimatio per rescriptum principis). Это узаконение было возможно после смерти отца, если он изъявил такое желание в завещании (legitimatio per testamentum). Заключение (rescriptum) императора провозглашало ребенка под властью отца.

Adoptio (Усыновление)

Adoptio - один из институтов посредством которого лицо оказывалось в состоянии in potestate. Adoptio было важным институтом для римлян с точки зрения их заботы о продолжении семьи, родового имени и культа их предков. Когда возникала опасность угасания семьи, постороннего человека определяли в состояние in potestate посредством adoptio и таким образом он становился членом familia.

Римское право знало две отдельных формы усыновления - это прежде всего adrogatio, т.е. усыновление лица своего права и adoptio, т.е. усыновление лица чужого права. Adrogatio имело место, когда лицо sui iuris было приведено в состояние in potestate. Это было важное событие, сопровождавшееся пресечением одной familia и утверждением другой, ибо не только усыновляемое лицо sui iuris, но и все другие лица, находящиеся под его властью вместе с его имуществом переходили под власть (in potestate) pater adrogans.

В древнем Римском праве adrogatio нуждалось в предварительном одобрении коллегией понтификов и торжественно совершалось на куриатных комициях под их руководством. По этой причине женщины и лица, не достигшие половой зрелости, не принимали участия в комициях. Усыновляемый должен был высказать свое согласие, после чего следовали auctoritas populi, т.е. одобрение народа и detestatio sacrorum, т.е. торжественный отказ от прежнего родового культа. Adrogatio вела capitis deminuto minima (т.е. к выходу из прежней семьи) усыновляемого, который становился лицом alieni iuris (чужого права) и filii loco (т.е. сына по положению) и к приобретению прав по совокупности (adquisitio per universitatem) в пользу нового обладателя власти. На него переходили и все права усыновляемого, правда, его долги аннулировались, но кредиторы были защищены фикцией, что adrogatio не произошла (rescissa capitis deminutione). Наряду с экономическими соображениями целью adrogatio было сохранение знатных патрицианских фамилий и родов и их культа предков (sacra).

При империи это создание искусственных родственников должно было обеспечить усыновляемому помощь и право наследования; стала допустимой не только adrogatio женщин, но и сами женщины получили право адрогации. Уже в республиканский период по мере ослабления роли куриатных комиций для осуществления адрогации достаточно было присутствия 30 ликторов. Диоклетиан ввел для adrogatio неформальный публично-правовой акт (adrogatio per rescriptum principis, т.е. усыновление посредством постановления принципса).

Юстиниан установил, чтобы pater adrogans был свыше 60 лет или едва ли способный иметь детей. Никто не мог усыновлять, если имел уже детей и pater adrogans должен быть, по крайней мере, на 18 лет старше усыновляемого. Далее имели место специальные гарантии усыновления несовершеннолетних (impuberes), лиц своего права ниже возраста половой зрелости.

Adoptio, как форма усыновления имела место, когда лицо чужого права переходило из-под власти одного отца под власть другого. Первоначально adoptio было невозможно в Риме, но интерпретация положения законов XII таблиц: "si pater filium fer venum dicit, filius a patre liber esto" (т.е. если отец продает своего сына 3 раза, сын будет свободен от власти отца) - ввела возможность adoptio. Это положение законов XII таблиц предназначено, чтобы удерживать отцов, которые регулярно осуществляли свое право продавать их детей, но интерпретация делала это правило применимым для осуществления adoptio. Первоначально paterfamilias продавал своего сына три раза посредством mancipatio приемному отцу (для дочери и внука достаточно одной манципации). Приемный отец (или другой приобретатель) дважды отпускает его на свободу, в результате чего сын возвращается под власть своего отца. После третьей манципации сына приемный отец через in iure cessio (на основании судебной уступки) берет его под сою власть. Приемный отец не высказывает возражений, и претор передавал сына приемному отцу. Итак, первый этап adoptio предусматривал перенесение potestas на приемного сына посредством in iure cessio. Только сын должен продаваться трижды, для других лиц чужого права достаточно одной манципации. У приемного сына (filius adoptivus) переходила mutation familiae (перемена фамилии) и соответственно capitis deminus minima.

Юстиниан значительно изменил adoptio. Он требовал, чтобы отца и лица чужого права являлись к магистрату, где существующий отец должен сделать заявление, а другие стороны должны высказать согласие, магистрат регистрировал эти факты.

Юстиниан далее ввел требование, чтобы усыновителем был восходящий родственник (это называлось adoptio plena - полное усыновление), в противном случае ребенок оставался в своей семье, но получал основные права наследования в семье усыновителя. Это называлось неполным усыновлением (adoptio minus plena).

Правоспособность filius familias вступать в правовые действия

Первоначально potestas отца над детьми кончалась со смертью отца или ребенка. Таким образом, взрослый сын оставался под властью своего отца. Совершеннолетний сын, согласно публичному праву, имел право голоса, мог занимать официальную должность или служить в легионах, мог состоять в законном браке и иметь законных детей, но исполнение его семейной власти над супругой и детьми принадлежит главе семейства - домовладыке, чье словесное согласие необходимо сыну для заключения брака, но в частном праве он оставался субъектом власти отца, которая оказывала влияние, прежде всего, на его способность быть собственником. Всякое приобретение сыном переходило к его отцу и, таким образом, сын никогда не приобретал своей собственности.

По достижении половой зрелости сын приобретал способность вступать в правовые действия, но эти действия имели такие же последствия, как и сделки, осуществляемые рабами, т.е. сделки, в результате которых что-либо приобреталось, при этом любое приобретение доставалось отцу; сделки, в результате которых возникали обязательства, не имели отношения к отцу. Хотя эти обязательства обязывали сына, это не имело практического значения, т.к никакие действия не могли быть предприняты против имущества и лица сына в силу того, что эти действия противоречили patria potestas.

Из обязательств сына, находящегося под отеческой властью возникали obligationes naturales, т.е. обязательства, у которых долг не поддерживается ручательством и потому они имеют лишь ограниченные юридические последствия, правда, не пользуются исковой защитой, но однажды совершенное исполнение, уже нельзя требовать обратно. Такие имущественные обязательства возникали у рабов и подвластных сыновей по отношении к свободным лицам и наоборот.

Другое обязательство подобного рода возникало в связи с преторскими исками против обладателя предприятия, который ручается третьим лицом (в качестве добавочного должника) за некоторые обязательства подвластных ему или уполномоченных им лиц (actiones adiecticiae qualitatis). Не позднее II в. до Р.Х. эти иски стали создавать предпосылки для кредитования рабов, подвластных сыновей и неимущих свободных (так как до тех пор иски против них ничего не давали кредиторам), без чего не могли развиваться ни торговля, ни предпринимательство. Благодаря этим искам положение filius familias было приемлемым в повседневной жизни.

Другим институтом, создающим условия для правовых действий filius familias, был peculium, т.е. имущество, представленное господином или отцом под контроль соответственно раба или сына. Оно оставалось имуществом господина или отца, но раб или сын могли им пользоваться для своих практических целей на равных условиях с третьими лицами. Этот тип пекулия получил название peculium profecticium.

В эпоху империи были введены определенные исключения, касающиеся неправоспособности сына в отношении собственности. В течение правления Августа появился т. н. peculium castrense, т.е. имущество, которое filius familiasmiles приобрел на военной службе (жалование, военная добыча). Он мог завещать его, а впоследствии и распоряжаться им inter vivos. Со времен Адриана такое имущество приобретал сын после почетного увольнения из армии; peculium castrense переходил к домовладыке только если filius familias miles умирал, не оставив завещания.

В постклассическом праве это правило распространялось и на имущество, которое filius familias приобрел на высоких светских или духовных постах. Это имущество называлось peculium quasi castrense. Юстиниан разрешил в отношении этого имущества наследование помимо завещания.

Наконец, был введен институт peculium adventicium, включавшим имущество, унаследованное сыном от матери. Согласно декрету Константина, отец мог пожизненно пользоваться (usufructus) и управлять им, в то время как прочие функции права собственности оставались за сыном. Впоследствии это правило распространилось на все безвозмездно полученное от матери или ее восходящих.

Окончание patria potestas

Patria potestas заканчивалась со смертью отца или лица alieni iuris, либо в случае capitis deminutio отца или лица alieni iuris, усыновление в форме adoptio, брака cum manu дочери и эманципации. Эманципация имела место, когла отец освобождал persona alieni iuris от своей власти. То же самое правило из законов XII таблиц, которое делало возможным adoption, было использовано для введения эманципации. Отец три раза продавал сына посредством манципации доверенному лицу и последнее каждый раз освобождало сына. Только сын должен был быть продан три раза, для других лиц alieni iuris достаточно было одного раза. Юстиниан заменил старую процедуру декларацией отца перед официальным лицом, но также требовалось и согласие лица alieni iuris.

6. Опека и попечительство[149]

В принципе лицо своего права было независимым, имело свое собственное имущество, и было способно совершать правовые акты. Некоторые лица своего права вследствие их незрелости, сексуального или ментального поведения неспособны вести собственные дела. Эти лица были целиком или частично недееспособны и поэтому в отношении них устанавливалась опека (tutela) или попечительство (cura).

Первоначально эти институты, заменяя отеческую власть, восходили к праву, связанному с агнатским родством. Опека или попечительство считались правом, а не обязанностью и принадлежали обыкновенно ближайшему наследнику малолетнего. Это право было той же природы, что и patria patestas, но в отличие от отеческой власти, их первоначальная функция заключалась в том, чтобы опекать финансовые и имущественные интересы агнатской семьи от неопытности несовершеннолетнего нежели в том, чтобы защищать интересы недееспособного лица своего права. Таким образом, согласно ius civile, опекуном или попечителем был proximus agnatus, т.е. ближайший родственник из числа агнатов.

В развитом праве эти институты призваны служить для пользы и защиты недееспособных лиц своего права или малолетних. Поэтому опека и попечительство становятся обязанностью (munus), находящейся под надзором правительства.

Опека.

Римское право различало опеку в собственном смысле (tutela) и попечительство (cura). Различаются они происхождением и отчасти формой заступничества: только опекун мог дать опекаемому auctoritas, т.е. подтверждение юридического акта, заключенного несовершеннолетним; содействие попечителя при заключении юридического акта выражалось в

согласии (consensus) на акт, самостоятельно заключенный несовершеннолетним. Различие это чисто формальное и впоследствии потеряло значение.

В Римском праве существовало две формы, а именно tutela impuberum, т.е. опека над несовершеннолетними, не достигшими 14-летнего возраста, и tutela mulierum, т.е. опека над женщинами, включая и несовершеннолетних дочерей, не достигший 12-летнего возраста. Эта вторая форма опеки была характерной чертой патриархального римского общества, где женщина всегда находилась под властью мужчины, т.е. на нее распространялась manus ее мужа, potestas ее отца или в случае женщины sui iuris, tulela. Эта форма опеки потеряла свое значение в первый период империи. В праве Юстиниана опека назначалась только над мужчинами до 14 лет и над женщинами до 12 лет. В отношении к своему опекуну эти лица назывались pupili, pupillae, а опекун - tutor.

Опека над несовершеннолетним (tutela impuberum).

Особую проблему представляла опека над несовершеннолетними лицами своего права (tutela impuberum). Нет необходимости объяснять, что эти лица были неспособны вести свои собственные дела. В развитом Римском праве совершеннолетними считались мальчики, достигшие 14 лет, девочки - 12 лет. Несовершеннолетние могли быть разделены на infantes, т.е. те, кто неспособен говорить и произносить торжественные юридические формулы. В постклассический период, c 4О7г. от Р.Х. infantes - это дети, не достигшие 7-летнего возраста. По достижении 7-летнего возраста они становились impuberes infantae proximi, т.е. только-только вышедшими из детского возраста и impuberes infantia maiores, т.е. ставшими выше 7 лет, но не достигшими 14 или 12-летнего возраста.

Различные типы опеки несовершеннолетних.

Tutela testamentaria - это наиболее обычная и важная форма опеки. Лица, не достигшие совершеннолетия, как правило, становились sui iuris только после смерти их отца. Отцы, которые предвидели это, могли назначить в соответствии с их волей опекуна или опекунов для лиц чужого права, находящихся под их властью, но способных стать sui iuris после их смерти, хотя эти лица, ставшие sui iuris, еще не достигли возраста совершеннолетия.

Tutela legitima - это древнейший тип опеки, определяемый законами XII таблиц, когда опекуном становится agnatus proximus, т.е. ближайший родственник из числа агнатов. Юстиниан сделал мужских когнатов (proximus cognatus) tutor legitimus. Итак, tutela legitima возникает в условиях отсутствия tutor testamentarius.

Tutela dativa - это опекун, назначенный государством в случае отсутствия tutor testamentarium или tutor legitimus. В Риме tutor мог быть назначен претором или решением народных трибунов, в провинциях наместником провинции (praeses provinciae). В позднеимператорский период в этом отношении введены некоторые изменения.

Условия необходимые для опекуна.

Васякий римский гражданин мужского пола, достигший возраста выше совершеннолетнего, мог быть tutor, но позднее Римское право требовало, чтобы возраст возможного опекуна достигал 25 лет. Когда опекунство превратилось в общественную обязанность (munus), tutor должен принять на себя выполнение обязательства. Но в определенных случаях могли быть приняты во внимание просьбы об отклонении назначения. Это могло быть позволено в случае, например, престарелого возраста.

По закону опекунами не могли быть: рабы и не граждане; женщины, кроме матери и бабки, оставшиеся овдовелыми; лица, не достигшие совершеннолетия (25 лет); лица, устраненные от опеки отцом и матерью малолетнего; враги отца малолетнего; расточители и некоторые другие (глухие, немые); всякий, кто может навредить малолетнему; если кредитор и должник малолетнего делались опекунами его, умолчав о своих отношениях к нему, то кредитор лишался своего требования, а должник, пока продолжается опека, не мог освободиться от своего долга ни платежом, ни другим способом.

Функции опекуна.

Первоначальной обязанностью опекуна была защита лица также как и имущества несовершеннолетнего. Природа tutela была идентична природе patria potestas. Это значит, что опекун выступал как господин, владелец имущества опекаемого. В развитом праве задача опекуна ограничивалась защитой имущества опекаемого, а забота о личности несовершеннолетнего была в руках матери или другой семьи.

Функции опекуна становились более специфическими и его власть над имуществом становилась предметом ограничений. Функции опекуна различались в соответствии с тем, с каким несовершеннолетием он имел дело.

Если опекаемый был infans и таким образом был недееспособным, опекун имел administratio, т.е. управление имуществом. Это означало, что опекун распоряжался делами опекаемого и должен совершать все имущественные сделки. Так как Римское право не признавало представительства, все имущественные сделки заключались опекуном от своего имени и законный результат имел отношение к опекуну, а не к опекаемому. Практическое решение этой проблемы заключалось в использовании раба для осуществления имущественных сделок.

Введение гарантии (auctoritatis interposito).

Опекаемый, которому исполнилось свыше 7 лет был ограничен в осуществлении имущественных сделок. Он мог осуществлять сделки, от которых получал выгоду, но сделки, в результате которых он мог быть обременен долгами, могли быть разрешены только с одобрения его опекуна. Опекун должен присутствовать и неформально соглашаться на осуществление сделки. Если опекаемый вступал в двусторонний контракт без авторитета опекуна, результат заключался в том, что он ограничивал другую сторону по отношению к себе, но не обременял никакими правовыми обязанностями себя. Имперский рескрипт смягчил эту несправедливость наделением опекаемого обязательством в отношении расширения его обогащения.

Полномочия опекуна в отношении имущества.

Первоначально опекун был вместо господина в том, что касается имущества, и мог отчуждать собственность опекаемого. Главная обязанность опекуна состоит в управлении имуществом малолетнего (administratio et gestio, т.е. управление и заключение сделок). В частности опекун обязан:

1) сберегать наличное имущество малолетнего;

2) приращивать это имущество;

3) свободные деньги малолетнего опекун обязан употребить на покупку недвижимости или отдать в рост (если других доходов малолетнего недостаточно для необходимых издержек). Употребляя деньги в свою пользу, опекун платил высокие проценты 4) из имущества малолетнего опекун имел право отчуждать только вещи малоценные и подлежащие гибели;

5) опекун обязан в интересах малолетнего совершать все юридические акты по имуществу его (если опекаемый младше 7 лет - самостоятельно: если старше - посредством auctoritas tutoris (т.е. подтверждением опекуна, придающего законную силу обсуждению или обязательству).6) опекун обязан вести счета (rationes) по всем отраслям управления и по прекращении опеки просить о назначении попечителя. За опеку не полагается вознаграждение. Но оно может быть назначено в завещании и опекунскими властями.

Одна опека межет быть поручена многим лицам (contutores). При этом каждый опекун может распоряжаться, не спрашивая других соопекунов; но с другой стороны, каждый соопекун может остановить распоряжение другого. Все соопекуны отвечают за действия друг друга. Управление многих опекунов нецелесообразно, поэтому обыкновенно:

1) или опека поручается одному опекуну (tutor gerens), а другие имеют только надзор за ним - tutor honorarium;

2) или она разделяется между соопекунами (по роду дел per partes, или по месту нахождения малолетнего - per regiones); в этом случае каждый опекун осуществляет только свою часть опеки, но обязан наблюдать и за другими.

Важное ограничение полномочий опекуна, связанное с отчуждением имущества опекаемого, было учреждено oratio Severi, т.е. решением сената, предложенное императором Севером в конце II в. от Р.Х., которое запрещало опекуну отчуждать или закладывать сельские или пригородные земельные участки подопечного (praedia rustica vel urbana).

Константин расширил запрет на все ценное имущество, которое могло быть продано только в случае необходимости под контролем магистрата.

С другой стороны, определенные обязательства были возложены на опекуна. Он должен был осуществлять инвентаризацию имущества в начале опеки и в определенных случаях должен был обеспечить безопасность имущества опекаемого, т.к cautio rem pupilli salvem fore.

Средства судебной защиты против опекуна.

В случае, когда опекун предпринял cautio rem pupilli salvem fore,он должен быть ответственным в соответствии с общим иском (actio ex stipulatu) в условиях плохого управления. Более того, со времен XII таблиц всякое другое лицо, кроме самого опекаемого, могло заявить и против опекуна, могло быть открыто публичное уголовное производство crimen suspecti tutoris перед магистратом, претором или наместником провинции. Если вина его будет доказана, магистрат объявляет его недостойным доверия (tutor suspectus) и отстраняет его от опеки. Речь идет о преступлении на основе публичного права, но в области частного права XII таблиц обеспечивают actio rationibus distrahendis, т.е. иск о разделе счетов, который предоставлялся после окончания опеки против опекуна, растратившего часть имущества подопечного. Этот иск был из правонарушения и опекун получал приговор заплатить в двойном размере. Этот иск мог, однако быть установлен только против мошенничества со стороны опекуна и соответственно появился другой иск actio tutelae, т.е. иск из опеки, а именно: по окончании опеки бывший подопечный предъявляет иск бывшему опекуну о возмещении ущерба, причиненного ему умышленно.

Это был actio bonae fidei, который опекаемый мог предъявить опекуну в конце опеки. Согласно этому иску, опекаемый претендовал на все приобретения, сделанные на имущество опекуном и также в случае, когда терпел ущерб в результате dolus и culpa levis in concreto от опекна.

Могло быть, что опекун имел контр требования за выплаты, сделанные или из его собственного имущества и/ или когда опекун терпел ущерб от опеки. Здесь имел место actio tutelae contraria посредством которого опекун мог взыскать затраты, сделанные в интересах подопечного. Эти иски были suasi ex contractu.

Наконец, опекун мог использовать actio hypothecaria или quasi serviana со времени Константина. Этот император создал предполагаемую ипотеку на имущество опекуна, чтобы облегчить любые требования, которые опекаемый мог иметь против опеки.

Прекращение опеки.

Опека прекращалась:

1) когда опекаемый умирал или достигал 14 лет (если это мужчина) или 12 лет (если женщина) или подвергался capitis deminutio minimo, т.е. когда его усыновляют и он приобретал отца;

2) когда опекун умирал или лишался свободы;

3) опекунские власти могли удалить опекуна, если была доказана его недобросовестность в ведении дела;

4) опека матери и бабки прекращалась с вступлением в новый брак.

Попечительство (cura).

Попечительство сходно с опекой - это общественная должность, учрежденная правительством. Попечитель подобно опекуну управляет имуществом другого лица. В частном праве попечительство - это забота об имуществе некоторых лиц sui iuris, которые сами не в состоянии им управлять, или над имуществом временно не находящимся в чьей-либо собственности.

Так как cura развивалась под влиянием опеки, она переняла от нее некоторые черты (частично забота о личности опекаемого) и многие юридические средства и положения: occusatio suspecti, т.е. открытие публичного уголовного производства против опекуна, умышленно и бесчестно нанесшего ущерб подопечному; это средство стало применяться и против попечителей в послеклассическом праве; actio subsidiaria, т.е. вспомогательный иск со времени Траяна давался против муниципального магистрата, выбравшего неплатежеспособного попечителя, с которого подопечный не может взыскивать; oratio Severi, т.е. постановление сената, запрещающее отчуждать или закладывать сельские или пригородные земельные участки подопечного; satisdatio (cautio) rem pupilli (adulescentis) salvam fore, т.е. ручательство попечителя, что он не причинит ущерба при управлении имуществом подопечного.

В своем первоначальном виде cura также была чисто властным отношением (potestas) в интересах всей семьи и подопечного, позднее все больше стала преобладать идея защиты его имущества.

Из правового отношения между попечителем (curator) и опекаемым возникают притязания, осуществляемые уже во время попечительства с помощью actio negotiorum gestorum (directa contraria), в юстиниановом праве также actio negatiorum gestorum utilis или actio curationis (utilis) этого же содержания. Для своих притязаний опекаемый обладает преимущественными правами в отношении имущества попечителя, например, hypothea generalis, т.е. залог всего имущества, распространяющийся и на последующие приращения; privilegium exigendi, т.е. особое право в пользу подопечного, выступавшего как кредитор.

Cura не имеет единого характера, она охватывает множество юридических форм. Согласно законам XII таблиц, древнейшими из них являются cura furiosi (над безумным) и cura prodigi (над расточителем). В качестве curator legitimus попечителем, прежде всего, становится agnatus proximus (ближайший родственник из числа агнатов), а если его нет, то члены рода (gentiles); если таковые тоже отсутствуют, магистрат сам назначает подходящее лицо (curator honorarius). Попечитель обязан управлять имуществом вверенного ему лица и вести за него процессы; отчуждение, выходящее за рамки нормального управления делами, недействительно.

Позже в 192г. до Р.Х. lex Plaetoria энергичными процессуальными средствами защищал несовершеннолетних (minores) от мошенничества. На этой основе и сложилась такая форма попечительства как cura minorum. Эта форма вскоре приобрела наибольшее значение. Попечительство устанавливалось над несовершеннолетними, которые были лицами своего права в возрасте выше 14 или 12 лет, но ниже 25 лет (полное совершеннолетие). Хотя эти молодые люди, будучи personae sui iuris, имели полную правоспособность, но вести свои собственные дела по молодости лет еще не могли. Поэтому вначале магистрат устанавливал попечителя только по просьбе несовершеннолетнего и только для определенной цели.

Следующий шаг заключался в том, что претор гарантировал restitutio in integrum, т.е. восстановление в первоначальном состоянии в том случае, если несовершеннолетний понес убытки из-за своей юношеской неопытности.

К концу классического периода curator ad hoc был записан единственным постоянным куратором.

Его правомочия постепенно расширялись. Так, при Марксе Аврелие они уже распространялись на все имущество, а в послеклассический период каждый несовершеннолетний имел попечителя или опекуна.

Этот тип куратора по своим функциям все более сближался с опекуном несовершеннолетнего, и его функцией в поткласическом праве стало auctoritatis interpositio, т.е. утверждения акта со стороны опекаемого.

В эпоху Юстиниана всякое попечительство учреждалось по распоряжению правительства. Попечитель управляет или всем имуществом известного лица, или же только дает свое соглашение при некоторых юридических актах и, кроме того, заботиться, над которым он назначен попечителем. Попечитель подлежит той же ответственности, ограничениям, обязанностям и искам, как опекун.

Попечительство над больным (cura furiosi).

Cura furiosi, т.е. попечительство над сумасшедшим восходит к законам XII таблиц, где отмечено, что persona sui iuris, которая сошла с ума, переходит под попечительство ближайшего родственника (агната). Furiosus nullum negotium genere potest, quia non intellegit quid agat, т.е. сумасшедший не может вступать в правовые отношения, т.к он не понимает, что он делает.

Попечитель заботиться о лице также как и об имуществе furiosus. Cura furiosi выполняется автоматически при объявлении о сумасшествии и заканчивается автоматически, когда подопечный выздоравливает.

Для совершения юридических действий, входящих в компетенцию попечителя, в частности для обязательственных сделок несовершеннолетний должен был заручиться соглашением попечителя (consensus curatoris), которое можно было получить заранее или дополнительно. Постепенно вошло в обычай, что попечитель брал на себя также управление имуществом несовершеннолетнего, а в позднем классическом праве это стало основной его обязанностью.

В рамках заботы о лицах, которые из-за своего физического недостатка или постоянной болезни (morbus perpetuus) не могут сами вести свои дела (cura debilium), магистрат устанавливал попечителя, полномочия которого зависят от особенностей случая (например, curator surdi - для глухого, curator muti - для немого).

Все эти основные случаи попечительства имели характер опеки. Различие же между опекой и попечительством определялось не объектом регулирования, а скорее формальным моментом: опекун, если считает нужным, разрешает и придает юридическую силу сделкам формальным актом; для действий попечителя достаточно неформального согласия.

Прекращение попечительства.

В лице попечителя попечительство прекращается по тем же причинам, что и опека.

В лице того, над кем учреждено поручительство, оно прекращается: а) когда меняется его правоспособность - (capitis deminutio); б) когда снимается запрещение с расточителя; в) когда сумасшедший выздора





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...