Главная Обратная связь

Дисциплины:






Восточноевропейская (северопричерноморская) прародина индоевропейцев



Наиболее признанной в XX веке является концепция прародины индоевропейцев, локализуемой в южнорусских степях вдоль северного побережья Черного моря.

Данную концепцию представляют многие отечественные и зарубежные исследователи (Игорь Михайлович Дьяконов, Елена Ефимовна Кузьмина, Борис Александрович Рыбаков, Олег Николаевич Трубачев, Федор Петрович Филин, Гордон Вир Чайлд, Мария Джимбутас / Gimbutas, Мэри Бойс, Эмиль Бенвенист, Отто Шрадер, Вальтер Порциг, Антаун Мейе, Владимир Георгиев, Пауль Кречмер и мн. др. [Кузьмина 1994: 6; Spektrum: 40-44; Березин 1979: 305].

Однако эта концепция не дает однозначной картины обитания и миграций индоевропейских племен. Отечественные лингвисты склонны считать прародителей индоевропейской семьи автохтонами (коренным населением), что подтверждается находками стоянок древнего человека в Крыму (останки крымских «Адама» и «Евы» найдены в пещерах каменного века).

Размещение прародины противоречиво, это связано с тем, что период распада общества трактуется неоднозначно, отсюда и различные «прочтения» данных археологии и лингвистической палеонтологии. Кроме того, благоприятное положение европейских степей послужило причиной интенсивных миграций племенных объединений различной языковой и расовой принадлежности по всей территории южнорусского и северопричерноморского регионов, что затрудняет реконструкцию расселения индоевропейцев.

Не вникая в сложные дискуссии ученых, отметим лишь основную линию, просматривающуюся в рамках концепции южнорусской (северопричерномоской) прародины индоевропейских народов.

· Первоначально индоевропейцы обитали довольно компактно на сравнительно небольшой территории. Наиболее интенсивно ленточная и шнуровая керамика, боевые топорики, захоронения в скорченном состоянии, сельскохозяйственные орудия труда представлены в районе северо-западной части черноморского побережья: от нижнего и среднего течения Дуная к Карпатам, к Днестру и далее до среднего течения Днепра (в районе Киева), т.е. на территории современных Румынии, южной Чехии, южной Польши, Молдавии и Украины.

Охота, собирательство, а затем сельское хозяйство и кочевое скотоводство привели к миграции индоевропейцев, которые постепенно, со скоростью 1 км в год, удалялись друг от друга. Степень близости отдельных языков, выявляемая сравнительно-историческим языкознанием, свидетельствует о контактах соответствующих племен в рамках прародины.

Славяне тесно контактировали с индоарийцами и иранцами (в восточной части прародины), которые постепенно удалялись на восток, в районы Подонья и Поволжья, а позднее – в Среднюю Азию, а частично – через Кавказ, в Переднюю Азию (где позднее процветали Хеттское государство, Анатолия, Лидия, государства потомков южнорусских праиндоевропейцев);



· на северо-востоке славяне взаимодействовали с балтами, которые постепенно уходили к берегам Балтийского моря, к устьям впадающих в него рек;

· родство языков славян и германцев свидетельствует о наличии определенных контактов на прародине, появление германцев во II тыс. до н.э. в Центральной Германии свидетельствует о том, что индоевропейские предки будущих германских народностей находились северо-западнее славян: если славяне, как полагают археологи, занимали территорию от нижнего течения Дуная до южно-восточных отрогов Карпат (а, возможно, уже и до Днепра), то германцы могли занимать территорию на среднем Дунае и в северных районах Карпат;

· кельты, вероятно, находились на правом берегу Дуная, соседствуя с германцами и коренным населением Западной Европы (вероятно, иберами и финно-уграми, согласно данным археологии); в дальнейшем германцы уходят в Центральную Германию, а затем в Скандинавию и на территорию Северогерманской низменности, а кельты распространяются в Центральной и Западной Европе, тесня басков (потомков иберов) на запад, в Испанию, и финнов на северо-восток [Spektrum: 42].

Многие противники данной концепции возражают против подобной реконструкции, поскольку Европа постоянно заселялась множеством племенных объединений, «волнами» сменявших друг друга (а, возможно, и покорявших своих предшественников, смешиваясь с ними): вряд ли в этом случае можно говорить об автохтонности праиндоевропейцев. Кроме того, они задавали вопрос: почему так неожиданно индоевропейцы покинули прародину, устремившись в Среднюю Азию и Закавказье (Роберт Коулмен / Coleman [Specrum: 42]).

Ответ на этот вопрос дают отечественные исследователи, объясняющие расселение обитателей Причерноморья катастрофой, связанной с природным катаклизмом в Средиземноморье. Подвижки тектонических плит и вулканическая деятельность привели к гибели острова Санторин, ушедшего под воду в результате взрыва вулкана. Мощные волны Средиземного моря затопили часть побережий Балкан и Передней Азии, часть островов Эгейского моря и разорвало перемычку, «мост» между Европой и Азией на южном берегу Черного моря, в результате чего возникло Мраморное море и два пролива: Босфор и Дарданеллы [Барашков 1991: 57].

Одновременно мощная тектоническая деятельность увеличила размеры Черного моря: на северном побережье появился глубокий прогиб, на месте которого возникло Азовское море; реки изменили свое русло: есть мнение, что Волга ранее впадала в Дон, а Буг впадал в Днестр, низовье которого заканчивалось обширным лиманом (аквалангисты отмечают, что древние русла рек по-прежнему сохраняются и четко видны на дне моря). Сохранилась лишь часть побережья – полуостров Крым, опирающийся на прочное скальное основание.

Однако многие геологи (А.И. Дзенс-Литовский, С.А. Ковалевский и др.) отмечают многократное изменение рельефа северного побережья Черного моря: 200 миллионов лет назад океан Тетис простирался через весь Кавказ, соединяясь с Каспийским и, возможно, с Азовским морем, а на западе его воды покрывали Болгарию, Югославию, а также восточную и южную часть Балкан. С этого периода происходило периодическое поднятие и опущение суши; 100 миллионов лет назад Крым был обширным островом, и лишь 10-12 миллионов лет назад здесь вырос Крымский полуостров. Образование Мраморного моря и Дарданелл геологи относят к V тыс. до н.э. Но они не едины во мнении, когда Крым обрел современные очертания: в VIII, IV или II тыс. до н.э.; вместе с тем они отмечают постоянное углубление черноморской впадины, а вместе с «проседанием» дна – опускание (2 мм в год) южного берега Крыма: 150 лет назад, во время приезда Пушкина, берег был на 30 см южнее, чем в настоящее время; таким образом, геологи опровергают пессимистические прогнозы о скором «уходе» Ялты на дно моря [Лебединский 1982: 23-28, 67-70; Львова 1982: 17-22, 27-28].

Катастрофа Санторина датируется III-II тыс. до н.э., что совпадает и с неожиданным уходом из этого региона многих уцелевших праиндоевропейских племен (о потопе свидетельствуют находки морских рыб в культурных слоях II тыс. до н.э. в южнорусских степях и на Украине, от берега Черного моря до Киева и Воронежа) [Барашков 1991: 57].

Эти данные геологов совпадают с мнением целого ряда лингвистов, отмечающих, что расселение индоевропейцев началось значительно раньше, в VI тыс. до н.э., а II тыс. до н.э. является лишь конечной точкой в процессе распада индоевропейского сообщества. Так, болгарский лингвопалеонтолог Владимир Георгиев для IV-III тыс. до н.э. констатируют следующую локализацию индоевропейских племен:

· кельты – между Рейном и Эльбой;

· германцы – между Эльбой и Одером;

· италики – север Италии;

· венеты (западные славяне) – от верховий Одера на юго-запад (Средний Дунай, северо-запад Балкан);

· греки, фракийцы, армяне – на Балканах;

· балто-славы – между Одером и средним Днепром;

· индо-иранцы – южнорусские степи, северное Причерноморье (от среднего Днестра до Дона);

· хетты и лувийцы – в Малой Азии [DdS-I 1969: 71-75].

Как видим, катастрофа задела прежде всего индоиранцев и, возможно, даков, фригийцев и фракийцев (живших на западной береговой линии Черного моря). Археологические данные свидетельствуют об определенной прерывистости в развитии культур этого региона [Кузьмина 1994: 226], что, возможно, обусловлено периодом катастрофы.

Некоторые исследователи катастрофу в Средиземном море связывают с легендой о гибели Атлантиды (считая, что Платон «перепутал» расположение этого континента, поместив его к западу от Геракловых столпов, т.е. Гибралтарского пролива). Это событие вошло в мифологию как «Девкалионов потоп», поскольку, согласно мифам, спасся один лишь Девкалион с женой, прибывший в Малую Азию на корабле [Резанов 1975: 105; Щербаков 1987: 12]. Однако датировка этого потопа также дискуссионна, и на основании мифов и других косвенных свидетельств называют разные даты: 1100-1450 г. до н.э. [Резанов 1975: 117; Молчанов 1980: 18], 3240 г. до н.э. [Барашков 1991: 57]. Согласно их гипотезам, атланты частично уцелели и принесли свою высокую культуру в Египет, Малую Азию и Закавказье [Барашков 1991: 57-60]. Иногда в качестве непосредственных потомков атлантов рассматривают шумеров, хеттов, халдеев, евреев (датировка потопа осуществлена на основании специального прочтения Библии, в результате суммирования дат жизни послепотопных патриархов) [Там же: 59]. Однако есть мнение, что в Библии в качестве Всемирного потопа описана одна из региональных катастроф Месопотамии (Междуречья Тигра и Евфрата: «утерянный рай» – это часть южных территорий, которая ушла под воду и лежит на дне Персидского залива) [Коссидовский 1991: 60-63; Гладунец 1989: 28-29]. В. Гладунец считает, что Эдем (земной рай) – переосмысленное убейдско-шумерское слово Эден «плодородная долина», а имя Адам (от адам – «поселение в долине») было неверно осмыслено как имя предка человечества, изгнанного из рая. – Он считает, что предки шумеров из-за потопа ушли из Междуречья, где тогда текли не две, а четыре реки: во время потопа долины двух рек были поглощены Персидским заливом, и шумеры, вернувшись после потопа, не узнали страну ( это и есть «утерянный рай»?) [Гладунец 1989: 28].

В заключение следует отметить, что строгая академическая наука не опирается ни на гипотезу о Девкалионовом потопе, ни на научные изыскания геологов об опущении дна Черного моря; за основу берутся данные археологии, лингвистической палеонтологии и истории (расшифровка древних памятников), дающих прямые или косвенные сведения о праиндоевропейцах. Например, о причерноморской прародине косвенно свидетельствуют данные топонимики: для праиндоевропейцев характерно слово dhuni «вода, река» – так, в районе Причерноморья большое число рек имеет корень don / dan / dun: Дон, Донец (Северский), Данапр (Днепр), Данастр (Днестр), Драва (Drau), Danubius / Donau (Дунай). Этот корень, вероятно, является общеиндоевропейским: так, на территории Осетии (потомков иранских племен) слово don сохраняется с тем же значением.

Значительную роль играет также корень ra (вода, река): так, Авеста и Веды упоминают реку своей прародины Rangha (Рангха), и некоторые исследователи идентифицируют ее с Волгой, которая в древности обозначалась гидронимом Ра; в Западной Европе корень ro / ra / re также встречается довольно часто: Везара (Везер), Одара (Одра, Одер), Ренус (Рейн), Рона, Эбро и др.

Федор Иванович Буслаев, однако, считал, что названия восточноевропейских рек индоевропейцы принесли из своей азиатской прародины [Буслаев 1987: 29-30], но история дает другие примеры: так, арьи, придя в долину Инда, не только не изменили название реки, но и по имени реки обозначили свою страну (Индостан, Индия) и взяли свой официальный этноним (индийцы – отсюда и научный термин «индоарьи»).

Обилие рек с индоевропейскими корнями, скорее, является свидетельством их принадлежности к индоевропейской прародине в Северном Причерноморье.

 





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...