Главная Обратная связь

Дисциплины:






Флешбэк: Темный омут и черти. Часть 1



POV Лухан

Знаете, я иногда и сам задаюсь вопросом, что я, собственно говоря, здесь делаю. И дело не в вездесущей судьбе. Все гораздо проще. Я патологический неудачник. И это, кажется, заразно.


13 лет назад.

- Сехун, не плачь, пожалуйста. Я обещаю это ненадолго. Я и твой папа скоро вас заберем. Даже моргнуть не успеете. Лухан, скажи ему.

- Заткнись, малой.

Я ненавижу этого малолетнего идиота. Он, как та соринка, попавшая в глаз, которую хер вытащишь. Легче выколоть глазное яблоко. Я, конечно, понимаю, что я старше на целых четыре года и все такое, но перспектива быть машиной для подтирания соплей Сехуна не прельщает.

- Лухан, прекращай так себя вести. Ты же взрослый.

Взрослый? Мне восемь лет, я хочу детство, ореховое мороженое и пони.

- Да, сэр.

Я отвернулся, демонстративно показывая свой красивый затылок, пусть любуются. Наблюдение быстро пролетающих картинок местного пейзажа за окном машины умиротворяло. Панорамы постепенно сменялись в худшую сторону, и я прекрасно понимал, куда меня и Сехуна на этот раз сплавят.

Еще одна вещь, которую я ненавижу – этот дом, куда, в данный момент, нас везут.

Я никогда не осуждал своих родителей, да и сехуновские меня не особо волновали. Подумаешь, террористы. Подумаешь, их ищут все, начиная от городской полиции и заканчивая интерполом. Единственный раз, когда я волновался по этому поводу, был в первом классе младшей школы. Мне нужно было написать сочинение на тему: «Моя семья». Цензура не допускала предложение: «Мой папа подрывает людей во имя правосудия, а мама умерла от передоза». Меня это, честно говоря, очень расстроило. Но потом я узнал, что есть такое слово «ложь» и мир стал гораздо проще.

И вот теперь мне и моему якобы товарищу по жизненной позиции, Сехуну, предстоит в очередной раз отсиживаться у отцовских знакомых, когда милые папочки пускают в свободный полет партию ни в чем неповинных людей.

А больше всего раздражает то, что этот малой Сехун ничего не знает и даже примерно не догадывается. Видите ли слишком молод для таких жизненных потрясений, гляди детская психика рванет фейерверками от такого напора откровений. Почему-то меня в его возрасте так не жалели. В его четыре года я уже ухаживал за обдолбленной матерью и подтирал за ней блевотню. Так что правда-матка имела меня во все щели и дыры с самых пеленок и это уже никак не исправишь.

То, что мы все дальше заезжаем вглубь леса, совершенно лишает надежды. Нас везут в тот самый дом. Надеюсь, тех придурашных близнецов там не будет. Они с Сехуном переплюнут целую детсадовскую группу с самым огромным букетом патологий. А я пока что не изъявлял желания наниматься в няньки.



- Лухан, а мы фкоро приедем?

- Фехун, а фкажи флово «миссисипи».

- Пааааап, Лухан опять меня драфнит!

От очередных лекций меня спасло только то, что машина как раз подъехала в место назначения, и я оперативно выскочил из горячей точки.

- Лухан, подожди Сехуна!

Я злостно пнул железные ворота, подождав, пока это недоразумение просеменит своими маленькими ножками и схватит меня за руку.

- Только молча, сопля зеленая.

- Лухан, не обзывайфя. Я же люблю хена, офень-офень.

- Ага, молодец, сопля.

Меня не хватало ни на красивые пейзажи, ни на беззаботный лепет Сехунни. Я просто нес свое тело к дому и старался игнорировать сомнительные мысли. Один-два дня и меня опять заберут в пустую квартиру к холодным стенам.

- Лухан…

- Я же говорил называть меня «хен».

- Хен, мы опять будем жить в этом домике?

- Опять.

- А Чанель и Фонель ф нами тоже?

- Не знаю.

Мы подошли к входной двери, и я нанес ей пару ударов на поражение. Нам открыл все тот же странный молчаливый мальчик. Он был примерно одного возраста со мной, но уже работал прислугой. Детский рабский труд целенаправленно процветает.

- Вы сами пришли? – мальчик встал на цыпочки, чтобы посмотреть, нет ли никого за нами.

- Родители где-то сзади плетутся.

Я оттолкнул прислугу с прохода и потащил за собой Сехуна вглубь уже знакомого дома.

- У нас все те же комнаты? – я даже не подумал соизволить обернуться к мальчику.

- Я, думаю, да.

- Меньше думай, голова болеть не будет.

Прежде, чем я успел скрыться из холла, в дом вошли родители. Но я лишь продолжил держать траекторию своего пути.

- Лухан! Ты разве не хочешь поздороваться с господином Паком и поблагодарить его за гостеприимство?

- Мммм, дайте подумать… Не, не хочу. Сехунни, ты со мной?

Сехун кинул испуганный взгляд на своего отца и крепко вцепился в мою руку.

- Я не брошу Лулу-хена.

- Вот и славно, - я ухмыльнулся и, не дожидаясь родительских упреков, скрылся за дверью, ведущей к нашим комнатам.

Если бы я знал, что это последний раз, когда мы видели своих родных… был бы я снисходительней?





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...