Главная Обратная связь

Дисциплины:






ОТ АВТОРА И ОБ АВТОРЕ 2 страница



– Давай уже заканчивать, – Дин бросил брату банку соли, а сам полез в сумку за жидкостью для розжига.

Сэм поднялся на ноги, морщась и потирая поясницу, но быстро забил на оставшуюся от падения с лестницы боль и принялся щедро посыпать труп Клива солью.

– А что за мимы такие вообще? – поинтересовался он. – Клоуны с обетом молчания?
– Конкретно этот клоун забыл, что реквизита ему не полагается, – отозвался Дин.

Он сжал алюминиевую банку и вылил хлынувшую из нее жидкость на тело, от головы к ногам.

– Мим с мачете, – покачал головой Сэм. – Поджарь его.

Что-то появилось в темноте, лучи фонариков замерцали.

– Чувак, у нас компания!

Из теней вынырнула могучая рука, ухватила Сэма за шею и утянула в темноту. Они врезались в стеллажи у задней стены, сбивая полки и рассыпая по полу банки. Стараясь не обращать внимания на исступленные звуки, которые, тщетно сопротивляясь, издавал брат, Дин выхватил из кармана куртки зажигалку, выбил огонек и бросил ее на останки Клива. Едва пламя разгорелось, Сэм шумно втянул воздух и упал вперед, на разбитые банки. Деревянная ручка торчащих из спины Мима вил занялась огнем, который быстро перекинулся на полки справа. В считанные секунды огонь достиг задней стены, а оттуда перескочил влево. Дин понял, что если они сейчас не доберутся до лестницы, то окажутся пойманными ими же устроенным миниатюрным пожаром.

– Сэм!
– Валим! – крикнул Сэм, шатко огибая полыхающий труп.

Дин поймал его за предплечье и, удерживая на ногах, потянул к лестнице. Сэм помчался вверх, перескакивая через две ступени. Одна треснула под его весом, но Сэм уже выбрался. Жар стал невыносимым. Дин заслонился рукой, задержал дыхание и сквозь клубящийся черный дым последовал за братом. Голодное пламя с ревом вздымалось над полом, лизало ботинки. Дин выскочил из сарая, который вспыхнул несколько секунд спустя и никак не мог надышаться свежим воздухом Небраски.

***

Припарковав «Импалу» у обочины, Дин отправился в местный бар. Ребра ныли, во рту держался горький привкус дыма. Дин хотел только перехватить банку – а лучше три – холодного пива, тем самым обеспечив себя слоем оцепенения достаточным, чтобы проспать ночь.

До закрытия оставалось полно времени, но в баре не было никого. Столики, кабинки и стулья стояли пустые, одинокий бильярдный стол – тоже, а музыкальный автомат молчал. На плоском экране телевизора показывали футбольный матч в какой-то другой части света, и звук был приглушен до неразборчивого жужжания, как при белом шуме. Если не считать Дина, немолодой бармен был в баре единственной живой душой. Постукивая кончиком карандаша по зубам, он сгорбился над стопкой бумаг так сосредоточенно, будто изучал налоги к оплате. Подойдя ближе, Дин понял, что бармен разглядывает бланки лошадиных скачек. Заслышав шаги, он поднял голову:



– Принести тебе что-нибудь?
– Что на разлив есть, – Дин взгромоздился на ближайший стул, поставил локти на обитый мягким край стойки и вздохнул: – И немного арахиса.
– Секундочку, – бармен взял стакан. – Тихая ночка, да?
– Началась она совсем не тихо.
– Проблемы?
– Да все по-старому.

Бармен подставил стакан под хромированный краник и нажал на латунную рукоятку. Янтарная жидкость хлынула в стакан, поднимаясь к кромке, но на полпути уровень пива начал падать.

– Странно, – пробормотал бармен.
– Стакан дырявый?
– Нет-нет, посуда в порядке, – но он все равно отставил стакан в сторону и взял другой. С тем же результатом. Едва вылившись наружу, пиво начинало как будто… испаряться. – Чепуха какая-то. Дай-ка другой попробую. – Бармен открыл соседний кран.

Пиво полилось в стакан и быстро исчезло. Бармен причесал пальцами коротко стриженные светлые волосы:

– Никогда такого не было.
– Все когда-нибудь бывает впервые, приятель.
– Наверное, это резервуар с углекислым газом. Как насчет бутилированного?

Дин кивнул, выбивая пальцами дробь по стойке.

– Домашнее? Импортное? Из минипивоварни?
– Начнем с домашнего, а там поглядим.

Бармен выудил из-под стойки коричневую бутылку с длинным горлышком, сбил крышечку, выпуская тонкую струйку пара, и подтолкнул бутылку вместе со стаканом к Дину. Тот решил обойтись без посредников и поднес горлышко к губам. Наклонил бутылку и… ничего не вылилось.

– Какого черта? – вопросил Дин.
– Что случилось?
– Она пустая.
– Не может быть.

Дин перевернул бутылку над стаканом – ни единой капли.

– Дай-ка эту попробую, – бармен взял новую бутылку, взболтнул – жидкость внутри заплескалась о стенки.

Он сбил крышечку и наклонил бутылку над стаканом. Над горлышком поднялись струйки пара и рассеялись. Пара капель пива стукнулись о дно стакана и немедленно испарились. Бармен оттолкнул пустую бутылку и взял третью, потом четвертую – все разных марок – безрезультатно.

– Банки, – выпалил Дин. – Как насчет банок?

Бармен открыл дверь в подсобное помещение и вынес упаковку из шести банок:

– Только сегодня привезли.

Он дернул ушко первой банки, и оба услышали шипение пара. Наклоненные над стаканом, банки одна за другой оказывались пустыми.

– Быть такого не может, – помотал головой Дин.
– Прости, – проговорил бармен. – И что делать?
– Еще что-нибудь попробуй, – подсказал Дин. – Что угодно. Виски, ром, водку. Персиковый шнапс, в конце концов.

Все то же самое. Бармен поэкспериментировал даже с ирландским виски, русской водкой и ямайским ромом.

– Не могу объяснить, как так вышло, – изумленно заметил он. – Что бы это значило?

А Дин заметил, что слабый звук, доносящийся от телевизора, изменился. Он вскинул голову и увидел, что футбол сменили новости. Симпатичная дикторша лет тридцати что-то говорила, а бегущая строка, ползущая со скоростью улитки, сообщала, что мировой запас алкоголя стал крайне неустойчив.

– Звук! – потребовал Дин. – Громче!

Бармен прибавил громкости.

– …научная общественность поставлена в тупик внезапной и полной испаряемостью алкоголя любых видов.

Дин вытаращил глаза:

– Да ты шутишь!
– Моя семья владеет этим баром шестьдесят лет, – мрачно проговорил бармен. – И все рухнуло?

Дикторша жизнерадостно продолжала:

– …встретить новую реальность: мы стали единственной во всем мире нацией трезвенников.
– Она улыбается! – Дин в негодовании ткнул пальцем в экран. – Почему она улыбается? Над такими вещами не смеются!
– Ну и ладно, – бармен до странного быстро примирился с потерей семейного бизнеса. – Как насчет чего-нибудь безалкогольного?
– Нет, – Дин отшатнулся и шлепнулся на стул.
– Газировки? Или молока?
– Нет!
– Сока? Простой воды?
– Нет!
– Понял, – бармен прищелкнул пальцами. – «Ширли Темпл»[5]. Ни грамма спирта.
– Чувак! Издеваешься?

Дин бросился к двери, дернул за ручку, но дверь не поддавалась. В отчаянии он замолотил кулаками по деревянным планкам.

– Яичный коктейль[6]?
– Нееееет!!!

Дин подхватился и сел. Сердце колотилось в груди. Короткое ощущение дезориентации схлынуло, и он вспомнил, где находится. Невзрачный мотель в Линкольне, Небраска. Дин сидел в темноте и боролся со смехотворным порывом включить CNN[7] и убедиться в неприкосновенности мировых запасов спиртного. Сэм, раскинувшись на соседней кровати, будто сон был только отговоркой, бормотал что-то про охотников. Дин подтянул подушки к спинке кровати и осторожно прилег на спину, чувствуя, как при каждом неловком движении решительно протестуют ребра. Ощущения были такие, будто его пнул весьма скверно настроенный мул, причем не один раз. Часы-радио подсказывали, что проспал Дин меньше часа. Надо бы еще несколько, прежде чем они с Сэмом отправятся в путь, а кофе довершит дело.

И чтобы никаких больше снов.

ГЛАВА 2

Сэм Винчестер снова стоял в подвале, но на этот раз он был пуст: ни полок, ни банок, ни коробок. Даже труп Мима с мачете и убившие его вилы исчезли. Ни единого следа разрушительного пламени. Сэм стоял у подножия деревянных ступеней, лунный свет падал на пол по обе стороны от него, однако не мог рассеять темноту, в которой тонула дальняя часть помещения. И хотя подвал казался пустым, Сэм был здесь не один. В тенях притаилась фигура того же роста и сложения, и пристально смотрела на него.

– Что тебе надо? – спросил Сэм.
– Заменить тебя.
– Почему?
– Потому что я лучше тебя.

Сэму хотелось шагнуть вперед, потянуться в темноту, но он буквально застыл на месте, будто балансируя на краю пропасти. Один неверный шаг – и он упадет, и возможно, будет падать вечно. Он подошел слишком близко к чему-то опасному, надо быть осторожным. Он потерялся. Сколько еще раз получится блуждать в потемках, прежде чем станет нереально найти дорогу… в себя? Тот, второй, сделал шаг и вышел на свет. Будто заглянув в зеркало, Сэм уставился на свою копию. На Бездушного Сэма. И этот Сэм – ухмылялся.

– Твоя душа такая обуза. Она делает тебя слабым.
– Ты был неуправляем. Пытался убить Бобби, чтобы спасти себя.
– Инстинкт самосохранения очень нужен охотнику, – Бездушный Сэм обошел его по широкому кругу.

Сэм пытался двинуть ногами, но словно примерз к месту.

– Ты ничем не отличался от чудовищ, на которых охотился.
– Говори что хочешь, Сэмми, но мы оба понимаем, что охотник из меня вышел лучший, чем ты.
– Неважно, – отозвался Сэм. – С тобой покончено.
– Да ну? – удивился Бездушный Сэм. – А может, эта твоя душонка поизносилась за последнее время? Порченый товар. Долго не протянет. Стоит чуточку толкнуть… – Бездушный Сэм ткнул его в грудь, и Сэм отшатнулся на шаг, прежде чем восстановить равновесие. – И бумс! Я снова у штурвала.
– Нет!

Сэм не мог сдвинуться с места, в то время как Бездушный Сэм сохранял полную свободу движений. Он зашел Сэму за спину и остановился у лестницы. Сэму пришлось вывернуть шею, чтобы держать его в поле зрения.

– Ты не в такой уж безопасности.

Двойник начал подниматься по скрипящим ступеням. Прежде чем исчезнуть в ночи, он развернулся и покачал головой:

– Будь начеку, Сэмми.

Захваченный предчувствием надвигающейся угрозы, Сэм оглядел подвал. Последние слова Бездушного Сэма были предупреждением, ясное дело, но что…

Под ногами завибрировало, будто пол пульсировал. В тот же момент Сэм понял, что снова может двигаться, но едва он пошевелился, как пол начал проседать в центре, бетон искрошился в гравий… или песок. Даже стены начали складываться внутрь, сползая к все расширяющейся дыре. Сэм метнулся к лестнице и рухнул, хватаясь за нижнюю ступеньку. Пол рушился так быстро, что не давал опоры. Сэм подтянулся, подбирая под себя колени, потом ноги целиком, но лестница не могла выдержать его полный вес: под ступнями планка треснула посредине, отделяясь от подступенка. Перескочив на следующую ступень, Сэм услышал громкий треск и увидел, как лестница отходит от передней стены. Сэм рванул к выходу и… ударился о невидимый барьер, толстый стеклянный барьер. Безуспешно побарабанив кулаками по стеклу, он врезался в барьер плечом и чуть не сверзился с полуразрушенной лестницы. Восстановив равновесие, он вжался в преграду спиной и попытался сдвинуть ее с дороги. А в центре подвала песчаный водоворот тонул в темноте.

А потом обрушилась лестница.

Падая, Сэм выбросил руку и ухватился за расшатанные перила, цепляясь за дерево, словно утопающий за соломинку. Его затянуло в вихрь, закрутило, потянуло в темноту, готовую поглотить его…

– Ааа!

Сэм сел на мотельной кровати и, унимая колотящееся сердце, попытался вспомнить, где он находится. Середина ночи, холодный свет с парковки пробивался сквозь щель в занавесках и полосой делил комнату надвое. На другой стороне Дин полулежал, опершись на спинку кровати. Было слишком темно, чтобы разглядеть, спит брат или нет.

– Дин?
– А?
– Ребра?
– Жду, пока аспирин подействует.
– Ясно.
– Плохой сон?
– Так заметно?
– В три ночи обычно из-за этого подхватываются, – отозвался Дин. – Самому такая уж жуть приснилась.
– Правда? – Сэм смутно подозревал, что брат как-то подсмотрел его сон. Или видел тот же сон. Бывали вещи и страннее. – Про что?

Слушал Сэм откровения брата с нарастающим недоумением.

– А в довершение всего, – закончил Дин. – Меня заперли там с тем чуваком.
– И это был твой жуткий кошмар? – насмешливо фыркнул Сэм.
– Все пиво, Сэм. Во всем мире. Исчезло!
– Ух ты.
– А что? Твой, скажешь, хуже был?
– Нет… я… нет, – Сэм запнулся.

Он, в общем, был рад, что Дин не в курсе, что мучит его подсознание. Старший брат и так полагал, что психика Сэма слишком уязвима: не стоит подкидывать масло в костер.

– Все… нормально.

Настроение Дина тут же изменилось. Негромко ворча от боли, он выбрался из постели и направился к Сэму. Полоска света на момент скользнула по его взволнованному лицу.

– Сэм, если что-то серьезное случилось, мне, наверное, надо знать об этом.
– Дин, послушай, я понимаю, ты беспокоишься за меня. Но… ничего серьезного. Правда. Совсем ничего, старик, понимаешь?
– Рассказывай тогда.
– Это был Мим, ясно? Мне приснилось, что я снова в подвале Гиллмера, – по крайней мере, здесь он почти не соврал. – Клоун подобрался слишком близко.
– Злые крадущиеся клоуны, – покивал Дин. – Ясно.
– Судя по тону, я тебя не убедил.
– Да нет, убедил. Но это не значит, что мы можем забыть, что у тебя в голове стена сдерживает адские воспоминания.
– Чувак, ты всерьез думаешь, что я могу забыть о стене?
– Нет, не можешь. Но есть едва затянувшаяся рана, и ты ее расковыриваешь.
– Ничего я не расковыриваю, – рассердился Сэм. – Я спал, и мне снился сон. Это же нормально, так? Я не мог спать, пока моя душа гуляла сама по себе, – он глубоко вздохнул. – Я не могу контролировать сны.

Дин подумал немного и снова кивнул:

– Но если заметишь, что стена дала трещину, сразу скажешь мне, хорошо?
– Ясное дело, Дин.

В полумраке Сэм не мог сказать наверняка, поверил брат или нет.

И тут зазвонил телефон. Дин схватил куртку, выудил мобильник и посмотрел на экран.

– Это Бобби, – он принял звонок.

ГЛАВА 3

– Мальчики, как насчет прокатиться в Колорадо? – спросил Бобби Сингер, и Дин включил громкую связь.
– Мима с мачете проехали, – отозвался он. – А что в Колорадо?
– Клэйтон-Фоллз. Гигантские ящерицы. Всадник без головы. Умотавшая с места происшествия машина без водителя. К доктору не ходи, фигня странная.

Сэм встал с постели и подобрался ближе к телефону:

– Массовые галлюцинации?
– Старшеклассника переехала явно не галлюцинация, – возразил Бобби.

Сэм нахмурился.

– Мы выясним, что там творится, – пообещал Дин, отсоединился и повернулся к брату. – Я схожу за кофе. Не хочешь порыться в сети на дорожку?

Сэм кивнул:

– Конечно. Беспроводная сеть здесь ловит недурно, – он открыл ноутбук и сожалением заметил: – Спать я теперь могу, а времени на это нет.

Дин притормозил в дверях:

– Значимость сна переоценивают, ага?

Спустя несколько часов солнце встало, кофе был давно выпит, а Дин вел «Импалу» по скоростному шоссе №80 на запад. Сэм рядом просматривал скачанные перед отъездом страницы.

– Нашел чего-нибудь?
– Не намного больше, чем мы уже знаем от Бобби.
– То есть, Спилберг гигантских ящеров там не снимал?
– Бомж пожаловался патрульному, что его преследовал огромный ядозуб.

Дин приподнял бровь:

– Бомж?
– Тут так написано. Гэвин Шелберн.
– А еще кто-нибудь Годзиллу видел?
– Нет.
– Вполне возможно, что этот Гэвин просто надрался до чертиков.
– Может быть, – уклончиво отозвался Сэм. – Стивен Буллингер, восемнадцать лет, жертва наезда. Черепно-мозговая травма. Скончался на месте происшествия. А перед смертью сказал очевидцу, что в машине не было водителя.
– Ты что-то про травму головы говорил?
– Ага, – Сэм понял, куда клонит брат. – Но… еще один очевидец попытался разглядеть номерной знак.
– Ладно, у этого-то с головой получше.
– Женщина говорит, машина просто исчезла. То была, а через секунду уже нет.

Дин побарабанил по рулю:

– Машина-призрак. Чудненько. А что там с безголовым всадником?
– Очевидно, он преследовал дочь шефа полиции, Люси Куинн
– Ну, что-то у нас уже есть.
– Что-то есть, – согласился Сэм. – Я тут старые статьи просмотрел. Много писали о взрыве на швейной фабрике с полгода назад. Утечка газа, здание частично обрушилось, и куча народа оказалась в ловушке. Система пожаротушения не сработала, и те, кто не погиб от самого взрыва и пожара, задохнулись в дыму.
– Много?
– Тридцать два трупа, все местные, – Сэм открыл еще одну страницу. – История попала на уйму передовиц. Самая страшная катастрофа в истории города. Тут и истории о жертвах и их семьях, и прошение об установке памятника, и споры о том, где его устанавливать: на месте взрыва или напротив здания муниципалитета. Статьи о сборе средств и строительстве… Кажется, победил второй вариант.
– Общественная скорбь, – проговорил Дин. – Думаешь, есть связь?
– Не будем сбрасывать эту версию со счетов.

Винчестеры въехали в Клэйтон-Фоллз вскоре после полудня. Заскочив в магазин, они остановились в мотеле «Старбрайт». Оформление номера навевало мысли о шестидесятых: картины на стенах в духе «Власть цветам!»[8], окрашенные в технике узелкового батика[9] наволочки, гелевые светильники около кроватей, ручки на тумбочках и наклейки на зеркале в виде знака мира, а у входа в ванную висела занавесочка из разноцветных бус.

Сжав в одной руке коричневый пакет из магазина, Дин, нахмурившись, обозрел все это колористическое безумие.

– Походу, они тут вместо мыла ЛСД выдают, – заметил он.
– Наверное, потому и чудит в городе, – пожал плечами Сэм.

Дин выудил из пакета три бутылки виски и две упаковки пива и выстроил их рядком на тумбочке около телевизора.

– Покутить решил вечером? – поинтересовался Сэм.
– Не-а, – брат твердо настроился избегать любого упоминания о сне про испаряющуюся выпивку. – Это мой… стратегический запас.
– Дефицита опасаешься?
– Просто, чтобы под рукой было. Время лишнее тратить не надо – только и всего.
– Ясненько, – Сэм улыбнулся, но тему развивать не стал.

Переодевшись в костюмы ФБР, они отправились в муниципалитет, чтобы поговорить с шефом полиции. По местной станции, передающей классический рок, играла «Kashmir» от «Zeppelin». Братья вышли из машины и зашагали через стоянку. По синему небу бежала череда пухлых облачков, на западе возвышались Скалистые горы, но края их были нечеткие, размытые.

– Глянь-ка, – Сэм указал на изогнутую кирпичную стену полутора метров в высоту и четырех с половиной в длину, на каждом ее конце крепились флагштоки – на одном развевался флаг США, на втором – флаг штата Колорадо. За вогнутой частью стены, на другой стороне Главной улицы, стояло кирпичное здание муниципалитета с высокой часовой башенкой посредине. – Стена и есть мемориал. В инете ее фотки были.

Винчестеры приблизились к стене. В центре ее бронзовая табличка сообщала о подробностях взрыва, а по обе стороны большой таблички бок о бок висели меньшие – с портретами погибших, их именами, возрастом, датами рождения и смерти. Дата смерти у всех значилась одна и та же. У подножия стены, захватывая тротуар, лежали свежие цветы, игрушки и оформленные в рамки фотографии погибших или их родственников.

– Каждые день меняют? – полюбопытствовал Дин.
– Цветы свежие.

Сверившись с указателем, они нашли вход в полицейский участок на задней стороне здания. Короткий коридор привел в маленький холл, к которому примыкал пост диспетчера, защищенный пуленепробиваемым стеклом. На посту сидела седая женщина с облегченной гарнитурой на голове и вязала. Табличка рядом с микрофоном гласила «Миллисент Перкинс». Дин постучал по стеклу, привлекая внимание диспетчера, и быстро показал поддельное удостоверение.

– Мисс Перкинс.

Женщина наклонилась к микрофону и включила его:

– О… ох ты боже. Чем могу помочь?
– ФБР, – сказал Дин. – Агенты ДеЯнг и Шоу[10]. Нам нужен шеф Куинн.
– Секундочку. Узнаю, свободен ли он.

Она отвернулась, позвонила по телефону и что-то сказала в трубку. При выключенном микрофоне голос был слишком приглушенным, чтобы разобрать слова. Дин пока озирался. На стенах висели газетные статьи в рамках, описывающие работу полиции в округе, стенд на стене демонстрировал всякие информационные заметки: как родителям распознать в ребенке наркомана, как сформировать местный дозор, памятки о действиях в случае ЧП и советы по безопасному обращению с оружием. Тем временем дверь за диспетчерской открылась, и из нее появился подтянутый мужчина в темно-серой униформе.

– Я шеф Куинн, – представился он. – А вы?

Дин снова на момент вытащил корочки:

– Агенты ДеЯнг и Шоу.
– Не думал, что у нас в городе есть дела для федералов.

Дин взглянул на брата, и тот, откашлявшись, проговорил:

– Национальная безопасность. Мы думаем…
– Постойте-ка, – вскинул руку Куинн. – Давайте пройдем в кабинет.

Шеф провел их через холл, мимо рядя столов с компьютерами, два из которых были заняты полицейскими, и остановился перед дверью с золотистой табличкой «Шеф Майкл Си Куинн». Обстановка в кабинете была спартанская: книжная полка с книгами по праву и полицейскими справочниками, несколько фото в рамках, на которых был изображен сам шеф на публичных мероприятиях либо в компании с местными высокопоставленными лицами, в левом заднем углу пристроилась вешалка, а в правом – флаг США.

Куинн закрыл дверь и указал мягкие стулья перед столом. Сам он занял куда более удобное на вид кресло по другую сторону. Вещи на его столе складывались в аккуратный треугольник: в центре столовый набор с календарем по месяцам и дорогой ручкой, в правом углу стопка папок, а в левом выпускное фото рыжеволосой девушки с зелеными глазами.

«Его дочка, Люси», – сообразил Дин.

Куинн наклонился вперед, опершись о край стола и сцепив пальцы:

– Простите, что перебил. Милли, конечно, не городская сплетница, но чем черт не шутит. Вы что-то говорили про Национальную безопасность?
– Нам нужно опросить свидетелей необычных… происшествий, случившихся прошлым вечером, – сказал Дин.
– И прочитать все принятые заявления, – добавил Сэм.
– Насколько я знаю, единственным настоящим инцидентом был наезд со смертельным исходом, – отозвался Куинн. – Едва ли дело для Национальной безопасности.
– Мы видели рапорты о гигантском ядозубе и безго… – начал Сэм.

Куинн вскинул руку:

– Позвольте прервать вас, агент Шоу. В Клэйтон-Фоллз нет никакого гигантского ядозуба.
– Гэвин Шелберн… – шеф снова поднял руку, и Сэм смолк.
– Шелли не городской пьяница, но…
– Чем черт не шутит? – закончил Дин.
– Точно, – Куинн не воспринял сарказма. – Больше подобное существо никто не видел. Далеко ли от розовых слоников до гигантских ящериц? Одна бутылка? Две?
– Люси Куинн, ваша дочь, утверждала, что ее преследовал безголовый всадник.
– Моя дочь… – шеф вздохнул, откинулся в кресле и секунду молча смотрел в пространство. – Люси – наш единственный ребенок. Поздний. Сюрприз – приятный, заметьте, но мы даже не думали… – он откашлялся. – Когда Люси была пять, моя жена умерла от рака груди. Люси переживала, мы оба переживали. После такого люди обязательно меняются, – он подобрал ручку и постучал ею по календарю. – А в прошлом году Люси опять потеряла близкого человека. Я хочу сказать… Вряд ли она специально наврала, но…
– Что? Думаете, ей показалось? – перебил Дин.
– Я не настолько глуп, чтобы думать, что Люси не экспериментировала… что она не делала ничего такого, о чем не рассказывала своему старику.
– Всадник без головы – очень неудачное прикрытие, – заметил Сэм.
– Погибший парень выскочил на середину проезжей части и стоял там, – продолжал Куинн. – Он, Люси и еще один парнишка гуляли в Парке Основателей. Очевидно, что они выпивали: мы нашли там много пивных банок. Возможно, не обошлось без наркотиков.
– А очевидец сказала, что машина исчезла, – не унимался Дин.
– Очевидцы, как правило, ненадежны, – парировал шеф. – Уверен, федералы в курсе. И все это наводит на мой самый первый вопрос: причем тут нацбезопасность?
– Мы не хотим понапрасну беспокоить вас или горожан, – проговорил Сэм. – Мы знаем, что Клэйтон-Фоллз пришлось несладко.
– Пожар на фабрике, – согласно кивнул шеф. – Многие жители потеряли кого-то либо знакомы с теми, кто потерял. Кошмарное происшествие.

Сэм прочистил горло, готовясь выложить подготовленную легенду:

– Мы располагаем информацией из достоверных источников, что террористическая ячейка, вероятно, испытывает здесь распыляющийся в воздухе галлюциноген.
– Распыляющийся в воздухе галлюциноген? В Клэйтон-Фоллз? Но зачем?
– Небольшое население, отдаленное расположение, легко наблюдать результаты, – дернул плечом Дин.
– Разумеется, едва ли ваш город – непосредственная мишень, – подхватил Сэм. – Главной их целью будет крупный населенный пункт.
– И как, позвольте спросить, вы пришли к подобным выводам? – шеф выглядел встревоженным, будто не знал точно, как отреагировать.
– Большая часть подробностей строжайше засекречена, – Сэм помедлил, будто раздумывая, сколько можно рассказать местному полицейскому: это тоже была часть плана. – Прошу вас обращаться с тем, что я вам скажу, с величайшей осторожностью.
– Ясное дело, – подался вперед Куинн.
– Мы опираемся на перехваченные «Эшелоном»[11] разговоры и сведения от находящихся под глубоким прикрытием оперативников.

Шеф кивнул и снова откинулся в кресле:

– Я верю, что вы убеждены в том, что говорите, – сказал он и кашлянул. – Но в душе сомневаюсь.

Сэм достал из кармана искусно подделанную визитку и толкнул ее через столешницу.

– Наш супервайзер, агент Том Уиллис, работает в офисе Сент-Луиса. Он может прояснить все, что в компетенции Бюро. Вероятно, он сможет также снабдить вас более подробной информацией, чем вправе раскрыть мы.

Куинн подобрал карточку, тщательно рассмотрел ее, выгнув бровь, и спрятал в карман рубашки.

– Спасибо. Приму к сведению, – он резко встал, Дин и Сэм последовали его примеру. – Как бы то ни было, не вижу причин, по которой вы не можете опросить свидетелей и прочесть отчеты.

Дин многозначительно кивнул на фото девушки:

– Даже?..
– Официально она уже взрослая, – отозвался Куинн. – Может, ей и не помешает столкнуться с… последствиями подобных заявлений.

Они обменялись рукопожатиями.

– У меня есть одно условие.
– Какое?
– У нас тихий городок, – сказал Куинн. – И я хотел бы, чтобы таким он и остался. Хотя, тихим он был не всегда. Вы наверняка знаете, что за городом федеральная тюрьма, а пару лет назад они достроили крыло для особо опасных. Там заперты худшие из худших. Народ загудел, как растревоженный улей: протесты, пикеты, демонстрации, причем, не всегда мирные. Но время шло, а город оставался безопасным. Жизнь продолжается. Так вот, сейчас у нас тут тишина и порядок, но меня волнует, что разговоры о террористах вызовут панику.
– Ясное дело, – согласился Дин.
– Но если мы правы, – серьезно проговорил Сэм. – Ситуация может стать опасной.
– Учтем. Держите меня в курсе дел.
– Разумеется.

Шеф Куинн открыл дверь и выглянул наружу: около компьютеров остался только один молодой короткостриженый полицейский.

– Джеффрис, выдай агентам ДеЯнгу и Шоу копии вчерашних свидетельских показаний.
– Все-все, шеф?
– Все-все.
– Есть, сэр. Постойте, и Люси?
– Я сказал «все», Джеффрис.

ГЛАВА 4

– Вот, это все, – офицер Ричард Джеффрис шлепнул на край стола пачку листов. – Простите, что так долго: ксерокс барахлит. У нас обычно этим секретарша занимается, но она только по утрам работает. Сокращение бюджета, сами понимаете.

Дин схватил папку, горя нетерпением выбраться поскорее из здания, а Джеффрис сунул большие пальцы за ремень:

– Вы это всерьез принимаете?
– Очень даже всерьез, – отозвался Сэм. – А что?
– Даже гигантскую ящерицу Шелли?
– Мы учитываем все варианты, – заметил Дин.
– Слышишь, конечно, иногда истории про то, как люди смывают маленьких крокодильчиков в унитаз и они в канализации вырастают и выживают крыс. Но это же все городские легенды, так?
– А вот это большая загадка, – не согласился Дин.
– Думаете, кто-то спустил в канализацию ядозуба?
– Как знать, – рассудил Сэм. – Вы знакомились с заявлениями?
– Да, прочитал все. Для развлечения, конечно. Все поинтереснее жалоб на разбитую машину.
– И как впечатления?
– Трудно принять подобное всерьез, – Джеффрис пожал плечами. – Ну, кроме наезда. Буллингер стоял среди дороги, так что водитель должен был его заметить, но… как знать. Мы ищем красный автомобиль, причем не знаем ни компании-изготовителя, ни марки, ни даже части номера. По правде говоря, ухватиться особенно не за что.
– А что с заявлением Люси Куинн? – спросил Дин.

Джеффрис поколебался, поглядывая на кабинет шефа: должно быть, не хотел плохо говорить о дочери своего начальника.

– Настаивает на своем – упертая, как шеф. Она тусовалась с Тони Лакоста, и он подтверждает ее рассказ. Буллингер тоже с ними был, но его заявления мы, ясное дело, уже не получим. Но секундочку, всадник без головы? – он снова передернул плечами. – Я первым делом подумал… – еще один взгляд в сторону кабинета шефа, и полицейский понизил голос, – … о психотропных препаратах.
– Спасибо за помощь, – поблагодарил Сэм. – Если еще что-то странное случится, сообщите. А мы продолжим расследование.
– Конечно. Точно. Не хотел вас задерживать.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...