Главная Обратная связь

Дисциплины:






ОТ АВТОРА И ОБ АВТОРЕ 5 страница



Тарантул втянул в рот-трубочку все, что смог. А потом внезапно исчез.

***

Люси в ужасе наблюдала за приближающейся машиной. Она успела заметить характерную решетку радиатора, хромированный бампер, но вспомнить все как следует не хватило времени. В воображении мелькнуло лицо Стива, и образ этот как ничто другое подтолкнул ее к действию. Люси метнулась влево и перескочила через невысокий заборчик перед ближайшим домом. Машина развернулась, оказавшись еще ближе к тротуару, и ее передний бампер переломал все столбики и перекладины ограды под аккомпанемент частого треска, похожего на автоматную очередь. Люси перекатилась по траве и вскочила на ноги. Из-за двери высунулась облаченная в банный халат домовладелица и вопросила:

– Какого черта тут происходит?
– Звоните в полицию! – крикнула Люси, провожая взглядом удаляющийся автомобиль. – Меня пытались сбить машиной!
– Что? Какой машиной?

Перебравшись через обломки, девушка вернулась на пешеходную дорожку и задумчиво вгляделась в сторону, откуда пришла. Потом развернулась к женщине и проговорила, расширив глаза от пришедшей на ум догадки:

– «Додж Чарджер» шестьдесят восьмого!
– Постой! Ты куда!

Люси припустила обратно – к дому Тони. Машина убила Стива и чуть не убила ее, но не исчезла на этот раз. У девушки появилось дурное предчувствие, что у автомобиля остались незавершенные дела на эту ночь. Вдали появился дом Тони. У «Чарджера» вспыхнули стоп-сигналы, взвизгнули шины, и он круто развернулся на девяносто градусов, «лицом» к фасаду.

– Тони! – завопила Люси.

На бегу она достала из кармана джинсов мобильный и быстро набрала номер отца. Тот ответил после второго гудка, но голос его утонул в статических помехах.

– Пап! Приезжай к дому Тони! Срочно! – крикнула она, надеясь, что отец расслышит ее сквозь шумы.

А потом телефон вдруг умер: свет на дисплее и за клавиатурой погас, как будто батарея мгновенно разрядилась.

Тони стоял на крыльце и, перегнувшись через перила, недоуменно рассматривал «Чарджер».

– Эй! – позвал он, заслоняя глаза от света фар. – Что за фигня?
– Тони, в дом!

Но вместо того, чтобы послушаться, парень бросил взгляд над автомобилем на Люси:

– Люси?

Машина рванула вперед, выскочила на тротуар и, проехав по газону и раздавив посаженные матерью Тони кусты, врезалась в крыльцо. Дерево треснуло, и крыльцо просело посредине.

Тони пошатнулся и схватился за перила, силясь удержать равновесие. Автомобиль отъехал почти к обочине, снова набрал скорость и въехал в белую ограду. Ограду вмяло внутрь, и Тони свалился на капот «Чарджера».

Люси завизжала.

«Чарджер» еще раз сдал назад, разбрасывая комья грязи с газона. Тони упал с капота и ударился головой о покореженные перила. Оглушенный, он поднялся на ноги и стоял, пошатываясь, в одной из длинных выбоин. Из дома выскочил отец Тони, сжимая в обеих руках бейсбольную биту. Мать Тони с побелевшим от ужаса лицом выглядывала из-за его плеча. В тот момент, когда мужчина, кажется, сообразил, что происходит, «Чарджер» снова двинулся вперед. Тони застыл в свете фар, пойманный между изувеченным крыльцом и надвигающимся передним бампером. Он вскинул руки, и… и автомобиль вмазал его в твердое дерево.



Люси отвела взгляд от ужасного зрелища: развороченная грудь, сломанные ребра вперемежку с кусками дерева, кровь повсюду. Она упала на колени и зарыдала. Отец Тони издал невнятный, полный ярости и боли крик и, скинув биту, словно топор, ударил по ветровому стеклу (оно треснуло) и принялся молотить по капоту. Бита сломалась, но он продолжал бить тем, что от нее, осталось, пока не разбил в кровь руки.

Взревев, «Чарджер» откатился и развернулся к Люси. Она поняла, что теперь ее очередь, но была слишком убита горем, чтобы двигаться. Ничто не может остановить автомобиль, он убьет ее, как убил Стива и Тони. Может, подумала Люси, она жила в долг за прошлый год. Может, им всем положено было умереть в той катастрофе, в которой погиб Тедди, и это просто судьба пришла требовать оплаты по счетам.

Мать Тони сбежала вниз, как была в халате, и, опустившись около изломанного тела сына, обняла его. Вдалеке взвыли сирены. Но не успел «Чарджер» двинуться к Люси, как отец Тони выскочил вперед и снова принялся колотить по капоту голыми окровавленными руками – один раз, два, три… На четвертый раз его кулаки встретили воздух.

Машина исчезла.

ГЛАВА 9

– Мы уже четверть часа без толку колесим, – пожаловался Сэм. – Дин, что конкретно мы ищем?
– Это как с порнушкой.
– Чего?
– Как только увижу, так сразу и узнаю.
– Может, шеф Куинн или Джеффрис позвонили бы, если б что-то странное случилось?
– Может, и так, – отозвался Дин. – Но к тому времени, как до них дойдет, будет уже слишком поздно. Вздремни, если хочешь. Как только увижу всадника без головы, моментом тебя разбужу.
– Очень смешно, – огрызнулся Сэм. – Но если мы собираемся продолжать в том же духе, мне нужен кофе.
– Вон там, – Дин кивнул на белую вывеску с красными буквами на углу парковки. – «Магазин МэксКвик». Написано, что круглосуточный.

Дин включил поворотник и подъехал к стоянке. Сэм рядом с ним вдруг выпрямился, наклонился вперед и прищурился:

– Постой-ка. Что там происходит?
– Не знаю.

На стоянке собралась небольшая взбудораженная толпа. Люди орали друг на друга, тыкали пальцами вниз и пятились. Женщина с пирсингом на лице, одетая в искусственно потертую кожаную куртку и джинсы, бросилась к фасаду магазина и принялась колотить в окна и вопить:

– Выметайтесь оттуда!

Старик на неловких ногах приковылял к своему «Бьюику», привалившись к нему, поискал ключи, потом сдался и потрусил прочь. Девушка с высветленными волосами бросила пакеты, наполненные бутылками газировки и закусками, и помчалась через парковку так, будто у нее черти на пятках висели. Кто-то бежал к своим легковушкам, минивэнам и внедорожникам, другие просто последовали примеру блондинки.

– Чувак, – ухмыльнулся Дин. – А вот и наша порнушка.

Тот самый старик, что потерял ключи, на бегу неосторожно выскочил прямо на дорогу. Дину пришлось тормозить, чтобы не сбить его. Глаза под седыми кустистыми бровями были дикие.

– Убирайтесь! – заорал он. – Убирайтесь, пока можете!

Выдав такое эмоциональное предупреждение, он заковылял дальше. Дин снизил скорость до тридцати километров в час и въехал на парковку. Он уже преодолел почти половину въезда, когда снова резко ударил по тормозам. Он скорее рискнул бы собственной жизнью, чем подверг риску шасси «Импалы», однако Детка не могла защитить себя сама.

– Провал грунта!
– Думаешь?

Сэм был прав: слова «провал грунта» едва ли могли описать то, что творилось на парковке перед минимаркетом. Земля оседала с угрожающей скоростью от центра парковки и во все стороны, асфальт крошился, словно пригоревший тост. Автомобили, выстроенные перед рядом бетонных столбов, защищающих стеклянный фасад, накренились, когда задние колеса потеряли опору. Первым провалился «Ниссан Мурано» цвета синий металлик. Он сползал все глубже, заднее и боковые стекла выбило. За ним боком опрокинулся серебристый «Додж Дюранго», приземлившись на «Ниссан» со страшным грохотом и под протестующий скрежет металла. Завыла сигнализация.

Дин развернулся посмотреть в заднее окно. Убедившись, что дорога свободна, он прибавил газу, и машина задом покатилась прочь от магазина.

– Дин?
– Получишь ты свой кофе, Сэм.
– Да я не про то…
– Провал жрет машины, – объяснил Дин. – Не хочу, чтобы такая же судьба постигла Детку.

Сэм покачал головой, возведя глаза к потолку:

– Заботишься о самом важном, а?
– Чертовски верно.

Дин крутанул руль и припарковал «Импалу» у обочины на другой стороне улицы в полусотне метров от минимаркета. После этого Винчестеры выскочили из машины и помчались к месту происшествия.

Часть народа, выбежавшего из магазина или бросившего машины, стояла теперь у обочины на противоположном конце парковки, недоверчиво таращась на развернувшееся светопреставление. Винчестеры плечами прокладывали путь сквозь толпу зевак, повторяя «ФБР» и «В сторону», пока не оказались на парковке. Тогда Сэм развернулся к людям и показал удостоверение.

– Мне нужно, чтобы все отошли, – твердо сказал он. – Для вашей же безопасности. Быстрее!

Кто-то закивал, кто-то зароптал, но все подчинились. С края стоянки Дин заглянул в провал и подумал: «Больше похоже на чертову пропасть». Несколько машин оставались по обе стороны парковки, и от падения их отделяла пара сантиметров искрошенного асфальта. Но куда больше Дина беспокоило то, что у входа в магазин стояли двое: привлекательная блондинка, которой еще тридцати не было, в панике силилась вырваться из хватки худющего подростка, чьи бейдж и зеленая рубашка из полиэстера показывали, что он работник этого минимаркета. Паренек вцепился в руку женщины и не позволял ей броситься прямиком в провал. Дин окликнул ее:

– Мэм, оставайтесь на месте!
– В фургоне спит мой сын! – крикнула она.

Глянув, куда она указывала, Дин увидел синий грузопассажирский фургон «Шевроле», припаркованный перед минимаркетом справа. Кроме ветрового стекла, все остальные окна были затонированы. Если у ребенка было хоть какое-то понятие, он бы выскочил сразу же после того, как провалилась первая машина.

– Сколько ему?
– Три!

«Проклятье!» – выругался про себя Дин, а вслух сказал:

– Сэм! Есть проблема: в фургоне остался ребенок!

Он обратился к парню:

– Парень, как тебя зовут?
– Энсон.
– Есть у вас там запасной выход?
– Да, – отозвался Энсон. – Но за магазином стена.
– Перелезть сможешь?
– Нет. Хотя постойте, да, смогу: у нас есть стремянка, чтобы лампочка менять.
– Великолепно. Бери женщину и уходите.
– Я не брошу сына! – закричала женщина.
– Я заберу вашего сына, – пообещал Дин.
– Пока не увижу, что он в безопасности, никуда не пойду.

Дин вздохнул и посмотрел на полоску тротуара перед магазином, на котором стояли парень и женщина. Пока он казался безопасным. Асфальтовое покрытие парковки искрошилось почти до ограничительных столбов. Возможно, они обеспечат дополнительное укрепление.

– Но как только увидите, что асфальт проваливается, сразу уйдете. Хорошо?

Блондинка немного подумала и неохотно кивнула.

– Что делать будешь? – поинтересовался Сэм.
– Как обычно.

Сэм бежал впереди, огибая парковку, Дин был в шаге позади, когда заметил, что фургон начало трясти. Дорожное покрытие под левой задней шиной начало осыпаться. Земля под ногами вздрагивала. Быстрый взгляд на фургон показал, что тот просел на несколько сантиметров и продолжает раскачиваться из стороны в сторону. Сокращая путь, Дин лихо запрыгнул на капот золотистого «Понтиака Файерберд», решив двинуться наперерез, прямо по машинам.

– Эй! – возмутился кто-то из толпы.

«Да ты шутишь», – пробормотал Дин.

Машине осталось секунд десять до того, как она окажется в компании металлических обломков в мешанине грязи, а этот дуралей о вмятине на капоте беспокоится?

Дин был уже около нужного фургона и дернул пассажирскую дверцу – заперто. Подбежал к водительской стороне – та же картина.

– Вот! – позвала молодая мать. – Ключи!

Она подбросила ключи по дуге снизу. В этот момент просел большой участок земли, и фургон накренился. Дина шатнуло, но он сумел поймать ключи за брелок в виде розовой кроличьей лапки. Он открыл дверь со стороны водителя, боком влез в машину, и только потянулся разблокировать все дверцы, как водительскую дверь вырвало у него из рук, машина с пронзительным скрипом металла резко просела, и Дин почувствовал, как фургон неуклонно съезжает задом. Женщина завизжала. Перепуганное лицо Сэма мелькнуло в окне и исчезло из виду.

Миг зловеще бесшумного свободного полета окончился тряским ударом. Поначалу Дина придавило к рулю, отчего взвыли и так пострадавшие ребра. Потом он тяжело свалился на спинку водительского сиденья. Одну ногу пребольно прищемило дверцей, зато это спасло его от участи протаранить собой весь салон. Дин освободился, толкнув дверь второй ногой, растянулся на сиденьях и перевернулся.

К счастью, трехлетний мальчик сидел в детском автокресле с высокой спинкой и подлокотниками, прикрепленном к сиденью во втором ряду. Перепуганный, весь в слезах, он таращился на Дина так, будто тот был инопланетянином. Внезапное падение и удар, видимо, прервали его истерику.

– Все хорошо, малыш, – Дин пытался говорить спокойно. – Я тебя отсюда вытащу.
– Где мамочка?
– С твоей мамой все хорошо. Она наверху… в магазине.
– Хочу к мамочке.
– Я тебя к ней отведу. Ладно?

Мальчик кивнул:

– Хочу к мамочке.
– Все устроим, – пообещал Дин. – Но нам нужно постараться вместе, хорошо?

Еще кивок. На этот раз ребенок посмотрел выжидающе.

– Как тебя зовут, малыш?
– Хантер[17].

Дин улыбнулся:

– Кроме шуток?

Мальчик важно кивнул:

– Хантер РайлиФилдс.

Гравий и куски асфальта, словно град, сыпались на фургон. Под особенно большим обломком пошло трещинами лобовое стекло. Еще несколько звонко ударили в крышу. Дин пытался не думать, что будет, если на стекло свалится булыжник или другая машина. Или если поврежден топливный бак и где-нибудь заискрит. Нет уж, Дин вообще о подобном не думал.

– Отлично, Хантер, – пришла очередь Дина серьезно кивнуть. – За дело.

Он потянулся между сиденьями и нажал кнопку на автокресле. Мальчик привычным жестом сам снял через голову ремни. Дин ободряюще улыбнулся:

– Отлично справляешься, Хантер. А теперь давай выбираться.

Мальчик принялся карабкаться вон из сиденья.

– Потише, – предупредил Дин. – Осторожненько. Давай сюда руку.

Он потянулся к детской ладошке, а потом поудобнее перехватил мальчика за предплечье.

– Раз, два… три!

Одним быстрым рывком Дин вытащил ребенка на передний… точнее, теперь верхний ряд сидений. Он задом вылез наружу и, придерживая спиной дверь, стал на перемешанный с грязью гравий на склоне провала. Передом фургон уперся в кромку дыры под углом градусов в шестьдесят. Обхватив Хантера одной рукой, Дин отошел от фургона, позволив дверце захлопнуться. Задняя часть «Шевроле» покоилась на практически полностью раздавленной бежевой «Камри». На глазах у Дина шины фургона постепенно утопали в грязи и крошеве.

– Дин! – позвал сверху брат.

Сэм стоял над кромкой и заглядывал в провал. До него было метров восемь.

– Мы в порядке! – отозвался Дин.
– Хантер!
– Мамочка! – Хантер радостно завопил, услышав голос матери.

Столб,прямо над ними, здорово наклонился: было ясно, что пешеходная дорожка долго не протянет. Однако сейчас перед Дином стояла более насущная проблема. Желтый, как банан, «Мини Купер», благодаря своему размеру припаркованный ближе к магазину, чем уже провалившиеся машины, в свою очередь постепенно клонился назад под опасным углом. Из-под его задних колес сыпались крошки асфальта. С резким скрипом металла по дорожному покрытию «Мини Купер» накренился еще больше и сорвался вниз.

– Дерьмо… – прошептал Дин.

ГЛАВА 10

Эрих Фогел, вздрагивая во сне, перекатывался с одного бока на другой, запутываясь в пропитавшихся потом простынях. Он что-то тихонько и неразборчиво бормотал, в интонациях проскальзывали то озабоченность, то смятение, то ужас. Беспокойный сон завершился воплями: «Нет! Нет! Неееет!» На последнем слове он распахнул глаза и, тяжело дыша, сел, перекинув ноги через край кровати. Прижав здоровую руку к груди, он ощущал, как под ребрами колотится сердце, и представлял, что в любой момент его может хватить сердечный приступ. И тогда его – овдовевшего одинокого пенсионера – не хватятся очень-очень долго. Фогел оперся о колени и, свесив голову, ждал, пока уймется сердцебиение.

Из-за скрюченной позы он не увидел и не почувствовал, как сгусток тьмы рассеялся над его кроватью, истончился в темную тень и, проплыв вдоль стены, просочился в узкую щель над подоконником. Мысли его обратились внутрь, к кошмару – тому же самому, что преследовал его последние двадцать лет. Только еще хуже. Взрыв, вызвавший частичное обрушение шахты в Кройден-Крик, был такой же, но во сне пострадала не только правая рука. Он стоял в новой секции, рядом с опорой, и взрыв снес ее начисто.

Угольная пыль и метан – скверное сочетание.

Он покачал головой.

То он стоял там, а в следующий момент со сломанными ребрами оказался погребен под горой камней и песка. Во сне он не мог сбежать, не мог дышать и чувствовал, как его жизнь утекает в темноту.

Фогел поднялся на слабых ногах и поплелся в ванную, где дрожащей левой рукой поплескал в лицо воды. Пальцы правой были искалечены. Мышцы на ней тоже не особенно работали и со временем атрофировались. Наконец, холодная вода прогнала сонную одурь. Он выпрямился и сделал несколько глубоких вздохов.

Настоящие взрыв и обвал в шахте Кройден-Крик были нехорошими, но в кошмаре события развивались намного печальнее. Тем не менее, «нехорошего» и так хватало. После несчастного случая он ногой не ступил ни в ту шахту, ни вообще ни в какую, однако это не помешало страшным снам одолевать его годами.

На улице выл ветер, стекла тряслись в рамах. Вспышка молнии расчертила комнату на черное и белое, карниз тряхнуло от громового раската. Фогел решил, что этой беспокойной ночью, с особенно яркими картинами обвала, застывшими в воображении, он поспал достаточно. Не спать, почитать книгу или посмотреть телевизор – вот единственная гарантия того, что кошмар не продолжится в очередном сне, что он не окажется погребенным заживо в глубокой темной яме.

Если уж на то пошло, хотя бы сердце будет ему благодарно.

***

Когда желтый «Мини Купер» обрушился вниз, Дин притиснул мальчика к груди и опять прижался спиной к дверце фургона.

– Держись, – сказал он на ухо Хантеру.

«Мини Купер» упал мимо них на частично раздавленную «Камри» с оглушительным треском металла и перестуком осыпавшегося безосколочного стекла. Крыша желтого автомобиля оказалась в каком-нибудь метре от Дина и Хантера. Мать мальчика завизжала, и тот снова расплакался.

– Успокойтесь там! – крикнул Дин. – Мы живы! – он глубоко вздохнул. – Хантер, за шею подержишься?

Мальчик кивнул. Дин передвинул ребенка на спину, и маленькие ручонки обняли его за шею.

Правда, Дин все равно не стал полагаться на хватку Хантера полностью и на всякий случай левой рукой обхватил его за запястья. Потом он поднялся по пологому склону и вскарабкался на бок «Мини Купера». Ходовая часть маленького автомобиля погрузилась в стену провала со стороны магазина, так что Дин прыгнул на склон, неловко приземлившись на три точки. Ботинки немедленно принялись вязнуть в мягкой земле, а свободная рука не могла найти никакой надежной опоры. В тот же момент Дин осознал две вещи: первое – без посторонней помощи он из этой дыры в жизни не выберется, второе – сильный запах, ударивший в ноздри, был стопроцентно запахом бензина. Где-то в покореженной груде автомобилей повредило топливопровод или пробило бензобак. Он посмотрел вверх, где Сэм отслеживал их движения.

– Сэм!

Их глаза встретились, Сэм мрачно кивнул и повернулся к работнику минимаркета:

– Энсон, веревки в продаже есть?
– Что? Веревки? Нет, мы не... стоп. Бельевая пойдет? Есть свертки по тридцать метров.
– Отлично. Тащи сюда одну.

Энсон сбегал в магазин и вынес упакованную в термоусадочную пленку белую бельевую веревку. Сэм быстро разорвал упаковку.

– Эй! – вдруг завопил парень. – Плохая идея, приятель!

Дин обернулся,посмотрел в противоположный конец парковки и увидел, как один из зевак – лысеющий мужчина под пятьдесят – направляется к золотистому «Файерберд».

– Куда он прется? – заорал Дин.
– Сэр! – крикнул Сэм. – Уйдите оттуда!

Мужчина отмахнулся:

– Я спасаю свою машину!

Дин потряс головой:

– Он издевается?
– Чувак, серьезно? – парировал Сэм.
– Что?
– А как же ты с «Импалой»?
– Здесь все совершенно по-другому.
– Ага. Потому что у тебя все волосы на месте, – отозвался Сэм и снова крикнул мужчине: – Вы не тронете машину с места! Она застряла!

От задних колес «Файерберд» до все расширяющегося провала оставалось чуть больше полуметра, а передний бампер практически упирался в ограждение парковки. Нет места ни выехать, ни развернуться – авто, считай, пропало. Но мужчина, проигнорировав Сэма, завел двигатель. Автомобиль шатнулся вперед и уперся в ограничительный столб, который был вделан в цемент и даже не дрогнул. Мужчина вдавил педаль газа в пол, отчего задние колеса бешено завертелись и взвизгнули, упираясь в искрошенный асфальт. Но он не видел, что покрытие от этого только быстрее осыпается. Дав задний ход, водитель чуть отъехал, намереваясь, видно, получить место для маневра и, резко вырулив, объехать препятствие, но задние колеса перевалили через край провала быстрее, чем он ожидал, и днище машины громко ударилось о дорожное покрытие.

– Сэм, веревку! – заорал Дин.

Под звук скрежещущего металла за спиной Дин потянулся и поймал кончик веревки. Сэм хотел закрепить другой конец на столбе ограждения, но увидел, что тот опасно накренился, и вместо этого продел веревку через одну из дверных ручек. Дин пока соорудил петлю вокруг тела Хантера, поддернув ее под мышки, и быстро завязал несколько узлов. Проверив результат своей работы на прочность, он развернул мальчишку к себе лицом, спиной к осыпающейся стене провала, и крикнул:

– Готово!

Сэм отступил на край пешеходной дорожки и потянул веревку, вытаскивая мальчика из ямы. Наконец, он поднял ребенка на руки, и женщина вскрикнула от радости. Чтобы не возиться с узлами, Сэм вытащил нож, обрезал веревку у Хантера за спиной и передал мальчика матери.

– Ох, слава богу! – она прижала ребенка к груди и принялась целовать в щеки. – Спасибо! Спасибо вам обоим!
– Энсон, уведи их отсюда, – приказал Сэм.

Дин оглянулся через плечо, морщась от скрежета. Золотистая машина неуклонно кренилась назад, словно выскакивающий из воды кит в замедленной съемке. Сверху дождем сыпались искры, и они живо напомнили Дину о разлившемся где-то под ним бензине.

– Сэм, тут скоро станет жарко!

В этот момент неустойчивый столб освободил, наконец, цементную подушку из осыпающейся почвы, и по дуге понесся к голове Дина. Он отшатнулся в сторону и растянулся в грязи, а столб пробил заднее стекло «Мини Купера». Маленький автомобиль и «Камри» сползли еще глубже.

Идиот-владелец «Файерберд» распахнул дверцу и выскочил из машины, но в тот же миг земля предательски обвалилась у него под ногами, и мужчина, вскрикнув, вниз головой в пародии на сальто полетел в провал. Он с грохотом шлепнулся на дверцу черного минивэна и, постанывая, уставился в темное небо. Сэм замешкался с веревкой:

– О, нет.
– Эй, дубина! – заорал Дин. – Шевелись!

Мужчина потер затылок, потом до него внезапно дошло:

– Моя машина...

«Файерберд» рухнул прямой наводкой, как молот на наковальню, а его владелец имел несчастье оказаться аккурат между.

Треска раздробленных костей за грохотом металла было практически не слышно. Практически. Скользкие куски плоти и брызги крови разлетелись по черной поверхности минивэна, а потом снова раздался грохот, и «Файерберд» свалился с минивэна, обнажив раздавленное окровавленное тело. Скривившись, Дин отвернулся, еще и потому, что «Файерберд» воспринял свое название чересчур серьезно[18] и по днищу его теперь весело плясали язычки пламени, жадно подыскивая более богатый источник топлива. Дин поспешно обмотал веревку несколько раз вокруг себя, завязал и медленно полез наверх, соскребая свободно осыпающуюся землю, чтобы не потерять опору. Сэм тянул за веревку, принимая часть его веса на себя. На потном лице у него забегали отражениями красно-синие блики, сопровождаемые коротким сигналом полицейской сирены. Дин узнал усиленный громкоговорителем голос шефа Куинна:

– Всем покинуть территорию! Разойдитесь! Немедленно!

Дин быстро глянул через плечо и увидел, как шеф выходит из автомобиля и машет толпе, отгоняя ее на другой конец улицы.

– Агенты! – позвал он. – Пожарные уже едут.
– В дыре пусто! – крикнул Дин. – Все наверху!
– Хорошо. А теперь вам лучше убираться оттуда.
– Работаю над этим, – пропыхтел Дин.

Какая-то женщина крикнула Куинну:

– Он спас маленького мальчика.

На полпути наверх Дин заметил, что искрошившаяся земля постепенно обнажает какую-то арматуру. По мере подъема, ближе к участку земли под тротуаром, обнаружились оборванные кабели, потом трубы, вероятно, с водой и газом, пока еще, слава богу, не разгерметизированные. С правой стороны в провал свалился еще один столб.

В отдалении завыли сирены. К тому времени, как Дин добрался до края тротуара, Сэм стоял, влипнув спиной в стеклянные двери. Подтягивая тонкую веревку, он опасливо прикидывал ширину осыпающейся полоски тротуара перед минимаркетом. Дин с натугой протянул Сэму одну руку и тот начал тянуть брата наверх. В тот же момент еще несколько кусков пешеходной дорожки ссыпались вниз. Земля начала проваливаться у Дина под ногами

– Уходи! – крикнул Дин. – Я держусь!

Сэм рванулся и спиной вперед заскочил в минимаркет, продолжая перехватывать веревку. Почувствовав под ногами опору, Дин еще подтянулся, Сэм опять схватил его за руку и, наконец-то, втащил в магазин. Из ямы потянулся черный дым, но пламя над краем пока не поднялось. А потом в провале рвануло – раз, другой, третий: машины захватила цепная реакция. Шум был оглушительный, повсюду летели обломки. Люди с воплями отбегали к дальнему концу дороги. Не иначе, как все видели печальную судьбу владельца «Файерберд», так что его смерть, по крайней мере, послужила уроком другим.

– Еще бы чуть-чуть... – проговорил Дин.
– Совсем чуть-чуть.

Снаружи прогремел еще один взрыв. Магазин вздрогнул, лампы дневного света замерцали, на линолеум посыпались коробки и алюминиевые банки.

– Фигово, – заметил Дин.

Вибрация только усиливалась. Здание дрожало, скрипело, стонало. Дин вспомнил трубы, которые проходили под дорожкой перед магазином. Природный газ. Возможно, где-то позади хранится баллон пропана.

«Дерьмо...»

– Рано радуемся, Сэмми, – проговорил он.

Они помчались вглубь магазина, отфутболивая упавшие с полок товары, мимо металлических полок с чипсами, хлебом, коробками пончиков и всяческими сладостями, потом нырнули в дверь с табличкой «Только для персонала» и через запасной выход выскочили на улицу.

Снова что-то взорвалось, на этот раз, кажется, еще ближе и с большим грохотом. Стена за минимаркетом качалась, земля под ногами тряслась. Сложно было недооценить вызванную провалом неустойчивость: в любой момент все здание может присоединиться к искореженным автомобилям. В несколько мгновений братья забрались на стену и спрыгнули на траву с другой стороны. Они выбрались из взрывоопасной зоны, но вопрос, насколько далеко распространится обвал, остался открытым. Их встретил Энсон, неловко переминаясь с ноги на ногу и сунув руки в карманы.

– Что с мамашей и пареньком?
– Ушли, – голос Энсона явственно дрожал. – Она хотела подождать тут и еще раз тебя поблагодарить, но после первого взрыва...
– Заметка хорошим родителям, – проговорил Сэм. – Детям тут не место.
– Ты как? – спросил Дин у Энсона.
– Да нормально, – парень закивал чуточку энергичнее, чем следовало. – Позвонил начальнику, сказал, что здесь его подожду. Навряд ли он в курсе, насколько все плохо.
– На твоем месте, Энсон, – посоветовал Сэм, – я бы ждал в паре кварталов отсюда.

Зазвонил мобильный. Сэм взглянул на дисплей и показал его брату. Высветилась надпись: «Полиция Клэйтон-Фоллз». Сэм ответил, послушал и одними губами передал Дину: «Джеффрис».

– Да. Да. Да, я бы сказал, что это необычно. И это тоже, – он еще послушал. – Мне нужны адреса. – А потом: – Мы тоже обнаружили кое-что странное, – Сэм рассказал про провал, взрывы и жертву. – Ваш шеф здесь. По уши в разборках с зеваками.
– Ну? – спросил Дин, когда младший брат сунул телефон в карман.
– Пошли, пройдемся, – Сэм тактично кивнул в сторону Энсона.

Они по большой дуге обогнули место провала, срезая путь через чьи-то задние дворики, и направились к «Импале».

– Тебе коротко о главном?

Дин кивнул.

– Гигантский тарантул. Деревья-убийцы. А призрачный «Чарджер» вернулся и убил Тони Лакоста. Поступают сообщения о вооруженных в масках, которые врываются в дома.
– Веселая выдалась ночка, – мрачно прокомментировал Дин.
– Точняк. Полиция пытается везде поспеть, но некоторые из этих... видений исчезают на глазах у очевидцев или к тому времени, как прибывает патруль.
– Что бы это ни было, почерк схож.

Молния прорезала небо, длинно пророкотал гром, под порывом ветра закачались верхушки деревьев, а сзади громыхнул еще один взрыв.

– Сэм, – проговорил Дин. – Похоже, ночь еще не кончилась.

ГЛАВА 11

– Что ближе? – спросил Дин, усевшись в «Импалу».
– Остановимся на Белл-стрит, – отозвался Сэм. – Там слева офисные здания, около которых на человека напал гигантский тарантул.

Дин покачал головой и улыбнулся.

– Что?
– Просто сам факт, что ты сказал то, что только что сказал. Причем совершенно серьезно.

Сэм тоже расплылся в улыбке:





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...