Главная Обратная связь

Дисциплины:






ОТ АВТОРА И ОБ АВТОРЕ 6 страница



– Ага. Теперь ясно.
– Следующая остановка – восьминогий урод.

Светофор загорелся желтым, потом красным. Дин притормозил, чтобы проверить поперечную улицу, прежде чем поехать на запрещающий сигнал, вытянул шею и резко ударил по тормозам. Синяя «Хонда Цивик» вылетела на перекресток на скорости за сто километров в час. Водитель, видимо, не привыкший гонять на таких скоростях по городу, взял чересчур широкий поворот, и автомобиль, протестующе взвизгнув шинами, боком вмазался в припаркованный пикап «Додж Рэм». Левая часть его приподнялась над землей, машина едва не перевернулась.

– Какого черта? – протянул Дин раз, должно быть, в десятый за ночь.

Водитель был оглушен, но вроде бы не ранен. К счастью он был один: пассажирская сторона приняла на себя весь удар.

– Дин, – Сэм указал на поперечную улицу. – Глянь туда.
– Это… Нет, это ведь не… да ну?
– Стая велоцирапторов[19].
– Велоцирапторы? Как в «Парке юрского периода[20]»?
– Ну, на самом деле они из мелового[21]… – Сэм кашлянул. – Ага. Те самые велоцирапторы.

Четыре динозавра скакали по улице на мощных задних ногах, очевидно, преследуя «Цивик». Змеиные головы с утыканными острыми зубами челюстями дергались из стороны в сторону по мере того, как твари приближались к жертве. Их глаза напомнили Дину глаза аллигатора, который проверяет, нет ли поблизости других хищников.

Побелевший водитель с отвисшей челюстью следил из окна, как велоцирапторы проскакивают перекресток и бегут к его покореженной машине. Выбора у него особого не намечалось: безопасней всего было оставаться в машине. Но двигатель «Хонды» все еще работал, хотя и с перебоями, так что водитель газанул. Машина дернулась было с места, но боком она сцепилась с «Додж Рэм», так что только дрогнула и даже не двинулась. Не обращая внимания на неудавшуюся попытку побега, первый раптор забрался на крышу автомобиля, постукивая серповидными когтями по металлу, проверяя его на прочность. Второй раптор ударил головой в заднее стекло. Стекло треснуло. Еще один удар – и оно вылетит, позволив жутким челюстям проникнуть в салон.

Дин развернул «Импалу» к обочине и выскочил на улицу, Сэм следом. Как и положено ФБРовцам, они оба носили пистолеты, но Дин рассудил, что им может понадобиться что-нибудь посерьезнее из арсенала в багажнике.

– Путешествие во времени? – недоверчиво спросил Дин. –

Эти твари вылезли из гребаной кротовой норы[22]? Даже Кас задолбается отправить их обратно в … этот… мельный период.

Сэм пожал плечами:

– Значит, мы их замочим.

Дин с готовностью кивнул:

– Элементарно. Люблю такое.

Он поднял крышку багажника и заглянул внутрь.



– Чувак… – начал Сэм.

Дин повернул голову, оценивая ситуацию:

– А где четвертый?
– Исчез. Просто испарился.

Один из оставшихся рапторов запрыгнул на капот, нагнулся к ветровому стеклу и… исчез.

Осталось два динозавра: один топтался по крыше, второй пытался просунуть башку в машину. Потом он со скрипучим рыком сунулся в стекло, разбил его и стремительным движением нырнул головой в автомобиль. Водитель скорчился у пассажирской двери. Эта сторона была прижата к другой машине, так что человек пока был в безопасности – ненадолго.

– Что-то здесь не так, – задумчиво сказал Сэм.

Дин уставился на брата:

– А что тут вообще так?

Они быстро вооружились.

Раптор соскользнул с крыши на ветровое стекло, и оно целиком провалилось под его весом. Динозавр развернулся и попытался протиснуть здоровенную морду в салон. Сэм уже бежал через улицу с двумя пистолетами. Он быстро выстрелил два раза – на голове раптора расцвели кровавые пятна. Тварь отшатнулась и исчезла. Последний раптор мотнул башкой и крокодильими глазами уставился на Сэма, а потом визгливо взрыкнул и бросился к Сэму, угрожающе быстро набирая скорость. Сэм выстрелил дважды снова: один раз промазал, вторая пуля чиркнула динозавра по левой передней лапе. Ни один из выстрелов не заставил раптора замедлить шаг. Дин вскинул свой пистолет, но точному выстрелу мешал брат.

– Сэм! Ложись!

Сэм покатился по земле, и в тот же момент раптор прыгнул, покрыв оставшееся расстояние. Но как только Дин прицелился и почти уже надавил на спусковой крючок, динозавр пропал. Сэм поднялся на ноги и послал старшему брату убийственный взгляд. Дин пожал плечами и вложил пистолет в кобуру:

– Я собирался стрелять.
– Мысли позитивно, – посоветовал Сэм. – Ты сэкономил пулю.

Водитель подергал дверь, обнаружил, что ее заклинило и вывалился наружу через разбитое окно. Сэм помог ему.

– Парень, ты как, нормально?
– Да, в порядке. Если учесть, что тут за чертовщина только что приключилась, – голос дрожал. – Ребята, вы копы?
– ФБР.
– Меня зовут Пол Хейнс. Клянусь, я не пил, – проговорил мужчина. – Хотя сейчас опрокинул бы рюмашку. Просто… эти твари гнались за мной и… кто они такие вообще?
– Велоцирапторы.
– Динозавры? Но они ведь вымерли…
– Может быть, – сказал Дин. – Начинаю сомневаться.
– Не догадываешься, откуда они могли взяться? – спросил Сэм.
– Нет. То есть, я поссорился со своей девушкой – Кэтрин Роуселл с Аллен-драйв, 142, если будете проверять – и пока я открывал машину, заметил, как что-то выходит из теней. Я думал, грабитель какой или угонщик, понимаете? Прыгнул в машину и газанул поскорее, – он говорил быстро, выплескивая нервную энергию. – Потом посмотрел в зеркало заднего вида и увидел их… этих четверых… ящеров. Я так удивился, что аж притормозил. Тогда один меня нагнал и запрыгнул на багажник. С меня хватило. Я ударил по газам, и он свалился. Ну, я и не замедлялся больше, пока не… ну, пока не вмазался в пикап.
– Не заметил ничего необычного перед тем, как открыть машину?

Хейнс поджал губы:

– Ну, может, в кустах шебуршало перед тем, как я увидел тени на стене. Но не… Туман. На траве был туман или дымка, когда я вышел из дома. Не помню, что видел что-то подобное, когда приехал к моей после работы.
– Спасибо, – сказал Сэм.

Ветер снова задувал порывами, молния прочертила темное небо, как пульсирующая вена, а за ней последовал рокочущий раскат грома. На момент все уличные фонари погасли, потом быстро загорелись вновь.

– Ох ты, господи, – Хейнс взглянул на «Додж» и свой автомобиль. – Что я скажу страховой компании?
– Завтра об этом подумаешь, – отозвался Сэм. – Лучше спрячься где-нибудь, пока они не вернулись.
– Елки-палки! – воскликнул парень. – Думаете, вернутся?

Дин вырулил к комплексу офисных зданий, и когда он приблизился к въезду, ему только и оставалось, что следовать за мерцающими красным и синим огоньками. Около места преступления неровным полукругом выстроились полиция, скорая и аварийка… хотя, вряд ли нападение гигантского паука можно расценить как преступление. Скорее, похоже на несчастный случай. Двое озадаченных медиков – мужчина и женщина – стояли по обе стороны от офицера Джеффриса, будто ожидая от него инструкций. Около аварийного автомобиля сновали двое мужчин, их суетливые движения выдавали нетерпение и неловкость. Тот, что повыше, носил бейсбольную кепку с вышитым логотипом компании на очевидно лысой голове; второй мог похвастаться спутанной гривой засаленных волос.

– Что во всех случаях схожее? – задумчиво проговорил Сэм, мысли которого, кажется, были больше заняты нападением велоцирапторов, а не тем, что происходит здесь и сейчас.
– Кроме белого тумана? – уточнил Дин. – И темного времени суток? И гигантских ящеров?
– Тарантул – не ящер, – поправил Сэм, взглянув на Джеффриса и парамедиков. – А велоцирапторы были большими, но не гигантскими.
– Наше счастье.

Дин обогнул автомобили и припарковал «Импалу» в пятне света под фонарем. И тогда он увидел то, что ранее загораживали люди.

– Видел?
– Останки.
– Они… прямо из земли торчат.

Когда братья выбрались из машины, к ним подошел Джеффрис.

– Привет, парни, – сказал он. – Надеюсь, желудки у вас крепкие, – и махнул в сторону жертвы.
– Что у нас тут? – осведомился Сэм.
– Убитый – взрослый мужчина, – Джеффрис схватил с капота патрульной машины пакетик с уликами. – Харви Даффорд, если верить жетону, который был на том, что осталось от найденного около трупа браслета. Запястий, к слову, у трупа не обнаружилось.

Верхняя половина тела – по крайней мере, остатки – выглядела так, будто ее облили особенно едкой кислотой. Вместо головы – раздавленный череп с несколькими полосками воспаленной плоти вокруг шеи. Большая часть мяса с рук и торса отсутствовала, внутренних органов тоже не было либо они расплылись в желеобразную массу. Оставшись без поддержки связок, некоторые кости лежали вокруг тела. С первого взгляда казалось, что тело заканчивается повыше бедер, но при ближайшем рассмотрении становились видны частицы плоти и органы, будто вплавленные в асфальт.

– А гигантский тарантул где? – поинтересовался Дин.
– Исчез.
– Я так и думал. И мы решили, что это именно гигантский тарантул, потому что…
– Маркус Эппс, владелец эвакуатора, привез сюда своего шурина Отиса, чтобы забрать пикап. Он чуть дальше стоит. Они завернули на парковку и увидели громадного паука над жертвой. Я попросил их не уходить: подумал, что вы захотите побеседовать.
– Благодарю за содействие, Джеффрис. Так держать, – Дин отступил, присел на корточки и провел ладонью по асфальту.

На дорожном покрытии чувствовались морщины, которые вели от останков в сторону. В отдалении Дин нашел бесформенные, слившиеся с асфальтом комки. Через пару секунд он сообразил, что это такое.

– Кроссовки.
– Точно, – Сэм вернулся к телу. – Судя по браслету и кроссовкам, он бегал. Увидел гигантского тарантула, пустился наутек, но потом... провалился в асфальт.
– Что-что? Гигантские тарантулы могут плавить асфальт? – вытаращился Дин.

Винчестеры знали толк в странных вещах. Черт, да они всевозможными странностями жили и дышали, но это было уж слишком.

– Может, Маркус и его шурин в курсе, что тут произошло? – предположил Сэм.

Они подошли к эвакуатору и двум мужчинам около него. На кепке лысого красовалась реклама: «Сервисный центр Эппса» красными рукописными буквами по белому фону. Таким образом, задумываться, кто из них Маркус, не пришлось. Дин быстро показал удостоверение:

– Агент ДеЯнг. Агент Шоу. Вы видели гигантского паука?
– Красного тарантула, – уточнил Отис.
– Откуда такая точность? – спросил Сэм.
– Мой приятель держал в детстве такого. Кормил его живыми сверчками из зоомагазина, давал мне посмотреть.
– И, если учесть размеры красноногих тарантулов, этот был большой?
– Чертовски! – воскликнул Маркус. – Я сначала его за медведя принял. Потом по нему скользнул свет фар, и я разглядел ноги в красную полоску.
– Я чуть инфаркт не заработал, – продолжал Отис. – Док все твердит, что у меня высокий холестерин.
– Так что там происходило? – переспросил Сэм. – Точнее?
– Он жрал, насколько я разглядел, – ответил Отис. – Много раз видел, как тот тарантул сверчков ел. А эта тварь обхватила своими щупами что-то, я сначала не понял что именно. Понимаете, паукам не под силу твердая пища. Они ее переваривают вне тела, потом сосут жидкость.
– Тот еще способ помереть, – Маркуса передернуло.
– Что потом? – поторопил Дин.
– Ничего особенного. Чертова тварюга через пару секунд пуф – и пропала. Прямо фокус-покус какой-то. Я бы подумал, что мне все почудилось, но Отис видел то же самое.
– А когда паук исчез, – добавил Отис, – я увидел, что именно он жрал.
– Без понятия, как так вышло, – сказал Маркус. – Я сперва думал, тварь его сожрала до пояса, а потом разглядел, что он… торчит из дороги.

Дин поблагодарил их за помощь и вручил визитку, если они вдруг вспомнят еще какие-нибудь подробности. Затем парни погрузились в эвакуатор и поехали между рядами машин дальше, чтобы забрать-таки грузовик Отиса. А Винчестеры вернулись к Джеффрису, парамедикам и изуродованному телу.

– Спасибо, – сказал Дин. – Все, что нужно, узнали.
– Нам еще надо поговорить с Люси Куинн, – проговорил Сэм. – Вероятно, она видела, как машина сбила Лакоста.
– Я с шефом разговаривал. Он сказал, что ехал как раз туда, но тут заметил вас около провала, – Джеффрис снял фуражку и провел ладонью по волосам, разглядывая труп Даффорда. – В справочниках ничего подобного нет, да и в академии такого не проходили. Мы ждем судмедэксперта, но…
– Мы не можем вытащить тело без специального инструмента, – к ним подошла женщина-медик. – Тут бурильный молоток нужен как минимум, – она глубоко вздохнула. – Господи Иисусе.

Второй медик поскреб челюсть:

– Может, прикрыть тело?
– Не стоит, – отозвался Джеффрис. – Можем уничтожить улики, ведь плоть частично жидкая, – он взглянул на Сэма и Дина. – Можно вас на пару слов?

Они отошли на несколько шагов в сторону, и Джеффрис приглушил звук в висящем на поясе радио, превратив полицейскую скороговорку в невнятный шум.

– Слушайте, – он кашлянул. – Когда я услышал про гигантскую ящерицу, то решил, что Шелли просто-напросто хлебнул лишка, понимаете? – он глубоко вздохнул и продолжал почти шепотом: – Шеф рассказывал, что вы, фибби… простите, федералы, думаете, будто здесь замешаны террористы. Что какая-то группировка испытывает галлюциноген в качестве оружия, так?

Сэм бросил взгляд на старшего брата:

– Была у нас подобная информация.
– Так вот, из галлюциногена люди видят всякую чушь. Гигантская ящерица, безголовый всадник – это ладно, подходит.
– Гигантский тарантул, – вставил Дин.

Джеффрис щелкнул пальцами:

– Я так и думал, когда позвонили. Еще один странный звонок. Но… – он оглянулся на почти уничтоженное тело, погруженное в асфальт на полметра. – Здесь-то мы не что-то видим. Здесь в самом деле что-то есть.
– И вы хотите узнать, что такое это «что-то», – закончил Сэм.
– Именно.
– Мы еще не знаем, – ответил Дин, практически не соврав.
– Здесь рыбка покрупнее, чем мы думали, – добавил Сэм.
– А уж как покрупнее, чем я думал, – Джеффрис развернулся и направился обратно. – Дьявольски крупнее.

Винчестеры побрели к «Импале». Дин услышал, как Джеффрис снова сделал радио громче: какофония воплей и взбудораженного трепа. Провал почвы и многократные взрывы, разбитые машины и нападение велоцирапторов, назревающая гроза и бог знает, что еще… Полиция была в состоянии боевой готовности, но, скорее всего, совершенно не ожидала, что в таком маленьком сонном городке может разыграться подобный хаос. Но из потока докладов и объявлений два слова Дин расслышал наверняка. Он резко остановился и развернулся к Джеффрису:

– Она ведь не сказала только что «Зомби-наци»?

Джеффрис поднял глаза:

– Вы тоже это слышали?
– На Главной улице?

Джеффрис вскинул руки, сдавшись:

– А почему бы и нет, черт возьми?

ГЛАВА 12

Игнорируя все ограничения скорости, Дин гнал «Импалу» на восток по Белл-стрит, неохотно притормаживая на красный свет. Кто даст гарантии, что велоцирапторы не устроят охоту на какого-нибудь другого водителя? Он недоверчиво покачал головой.

– Так вот, что я имел в виду, – заговорил Сэм. – Все неправильно.
– Ты имеешь в виду коктейль из Харви Даффорда? Или сиквел к «Операция «Мертвый снег»[23] на Главной улице?
– Все.
– Да я и не спорю.
– Эти велоцирапторы не совпадают с найденными в наше время окаменелостями, – объяснил Сэм. – Настоящие были меньше.
– Так же как тарантулы и ядозубы.
– У них были перья.
– У тарантулов?
– У велоцирапторов, – поправил Сэм. – Скорее похожи на птиц, чем на рептилий.

Дин кивнул.

– Таким образом, кротовины и путешествие во времени отпадают.
– За компанию с возвращением Третьего Рейха.
– Есть теория?
– Эти… воплощения, они реальные, но неточные.
– Весь внимание.
– Это скорее, как кто-то их себе представляет, – продолжал Сэм. – Причем ошибочно представляет.
– Если так, – рассудил Дин, – похоже на тульпу[24].
– Множество тульп? – предположил Сэм и тут же отмел собственное предположение. – Нет, в толк не возьму, как можно…
– ФБР? Вы там? – донесся после щелчка знакомый голос.

Сэм выхватил из кармана рацию:

– Шелли?
– К западу от Велкер парочка авто устроила гонки, – доложил Шелли. – Просто подумал, вам стоит знать. Ну, по крайней мере, мне так кажется, что они гоняют.

Сэм нахмурился. Дин помотал головой:

– Не смотри на меня. Ты сам его завербовал.
– Спасибо, Шелли.
– Кстати, возможно, ребятки еще и пьяные: вихляют по всей дороге.

Сэм насторожился и подался вперед:

– Ты где?
– Около ресторанов, ясное дело!
– Там кто-то кричит? – прислушался Дин.
– Рестораны… Он в квартале-двух от Главной улицы, – Сэм повысил голос: – Шелли, послушай. Убирайся оттуда.
– Эй, леди! – тут микрофон поймал женский визг. – Какого черта они…
– Шелли, убирайся оттуда немедленно!
– Похоже на вторжение. Солдаты. Нацисты. Какие-то странные… – дыхание Шелберна стало рваным, послышался шум шагов. – ФБР, простите, простите, это не по мне, я мотаю!

Сэм надавил на кнопку еще несколько раз, но ответом было только молчание.

– Не волнуйся, чувак, – утешил Дин. – Он удрал. Должно быть, швырнул трубку в люк…

«Импала» вильнула в сторону, столкнувшись с мощным порывом ветра. Вспышки полыхнули несколько раз, выхватив из темноты густые клубы грозовых туч. А потом изогнутая молния угодила в угол чьего-то участка и с похожим на взрыв треском ударила в растущий там тополь. Большущая ветка откололась от ствола, отлетела в сторону и выбила окна в двухместном гараже.

Еще через пару кварталов к востоку на «Импалу» обрушилась пелена ливня. И хотя Дин поставил «дворники» на полную мощность, ощущение было такое, что он ведет машину под водой. В окне отражались вспышки молний, мир будто обтекал вокруг. Из-за ужасной видимости приходилось еле-еле ползти. Впереди вполне мог оказаться еще один провал. Или скала. Сейчас все возможно.

Дин покрепче вцепился в руль, и они потащились дальше.

Стоило ливню чуточку уняться, как совсем недалеко ударила еще одна молния, прокатилась по всем четырем полосам Белл-стрит и подшибла почтовый ящик. Ящик выбило из залитого цементом гнезда, от него посыпался ворох искр, из дыры в боку вырвалось пламя: письма и посылки горели, пока их не залило неутомимым дождем.

Дин ослабил жесткую до побелевших костяшек хватку на руле:

– Еще бы чуть-чуть.

Таких «чуть-чуть» что-то много накопилось.

Впереди и справа за ослепительно-белой вспышкой последовал огненный взрыв.

– В трансформатор попала, – сказал Сэм.

Дин тем временем пытался сморгнуть словно отпечатавшееся на сетчатке яркое пятно. Деревянный столб клонился к дороге, трансформатор на его верхушке сыпал искрами, как огромная сварочная дуга.

– Дин, он падает!

Столб – обломанный у основания и полыхающий на вершине – падал на дорогу, неся за собой оборванные провода. Дин газанул и бросил машину на пустые по счастью встречные полосы. В зеркале заднего вида он разглядел, что столб лежит посредине дороги, пылая и брызгая искрами.

– Еще ближе, – прокомментировал Дин.
– Эта гроза что-то против нас имеет?

Они проехали мимо указателя «Бульвар Аркадия», до Главной улицы остался один квартал. Дин вглядывался в залитую дождем темноту: погасшие фонари только усложнили задачу. Сэм развернулся в кресле и посмотрел на бульвар.

– Притормози, – сказал он. – Они там до ресторанов добрались.
– Ты их видел? Настоящие зомби-наци?

Сэм кивнул:

– С полдесятка голодных зомби ищут, чем бы поживиться.

***

Неоднократные «бумс» и непрекращающийся рокот грома разбудили Романа Мессерли. Несколько мгновений дезориентации – и он сообразил, где находится: голова покоилась на подушке, но постель осталась практически неразобранной. Плюс он так и не снял униформу. Последнее, что он помнил, это то, как закончил дежурство и поехал домой. После этого память смазалась. Прижав руку ко лбу, он закрыл глаза. Не так уж смазалась… Он помнил, как приехал домой, и тут накатило утомление. С какой-то стати он решил вздремнуть, а поесть уже потом… перед сном? Бессмыслица какая-то. Обычно он испытывал проблемы со сном и сваливал вину на бесконечные чашки кофе. А все вредная работа: она включала долгие периоды скуки, прерываемые краткими периодами оживленной деятельности – увечья преобладали, как правило. Его действия были для кого-то вопросом жизни и смерти, так что Роман старался оставаться настороже постоянно. Несчастные случаи происходили из-за неосторожности, и он не мог позволить себе отвлекаться. В некоторые ночи он ворочался с боку на бок часами – вероятно, избавляясь от остатков кофеина – перед тем, как провалиться в сон. Причем спал он некрепко, держал пейджер и мобильник поближе к кровати. Никогда не знаешь, когда можешь понадобиться. Порой Роману снилось, что пейджер подает сигналы, и тогда он просыпался, хватал его и понимал, что пейджер в его руках тихий и безжизненный. Редко выдавалась ночь, когда ему удавалось поспать больше трех часов кряду или пяти часов урывками.

Все еще сонный, он вылез из кровати и побрел к окну. На западе виднелись огни города, темные промежутки означали проблемы с напряжением. Вспышки молнии освещали черное небо, выхватывая клубы грозных туч. Стоя у окна, Роман думал о том, какая удобная была постель. Она тянула его, словно магнит. В этот момент он больше всего хотел проспать часов десять подряд и уже почти убедил себя поддаться странной усталости, когда после очередной молнии раздался треск. По опыту он сообразил, что удар пришелся в водруженный на столб трансформатор. Над деревьями поднялось пламя – на Белл-стрит, кажется.

Поспешив к кровати, он потянулся за пейджером и почувствовал головокружение, снова накатило желание забраться в постель и заснуть. Какое-то время он стоял в нерешительности, взвешивая зов долга и самочувствие. Из-за вспышек спальня наполнилась четкими колеблющимися тенями. Показалось, что сгусток темноты над кроватью скользнул по стене, как живой, но тут комната погрузилась в темноту, и Роман списал странное движение на игру светотени. Пейджер завибрировал и пополз по столешнице. На дисплее высветились пять сообщений. Странно, что он не услышал сразу. Он быстро проверил дисплей телефона и увидел несколько входящих и с полдесятка смсок. Выходя из спальни, он недоверчиво покачивал головой: раньше ничего подобного не случалось.

«Надо было спать мертвым сном, чтобы все это профукать».

К несчастью, сон не помог: Роман все еще умирал от усталости.

***

– Тормози.

Дин проверил встречную и глянул в зеркало заднего вида, потом резко вывернул руль влево, газанул, развернул машину на триста шестьдесят градусов назад к бульвару и помчался по широкой дороге, пока не увидел зомби времен Второй мировой. Он припарковался в зоне погрузок перед итальянским рестораном «Мамма Ферацци». Пока Дин пристраивал автомобиль в запрещенном месте, Сэм вспомнил, что частично разрядил обойму, и заменил ее на полную.

Дождь чуть ослаб. Бульвар Аркадия претендовал на старину: ряд декоративных сцепленных между собой столбиков вдоль прогулочной аллеи сменялся псевдо-газовыми уличными фонарями. У всех ресторанов и магазинов имелись виниловые тенты разного цвета, а некоторые владельцы выписывали фирменные блюда и распродажи мелом на установленных около дверей досках. Правда, распространение жидкокристаллических парковочных счетчиков несколько портило иллюзию двадцатого века. И потом, добавьте к любому пейзажу десяток шастающих зомби-нацистов – и анахронизмов станет более чем достаточно.

Выйдя из «Импалы», Дин бросил над автомобилем взгляд на брата:

– Как думаешь, серебряный кол в сердце пойдет?
– Нет, – отозвался Сэм. – Можно самому превратиться.
– Ага, – отозвался Дин. – Школа Ромеро[25]. Стреляем в голову.

Он быстро подсчитал зомби: девять солдат в зеленой униформе, касках и черных высоких сапогах. Вперед вышел офицер-эсэсовец, щеголяющий черной формой, фуражкой с орлом на высоком околыше, и красной нарукавной повязкой с черно-белой свастикой. Седой фельдмаршал носил такую же фуражку, но еще и длинный кожаный плащ, а офицер помоложе – белый летний мундир, запятнанный кровью, что наверняка пролилась из зияющей раны в животе, в которой виднелись петли кишок. У всех зомби на губах и руках запеклась кровь: не то они так и появились окровавленными, не то уже начали перекусывать горожанами.

Чуть дальше по улице светились красно-синим мигалки двух поспешно припаркованных полицейских автомобилей. Оба полицейских – плотный мужчина, темноволосый и бледный, и элегантная молодая женщина – с пистолетами в вытянутых руках медленно приближались к зомби. К счастью, гражданских непосредственно здесь не было, хотя Дин заметил испуганные лица за стеклянными дверьми и окнами нескольких ресторанчиков.

– Стоять! – крикнул мужчина ближайшему зомби.

Не обратив на его приказ ровно никакого внимания, солдат ударил защищенной каской головой в стеклянную дверь кофейни под полосатым сине-белым тентом. Стекло треснуло, и с той стороны донеслись крики ужаса. Полицейский выстрелил зомби в спину, и солдат, развернувшись, поковылял к нему. Один его глаз словно выцарапали из глазницы. Женщина тоже выстрелила и попала в бок, но проку от этого было чуть.

– В голову! – заорал Дин.

Оба полицейских мгновенно развернулись и навели пистолеты на Винчестеров.

ГЛАВА 13

– ФБР! – крикнул Сэм, опустил руку с пистолетом и, не делая резких движений, показал удостоверение. – Агенты Шоу и ДеЯнг.
– Точно, – женщина-полицейский бросила взгляд на напарника. – Все нормально, Серази. Шеф про них говорил.
– Понял тебя, – Серази отступил на пару шагов от надвигающегося зомби. – Вы двое знаете что-нибудь вот про это?
– Стреляйте в башку, – повторил Дин. – Больше ничего их не остановит.
– Вы серьезно?
– И смотрите, чтобы они вас не покусали, – добавил Сэм.

Дин оглянулся на него со вздернутой бровью:

– Думаешь?

Сэм кивнул:

– Можно заразиться.

Пока живые перебрасывались фразами, молодой офицер в белом подобрался к женщине и с расстояния в два широких шага жадно уставился на ее голую шею.

– Уайлд! На шесть часов! – бросил Серази.

Дин подбежал к полицейским, взял на мушку того самого зомби и выстрелил. Пуля угодила в правый висок, голова мотнулась в сторону. Зомби опустился на колени и упал ничком, а офицер Уайлд отскочила. Сэм рядом с братом быстро выстрелил дважды. Еще двое зомби пошатнулись и рухнули – один с аккуратной дырочкой во лбу чуть повыше переносицы, а второй, разбрызгав прогнивший мозг, со снесенным затылком вместе с остатками каски. Серази выстрелил в первого солдата почти в упор. Нос того смело начисто, затылок разорвало. Зомби покачнулся на неловких ногах, а Серази ногой пнул его в живот и сбил на землю. Каска слетела и покатилась по асфальту. Зомби еще дергал головой, а потом коп шагнул ближе и пустил пулю ему в лоб.

Седой фельдмаршал в кожаном пальто облюбовал Уайлд: рот его был широко открыт, взгляд налитых кровью глаз прикипел к ней, а вытянутые руки с подергивающимися пальцами жадно тянулись к женщине. Офицер отступила, чуть не споткнувшись о мертвого нациста в белом, шатнулась в сторону и подняла пистолет:

– Стоять!
– Чертово воспитание, – насмешливо буркнул Дин и тоже вскинул пистолет.

Уайлд позволила зомби сделать еще один шаг, прежде чем дважды нажала на спусковой крючок. Первая пуля прошла через его левый глаз, вторая же снесла фуражку и верхушку черепа. Ноги фельдмаршала подкосились, и он завалился на бок.

Оставшиеся зомби топтались перед разбитой витриной кофейни, пытаясь пробраться внутрь. Кто-то изнутри силился вытолкнуть их вешалкой для верхней одежды, но тварей было чересчур много. Один солдат, не обращая внимания на удары, схватил вешалку и качнулся в сторону, вырвав ее из рук смельчака. Полицейские и Винчестеры бросились на помощь. Лучшая позиция была у Сэма: если копы откроют огонь и промахнутся, то могут ранить или убить посетителей, а на линии огня Дина стоял младший брат, так что Дин прикрывал ему спину. Опустив пистолет, Дин наблюдал, как Сэм методично расстреливает зомби – повыше переносицы, если они стоят лицом, в затылок, если они стоят спиной, в виски, если они стоят боком. В случае, если зомби, упав, продолжали дергаться, Серази или Уайлд добивали их.

Однако, прикрывая спину брату, Дин совсем забыл, что никто не присматривает за ним самим.

Если бы не хлюпающее ворчание прямо над ухом, Дин бы мог среагировать слишком поздно. Он круто развернулся и отшатнулся, едва избежав бледной окровавленной пятерни, на которой недоставало ногтей. Эсэсовец в черной униформе появился из-за залитого дождем придорожного знака и, до невозможности широко распахнув рот (между выщербленных зубов застряли ошметки плоти), вознамерился отхватить кусок от шеи Дина.

***

Перед тем как мигнуть и отключиться, ночник не смог разогнать сгущающиеся маслянистые тени над спящим Тревором Детцом. Из клубящейся темноты собралась похожая на человеческую фигура – сначала голова с пылающими красными глазами, потом туловище и руки, затем тонкие ноги и еще несформировавшиеся скрюченные ступни, цепляющиеся за спинку кровати. Не подозревая о чужаке в спальне, Тревор бормотал что-то во сне, его лоб был влажным от испарины, холодная левая ладонь покоилась на выпуске комиксов, который он читал перед тем, как провалиться в забытье. Темная фигура вытянула руку и опустила неестественно длинные пальцы на лоб Тревора. На выточенном из теней лице отпечаталось удовлетворение, а пальцы словно прошли сквозь кожу и кость. Тревор забормотал громче, взволнованнее. Глаза быстро-быстро метались под веками, мышцы рук и ног дергались, словно от электрических разрядов. Книжица выскользнула из-под его ладони, и стала видна жутковатая обложка: на переднем плане вопила бегущая женщина, а позади зомби с окровавленным лицом, одетый в черную униформу СС, рвал горло мужчине в деловом костюме. По обложке подтекающими алыми буквами змеилось название: «Зомби-армия Гитлера». Тут спящий быстро дернул рукой и задел край книжки – она шлепнулась на твердый пол. Тревор застыл, распахнул глаза и уставился в потолок. Отметив в поле зрения кусок неестественно черных теней, он протер глаза и смахнул пот со лба. Но стоило ему отвлечься, затвердевшая темнота расплылась, стала туманной и втянулась в стену над кроватью. Когда Тревор снова открыл глаза, все уже было как всегда. Он глубоко вздохнул, сел, огляделся и пошарил руками по одеялу. Прикроватный ночник вспыхнул, на момент ослепив. Тогда-то он и вспомнил, что читал комикс – двенадцать первых глав «Зомби-армии Гитлера» – перед тем, как заснуть. Когда дело касается кровищи, ничто не переплюнет зомби. Комикс был потрясающ. По нему даже фильм снимали, но мама в жизни не позволит его посмотреть: она следила за видеопросмотрами Тревора, аки ястреб, но никогда не бросала лишний взгляд на стопку, которую он приносил из «Комикс-погреба Грега» по средам. Несмотря на такое положение дел, Тревор был не настолько туп, чтобы испытывать мамину невнимательность в этом отношении: все комиксы с «месиловом» на обложках он держал в спальне и читал там же. Лучшие комиксы просматривал поздним вечером, перед сном, и никогда в учебное время, потому что мать могла выбрать самый неподходящий момент, чтобы проверить, как у него дела. Какое-то мгновение он подозревал, что мама входила в спальню после того, как он отрубился, и конфисковала книжку. Этим можно бы было объяснить зловещее ощущение, которое он испытал, проснувшись – будто он в комнате не один. Тревор взглянул на дверь: закрыта ли. Стряхнув ощущение постороннего присутствия, он свесился с кровати и посмотрел внизу. Пусто. Тогда он перегнулся на другую сторону и увидел комикс на полу, именно там, куда он и мог его уронить. Тайна благополучно разрешилась. Подобрав книжицу, Тревор несколько секунд разглядывал обложку, пытаясь решить, хочется ли продолжить чтение. Отчаянный зевок разрешил его размышления, ответ был ясен. Отложив комикс на тумбочку, Тревор выключил свет. Однако он ждал завтрашнего дня с нетерпением, потому что повествование становилось все более интересным. Очень даже кровавым.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...