Главная Обратная связь

Дисциплины:






ОТ АВТОРА И ОБ АВТОРЕ 8 страница



Коротко улыбнувшись, Люси подошла к полицейскому автомобилю и постучала в стекло. Открыла дверь, поколебалась немного и, оглянувшись и махнув на прощание, забралась на пассажирское сиденье. Там она легонько толкнула отца, чтобы прогнать с его лица упрямую насупленность.

Отвлекшись от отца и дочери, Дин бросил взгляд искоса на Сэма и проговорил:

– Ты думаешь о том же, что и я.
– Ага, – отозвался брат. – Она следующая.

ГЛАВА 15

В нескольких кварталах восточнее Винчестеры подъезжали к дому, около которого стояло дерево-убийца.

– Я тебе не говорил, как здорово, что ты вернулся? – улыбнулся Дин. – Настоящий ты.
– Что?
– Сэмми с душой, – объяснил Дин. – Ты был добр к ней.
– К Люси?
– Наверное, для тебя неудивительно. Я знаю, что ты не помнишь, каково было… Каким ты тогда был. Но, чувак, это как небо и земля.

Сэм задумчиво кивнул:

– Ты прав. Я не помню, что был другим. Черт, я вообще не помню, что исчезал куда-то. Наверное, это как после комы очнуться. Все жили себе и жили, а я… на паузе. В смысле, эта часть меня. Но в каком-то смысле ощущение, будто я выздоровел после долгой болезни. Приятно стать прежним.

С обочины Чейни-лэйн, где Дин припарковал «Импалу», казалось, что кто-то убил дерево: большой дуб лежал посреди улицы – выкорчеванный с корнями, перегородивший дорогу транспорту. Рядом стоял автомобиль муниципальной службы с желтой мигалкой. Водитель обвязывал веревку вокруг верхней части ствола, чтобы потом убрать дерево с дороги, а несколько соседей стояли перед домами или в дверях, и молча наблюдали за ним.

– Это дерево убило человека? Как в треклятом «Дне Триффидов»[29]?
– Если верить Джеффрису, – подтвердил Сэм. – Ветка разбила окно на втором этаже и нанизала Макса Барнса.
– И поэтому они дерево прикончили? – спросил Дин. – Как бешеную собаку?
– Чувак, это все, что мне известно.
– Гроза была не настолько сильная, – продолжал Дин. – Разве что молния?
– Никаких следов удара.
– Может, водитель в курсе?

Не успев подойти к шоферу, Дин заметил кое-что странное. Дерево вышло из земли, и корни его не были повреждены. За хитросплетением их виднелись комья земли и камни, причем след вел к боковой стене дома под номером 109. Большая дыра в земле напомнила Дину неуклонно расширяющийся провал, в котором он побывал чуть раньше. По крайней мере, эта дыра не увеличивалась в размерах. Пройдясь взглядом по стене, он увидел разбитое окно, осколки стекла в котором были запачканы кровью.

– Комната мальчика, – проговорила женщина из соседнего двора, нервно покусывая ноготь на большом пальце. – Но это не он.
– Простите? – переспросил Дин.
– Вы из полиции?
– ФБР. А вы?
– Барб, – представилась женщина. – Барб Хенн.
– Вы знаете, что тут произошло?
– Макс Барнс, отец, был убит. Нелепица какая-то.
– Нелепица?
– Видно, его убила ветка дерева через окно комнаты сына. Это я и имела в виду, когда говорила, что комната принадлежит мальчику, но сам он не пострадал.
– И что было до… происшествия?
– Когда началась гроза, я смотрела телевизор с дочкой.



Она указала в направлении дома, и Дин увидел там девочку-подростка, которая стояла в дверях, скрестив на груди руки и прислонившись к косяку, на котором – над звонком – была прикреплена черная лента. Девочка, заметив его взгляд, помахала, и Дин с улыбкой кивнул ей. Потом повернулся к матери:

– Продолжайте.
– Ветер был очень сильный, но я особо не замечала. Меня больше волновало, что электричество могут отключить. Его, кстати, и отключили. Ненадолго.
– А дерево?
– Я слышало, как оно хлестало ветвями по сайдингу, но… – она пожала плечами. – Ничего необычного при таком-то ветре. А потом я услышала звон стекла.
– Вы вышли на улицу? Выглянули в окно?
– Только, когда Мелинда – бедняжка миссис Барнс – закричала. Я подумала, что с ее мальчиком, Даниэлем, что-то приключилось, и посмотрела в окно. Чего-то не хватало. А потом я вдруг сообразила, что дуба нет. Весь бок ее дома был виден, – женщина с недоверием покачала головой. – Ясное дело, я выскочила на улицу и только тогда увидела дерево.
– Как сейчас?
– Нет, – отозвалась женщина. – Оно стояло! Вертикально. Ну, какой-то миг. А потом медленно наклонилось и упало. Как такое возможно? Торнадо, конечно, может вырвать дерево, но торнадо здесь не было. И потом, кроме окна, все осталось целым… в смысле, если Макса не считать.
– Может, какой-то необычный участок грозы.
– Нелепица, – повторила она. – Вот незадача. Я понимаю, что они чувствуют: сама мужа в пожаре на фабрике потеряла.
– Мои соболезнования.
– Спасибо. Мы с Николь помогаем друг другу.
– А вы видели жерт… Макса Барнса?

Женщина помотала головой:

– Парамедики снесли его вниз, но тело было полностью закрыто. Тогда-то я и узнала, что он… бедняга.
– А мать с сыном? Где они сейчас?
– Уехали в одной из полицейских машин, – бросил через плечо Том Каффи, муниципальный работник, который как раз возвращался к своему грузовику.
– Дать показания?
– Нет, она здесь показания дала. Хотела, чтобы мальчика осмотрели. Она сама была в истерике, но парнишка выглядел еще хуже. Вел себя, как робот.
– Шок.
– Ага, – Каффипокивал в знак сочувствия. – Черт, в таком возрасте видеть, как папашу в собственном доме убило… Представляете?
– Вы видели рану?
– Лично нет, – он забрался на сиденье. – Но я слышал, что ветка ему грудь насквозь пробила.
– Во время грозы?
– Так я слышал.
– А ветка все еще на дереве?
– Ее отпилили для полиции, – ответил Каффи. –Улика.Или типа того, не знаю.
– В городе случалось что-то подобное?
– Шутите? Не думаю, что подобное вообще хоть где-то случалось.
– Хорошо подмечено, – согласился Сэм. – Что касается дерева…
– Просто сдвину его к обочине. Утром прибудет бригада с бензопилами и уберет.
– У вас нет мыслей, как оно вообще попало на середину улицы?

Каффи захлопнул дверцу, но опустил стекло, чтобы продолжать разговор:

– Можно подумать, страннее уже некуда, а? Один из копов сказал… Нет, не буду всякую чушь повторять. Безвкусица это.

Сэм приподнял бровь:

– Поверьте, я не обижусь.

Мужчина завел грузовик и начал медленно оттаскивать дерево к краю улицы. Ветки гнулись, некоторые ломались, в то время как ствол направлялся к своему временному пристанищу. Сэм шагал следом, нервно поглядывая на разметавшее ветви дерево. Такую уж они с братом вели жизнь, что дерево-убийца в ней вполне имело право на существование. Уложив ствол параллельно обочине, Каффи остановил грузовик и вышел развязать веревку.

– Ладно, – бросил он. – Раз уж вы федерал, то висельный юмор в таких вшивых ситуациях понимаете.

Сэм кивнул.

– Один коп смотрит такой туда, где дерево должно стоять, потом на улицу, где оно очутилось, и говорит: «Это дерево совершило убийство и попыталось скрыться с места преступления», – Каффи смущенно нахмурился. – Что я вам говорил? Безвкусица.

Сэм помотал головой:

– Не хуже других объяснение.

Дин присоединился к ним, когда рабочий вытащил небольшой нож и перерезал веревку повыше узла. Потом он перерезал ее у другого конца около буксира, свернул и бросил в кузов.

– Как копы думают, что тут случилось на самом деле? – спросил Дин.
– Хотят записать, будто дело в ветре, – отозвался Каффи.– Но честно? Мы все в курсе, что это чушь собачья.

Он забрался на водительское сиденье, закрыл дверь и выключил желтые огни, мерцающие с приезда Винчестеров.

– А вы бы сами как объяснили? – поинтересовался Дин.

Рабочий с заговорщицким видом высунулся из окна.

– Три слова, – и он отчеканил, загибая пальцы: – Эн. Эл. О.
– Серьезно?
– Вполне возможно, что у них тут, в Колорадо, секретная база. Эдакая их версия Шайенн-Маунтин[30].

Сэм переглянулся с братом:

– А зачем… инопланетянам дерево?
– Как знать? Суют носы повсюду.
– Мочи фейри[31], – пробормотал Дин достаточно громко, чтобы услышал Каффи.
– Не осмелюсь загадывать насчет их сексуальных предпочтений[32], – пожал плечами тот, – но если у вас есть лучшее разъяснение, я бы послушал.
– Пока нету, – сказал Сэм.
– Вы из ФБР, так? – выгнул бровь Каффи. – А вы случайно не Люди в Черном? Нет, постойте. Если вы мне скажете, вам придется стереть мне память. Я типа не спрашивал.

Когда он уехал, Дин бросил на брата обвиняющий взгляд.

– Что? – отозвался тот. – Он до самого конца вменяемым казался.
– Милый парень. Верен себе.
– Дин, заткнись.

По пути к «Импале» Сэм поинтересовался:

– Соседка видела что-нибудь?
– Говорит, дерево сверзилось посреди улицы. Как оно туда попало – ни слова. Мать с сыном забрали в больницу, чтобы осмотреть парнишку.
– Рабочий мне то же сказал, – отозвался Сэм. – Мальчик, должно быть, что-то видел.
– Перехватим его с утречка, – предложил Дин. – Эй, а помнишь все эти черные ленты и банты на бульваре?
– Ага. Такое трудно не заметить.

Они сели в машину, но Дин помедлил, прежде чем повернуть ключ в зажигании.

– У соседки на двери тоже лента была, а она потеряла мужа при пожаре.
– Думаешь, стоит проверить одежную фабрику?
– Взглянуть не помешает.

Дин завел «Импалу». Не успел он отъехать от обочины, как у Сэма зазвонил мобильный.

– Снова из полиции, – Сэм принял звонок.
– Агент Шоу, – проговорил офицер Ричард Джеффрис. – Как вы и просили, держу вас в курсе событий.
– Да-да?
– Доложили о побеге заключенного из особо опасных.
– Побег из тюрьмы? – недоверчиво, хотя его уже ничто не должно было удивить, переспросил Сэм.
– Ага. Новенькое приобретение зверинца. Серийный убийца по имени Рагнар Барч, больше известный как Мясник Барч или Каннибал с тесаком.

ГЛАВА 16

– Я знаю Барча, – сказал Сэм Джеффрису, решив по здравому размышлению, что федералы должны иметь представление об особо опасных, даже когда те давно не на свободе. – А что начальник говорит? Алден Вебб?
– Шеф сейчас пытается с ним связаться.
– Где заметили Барча?
– Перри-лэйн, 303. На выезде с Велкер, около группы отелей и мотелей. Позвонила… Джайлин Ливенгуд.
– Ясно. Спасибо, – Сэм положил трубку и поделился информацией с братом. – Перри-лэйн – это около нашего мотеля.

Дин повел машину к Велкер-стрит.

– Интересно, это настоящий преступник или еще одно «воплощение»?
– В любом случае он опасен.
– Вот это меня, возвращаясь к деревьям, и смущает.
– Что?
– Вся твоя теория насчет реальности восприятия, – объяснил Дин. – Люди не думают, что деревья двигаются. Я уж молчу о деревьях-убийцах. Так ведь?
– Обычно нет. Нет.
– Дерево выглядело так, будто вылезло из земли и решило прошвырнуться.

Дин проехал мимо Велкер и свернул на запад. Выехав на четырехполосную дорогу, он поддал газу, и «Импала» буквально полетела по городу.

– До того, как упало.
– И оно все еще здесь, – добавил Дин. – Настоящее дерево.

Сэм мрачно кивнул:

– Даже ненастоящие вещи… кажется, их становится больше и они держатся дольше. Чувак, что бы их не создавало, оно делается сильнее.
– А мы к разгадке так ближе и не подобрались.

На этой печальной ноте они замолчали и молчали до самой Перри-лэйн. Сэм заметил, что один дом сверкает, как рождественская елка: все окна на обоих этажах ярко горели, даже лампочки по сторонам входной двери, так что прочитать адрес было несложно.

– Вот. Триста три.

На обочине поджидал автомобиль с включенным проблесковым маячком. Когда братья подошли к дому, оттуда вышел высокий седоватый афроамериканец с нашивками сержанта и направился к машине. Заметив Сэма и Дина, он остановился, сунул пальцы за ремень и окликнул:

– Это вы джентльмены из ФБР?
– Мы, – ответил Дин.
– Удостоверения можно?
– Конечно, – согласился Сэм.

После долгой ночи их костюмы выглядели, мягко говоря, неважно. Ну, или коп решил перестраховаться.

– Агенты Шоу и ДеЯнг, – отрекомендовался Сэм, и они с братом показали корочки.
– Сержант Корнелиус Харрисон, – мужчина протянул руку Сэму и Дину по очереди. – Приятно познакомиться. Мисс Ливенгуд доложила о грабителе.

Дин взглянул на брата, потом снова на сержанта:

– А мы слышали, что на свободу вырвался Мясник Барч.
– Она обозналась, – отозвался Харрисон. – Заместитель отзванивался: пять минут назад Барч был в своей камере.
– А что Вебб?
– От начальника ни слуху, ни духу. Шеф послал к нему машину, – Харрисон ткнул большим пальцем за плечо, указывая на дом с явным излишком света. – Скорее всего, она кого-то видела, но это был не Барч. У меня тут два отряда было, обыскали дом и окрестности. Пусто. Я возвращаюсь в участок, а вы можете поговорить с ней. Вряд ли она ляжет спать в ближайшее время.

К тому времени, как Сэм постучал в дверь, полицейская машина уехала. Дверь чуть приоткрылась, в щелке виднелась цепочка. На братьев широко открытыми серыми глазами уставилась бледная молодая женщина с длинными черными волосами.

– Джайлин Ливенгуд? – уточнил Сэм.
– Да, – ответила она. – А вы кто?
– ФБР.
– ФБР? Серьезно? Быстро вы.
– Тут как тут, – поддакнул Дин.
– Полицейские уже приезжали. Ничего не нашли.
– У нас несколько вопросов, – начал Сэм. – Много времени не займем.
– Удостоверения у вас есть?

Братья по очереди поднесли корочки к щели. Джайлин кивнула, прикрыла дверь, чтобы снять цепочку, потом снова открыла и знаком пригласила войти. Заперев за братьями дверь на защелку и цепочку, она развернулась, сложила руки в умоляющем жесте и безо всяких предисловий сообщила:

– Я видела Рагнара Барча. Он стоял у меня перед домом. С тесаком в руке! Но полиция мне не верит.

Сэм оглядел гостиную – чистенькая, если не считать небольших стопок местных, региональных и национальных газет и отдельных стопок с еженедельными журналами. По контрасту с новостями, цифрами и фактами стены были увешены изображениями фантастических созданий и пейзажей: кентавров, скачущих по лесу, русалок в прибрежных скалах, драконов, спящих в заваленных золотом пещерах.

– Почему вы так уверены, что это был Барч? – спросил Сэм.
– Я знаю его лицо, – она быстро, как при нервном тике, кивнула. – Я была среди участников демонстрации протеста, когда достроили новое крыло. Я слежу, кого туда сажают. У меня есть их имена, фотографии с суда и список преступлений. По крайней мере, тех, за которые их посадили. Кто знает, какие еще ужасные поступки они совершили? Достаточно, чтобы не терять бдительности.
– А вы сегодня позднехонько на ногах, – заметил Дин.
– Меня разбудила гроза, – объяснила Джайлин. – Я не смогла снова уснуть и спустилась, чтобы посмотреть кино по кабельному. Выглянула в окно и увидела, что он там стоит. Кофе не хотите? У меня есть на три чашки, так что мне не сложно.
– Нет, спасибо, – отказался Сэм.
– А я бы выпил чашечку.

Она торопливо убежала на кухню и через минуту звяканья керамики и нержавейки вернулась с подносом, нагруженным тремя чашками кофе, сливочниками, коробочкой с сахаром и сладостями.

Сэм заглотал свою порцию так быстро, насколько позволяла температура, и продолжил расспросы:

– Вы видели, куда он ушел?
– Нет, я побежала к телефону, вызвала полицию, а когда снова посмотрела в окно, его уже не было. Я проверила все окна, двери и шкафы. Он явно где-то на улице.
– Если верить сержанту Харрисону, Барч в камере.

Она потерла ладони, будто пыталась их согреть:

– Да, он мне говорил. Но я знаю, кого видела.
– Вы одна живете?
– Нет. То есть, сейчас одна. Моя соседка по квартире художница. Она сейчас на конвенции в Денвере. До понедельника ее тут не будет.

Это объясняло разницу между содержанием корреспонденции и картин.

– Если хотите, – предложил Сэм, – Мы с агентом ДеЯнгом можем еще раз проверить все вокруг дома.
– Было бы замечательно. Спасибо!
– Да не за что.

Дин расправился с кофе, и Винчестеры вышли на улицу. Сэм подождал, пока Джайлин закроет и запрет дверь, а Дин направился к «Импале» за фонариками.

– Еще одна чашка кофе, и она начнет по потолку бегать в буквальном смысле, – заметил он, всучив фонарик брату. – Думаешь, он может быть здесь?
– Она видела воплощение, – отозвался Сэм. – Вполне возможно.

Они вытащили пистолеты.

Сэм взял на себя левую сторону дома, Дин – правую. Луч фонаря пронзил темноту и спугнул кошку, которая возмущенно мяукнула, стрелой пронеслась через газон, вскарабкалась на ближайший забор и скрылась из виду. Тусклый свет у задней двери не доходил до запертого на висячий замок сарайчика для инструментов в дальнем углу участка. Уловив движение справа, Сэм направил туда луч фонаря. Ответный луч на момент ослепил его.

– Дин.
– Сэм.
– Пока все чисто.
– А будка с инструментами?
– Заперта.
– А сзади?

Сэм пошел вдоль левой оцинкованной стенки, Дин – вдоль правой. При свете стала видна узкая щель за сарайчиком. Но не настолько узкая, чтобы не смог спрятаться человек. К тому же, этот участок заднего двора был самым темным. Сэм вышел из тени постройки, чтобы приблизиться к щели издалека, и тут услышал скрип металла над головой. Он вскинул взгляд, подняв одновременно фонарик и пистолет: на крыше виднелась громоздкая человеческая фигура. Металл еще раз протестующе скрипнул, а в следующий момент крупный мужчина бросился сверху на Сэма. Свет заплясал на прямоугольнике сверкающего металла в его правой руке.

***

Алден Вебб с трудом выкарабкался из беспокойного сна и несколько мгновений таращился в потолок, пытаясь вспомнить, что именно ему снилось и почему это его так расстроило. Потом его сознания достиг громкий настойчивый стук в дверь. Свет от работающего телевизора мерцал на потолке, выхватив странную пульсирующую тень, которая исчезла, когда Вебб окончательно пришел в себя. Стряхнув сонное оцепенение, он вытряхнул себя из постели и сгреб из шкафа халат.

– Минуточку! – крикнул он, хотя гость едва его расслышал.

Он распахнул дверь и увидел полицейского с приподнятой рукой, как будто тот намеревался продолжать стучать – по лицу Вебба, если понадобится.

– В чем дело, офицер… – он пригляделся к бейджу. – Джаррет?
– Меня отправил шеф Куин, потому что вы не отвечали на звонки.
– Я не слышал, – Вебб подивился, насколько крепко спал, что пропустил достаточно звонков, чтобы заслужить личный визит одного из людей Куинна. – А что случилось?
– Нам сообщили, что в городе разгуливает заключенный из особо опасных, – объяснил Джаррет. – Рагнар Барч.
– Не может быть. Кроме того, мне бы сообщили о любом инциденте… «А что если я и этот звонок проспал?» Сейчас же позвоню.
– Нет необходимости, – остановил его Джаррет. – Ложная тревога. Заместитель докладывает, что Барч в камере. Но так как вы не отвечали на звонки, шеф Куинн решил, что нужно проверить, что с вами.
– Разумеется. Спасибо. Но все в порядке. Я спал. Очень крепко, наверное, раз не слышал телефона.
– Спокойной ночи, сэр.

После ухода полицейского Вебб запер дверь и, покачав головой, проговорил вслух:

– Ложная тревога? Скорее похоже на преднамеренный ложный вызов.

А он-то думал, что, наконец, достиг взаимопонимания с горожанами. Да, им не нравилось, что поблизости стоит тюрьма, но Вебб ни разу не проштрафился и по прошествии времени начал надеяться на мирное совместное существование. Напрасные мечты, видимо. Ложные вызовы сейчас в моде – очередная форма пассивно-агрессивного протеста от недовольных.

***

Сэм откинулся назад и надавил на спусковой крючок, а сверкающее лезвие начало по дуге опускаться к его шее. Раздался выстрел, и заряд достался листовому металлу: воплощение Мясника Барча исчезло за момент перед тем, как пуля покинула пистолетный ствол. Дин выскочил с другой стороны, выставив перед собой оружие.

– Сэм? Все нормально?
– Нормально, – Сэм потер шею. – Барч наскочил на меня и исчез.
– Ты его хорошо рассмотрел?
– Только тесак, – Сэм с помощью брата поднялся. – Мне хватило.
– Попал в него?
– Нет, – Сэм подобрал с травы фонарик. – Растаял в воздухе еще до того, как его пуля достала.
– Хозяйке будем рассказывать?
– Только если она выстрел слышала. Едва ли он вернется сегодня.

Приближался рассвет. Дин завел «Импалу» и решил, что пора на боковую. До отеля оставалось буквально несколько кварталов, но упускаемая целые сутки возможность не давала Дину покоя.

– Еще одну прогулку сдюжишь? – повернулся он к брату.
– На швейную фабрику?
– Адрес знаешь?
– Должен быть в истории посещений, – Сэм, перегнувшись через сиденье, вытащил из сумки ноутбук и включил его. – Если верить тому, что я читал, от нее немного осталось.
– Ты же говорил, что там хотели мемориал делать?
– Ну да.
– А значит, что-то там есть, – заключил Дин. – В комнате слон, и давай не будем его игнорировать.

Городская компания по пошиву одежды располагалась на западной окраине города, меньше чем в километре от места нападения тарантула. От здания из красного кирпича осталось немного. Когда Дин припарковался напротив того, что когда-то было входом, даже в холодном свете уличных фонарей здесь не покидало ощущение темноты. Он вышел из машины и принялся разглядывать бывшую фабрику, пытаясь прочувствовать, что она из себя представляет. Руины окружала колючая проволока, но участки ограды там-сям свалились или были готовы упасть. В одном месте это выглядело так, будто по ограде проехался бульдозер, но не завершил дело. Ее пронизывало столько желтой сигнальной ленты со словами «ОПАСНО!» и «НЕ ПОДХОДИТЬ!», что Дину стало интересно, а не лента ли удерживает всю конструкцию в вертикальном положении.

Большая часть почерневших от огня и дыма стен была почти нетронута, но крошилась сверху; крыши не было: она обвалилась внутрь, а левая стена представляла собой чуть ли не груду покореженных кирпичей. Здание умерло – опухоль на ландшафте, физическое воплощение шрама на коллективном сознании города. Что-то, что горожане не желали отпустить. Но виновато ли оно в происходящих в городе странных явлениях?

Захлопнув багажник «Импалы», вооруженный ЭМП Сэм присоединился к брату.

– Готов?

Дин кивнул.

Подойдя к зданию, он заметил деревянный знак, указывающий на тропу, ведущую к месту, где некогда находились двери. Медная обшивка знака потускнела от времени, покрылась зеленым налетом, но Дин сумел разобрать выгравированные на металле слова: «ШВЕЙНАЯ ФАБРИКА КЛЭЙТОН-ФОЛЛЗ. Осн. 1898».

– Смотри, – Сэм указал на основание знака.

Две одинаковые опоры были окружены букетами еще свежих цветов. Дин махнул в сторону открытого входа, где лежали еще букеты и несколько плюшевых медведей. Само место происшествия навещалось не так оживленно, как мемориал, но посетителей хватало.

– Альтернативный памятник.
– Это место никуда не годится, но его отказываются сносить.
– Есть что-нибудь?

Сэм включил ЭМП и поводил им туда-сюда, пока они проходили в здание:

– Пусто… пока.

Дин задрал голову на возвышающиеся вокруг стены и открытое небо:

– Смотри, чтобы кирпич не прилетел.
– Чего?
– Мы каски забыли.

Свет с улицы не мог разогнать мрак в здании. Дин обнаружил, что голову лучше держать опущенной: идти было небезопасно. Пол покрывали кирпичи, обугленные балки, частично расплавленные или переломанные швейные машинки. Сломанные столы и останки металлорежущих станков мешали двигаться. Почерневшая потрескавшаяся лестница, которая когда-то присоединялась к перегородке, вела в никуда, потом обрывалась. Луч фонарика спугнул жующую что-то крысу, и та метнулась в другую сторону. Сколько Винчестеры не ходили по руинам, ЭМП молчал.

Обойдя всю фабрику, Дин подытожил:

– Ладно. Большой и жирный ноль.
– Стоило попытаться, – и Сэм выключил ЭМП.

ГЛАВА 17

Пока не забрезжил рассвет, сгусток темноты продолжал плавать над городом, сворачиваясь и разворачиваясь – облачком, обрывком, лентой, по знакомой дороге, не обращая внимания на сильный ветер и причуды атмосферы. Всю ночь повторялось одно и то же: погружение в пищу, потом путешествие к очередной еде. Оно хорошо поело: темное влияние распространялось, как накапанные в чистую воду чернила. Даже те люди, что не были втянуты в прямой пищевой контакт, начинали чувствовать на себе его нездоровое влияние. Каждый в пределах его досягаемости мог стать источником еды, батарейкой, поставляющей энергию для его ночных представлений. И питаясь их тьмой, их страхом и отчаянием, оно становилось все сильнее, осознавало себя все больше и формировало себя все больше с каждой остановкой.

Скоро оно достигнет целостности, и тогда страх станет всем, что они будут знать, и смерть – единственным выходом.

***

И снова Сэм обнаружил, что находится под землей. Но не в погребе на этот раз. Сейчас он был привязан к стулу со спинкой из перекладин в незнакомом мокром подвале. Три узких окошка высоко на стене позволяли разглядеть уровень земли, если судить по едва видным там стебелькам травы. Эти окна были единственным источником света, да и то тусклого – может, полчаса после сумерек прошло. Но даже этого света хватало, чтобы разглядеть стоящего метрах в трех человека, который головой практически подпирал обнаженные трубы под низким потолком. Он стоял, скрестив руки на груди и довольно ухмыляясь, и держал длинный мясницкий нож лезвием вверх.

Бездушный Сэм.

– Опять ты, – с отвращением проговорил Сэм.
– Долгая ночка выдалась? – поинтересовался двойник. – Или от меня бегал?
– Даже не думал о тебе.
– А надо было, – парировал Бездушный Сэм. – Потому что я решил оказать тебе услугу.
– Услугу?
– Помочь тебе стать лучшим охотником.
– Да ну? – отозвался Сэм. – А я думал, ты хочешь оказаться на моем месте.
– А так скоро и будет, – сказал Бездушный Сэм. – Но сперва услуга. Я уберу Дина, чтобы не сравнивали.
– Что? – на лбу выступила испарина.

На бетонных стенах каплями проступала влага. Хотя в окнах Сэм видел темнеющее небо, у него создавалось ощущение, что они опускаются под воду – причем в плохо запечатанной комнате, и если нарастающее давление снаружи выбьет герметизирующие прокладки, вода хлынет внутрь. И Сэм утонет. А Бездушный Сэм как-то умудрится выбраться.

– Ты меня слышал, – ответил двойник. – Сложение путем вычитания.

Вода побежала по стенам, как слезы. Сначала она была прозрачная, но постепенно розовела, а потом капля за каплей сделалась темно-красной. Сэм решил, что стены заливаются кровью, но не мог понять, как так получилось и по какой причине.

– Дин тебе не нужен, – сказал Бездушный Сэм. – Ты был лучшим охотником без него. Успешным и беспощадным.
– Да уж, было супер, – горько сказал Сэм, вспоминая неудачное дело с Арахной[33].
– Это марафон, Сэм, – отмахнувшись, проговорил двойник. – Если подумать хорошенько, охотнику нужны именно эффективность и беспощадность. Дин мешает. И потом, я не хочу, чтобы он был рядом, когда я займу твое место. Так что первым делом я его уберу.
– Ты не можешь причинить ему вреда.
– О, Сэмми, ты бы удивился, если б узнал, что именно я могу.
– Я тебе не позволю.

По мокрому бетону побежали трещины, в них просочилась кровь и полилась на пол. Лужицы соединялись в центре подвала, и скоро оказался затоплен весь пол. Лужа становилась все глубже.

– Я получу власть, – сказал Бездушный Сэм. – От тебя останутся воспоминания.
– Нет.

Сэм дернул веревки, которыми его запястья были привязаны к спинке стула за спиной. Лодыжки оказались примотаны к передним ножкам стула. Узлы не поддались. Сэм подумывал броситься на пол и сломать стул, но тогда он подставится на несколько секунд, а у двойника нож.

– Прими это, Сэмми. Ты не даешь Дину вернуться к Лизе и Бену. Он бы живо к ним сбежал, если б думал, что ты в состоянии прожить сам. Но пока ты жив, он не уйдет. Мы оба это знаем. И это оставляет мне лишь один выбор, – Бездушный Сэм хохотнул и постучал лезвием по ладони. – Ты меня благодарить должен вообще-то. Дин – лишний багаж, без него ты будешь быстрее путешествовать. И станешь лучшим охотником.
– С тобой покончено, – бросил Сэм. – Ты всего лишь игра воображения.
– Воображение – сильная вещь, – парировал Бездушный Сэм. – Особенно нынче, не находишь? Я чувствую себя... обновленным.
– Это еще что значит?
– Еще узнаешь. И быстрее, чем думаешь.

Сэм рванулся вперед, накренившись вместе со стулом и ожидая удара о пол, который позволит освободиться из пут до того, как Бездушный Сэм пустит в дело нож. Но удара не получилось.

Пол подвала разверзся перед ним зияющим провалом – таким же, как на парковке около минимаркета, но только мгновенным. Кровь жутким водопадом хлынула с краев. Бездушный Сэм, оставшись вне досягаемости, хохотал, а пол поглотил Сэма целиком.

Сэм проснулся от резкого сокращения мышц в руках и ногах. Во сне он все еще боролся с веревками, и когда те оказались происками воображения, конечности, внезапно очутившись на свободе, крупно дернулись.

В номере было темно. Братья опустили жалюзи, чтобы утреннее солнце позволило им перехватить несколько часов сна. После двух ночей без отдыха Винчестеры держались разве что на кофеине. Решив подышать свежим воздухом, чтобы в голове прояснилось, Сэм встал и, подойдя к изножью кровати, остановился: около соседней кровати спиной к нему стоял человек. Сэм едва не позвал по имени брата, но потом понял, что Дин спит. А потом в руке незнакомца блеснула сталь. Сперва он решил, что Мясник Барч каким-то образом пробрался за ними в мотель, но телосложение у чужака было другое, как и нож. Нож – не тесак.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...