Главная Обратная связь

Дисциплины:






ОТ АВТОРА И ОБ АВТОРЕ 14 страница



Дин пересек Главную улицу, свернул налево на Белл, петляя между автомобилями. Когда сильная гроза минула, движение начало возвращаться к тому уровню, который, как думал Дин, был обычным для субботнего вечера в Клэйтон-Фоллз. За одним большим исключением. Эта ночь обычной ни с какого бока не будет. Хотя Дин познакомился с Софи каких-нибудь несколько часов назад, он чувствовал ответственность за ее неприятности. Может, и не в самом прямом смысле, но возможно, он привлек к ней внимание ночницы. Винчестеры пытались предотвратить появление оживших кошмаров, а теперь напали непосредственно на чудовище, хотя и безуспешно. Сверхъестественные твари обычно замечают, что охотники пытаются убить их. Вполне возможно, что Софи сделалась целью ночной ведьмы, потому что связывалась в сознании ночницы с ним и Сэмом. И если судить по тому, в какой панике была ранее уравновешенная и спокойная женщина, Дин едва ли успеет вовремя.

– Что там? – спросил пристегнутый на пассажирском сиденье Сэм, в то время как Дин превышал скорость километров на пятьдесят, лавируя между полосами движения.
– Она сказала, что все разваливается, – Дин вспомнил чистый ужас в голосе женщины. – Что-то крупное, – он указал на бежево-зеленый деревянный указатель справа. – Она живет тут. «Игл Крест».

Он свернул на знак, потом налево.

– Дин! Осторожно!

Что-то темное свалилось с неба, мелькнуло в лучах фар и, ударившись об асфальт, развалилось на куски. Дин вывернул руль, чтобы не наехать, потом выглянул в окно.

– Камни. И куски грязи.

Спустя несколько секунд с неба посыпались камни, колотясь о дорогу, обочины и припаркованные машины, разбивая окна и пуская замысловатые трещины по ветровым стеклам. Завыли автомобильные сигнализации. По капоту и багажнику «Импалы» барабанили мелкие камушки, другие гремели в нишах колес. Свернув направо, Дин ударил по тормозам: «Импала» остановилась в паре метров от огромного провала, затронувшего обе полосы. Из дыры виднелся капот серого «Форда». Дав задний ход, Дин направил машину под крону большого дерева. Вспоминая судьбу Макса Барнса, оставалось надеяться, что здесь безопасно.

– Тут недалеко. Добежим.
– Ты прихватил на этот раз каски?
– Кое-что получше.

Дин вылез из «Импалы», прикрывая предплечьем голову, поднялся по подъездной дороге к двухместному гаражу и принес две пластмассовые крышки с мусорных баков. Протянув одну из них брату, он получил в ответ скептический взгляд.

– Лучше касок?
– Больше прикрывают, – объяснил Дин.
– Ну, если так…

Спрятавшись под импровизированными щитами, они побежали вдоль провала. Иногда по крышкам гремели камни, спасая, по меньшей мере, от вероятности рассечь голову, если не проломить череп. Хотя, крышки не были абсолютно надежными: один камень ударил Сэма по плечу, второй – Дина по колену.



Дин повернул налево и остановился так неожиданно, что Сэм чуть было не влетел в него. Они молча застыли, оценивая размер катастрофы. Два дома на объединенных участках выглядели так, будто ядро для сноса молотило их весь день: снесенные веранды, разрушенные фасады, осыпавшиеся дымоходы, обнажившиеся комнаты и стены, накренившиеся под немыслимыми углами. Дин бы свалил вину на торнадо или землетрясение, но провал, в который они чуть было не угодили, указывал на сон одного и того же человека.

Соседи прижимались испуганными лицами к окнам, но не выходили на улицу, боясь падающих с неба камней. Их дома были убежищем, но надолго ли? Провал расходился, полиции, наверное, придется эвакуировать весь квартал. Хотя нет. Лучше бы вообще всех эвакуировать.

– Который здесь дом Софи? – спросил Сэм.
– Слева.

В тот же момент женский голос позвал на помощь.

ГЛАВА 28

Дин бросился через улицу, Сэм не отставал. Дом справа скрипел и стонал, и клонился налево, готовясь вот-вот обрушиться. Из-за дома появилась семья – отец, мать и двое маленьких детей. Все они были в пижамах, дети – мальчик и девочка – тихонько плакали, а родители прижимали их к себе.

– Это дом Софи Бессетт, – сказала женщина. – Она не может выйти.
– Я знаю, – Дин передал ей импровизированный щит, Сэм отдал свой мужчине. – Возьмите и спрячьтесь где-нибудь. Под дерево. Или в соседнем доме.

Как будто в подтверждение его слов, камни посыпались на крышу, отскочили и с глухим стуком упали на лужайку перед домом. Семья, словно под снайперским огнем, помчалась к ближайшему дереву. Преодолев разрушенную веранду, Дин попытался открыть дверь, но ту заклинило в сломанной дверной раме. Окна на первом этаже высыпались и выглядели голодными пастями со стеклянными зубами. Дин вытащил пистолет и стволом провел по краям рамы, сбивая осколки.

С противоположной провалу стороны въехал полицейский автомобиль с включенной мигалкой. Старший патрульный офицер Карлин Филлипс пересекла газон и вскинула руку:

– Постойте! Я вызвала пожарных и спасателей.

Еще один патрульный – Дину не знакомый – присоединился к ней, положив ладонь на рукоять пистолета, как будто думал, что стрельба улучшит ситуацию. Дом снова заскрипел. Потом что-то громко треснуло, будто раскололась балка. Скрип усилился.

– Нет времени, – отозвался Дин. – Там женщина внутри.
– Здесь проходит газопровод, – возразила Филлипс. – Дома могут взорваться.
– Весь квартал в опасности, – сказал Сэм. – Нужно всех эвакуировать.
– Неплохая идея, – Филлипс вздрогнула, когда камень мелькнул в нескольких сантиметрах от ее лица. – Пойдем, Кэллахан. Походим по жителям.

Дин нырнул в окно и оказался в доме, который выглядел так, будто его прямо сейчас разносит гигантская рука. Стены испещрены трещинами, сквозь гипсокартон проглядывает дерево. В одних местах пол вздыбился, в других – провалился. В центре гостиной открылся разлом и проглотил журнальный столик и развлекательный центр.

Сэм влез в окно вслед за братом и огляделся. Дом дрожал, опорные балки стонали, потолок над гостиной провис, и обломки сыпались в облаке пыли, отчего было сложно дышать.

– Дин, мы совсем рядом с провалом, – предупредил Сэм.
– Я заметил, – отозвался Дин. – Скажешь, если что-то… нехорошее случится.
– Вроде взрыва природного газа?
– Ага. Типа того.
– Узнаешь самым первым.
– Софи! – крикнул Дин.
– Я наверху, – отозвалась она. – Застряла.

Дин осторожно поднялся по лестнице. Перила в двух местах треснули, и несколько ступеней пострадало от давления. Дин перепрыгнул те, которые на вид не выдержали бы дополнительного веса.

Если первый этаж выглядел плохо, то второй – еще хуже. Софи лежала на боку в дверном проеме. Дверь раскололась на куски и застряла в сломанном косяке, защемив Софи лодыжку, хотя с другой стороны приняла на себя вес, который в противном случае обрушился бы на женщину.

– Вы пришли, – с облегчением сказала Софи.
– Вы звали, – отозвался Дин, замечая, что белая блузка Софи перепачкана грязью и пылью, но не кровью. – Вы не ранены? Кроме ноги?
– Вряд ли. А вы собрались мне ногу ампутировать?
– Постарался бы этого избежать, если возможно.
– Полностью за.
– Но у нас нет времени ждать, пока «челюсти жизни»[54] освободят вас.
– Наверное.
– У вас есть клюшка для гольфа?
– Нет.

Дин повернулся к лестнице:

– Сэм, нам нужен лом!
– У меня есть бейсбольная бита, – подала голос Софи.
– Бейсбольная?
– Для самозащиты. Не люблю пистолеты.
– Может сработать, Где она? – заключил Дин.
– Должна быть у стены возле лестницы на первом этаже.

Сэм быстро расшвырял ногой мусор у подножья лестницы, поднял биту и кинул вверх Дину. Тот сунул тонкий конец биты в проем рядом с тем местом, где застряла лодыжка.

– На счет «три» выдерните ногу. Отодвиньтесь как можно дальше от двери. И лицо прикройте.
– Дернуть, отодвинуться, прикрыть, – повторила она. – Поняла.
– Раз… два… три!

Дин нажал на биту, толкая секцию двери вверх. На секунду давление на лодыжку Софи ушло, и она выдернула ногу. Куски двери треснули, раскололись и исчезли под начавшей рушиться стеной. Дом наполнил оглушительный грохот, стена продолжала шататься и проседать. Пол под ногами вздыбился, как палуба застигнутого штормом корабля.

– Надо бежать! – крикнул Дин.

Он схватил Софи за руку, вздернул на ноги и помог добраться до лестницы. Перил уже не было, и лестница накренилась градусов на тридцать. Вокруг скрипело и трескалось дерево, звенело разбитое стекло, шел трещинами и осыпался гипсокартон, поднимая клубы удушающей пыли.

– Быстрее! – подбодрил Дин.

В глубине дома что-то падало: наверное, вылетало содержимое кухонных шкафчиков. Дин и Софи не удержались на ногах, но продолжали спускаться на четвереньках и, наконец, добрались до первого этажа, где поджидал Сэм с ломом. Дин хотел помочь Софи выбраться через разбитое, готовое обрушиться окно, но Сэм поймал его за руку.

– Подожди, – он вставил ломик в окно, как распорку. – Выиграем пару секунд.

Софи выбралась первой, потом Дин, последним Сэм. Он выдернул лом и отскочил, а оконная рама просела под весом стены. Они отбежали от дома, Софи хромала.

– Похоже, камни больше не летят, – заметил Сэм.

Сверкая проблесковыми маячками и завывая сиреной, прибыла пожарная машина. Поток автомобилей обтекал спецмашины, Филлипс и Кэллахан отсылали их подальше от огромного провала. Соседнее с домом Софи здание отклонилось слишком далеко от центра, большие его куски раскололись и осели, и теперь вся левая сторона лежала в руинах. Полыхнуло, и раздался взрыв, поглотивший оба дома. От взрывной волны вылетели стекла в соседних домах, а обломки посыпались на улицу, задевая автомобили и спецмашины. Патрульные бросились на землю. Дин, Сэм и Софи пошатнулись от силы взрыва. На них хлынула волна жара, мгновенно выпарив пот. Куски обгоревшего дерева, раскрошенного кирпича и сайдинга шлепались слишком близко, чтобы можно было чувствовать себя в безопасности. Вдалеке громыхнул еще один взрыв и залил светом ночное небо, земля дрожала. Дерево над «Импалой» клонилось к земле, некоторые ветви задевали крышу. Они втроем запрыгнули в машину, и Дин развернул ее на сто восемьдесят градусов, чтобы выехать из поселка до того, как провалится вся улица.

– Мой дом, – тихо и невыразительно проговорила Софи с заднего сиденья. – Моего дома… нет.
– Зато вы живы, – парировал Дин.
– Правда? Я как будто сплю.
– Кто-то спит, – возразил Сэм. – Но не вы.

У него зазвонил телефон.

– Джеффрис, – сказал Сэм и принял звонок. – Ясно. Уже едем.
– Что еще? – поинтересовался Дин.
– Зомби-наци вернулись.

***

Тому, кто видел сон о проваливающейся земле, уже ничего не приснится. Он был стар еще до того, как попался ей. Он дал ей еще немного, а потом она оставила его иссушенные останки и по хорошо знакомому пути направилась к следующей жертве. Жертва была молода и могла своей жизненной энергией кормить ее дни и дни напролет. Она бесплотным бродячим ветерком проникла в комнату и начала клонить жертву ко сну, чтобы соскользнуть в ее щедрое подсознание.

***

Тревор Детц сгорбился над письменным столом в спальне. Мама предупреждала его не тянуть в очередной раз до последнего с проектом – докладом по книге о Второй мировой к понедельнику. Разозлившись, он ушел в свою комнату и хлопнул дверью. Отлично. Он закончит проклятущую штуковину к утру воскресенья, даже если придется просидеть над ней всю ночь. Может, хоть тогда от него отвяжутся. К несчастью, прочитать следовало скучнейшую книгу, написанную каким-то старикашкой, сдвинутым на датах и статистике. Тревор закатил глаза и вместо того, чтобы читать школьное задание, сел за стол и принялся дочитывать комикс «Зомби-армия Гитлера». Автор определенно знал свое дело. Антанта[55]выигрывала войну, и Гитлер в отчаянии решил обратить в зомби всю свою армию. Все солдаты, не желающие жертвовать собой за «фатерлянд»[56], сразу же шли под расстрел.

«Еще больше нацистских зомби, – думал Тревор. – Круто же?»

Несмотря на возрастающее на последних страницах напряжение, он не мог сдерживать зевоту. Потом закрыл глаза и, уронив голову на стол, немедленно заснул.

ГЛАВА 29

Дин ехал на восток по Белл-стрит мимо перекрестка, где они видели стаю велоцирапторов, напавших на «Хонду Цивик» с Полом Хейнсом внутри. Сваленный столб воздушной опоры подлатали, чтобы восстановить электролинии, но ремонт еще не закончился. А когда Дин свернул на бульвар Аркадия, сразу заметил полицейские машины в центре улицы и зомби, разыскивающих закуску на ножках. Не доезжая квартала до ближайших зомби, Дин развернул «Импалу» к обочине, чтобы хватило времени поискать в багажнике еще оружия. Развернувшись к сидящей на заднем сиденье Софи, Дин велел:

– Оставайтесь в машине и заприте двери.
– Моя лодыжка раздулась, как шар, – отозвалась она. – Вряд ли я сама куда-нибудь уйду.
– Ну и отлично, – сказал Сэм. – Там будет грязно.

Когда Дин и Сэм обошли «Импалу», Софи еще раз проверила замки. Дин достал из коробки в багажнике два магазина и вручил их Сэму, еще два взял себе. Вдали слышалась россыпь выстрелов, мешаясь с истерическими криками. Винчестеры побежали к бульвару. Дин оглядывался в поисках затаившихся зомби: не хотелось повторять ту чересчур близкую встречу. Из-за выпачканного мелом рекламного щита вышел молодой офицер в белом летнем мундире и остановился у них на пути. Из ужасной раны в животе свисали петли кишок. Дин поднял пистолет, прицелился и выстрелил ему в лоб.

Вдобавок к суматохе несколько человек выскочили из магазинов и закусочных и с воплями бросились бежать прочь от не-мертвых тварей. Вопящая женщина схватила на руки маленькую плачущую дочку и неловко поковыляла по улице на сломанном каблуке. Толстый мужчина в костюме, сжимающий обеими руками дипломат, споткнулся и упал, сломав дипломат и едва уклонившись от скрюченных пальцев солдата. Он отползал на четвереньках, пока не сумел подняться на ноги и улепетнуть. Его путь отмечали вылетевшие бумаги. Пожилой фельдмаршал в кожаном плаще заметил братьев и сунулся навстречу. Сэм пустил ему пулю в глаз.

– Дин, это не просто зомби-наци…

Дин кивнул:

– Те же зомби, которых мы убили.
– Восстановились. Так же, как «Чарджер» каждую ночь.
– Ночная ведьма заново крутит старые песенки.
– Пока не выжжет спящего.

Три солдата в зеленой форме и касках появились из-за открытой двери полицейского автомобиля все в крови и с ошметками плоти в выщербленных зубах. Дин выстрелил одному под подбородок, Сэм уложил оставшихся выстрелами в голову. Братья прошли мимо машины и замерли: зомби не прятались за автомобилем – они там ели. Истерзанное тело Даррена Нэша, того самого дородного репортера, который брал интервью в закусочной, лежало на земле и не досчитывалось половины шеи и больших кусков мяса с плеч и бедер. Одного глаза не было вместе с частью щеки, второй безжизненно таращился в ночное небо. В руке у трупа был зажат забрызганный кровью блокнот, и несколько листков трепетали на ветру, открывая детали истории, которую Нэш уже не расскажет.

– Я б и без этого зрелища обошелся, – Дин отвернулся от трупа.
– Дин, минутку, – Сэм поймал его за руку.

Дин оглянулся:
– Что?
И увидел.

Пальцы незанятой блокнотом руки вздрогнули, потом перекатилась набок голова. Оставшийся глаз медленно вращался в глазнице, пока не сфокусировался на Винчестерах. Со стоном репортер оперся на окровавленные руки и с трудом встал. Из-за разорванной шеи его голова клонилась набок. Издав влажный хрип, он шагнул к Дину раз, другой, вытянув руки с жадными пальцами.

– Нет, серьезно?
– Вполне можно…
– Заразиться, – закончил Дин. – Да, я знаю.

Когда он прицелился, от дула пистолета до лба Нэша оставалось меньше метра. Без колебаний Дин надавил на спусковой крючок, выбив из затылка репортера половину мозга и заднюю часть черепа.

– Эй! – крикнул кто-то. – Они застрелили Нэша!

Дин оглянулся.

Латиноамериканец из Государственного патруля Колорадо переводил пистолет с него на Сэма.

– Бросьте оружие! – скомандовал он.
– Осторожно! Сзади! – крикнул Сэм.

Вальдез развернулся и оказался лицом к лицу с ненасытным эсэсовцем в черной униформе, остроконечной фуражке и с украшенной свастикой нарукавной повязкой. Они стояли слишком близко, чтобы можно было нормально выстрелить. Полицейский толкнул оружие зомби в живот и принялся стрелять, но безуспешно. Не обращая внимания на дыры в животе, зомби выхватил кусок из его шеи. Из разорванной артерии хлынула кровь, но Вальдез продолжал стрелять, пока не опустошил магазин. Зомби схватил его за плечи и продолжал вгрызаться, хотя его собственная нижняя половина тела отделилась от верхней, и ноги упали в сторону. Верхняя часть тела солдата повалила Вальдеза на землю и продолжала жрать уже после того, как из глаз полицейского ушел блеск.

По улице к ним бежали офицеры Серази и Уайлд

Офицер Серази подбежал первым, опустил взгляд:

– О, Господи…

Он резко отвернулся, наклонился, и его вырвало. Уайлд шагнула к продолжающему есть зомби и прицелилась ему в затылок, отводя глаза от трупа Вальдеза. Дин и Сэм подошли к ней.

– А теперь Вальдеза, – подсказал Дин. – Или он вернется одним из них.
– Я… я не могу, – она отвернулась.

Дин посмотрел на залитый кровью труп полицейского, лежащий под уже по-настоящему мертвым зомби. Его немигающие глаза были широко открыты.

– Бедняга, – Дин выстрелил.

Из ближайшего итальянского ресторанчика («Мамма Ферацци», Винчестеры уже проезжали мимо) раздались крики. Сэм бросил мрачный взгляд на брата и бросился туда:

– Зомби забрались внутрь!

Сквозь витринное стекло вывалилось два тела: горожанин и сцепившийся с ним зомби, чьи челюсти щелкали мерно и так громко, что было слышно почти с пяти метров.

Солдат тянул руки к лицу человека, но тот, крепко держа его за волосы, пока умудрялся отталкивать клацающие зубы. Если солдата и волновало, что его скальп медленно отходит от черепа, он этого никак не показывал. Сэм подбежал и пнул нациста ногой под челюсть, чтобы удобнее было засадить пулю в висок. Он сверху вниз взглянул на посетителя ресторана:

– Вас укусили?

Мужчина поспешно поднялся на ноги, пробежался ладонями по рукам, осторожно потрогал лицо и шею.

– Нет. Нет, вряд ли. Поцарапался. Не укусили.
– Вам повезло, – сказал Дин. – Валите домой.
– Моя жена, – возразил спасенный. – Она ушла в уборную перед тем, как эти… эти твари появились из ниоткуда. Она все еще в ресторане.
– Мы разберемся, – пообещал Сэм.

Только войдя в «Мамма Феррацци», Винчестеры оценили размеры проблемы. Десяток посетителей забились в дальний угол зала, окруженные примерно таким же количеством зомби. Одни съежились у стены, повернувшись спиной к нападающим, и скулили от страха; другие истерически вопили, чтобы кто-нибудь ради всего святого что-нибудь сделал, и только некоторые, вооружившись стульями, как укротители львов в цирке, отталкивали их ножками зомби каждый раз, когда те пытались кого-нибудь схватить. Зомби, нечувствительные к боли, равнодушно сносили удары и продолжали теснить потенциальных жертв.

Уайлд и еще несколько полицейских, войдя вслед за Винчестерами, оценивали ситуацию.

– Больше, чем в прошлый раз, – заметила Уайлд.
– Стреляем в башку, – проинструктировал Дин новичков.
– Не так легко, как кажется, – негромко добавил Сэм.

Трудность заключалась в том, что за зомби, на линии выстрелов, находились люди. Единственный промах или выстрел навылет – и можно убить или покалечить ни в чем не повинных горожан.

– Придется применить индивидуальный подход, – решил Дин.

Он в сопровождении Сэма пересек зал, а полицейские последовали за ними, рассеявшись, чтобы не задеть своих же, и явно не пылая охотой связываться с зомби. Дин схватил солдата за воротник и дернул на себя. Сэм, таким образом, мог спокойно стрелять и воспользовался возможностью, вышибив мозги зомби на акварель с итальянскими видами. Потом Сэм рванул на себя другого зомби, а Дин выстрелил. Убив третьего солдата, он увидел молодого офицера в белом мундире и развернул его к себе лицом.

– Нет!

Сэм тоже это увидел – петли кишок, торчащие из раны в животе.

– Тот же самый чертов мертвяк, которого мы пришибли на улице!

Дин повалил офицера на круглый, накрытый красно-белой клетчатой скатеркой стол и выстрелил ему в затылок.

– Ты в курсе, что это значит, – проговорил Сэм.
– Все, блин, по кругу, – отозвался Дин.

Винчестеры отошли от зомби, и Дин развернулся к офицеру Уайлд:

– Вы знаете, что делать?

Она кивнула. Но не стала хватать зомби, а сняла с пояса телескопическую полицейскую дубинку, разложила ее и огрела по голове ближайшего ожившего мертвеца, седеющего фельдмаршала в длинном кожаном плаще. Зомби шатнулся в сторону, но Уайлд завладела его вниманием, и он, развернувшись, вытянул руки и разинул голодную пасть. Серази подошел сбоку, как делали братья, и вышиб зомби мозги. Остальные полицейские достали дубинки и присоединились к бою. Разобравшись более или менее с ситуацией, Винчестеры вернулись к дверям.

– Они восстанавливаются спустя считанные минуты после смерти, – проговорил Дин. – Она играет с нами.
– Мы тратим время на последствия, – добавил Сэм. – А не на причину.

Услышав вопли с улицы, они выскочили из ресторана. Дин оглядел улицу и прикипел взглядом к затянутому в черную униформу офицера, согнувшемуся у «Импалы».

– Нет! – заорал Дин и бросился к машине.
«Нет!»
«Я опоздал, – с ужасом понял он. – Слишком поздно».

Эсэсовец тащил Софи Бессетт из машины через разбитое окно, и теперь она трепыхалась в его руках, одна из которых, кажется, была сломана в нескольких местах от столкновения со стеклом. Теперь за его телом Софи было не видно. Дин держал пистолет в вытянутой руке и медлил, чтобы убедиться, что женщина не на линии цели. Увидев, как ее голова мотнулась около локтя зомби, он выстрелил повыше и попал эсэсовцу в спину, между приподнятыми лопатками. Зомби выпрямился и оглянулся через плечо. Увидев его довольную улыбку и свежую кровь на неровных зубах и подбородке, Дин перестал сдерживаться. Зарычав от ярости, он опустошил магазин, снова и снова стреляя зомби в лицо, пока не кончились патроны. Выбросив пустой магазин и загнав новый, он продолжал стрелять, чтобы уж точно стереть эту ухмылку ко всем чертям. Когда над обрубком шеи ничего не осталось, офицер выпустил жертву и зашатался. Подскочив к нему, Дин ударил его ногой в грудь, отпихнув от распростертого тела Софи.

– Нет-нет-нет, – шептал Дин, опустившись на колени.

Он осторожно перевернул Софи и отшатнулся, увидев, что белая блузка пропитана кровью. Ее горло было разорвано, около ключицы клоки плоти вырваны с такой силой, что кость переломилась в двух местах; темные взъерошенные волосы – липкие от крови. А глаза были широко открыты, как если бы ее застигли в момент ужаса или неверия.

– Софи, мне… – Дин отвел глаза, не в силах вынести застывшего обвиняющего взгляда. – Мне так жаль.
– Дин, – окликнул стоящий рядом брат.
– Сэмми, я не могу… не могу, старик.

Дин отвернулся. Сэм все понял. Дин услышал его шаги по асфальту, когда брат подошел к трупу Софи. Крепко зажмурившись, Дин ждал неизбежного звука, предвидел его, но резкий выстрел все-таки показался сокрушительным ударом.

– Все, – сказал Сэм, положил Дину ладонь на плечо и сжал пальцы. – Дин, мы убьем ночницу. Обещаю.

Дин кивнул. Он достал из багажника кусок брезента и накрыл Софи, тщательно избегая смотреть ей в лицо. Вернувшись к капоту «Импалы», он услышал тихое угрожающее рычание. Шагнув в сторону, Дин увидел большого серого волка, который припал к земле за машиной и рычал, ощерив впечатляющие клыки.

– Даже не думай, – пробормотал Дин, выхватил пистолет и всадил пулю прямо между сияющих янтарных глаз.

Волк свалился на землю и исчез. Его собратья приближались с обеих сторон, выныривая из теней между коммерческими зданиями. Сэм взял на себя западную сторону, Дин – восточную, и они перестреляли волков одного за другим. Попасть в голову волку было редким шансом, а не необходимостью, но Дин решил, что раненный и выведенный из строя волк – даже лучше, чем мертвый.

– Может, если они не мертвые, то не восстановятся, – предположил он.

Мертвые волки исчезали. Но сегодня ночью убитые зомби не пропадали, как вчера. Они стали каким-то образом сильнее, чего не скажешь о волках. До поры до времени. Когда по улице проехала «Скорая», Дин, размахивая удостоверением, заставил водителя остановить машину и подвел одного из парамедиков к телу Софи.

– Позаботьтесь о ней.
– Но она уже…

Сэм схватил медика за руку и настойчиво прошептал:

– Уберите ее с улицы, пока волки не съели.

Тот посмотрел на пальцы Сэма, вцепившиеся в его руку, на пистолет в сжатой до побелевших костяшек хватке его «напарника» и закивал:

– Разумеется. Без проблем.
– Отлично.

Обратно к закусочной Дин ехал молча, сжав челюсти и крепко сжимая руль.

«Больше никакой погони за последствиями. Мы найдем тебя и прикончим».

ГЛАВА 30

Жизненная энергия четырнадцатилетнего мальчика хлынула в ночницу. Пока Тревор Детц спал, навалившись на стол, ночная ведьма устроилась у него на плечах, как хищная птица, но вместо того, чтобы выклевать из глазниц глаза, она положила ему на лоб длинные пальцы и, извлекая из сознания кошмары, придавала им форму в реальном мире. В то же самое время его энергия придавала форму ее сотканному из теней телу, наполняла ее и дарила силы. Люди, что оказались под ее влиянием (целый город уже), изливали в воздух страх. Их ночные кошмары будут обретать плоть, и мучить их – порочный круг тьмы, из которого нет выхода. Скоро ей не придется питаться напрямую, чтобы стать могущественнее: она выпустит мрак страха в умах многих и многих. Их сила потечет к ней, сначала от одного, потом одновременно от многих, пока не останутся только сморщенные оболочки. По мере того, как ночница выпивала из мальчика больше сил, его тело дрожало под ее цепкими конечностями, сопротивляясь и… не справляясь. Через несколько секунд он начал дергать ногами, голова билась о сложенные на столе книжки и бумаги. Его сознание пыталось стряхнуть нематериальную тяжесть, вырвать мальчика из сонного состояния, которое питало монстра, но ночница была теперь слишком сильной, а энергия – такой вкусной…

***

Сэм краем глаза посматривал на сидящего за рулем брата. Дин знал Софи Бессетт не слишком долго, но тяжело перенес потерю. Сэм понимал, что Дин чувствует себя виноватым, потому что не смог сдержать обещание и защитить ее. Добавьте к этому уклонение от борьбы с зомби и отсутствие идей, как выследить ночницу, и получится, что Винчестеры здорово продули. Но другого выбора, кроме как уйти, не было: сражение не выиграть, потому что все карты против них. Рано или поздно они бы перестали справляться с оживающими зомби и в любом случае проиграли бы. Единственным способом победить ночницу было напасть непосредственно на нее.

По пути мимо пронеслись несколько пожарных автомобилей с сиренами и мигалками, а за ними две «Скорые». Если судить по надписям на боках автомобилей, помощь прибыла из соседних городков. В какую бы сторону Сэм ни посмотрел, он натыкался взглядом на пару пылающих домов. В свете трагедии на одежной фабрике и количестве жертв, многие жители, должно быть, видели сны о пожаре.

Парковка перед «У Си Джея» была наполовину пуста. Посетители обращали встревоженные лица больше к окнам, чем к своим порциям и соседям по столику. Около входа стоял автомобиль шефа полиции. Сэм решил, что шеф Куинн приехал проведать дочь, и не мог его за это винить. Ритмичный звук ударов вертолетных лопастей достиг максимума и постепенно затих, когда вертолеты направились к далеким пожарам и их огни исчезли в темном небе.

– Медики, – сказал Сэм.

Дин остановился около ведущей к главному входу металлической лестницы и указал вниз. Сэм опустил глаза и увидел пятна.
«Кровь».

Они вошли в закусочную и направились к кабинке, где оставили Люси Куинн. Напротив нее сидели Милли, секретарь из полицейской приемной, и импозантный немолодой мужчина с тронутыми сединой волосами, в нарядной белой рубашке под темно-серым пиджаком.

– Это?..
– Доктор Ужас, – узнал Дин. – Хорошо отмылся.

Шеф Куинн, баюкая левую руку, стоял перед кабинкой и что-то втолковывал дочери. Подойдя к нему, Сэм разглядел, что именно случилось с его рукой, и кивнул Дину. Форменный темный рукав шерифа был разорван в районе предплечья и пропитан кровью. Через дыры в ткани Сэм разглядел глубокие рваные раны.

Укусы.

– Что случилось? – спросил он.

Из ответного мрачного взгляда брата, Сэм понял, что Дин решает, кому из них придется пристрелить шерифа, пока тот не присоединился к армии зомби.

– Волк цапнул, – отозвался Куинн. – Прямо возле муниципального здания. Я его хлопнул, но он успел отхватить кусок у меня из руки и чуть не вырубил.
– Вам нужно сделать прививки от бешенства, – с облегчением заметил Дин.
– Я отправлю его мозговую ткань на анализ.
– Вы его ранили или убили?
– Выстрелил в брюхо, – отозвался шериф. – Если он не подох до моего ухода, то сейчас точно труп.
– Мертвые волки исчезают, – сказал Дин. – Нечего на анализ отсылать. И потом, это пустая трата времени: они все бешеные.
– Вы видели больше?
– Пристрелили семерых на бульваре Аркадия, – ответил Сэм. – И все бешеные.
– Откуда вы знаете?
– Потому что, – вмешался Йозеф Вичорек, – я видел кино.
– И вы туда же? – недоверчиво осведомился шеф Куинн, покачивая головой.
– Папа, хочешь – верь, хочешь нет, – нетерпеливо проговорила Люси, – но тут действительно что-то странное творится.
– Не знаю, как уж тут что-то творится, но точно знаю, что нужна помощь. Я попросил губернатора мобилизовать Национальную Гвардию.
– И сколько их ждать? – поинтересовался Сэм.
– День. Может, два.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...