Главная Обратная связь

Дисциплины:






Неизвестный автор, Четвёртая Эпоха. 9 страница



 

– Таим чудовище, – прорычал Андрол. – Тебе об этом известно! Ты использовала его слова о том, что вы можете сделать, и связала меня без разрешения?

 

– Я…Мне…

 

Андрол стиснул челюсти, и Певара сразу же почувствовала нечто...чужеродное, нечто странное. Вроде того, как смотришь сам на себя. Эмоции, которые она испытывала, всё время возвращались к ней. Её собственные, смешанные с эмоциями Андрола, до бесконечности. Певара увидела его жизнь в мгновение ока; он впитал её воспоминания. Она ахнула и упала на колени перед ним. Ощущение постепенно исчезало; не до конца, но оно поблекло. Это было похоже на заплыв через кипящую воду на сотню лиг, после которого только теперь начали возвращаться забытые воспоминания о том, каково было иметь нормальные ощущения.

 

– Свет, – прошептала Певара, – что это было? – Андрол лежал на спине. Когда он упал? Он моргнул, глядя в потолок.

 

– Я видел, как один из них это делал. Некоторые Аша’маны связывают своих жён.

 

– Ты ‘связал’ меня? – испуганно спросила она.

 

Он с кряхтением перевернулся.

– Ты первая начала.

 

Она с ужасом поняла, что всё ещё чувствовала его эмоции. Его самого. Певара даже могла понимать часть того, что он думал - не настоящие мысли, а некоторое представление о них. Он был смущён, взволнован и...заинтересован. Его заинтересовал новый опыт! Дурак! Она надеялась, что эти узы как-нибудь погасят друг друга. Чего не случилось.

 

– Мы должны прекратить это всё! – сказала Певара. – Я отпущу тебя! Обещаю! Просто…просто освободи меня!

 

– Я не знаю как, – ответил Андрол, поднимаясь и глубоко дыша. – Прости.

 

Он говорил правду.

– Круг был плохой идеей, – произнесла она.

 

Он предложил ей руку, чтобы помочь подняться на ноги. Певара встала сама, не приняв помощи.

 

– Полагаю, прежде, чем стать моей, это была ‘твоя’ плохая идея.

 

– Да, – признала она. – Не первая, но, должно быть, худшая из всех. – Она села. – Нам надо это обдумать. Найти способ...

 

Дверь в его лавку со стуком распахнулась. Андрол развернулся, а Певара обняла Источник. Андрол рукой схватил резец как оружие. Он также ухватился за саидин. Она ощущала эту расплавленную силу внутри него. Слабо заметную – из-за недостатка у него таланта, – похожую на одинокую, небольшую струю магмы, но всё-таки пылающую и горячую. Она могла чувствовать его страх. Итак, для него это было то же самое, что и для неё. Удерживать Единую Силу было подобно тому, как впервые открываешь глаза – мир наполнялся жизнью.

 

К счастью, ни оружие, ни Единая Сила не понадобились. В дверях стоял молодой Эвин, с его лица стекали капли дождя. Он закрыл дверь и поспешил к верстаку Андрола.



– Андрол! Это... – он замер, заметив Певару.

 

– Эвин, – сказал Андрол, – ты один.

 

– Я оставил Налаама наблюдать, – ответил он, глубоко дыша. – Это было важно, Андрол!

– Мы никогда не должны оставаться одни, Эвин, – сказал Андрол. – Никогда. Всё время в парах, независимо от срочности вопроса.

– Я знаю, знаю! – воскликнул Эвин. – Прости, просто…новости, Андрол! – Он бросил взгляд на Певару.

– Говори, – произнёс Андрол.

 

– Велин и его Айз Седай вернулись, – ответил Эвин.

 

Певара почувствовала, как Андрол внезапно напрягся.

– Он…всё ещё один из нас?

 

Эвин удручённо покачал головой.

– Один их них. Возможно, как и Денира Седай. Я плохо её знаю, чтобы сказать наверняка. Велин точно. Его глаза теперь совсем чужие, и он служит Таиму.

 

Андрол застонал. Велин был с Логайном. У Андрола и остальных оставалась надежда на то, что, хоть Мазар и был захвачен, Логайн и Велин всё же были свободны.

– Логайн? – прошептал Андрол.

 

– Его тут нет, – сказал Эвин. – Но Андрол, Велин говорит, что Логайн скоро вернётся, он встречался с Таимом, и они уладили разногласия между собой. Велин обещает, что Логайн завтра придёт и докажет это. Вот и всё, Андрол! Мы должны признать это сейчас. Они его схватили.

 

Певара почувствовала согласие в Андроле и его ужас. Который отражал её собственный.

 

***

 

Авиенда бесшумно шла через тёмные лагеря. Так много групп. Здесь, на Поле Меррилор, собралась по меньшей мере сотня тысяч человек. В ожидании, словно затаив дыхание перед великим прыжком.

 

Айил видели её, но к ним она не приближалась. Мокроземцы не замечали Авиенду, кроме Стража, который засёк её, когда она обходила лагерь Айз Седай. Тот был взбудораженным и оживлённым местом. Что-то произошло, хотя она уловила лишь обрывки. Где-то атаковали троллоки? Она услышала достаточно, чтобы определить, что атака была в Андоре, в городе Кеймлине. Там беспокоились, что троллоки покинут город и станут неистовствовать по всей стране. Ей нужно было узнать больше. Будут ли копья танцевать сегодня ночью? Возможно, Илэйн могла бы поделиться с ней новостями.

 

Авиенда тихо двинулась прочь из лагеря Айз Седай. Бесшумно ходить в мокрых землях с их буйной растительностью представляло из себя совсем иную задачу, чем в Трёхкратной земле. Там сухой грунт часто был покрыт песком, который приглушал шаги. Здесь внезапно могла попасться сухая ветка, погребённая под влажной травой. Она старалась не думать о том, какой мертвой выглядела трава. Когда-то она назвала бы эту бурую поросль пышной. Теперь она знала, что мокроземские растения не должны выглядеть настолько бледными и...и опустевшими. Пустые растения? О чём она только думает?

 

Она покачала головой и, двигаясь в тенях, выбралась из лагеря Айз Седай. Она на краткий миг подумала о том, чтобы прокрасться обратно и удивить того Стража – он скрывался в покрытой мхом расщелине в развалинах старого рухнувшего здания и наблюдал за периметром лагеря Айз Седай, – но отказалась от идеи. Она хотела найти до Илэйн и узнать у неё подробности о нападении.

 

Авиенда добралась до другого оживлённого лагеря, нырнула под голые ветви дерева – она не знала, что это за вид, но его ветки были широко раскинуты, – и проскользнула за охраняемый периметр. Пара мокроземцев в белом и красном стояли на часах возле костра. Они даже близко не были к тому, чтобы обнаружить её, хотя вскочили и направили копья в сторону зарослей в добрых тридцати футах от них, когда там зашуршало животное. Авиенда покачала головой и миновала их.

 

Вперед. Ей надо продолжать двигаться вперед. Что делать с Рандом ал'Тором. Какие у него планы на завтра? Были и другие вопросы, которые она хотела задать Илэйн. Айил нуждались в смысле существования, раз Ранд ал'Тор закончил с ними. После видений это стало очевидным. Она обязана найти способ дать им цель. Может быть, они должны вернуться в Трёхкратную землю. Но...нет. Нет! Это разрывало сердце, но ей пришлось признать, если Айил пойдут по такому пути, он приведёт их к могилам. Их смерть как народа не будет немедленной, но она случится. Меняющийся мир, с его новыми устройствами и новыми способами ведения войны, обгонит Айил. И Шончан никогда не оставят их в покое. Из-за способных направлять женщин. Из-за армий, полных копий, которые могут вторгнуться в любой момент.

 

Приближался патруль. Авиенда набросала на себя немного опавшего бурого подлеска для маскировки, затем легла ничком рядом с мёртвым кустарником и замерла абсолютно неподвижно. Стража прошла в двух спанах от неё.

 

«Сейчас мы могли бы напасть на Шончан, – подумала она. – В моём видении Айил ждали почти поколение, прежде чем атаковать, тем самым позволив Шончан укрепить свои позиции.»

 

Айил уже говорили о Шончан и противостоянии, которое неизбежно должно было случиться. Шончан приложат для этого все силы, шептались они. Не считая того, что в её видении прошли года, а Шончан не пытались атаковать. Почему? Что могло их сдерживать?

 

Авиенда поднялась и подкралась к дороге, которой ходила стража. Она достала нож и воткнула его в землю. Там она его оставила – рядом с лампой на шесте, где нож отчётливо увидели бы даже глаза мокроземцев. Потом Авиенда опять скользнула в ночь, скрываясь позади большого шатра, который и был её целью.

 

Она присела и занялась бесшумным дыханием, используя ритм, чтобы успокоиться. Из палатки доносились приглушённые, встревоженные голоса. Авиенда старалась не обращать внимания на то, о чём они говорят. Подслушивать было бы недостойно.

 

Дождавшись, пока патруль снова пройдёт мимо, Авиенда встала. Когда они закричали, найдя её кинжал, она проскользнула ко входу в шатёр. Там, избежав внимания отвлёкшихся на тревогу стражей, Авиенда откинула полог и шагнула в палатку прямо за их спинами.

 

Несколько человек сидели за столом на другом конце очень просторного шатра, сгрудившись вокруг лампы. Они были так заняты разговором, что не заметили её, так что Авиенда опустилась рядом с подушками и стала ждать. Теперь, когда она находилась так близко, было очень сложно не слушать их.

 

–...обязаны отправить наши силы назад, – рявкнул один из мужчин. – Падение столицы – это символ, Ваше величество. Символ. Мы не можем позволить себе потерять Кэймлин, иначе весь народ будет ввергнут в хаос.

 

– Вы недооцениваете силу людей Андора, – сказала Илэйн. Она выглядела полностью уверенной в себе, очень сильной, рыже-золотистые волосы практически пылали в свете ламп. Некоторые из её военных командиров стояли позади, придавая встрече ощущение стабильности и силы. Авиенда была рада увидеть огонь в глазах своей первой сестры.

 

– Я побывала в Кэймлине, Лорд Лир, – продолжала Илэйн. – И оставила небольшой отряд солдат, чтобы они вели наблюдение и предупредили в случае, если троллоки покинут столицу. Наши шпионы через врата проникнут в город и выяснят, где оставшиеся там троллоки держат пленников. А затем мы можем организовать спасательную операцию, если город всё ещё будет в руках Отродий.

 

– Но сам город…– произнёс Лорд Лир.

 

– Кэймлин потерян, Лир – резко ответила Леди Дайлин. – Мы будем глупцами, если попытаемся сейчас предпринять какую-либо атаку.

 

Илэйн кивнула.

 

– Я посовещалась с остальными Верховными Опорами, и они согласны с моей оценкой. На данный момент беженцы в безопасности. Я послала их под охраной дальше, к Беломостью. Если внутри города есть выжившие, мы попробуем спасти их, используя Перемещение, но я не отправлю свои силы в полноценную атаку на кэймлинские стены.

 

– Но...

 

– Попытка отбить Кэймлин будет 'тщетной', – твёрдым голосом сказала Илэйн. – Я прекрасно знаю, какой ущерб понесёт армия, осаждающая те стены. Андор не рухнет из-за потери одного города, каким бы важным он ни был. – Её лицо походило на маску, а голос был холоден, как добрая сталь.

 

– В конце концов троллоки покинут город, – продолжила Илэйн. – Удерживая его, они ничего не добьются. Там они просто передохнут от голода. Когда троллоки уйдут, мы сразимся ними в более удобном месте. Если хотите, Лорд Лир, можете сами посетить город и увидеть - всё что я говорю правда. Появление там Верховной опоры может воодушевить солдат.

 

Лир нахмурился, но кивнул.

– Думаю, так и сделаю.

 

– Теперь, узнав о моих планах, ступайте. Ещё до того, как закончится ночь, мы начнём отправлять разведчиков, чтобы попробовать найти места, где держат жителей, и спасти их. И Авиенда, что во имя клятого козьего помёта ты делаешь?

 

Авиенда оторвались от подстригания ногтей вторым ножом. Клятый козий помёт? Что-то новенькое. Илэйн всегда знала самые интересные проклятья.

 

Трое Верховных опор подпрыгнули, выбрались из-за стола, отбросив стулья и потянулись к мечам. Илэйн сидела на своём месте, широко раскрыв глаза и рот.

 

– Дурная привычка, – согласилась Авиенда, засовывая нож обратно в сапог. – Мои ногти сильно отросли, но я не должна была стричь их в твоей палатке, Илэйн. Прошу прощения. Надеюсь, я никого не обидела.

 

– Я не о твоих проклятых ногтях говорю, Авиенда, – сказала Илэйн. – Как..? Когда ты пришла? Почему стража о тебе не доложила?

 

– Они меня не видели, – ответила Авиенда. – Мне не хотелось поднимать шум, и мокроземцы иногда раздражительны. Я подумала, они могут меня не пустить раз ты теперь королева.

 

Она улыбнулась, когда произнесла последние слова. У Илэйн было много чести. Путь, которым становились вождём среди мокроземцев, отличался от должных способов. Вещи здесь бывали вывернуты наизнанку. Но Илэйн прекрасно справилась сама и добыла свой трон. Авиенда не могла бы гордиться сильнее даже сестрой по копью, захватившей в гай'шан главу клана.

 

– Они не...– начала Илэйн. Она вдруг улыбнулась. – Ты пробралась через весь лагерь к моему шатру в самом центре, а затем проскользнула внутрь и уселась в пяти футах от меня, и никто ничего не заметил.

 

– Я не хотела суеты.

 

– У тебя странный способ избегать суматохи.

 

Собеседники Илэйн отреагировали не так спокойно. Один из них, молодой Лорд Перивал, обеспокоенно оглядывался вокруг себя, словно ища других незваных гостей.

 

– Моя королева, – сказал Лир. – Мы обязаны наказать тех, кто допустил эту брешь в охране. Я найду людей, которые небрежно отнеслись к своему долгу, и прослежу, чтобы их...

 

– Мир, – произнесла Илэйн. – Я переговорю со своей стражей и посоветую им держать глаза несколько более открытыми. Тем не менее, выставлять охрану перед входом в шатёр всегда было глупой мерой предосторожности, потому что кто-нибудь может просто прорезать себе путь сзади.

 

– И испортить хорошую палатку? – спросила Авиенда, выпятив губу. – Только если б у нас была кровная месть, Илэйн.

 

– Лорд Лир, вы можете пойти осмотреть город на расстоянии, если желаете, – сказала Илэйн, поднимаясь. – Если кто-то ещё хочет к нему присоединиться, прошу. Дайлин, с тобой мы увидимся утром.

 

– Хорошо, – сказали в ответ мужчины, затем направились к выходу из шатра. Оба, пока шли, недоверчиво глядели на Авиенду. Дайлин только покачала головой, прежде чем последовать за ними. Илэйн послала своих командующих согласовывать разведку города. Илэйн и Авиенда остались одни в шатре.

 

– Свет, Авиенда! – воскликнула Илэйн, обнимая её. – Если у людей, которые желают мне смерти, была бы хоть половина твоих умений...

 

– Я что-то не так сделала? – спросила Авиенда.

 

– Помимо того, что пробралась в мою палатку как убийца?

 

– Но ты моя первая сестра, – сказала Авиенда. – Мне надо спрашивать разрешения? Мы ведь не под крышей. Или у мокроземцев палатки считаются такой же крышей как холд? Прошу прощения, Илэйн. У меня есть тох? Вы такой непредсказуемый народ, трудно понять, что вас оскорбит, а что – нет.

 

Илэйн только рассмеялась.

– Авиенда, ты сокровище. Полностью и безоговорочно сокровище. Свет, как же приятно увидеть твоё лицо. Этим вечером мне необходима дружеская поддержка.

 

– Кэймлин пал? – спросила Авиенда.

 

– Почти, – ответила Илэйн, её лицо стало серьёзным. – Это всё проклятые Пути. Я думала, они были в безопасности. Казалось, эта штука чуть ли не замурована – с пятью десятками солдат у входа и вставленными снаружи обоими листами Авендесоры.

 

– Тогда их впустил кто-то изнутри Кэймлина.

 

– Друзья Тёмного, – сказала Илэйн. – Дюжина человек из охраны. Нам очень повезло, что один солдат пережил их предательство и сумел выбраться. Свет, не знаю, чему я удивляюсь. Если они есть в Белой Башне, то и в Андоре есть. Но это были люди, которые отказались подчиняться Гейбрилу и казались преданными. Они выжидали всё это время, только чтобы предать нас именно сейчас.

 

Авиенда поморщилась, но взяла один из стульев, чтобы присоединиться к Илэйн за столом, вместо того, чтобы остаться на полу. Её первая сестра предпочитала сидеть таким образом. Живот Илэйн увеличился из-за детей, которых она носила.

 

– Я отправила Бергитте с солдатами к город, чтобы посмотреть, что ещё можно придумать, – произнесла Илэйн. – Но мы сделали всё, что могли на ночь. Город под наблюдением, как и беженцы. Свет, хотела бы я большего. В том, чтобы быть королевой, худшее вовсе не те вещи, которые ты обязана делать, а те, что не можешь.

 

– Скоро мы дадим им битву, – сказала Авиенда.

 

– Да, – согласилась Илэйн, в её глазах тлели угли. – Я принесу им огонь и ярость, как плату за пламя, которое они обрушили на мой народ.

 

– Я слышала, как ты говорила тем людям, что не нападёшь на город.

 

– Нет, – ответила Илэйн, – я не доставлю им удовольствия обратить мои собственные стены против меня. Я отдала Бергитте приказ. В конечном счёте троллоки покинут Кеймлин, тут мы уверены. Бергитте найдёт способ это ускорить, так что мы сможем сразиться с ними за пределами города.

 

– Не позволяй врагу выбирать поле боя, – кивнула Авиенда. – Хорошая стратегия. А встреча с Рандом?

 

– Я буду присутствовать, – сказала Илэйн. – Я обязана там быть. Ему лучше не разыгрывать перед нами представление и не опаздывать. Мои люди умирают, мой город горит, мир в двух шагах от края обрыва. Я останусь только до полудня. После чего вернусь в Андор. – Она помедлила. – Ты пойдёшь со мной?

 

– Илэйн, – произнесла Авиенда, – я не могу покинуть свой народ. Теперь я Хранительница мудрости.

 

– Ты ходила в Руидин? – спросила Илэйн.

 

– Да, – ответила Авиенда. Хотя ей было больно хранить секреты, она ничего не сказала о своих видениях.

 

– Замечательно. Я...– начала Илэйн, но её прервали.

 

– Моя королева, – донеслось от охранявшего шатёр снаружи солдата. – К вам посланник.

 

– Впусти его. – Страж откинул полог для молодой женщины-гвардейца с лентой курьера на её куртке. Она отвесила замысловатый поклон, одной рукой снимая шляпу, а другой протягивая письмо.

 

Илэйн взяла письмо, но не открыла его. Посланница удалилась.

 

– Вероятно, мы всё же можем сражаться вместе, Авиенда, – сказала Илэйн. – Будь моя воля, я бы хотела иметь на своей стороне Айил, когда стану возвращать Андор. Троллоки в Кэймлине представляют серьёзную угрозу для всех нас. Даже если я выманю их главные силы, Тень всё равно продолжит посылать потоки Отродий через те Пути. Думаю, пока мои армии будут биться с основной частью троллоков вне Кэймлина, мне каким-то образом нужно сделать город непригодным для Отродий Тени. Я Перемещу меньшие силы, чтобы захватить Пути. Если бы я могла получить помощь от Айил для этого...

 

Пока Илэйн говорила, она обняла Источник – Авиенда видела сияние, – и рассеяно вскрыла письмо, сломав печать лентой из воздуха. Айилка подняла бровь.

 

– Прости, – сказала Илэйн, – моя беременность достигла той точки, когда я снова могу стабильно направлять, так что постоянно ищу предлоги.

 

– Не навреди детям, – произнесла Авиенда.

 

– Я не собираюсь подвергать их опасности, – ответила Илэйн. – Ты такая же вредная, как Бергитте. По крайней мере, тут ни у кого нет козьего молока. Мин говорит...– Она замолчала. Её глаза мелькали туда-сюда, пока она читала письмо. Лицо Илэйн потемнело, и Авиенда приготовилась к потрясению.

 

– Ох уж этот мужчина, – сказала Илэйн.

 

– Ранд?

 

– Думаю, я его придушу на днях.

Авиенда стиснула зубы.

– Если он оскорбил...

 

Илэйн перевернула письмо.

– Он настаивает, чтобы я вернулась в Кэймлин и позаботилась о своём народе. Называет дюжину причин и заходит так далеко, что "освобождает меня от моего обязательства" встретиться с ним завтра.

 

– Он не должен от тебя ничего требовать.

 

– Особенно в таком повелительном тоне, – сказала Илэйн. – Свет, это умно. Очевидно, он пытается заставить меня остаться. В этом есть немного от Даэс Дэй'мар.

 

Авиенда растерялась.

– Ты выглядишь гордой. Но как я понимаю, это письмо всего в шаге от того, чтобы быть оскорбительным.

 

– Я горжусь им, – сказала Илэйн, – и сержусь на него. Но горжусь потому, что он знал, как именно меня разозлить. Свет! Мы ещё сделаем из тебя короля, Ранд. Почему он так сильно хочет моего присутствия на встрече? Неужели думает, что я поддержу его только из-за моих к нему чувств?

 

– Так ты не знаешь, в чём его план?

 

– Нет. Очевидно, он хочет привлечь всех правителей. Но я буду присутствовать, хотя подозреваю, что вряд ли посплю этой ночью. Я встречаюсь с Бергитте и остальными командующими через час, чтобы обсудить планы того, как выманить и уничтожить троллоков. – В её глазах продолжал гореть огонь. Илэйн была воином, самым настоящим среди тех, кого когда-либо знала Авиенда.

 

– Мне необходимо пойти к нему, – сказала Авиенда.

 

– Сегодня?

 

– Сегодня. Последняя битва скоро начнётся.

 

– Насколько я могу судить, она началась в том момент, когда проклятые троллоки ступили в Кэймлин, – произнесла Илэйн.

 

– Помоги нам Свет, она здесь. Тогда грядёт день смерти, – сказала Авиенда. – Многие из нас вскоре проснутся от этого сна. Другой ночи для меня и Ранда может не быть. Я пришла к тебе в том числе, чтобы спросить об этом.

 

– У тебя есть мое благословение, – тихо сказала Илэйн. – Ты моя первая сестра. Вы с Мин уже проводили вместе время?

– Слишком мало. И при других обстоятельствах я бы немедленно восполнила этот недостаток. Сейчас нет времени.

 

Илэйн кивнула.

 

– Думаю, сейчас она лучше ко мне относится, – сказала Авиенда. – Она оказала мне великую честь, помогая понять последний шаг в том, чтобы стать Хранительницей мудрости. Возможно будет уместным обойти некоторые традиции. Мы неплохо справились в этих условиях. Я бы хотела поговорить с ней вместе с тобой, если есть время.

 

Илэйн кивнула.

 

– Я могу выделить пару минут между встречами. Пошлю за ней.

 

Глава 3

Опасное место.

- Лорд Логайн и Таим в самом деле урегулировали свои разногласия, - широко улыбаясь, заявил Велин, сидевший в общем зале «Великого Сбора». Он всегда был улыбчивым. В темные косы мужчины были вплетены колокольчики. – Их обоих беспокоил раскол в наших рядах, и они согласились, что это плохо для боевого духа. Нам необходимо сосредоточиться на Последней Битве. На раздоры нет времени.

 

Андрол стоял в дверях, Певара встала у него за спиной. Удивительно, как быстро это здание из бывшего склада превратилось в таверну. Линда справилась великолепно. Тут был респектабельный бар и табуретки, хотя столы и стулья, расставленные по залу, пока были разными – здесь могли усесться сразу несколько десятков человек. У Линды даже имелась библиотека, из некоторого количества книг, но женщина была очень разборчива и доверяла их не каждому. На втором этаже она планировала оборудовать приватные кабинеты для ужина и спальни для посетителей Черной Башни – если предположить, что Таим разрешит их вновь впускать.

 

Комната была достаточно плотно забита, и в толпе было много новых рекрутов, людей, ещё не выбравших ни одной стороны в разрастающемся споре - ни Таима с его прихвостнями, ни тех, кто был верен Логайну.

 

Андрол слушал и холодел от ужаса. Дженаре, Айз Седай Велина ласково держала того за руку. Андрол был с ней едва знаком, но зато Велина знал прекрасно. И это нечто с лицом и голосом Велина, им точно не было.

 

- Мы встретились с лордом Драконом, - продолжал Велин, - пока он проводил разведку в Приграничье и готовил атаку сил человечества на Тень. Он собрал под своими знаменами армии всех стран. Нет никого, кто бы не откликнулся на его призыв, кроме одних Шончан, разумеется, но их нападение отбито.

 

Время пришло. Нас скоро призовут принять участие в атаке. В оставшееся время нам следует сосредоточиться на оттачивании своего мастерства. В следующие две недели будут щедро раздаваться Мечи и Драконы. Трудитесь усерднее, и мы станем тем оружием, которое сметет Темного с лица земли.

 

- Ты утверждаешь, что Логайн скоро появится, - раздался резкий голос. - Так почему он до сих пор не здесь?

Андрол повернулся. Рядом со столом Велина, сложив руки на груди, стоял хмурый Джоннет Доутри. Весь его вид внушал трепет. Двуреченцы часто были с ним запанибрата, так что было просто забыть, что парень был на голову выше других, а его руки больше походили на медвежьи лапы. Джоннет был одет в черный кафтан Аша’мана, хотя и без значков на воротнике, несмотря на то, что в Силе не уступал ни кому из Посвященных.

 

- Так почему же он до сих пор не здесь? – снова спросил Джоннет. – Ты утверждаешь, что вы вернулись вместе, и они с Таимом побеседовали. Ну и где же он?

 

«Не дави, парень, - подумал Андрол. – Пусть он решит, что мы поверили в его ложь!»

 

- Он пригласил М’Хаэля к лорду Дракону, - ответил Велин. – Они оба вернутся завтра утром, или послезавтра.

 

- С какой это стати Таиму потребовался такой провожатый как Логайн? – продолжал упрямо настаивать на своем Джоннет. – Разве он не смог бы добраться туда сам?

 

- Парень глупец, - прошептала Певара.

 

- Он честный человек, - тихо ответил Андрол, - и хочет слышать честные ответы.

Всем хороши были эти двуреченцы - верные и простодушные ребята. Вот только хитрить совсем не умели.

 

Певара молчала, а Андрол почувствовал, что она раздумываетт, каким плетением воздуха заставить Джонета замолчать. Так, не всерьез, просто мимолетные фантазии- но Андрол их чувствовал. Свет! Да что ж такое они сотворили друг с другом?

 

«Она в моей голове, - подумал он. - Теперь у меня в голове Айз Седай.»

 

Певара застыла и посмотрела на него.

 

Андрол вспомнил о пустоте, этом старом солдатском трюке, который помогал обрести спокойствие перед боем. Рядом, разумеется, был саидин, но Андрол не прикоснулся к Силе.

 

- Что ты сделал? – прошептала Певара. – Я чувствую, что ты тут, но читать твои мысли стало труднее.

 

Что ж, уже кое-что.

 

- Джоннет! - через весь зал крикнула Линд, прерывая следующий его вопрос Велину на полуслове, - Ты разве не слышал, сколько человеку пришлось помотаться? Он устал. Отстаньте от него ненадолго - пусть допьет свое пиво, прежде чем вы снова вцепитесь в него со своими расспросами.

 

Джоннет с обиженным видом перевел взгляд на женщину, и направился прочь из зала. Велин широко улыбнулся ему вслед. Он продолжил трепаться о том, как хорошо себя чувствует лорд Дракон, и как сильно он нуждается в каждом из присутствующих.

 

Андрол отпустил пустоту и немного расслабился. Оглядев зал, он постарался оценить, на кого можно положиться. Многие из присутствующих ему нравились, и не полностью были за Таима, и все же – он не мог до конца им доверять. Таим обрел полный контроль над Черной Башней, и частные уроки с ним и его избранниками были желанной приманкой для новичков. Теперь Андрол во всем мог полагаться только на двуреченцев, но по большей части они, за исключением Джоннета, были очень неопытны, и потому бесполезны.

 

На противоположном конце зала к Налааму присоединился Эвин, и Андрол кивнул ему, чтобы тот догнал Джоннета, вышедшего на дождливую улицу. Никто не должен оставаться один. Справившись с этим, Андрол вновь стал прислушиваться к болтовне Велина, и заметил, что прямо к нему направляется Линд.

 

Линд Таглиен была женщиной невысокой и темноволосой. Ее платье было украшено милой вышивкой. Ему всегда казалось, что Линд может служить образом того, какой могла бы стать Черная Башня. Воспитанной. Образованной. Важной.

 

Люди расступались на ее пути. Они знали, что в ее заведении лучше не проливать пиво на стол и не устраивать потасовок. Ни один здравомыслящий мужчина не желал познать на себе гнев Линд. И хорошо, что она управляла своей таверной так жестко. В городке, битком набитом направляющими мужчинами даже простая кабацкая потасовка могла обернуться чем-то очень и очень скверным.

 

Линд приблизилась и тихо спросила:

- Беспокоит ли это тебя так же, как меня? Разве не он всего несколько недель назад заявлял, что Таима следует судить за то, что он сделал и казнить?

 

Андрол не ответил. А что он мог сказать? Что тот, кого они знали под именем Велина, уже мертв? Что вся Черная Башня скоро превратится в сборище монстров с неправильными глазами, фальшивыми улыбками и мертвыми душами?





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...