Главная Обратная связь

Дисциплины:






Неизвестный автор, Четвёртая Эпоха. 10 страница



 

- Я не верю тому, что он наврал про Логайна, - добавила Линд. – Здесь что-то происходит, Андрол. Я собираюсь ночью послать за ним Фраска, чтобы он проследил, куда он…

 

- Нет, - возразил Андрол. – Нет. Не нужно. – Фраск был мужем Линд. Его наняли в помощь Генри Хаслину, чтобы обучать воспитанников Черной Башне владению мечом. Таим считал это бесполезным для Аша’манов занятием, однако Лорд Дракон настоял, чтобы их учили.

 

 

- Ты не сказал, что веришь ему…

 

- Я говорю, что теперь мы в большой опасности, Линд, и я не хочу, чтобы Фраск все усугубил. Сделай одолжение – запиши все, что Велин сегодня расскажет. Возможно, кое-что из этого будет полезно узнать и мне.

 

- Ладно, - с сомнением в голосе ответила Линд.

 

Андрол кивнул Налааму с Канлером, которые поднялись и направились на выход. Дождь снаружи молотил по крыше и крыльцу. Велин болтал без умолку, собравшиеся люди его слушали. Конечно невероятно, что он так быстро изменил свои убеждения, и, разумеется, это вызовет подозрения. Но его многие уважали, и то, что сейчас он был слегка не в себе, было заметно, только если хорошо его знаешь.

 

Женщина уже собиралась уходить, но Андрол вновь ее окликнул: - Линд!

 

Она обернулась.

 

- Ты… на ночь покрепче запри свое заведение. А потом будет лучше, если вы с Фраском спуститесь в подвал, где храните припасы. Ладно? В твоем подвале крепкая дверь?

 

- Да, - ответила она. – Сойдет. – Не важно, какой толщины будет дверь, если в нее постучит кто-то, владеющий Единой Силой.

 

Подошли Налаам с Канлером, и Андрол повернулся, чтобы выйти, но наткнулся на кого-то стоявшего в дверях прямо за его спиной. Андрол не слышал, как тот вошел. С кафтана Аша’мана и его высокого воротника, украшенного Мечом и Драконом, стекала дождевая вода. Атал Мишрейл с самого начала был на стороне Таима. В его глазах не было пустоты. Зло было его собственным. Высокий мужчина обладал длинными золотистыми волосами, и улыбкой, которая не затрагивала глаз.

 

Певара подскочила от неожиданности, а Налаам выругался, ухватившись за Единую Силу.

 

- Тихо, тихо, - раздался чей-то голос: - Нет причин для волнения. – Из стены дождя за спиной Мишраэля показался Мезар. Невысокий доманиец был сед и, несмотря на свое преображение, внушал ощущение мудрости.

 

Андрол встретился взглядом с Мезаром, и почувствовал словно заглянул в пропасть, в которую не может дотянуться луч света.

 

- Здравствуй, Андрол, - сказал Мезар, положив руку на плечо Мишраэля, словно они давние приятели. – С какой стати этой доброй женщине Линд чего-то бояться и прятаться в собственном подвале? Разве Черная Башня не безопасна?



 

- Просто я не доверяю темным ночам, в которые бушуют грозы, - ответил Андрол.

 

- Возможно, это мудро, - ответил Мезар. – И все-таки ты собираешься туда идти. Разве не лучше остаться в тепле? Налаам, я с удовольствием послушаю одну из твоих историй. Может расскажешь, как вы с отцом путешествовали в Шару?

 

- Это не слишком интересно, - ответил Налаам. – Да и не уверен, хорошо ли все помню.

 

Мезар рассмеялся, и услышал, как за его спиной поднялся Велин:

- А, вот вы где! Я как раз говорил, что ты расскажешь об обороне Арафела.

 

- Пойдем, послушаешь, - предложил Мезар. – Пригодится в Последней Битве.

 

- Может быть я вернусь, - холодно ответил Андрол: - когда закончу с другими делами.

 

Они уставились друг на друга. Сбоку стоял Налаам, все еще удерживавший Единую Силу. Их силы с Мезаром были равны, но двоих с Мишраэлом им не одолеть, особенно в зале, набитом людьми, которые примут сторону двух полноправных Аша’манов.

 

- Не трать свое время на слуг, Велин, - раздался голос Котерина из темноты. Мишраэл отступил в сторону, пропуская внутрь вновь пришедшего. Грузный мужчина с пронзительным взглядом оттолкнул Андрола рукой в грудь, проходя мимо: - О, постой-ка. Ты же больше не можешь изображать из себя слугу, верно?

 

Андрол нырнул в пустоту и ухватил Источник.

 

По комнате тут же принялись метаться тени. Потянулись к нему.

 

Внутри недостаточно света! Почему они не зажгут больше ламп? Тьма приглашает тени войти внутрь, и он их видит. Они были реальны, тянущиеся к нему сгустки черноты, чтобы утянуть его внутрь, уничтожить его.

 

«О, Свет! Я безумен. Безумен…»

 

Пустота пошатнулась, и тени – к счастью – отступили. Он обнаружил себя, стоящим прислонившимся к стене, дрожащим и хватающим ртом воздух. Певара наблюдала за ним с бесстрастным выражением лица, но Андрол чувствовал ее беспокойство.

 

- О, и кстати, - продолжил Котерин. Он был одним из самых влиятельных прихлебателей Таима. – Ты уже слышал?

 

- Слышал что? – сумел выдавить из себя Андрол.

 

- Тебя разжаловали, слуга, - ответил Котерин, ткнув пальцем в значок в виде меча на воротнике Андрола. – По приказу Таима. С сегодняшнего дня. Добро пожаловать, Андрол, обратно в солдаты.

 

- Ах, да, - раздался из центра зала голос Велина. – Прости, совсем забыл тебе сказать. Боюсь, решение было одобрено лордом Драконом. Тебя и вовсе не стоило повышать, Андрол. Извини.

 

Андрол протянул руку к значку на воротнике. Он не имеет значения, не так ли?

 

Нет, имеет. Он потратил всю свою жизнь на поиски. Он перепробовал дюжину профессий. Он участвовал в восстаниях, переплыл два моря. И все время искал, искал нечто, что не мог даже объяснить словами.

 

Это было то, что он обрел, придя в Черную Башню.

 

Андрол отринул страх. Пусть тени сгорят! Он снова ухватил саидин, и его наполнила Сила. Он выпрямился и встретился взглядом с Котерином.

 

Крупный мужчина улыбнулся и тоже обнял Единую Силу. К нему присоединился Мезар, и стоявший посредине зала Велин. Налаам что-то беспокойно принялся шептать себе под нос, стреляя по сторонам глазами. Канлер с покорным видом тоже ухватил саидин.

 

Все, что было подвластно Андролу, вся Единая Сила, которую он мог наскрести, хлынула в него. По сравнению с другими, это было почти ничто. Он был слабейшим человеком в зале. Любой из новичков мог легко его превзойти.

 

- И ты собираешься пустить ее в ход? – тихо поинтересовался Котерин. – Я просил их отпустить тебя, потому что мне известно, что ты пытался уйти. Но я требую сатисфакции, слуга. Давай. Бей. Поглядим, что ты можешь.

 

Андрол протянул руку, пытаясь сделать то, что умел – создать врата. Для него это было нечто за пределами обычных плетений. Это было между ним и Силой, нечто интимное, нечто инстинктивное.

 

Сделать это сейчас, было сродни попытке подняться на стофутовую стеклянную стену с помощью ногтей. Он тянулся, скребся, пытался. Но все тщетно. Он чувствовал, что был близок: словно стоило нажать чуть сильнее, стоило…

 

Тени удлинились. Вновь усилилась паника. Скрипя зубами, Андрол протянул руку к воротнику и сорвал значок. Он со звоном бросил его на доски под ноги Котерина. Все в зале молчали.

 

И затем, спрятав свой стыд под горой уверенности, он отпустил Единую Силу и, оттолкнув Мезара, вышел в ночную темноту. Налаам, Канлер и Певара поспешно последовали за ним.

 

Дождь омыл лицо Андрола. Потеря значка показалась ему сродни потери руки.

 

- Андролл… - позвал Налаам. – Прости.

 

Раздался раскат грома. Они шлепали по лужам по немощенной улице.

- Это неважно, - ответил Андрол.

 

- Возможно, нам следовало сразиться, - продолжил Налаам. – Кто-нибудь из тех парней внутри нас бы поддержал. Они не всех заткнули себе за пояс. Однажды мы с отцом сражались против шести Гончих Тьмы. Клянусь Светом над моей могилой, так и было. Если уж мы пережили такое, то сумели бы справиться с парой аша’манских собачек.

 

- Нас бы растерзали, - ответил Андрол.

 

- Но…

 

- Нас бы растерзали! – повторил Андрол. – Нельзя позволять им выбирать поле боя, Налаам.

 

- А будет ли он, этот бой? – спросил Канлер, догоняя Андрола сбоку.

 

- Логайн у них, - сказал Андрол. – Иначе, они бы не стали разбрасываться подобными обещаниями. Если мы его потеряем - все погибнет: наше восстание и наши шансы объединить Черную Башню.

 

- Значит…

 

- Значит, мы его спасем, - ответил Андрол, продолжая идти вперед. – Этой ночью.

 

Ранд работал под мягким, ровным светом от шара, зажженного саидин. До Драконовой Горы он избегал использование Единой Силы без особой необходимости. Ее касание вызывало тошноту, а использование отвращало всё больше и больше.

 

Теперь всё изменилось. Саидин был его частью, порчи больше нет, и теперь ему больше не нужно было бояться его. И что самое главное, ему больше не надо было думать о нём, как думать и о себе - как об оружии.

 

Он бы работал под сферами света всё время, что мог. Он намеревался учиться у Флинна исцелению. У него было мало способностей в исцелении, но хоть какая-то способность могла сохранить жизнь раненому. Слишком часто Ранд использовал свой чудесный дар только для того, чтобы разрушать и убивать. Было ли чудом то, что люди смотрели на него с ужасом? Что бы сказал Тэм?

 

Я предполагал, что мог спросить его, думал Ранд лениво, когда делал примечание себе на листке бумаги. Было все еще трудно привыкнуть к мысле о Тэме, который находится в другом лагере. Ранд обедал с ним ранее. Это было неловко, но чего ещё ждать королю, пригласивший своего отца, который родом из деревни, "обедать" с ним. Они смеялись об этом, что заставило его чувствовать себя намного лучше.

 

Ранд позволил Тэму возвратиться в лагерь Перрина вместо того, чтобы воздать ему почести и богатство. Тэм не хотел быть провозглашенным, как отец Возрождённого Дракона. Он хотел быть тем, кем он всегда был — Тэм ал’Тор, твёрдый, надежный человек соответствующий любым меркам, но не лорд.

 

Ранд вернулся к документу перед собой. Клерки в Тире консультировали его по вопросам надлежащего языка, но он делал важные записи; он не доверил бы эту работу никакой другой руке — или никаким другим глазам — с этим документом.

 

Был ли он слишком осторожен? Его враги не могли противодействовать тому, чего не могли предвидеть. Он стал слишком недоверчив после того, как Семираг чуть было не захватила его. Он признавал это. Тем не менее, он держал секреты рядом так долго, насколько это было вообще возможно.

 

Перечитывать он начал с верхней части документа. Однажды, Тэм послал Ранда рассмотреть забор в поиске слабых мест. Ранд сделал это, но когда он вернулся, Тэм послал его снова.

 

Он посылал до тех пор, пока в третьем осмотре Ранд не обнаружил шаткий столб, которому требовалась замена. Он до сих пор не знал, знал ли Тэм об этом столбе, или его отец был осторожным сам по себе.

 

Этот документ был гораздо более важным, чем забор. Ранд просмотрел его уже более десятка раз в эту ночь в поиске непредвиденных проблем.

 

К сожалению, трудно было сосредоточиться. Женщины что то затевали. Он чувствовал их через шарики эмоций в своей голове. Их было четверо, - Аланна была все еще там, где-то на севере. Остальные трое были рядом друг с другом всю ночь; теперь они почти пробрались к его палатке. Что они делают сейчас? Это...

 

Стоп. Одна из них отделилась от остальных. Она уже почти здесь. Авиенда?

 

Ранд встал и подойдя к входу шатра откинул его створки.

 

Она замерла на месте снаружи, как будто собравшись проникнуть в его шатер. Она вздернула подбородок, встретившись с ним взглядом.

 

Внезапно раздались крики. Сперва он заметил отсутствие стражи. Однако Девы разбили лагерь рядом с его палаткой, и они, казалось, кричали ему. Не крики радости, как он ожидал. Оскорбления. Ужасные оскорбления. Некоторые орали о том, что бы они сделали с некоторыми частями его тела если бы поймали его.

 

- Что это значит? - пробормотал Ранд.

 

- Они имеют ввиду не это, - сказала Авиенда. - Для них это символ того, что ты забираешь меня из их рядов - но я и так уже покинула их ряды, чтобы стать Хранительницей Мудрости. Это... у Дев так принято. На самом деле это знак уважения. Если бы ты им не нравился, они бы себя так не вели.

 

Айил.

 

- Постой, - сказал он, - как это я тебя у них забрал?

 

Авиенда посмотрела ему в глаза, и начала краснеть. Авиенда? Краснеть? Это было неожиданно.

 

- Тебе следовало понять, - сказала она, - если бы ты внимательно слушал, что я тебе говорила о нас...

 

- К сожалению, твой ученик - набитая шерстью башка.

 

- И ему повезло что я решила продолжить его обучение, - она сделала шаг ближе, - столькому еще нужно научить. - Она покраснела еще больше.

 

Свет! Она такая красивая. Как Илэйн... и как Мин..и..

 

А он - дурак. Ослепленный светом дурак.

 

- Авиенда, - сказал он, - я люблю тебя, правда люблю. Но в том-то и загвоздка, гори она огнем! Я люблю вас троих. И думаю, что не смогу справиться с выбором...

Она неожиданно рассмеялась:

- Ты всегда такой глупый, Ранд ал'Тор?

- Частенько. Но что...

 

- Мы же первые сестры, Ранд ал'Тор, Илэйн и я. И Мин к нам присоединится, когда мы получше ее узнаем. И все-все мы будем делить на троих.

 

Первые сестры? Он должен был догадаться по этим странным узам. Он приложил руку к своей голове. Мы будем делить тебя, сказали они ему.

 

Оставить четырех связанных узами женщин наедине с их болью - уже достаточно плохо, но трех связанных узами и любящих его женщин?! Свет, он не хотел причинять им боли!

 

- Говорят, ты изменился, - продолжала Авиенда. - За то короткое время, что прошло с моего возвращения, я уже столько раз об этом слышала, что почти устала от разговоров о тебе. Ну да, твое лицо спокойно, но чувства - нет. Неужели представить, что ты с нами, настолько страшно?

 

- Мне это необходимо, Авиенда. Я должен скрывать свои чувства из-за того, что делаю. Но боль...

- Ты ведь справился с ней, не так ли?

 

- Не своей боли я боюсь. Вашей.

 

- Неужели мы настолько беспомощны, что не справимся с тем, с чем справляешься ты?

 

Этот взгляд в её глазах его расстраивал.

 

- Нет, конечно, - ответил Ранд. - Но как же мне не хочется причинять боль любимым!

- Это наша боль и нам с ней справляться, - возразила она, вздернув подбородок. - Ранд, ал'Тор, принять решение так просто, а ты опять все усложняешь. Всего лишь да или нет. Только учти: либо все три, либо ни одной. Между нами мы тебе встать не позволим.

 

Он нерешительно замер, а потом - чувствуя себя распоследним развратником- поцеловал ее. За его спиной наблюдавшие за ними Девы, так и оставшиеся для него загадкой, принялись еще громче выкрикивать оскорбления, но теперь в них слышалась какая-то нелепая их радость. Он оторвался от поцелуя, и погладил ладонью лицо Авиенды.

- Какие же вы глупышки. Все три.

 

- Ну и хорошо. Зато мы как ты. И еще тебе следует знать – я теперь Хранительница Мудрости.

 

- Тогда, возможно, мы не такие уж одинаковые, - ответил Ранд, - потому что я только сейчас стал понимать, насколько мало во мне мудрости.

 

Авиенда фыркнула.

- Хватит болтать. Сейчас ты должен со мной переспать.

 

- Свет! – воскликнул он, - Это немного прямолинейно, не думаешь? У Айил это такой обычай?

 

- Нет, - ответила она, вновь залившись краской. – Просто я… не очень в этом искусна.

 

- Значит, вы трое договорились? О том, кто пойдет ко мне?

 

Авиенда помедлила, но кивнула в ответ.

 

- Мне никогда не предоставится случай выбрать самому?

 

Она покачала головой.

 

Ранд рассмеялся и прижал ее к себе. Сперва она была напряжена, но потом прижалась к нему всем телом.

- Итак, не следует ли мне в первую очередь сразиться с ними? – Ранд указал в сторону Дев.

 

- Нет, глупый мужчина, это случается только на свадьбе, если мы решим, что жених достоин. И там будут наши семьи, а не члены наших обществ. Ты что, в самом деле не слушал то, чему я тебя учила?

 

Он посмотрел на нее сверху вниз.

- Что ж, я рад, что драться не придется. Не уверен, сколько у нас есть времени, а я еще намеривался поспать этой ночью. Но … - он заметил кое-что в ее взгляде: - похоже, что сегодня спать мне не придется, так?

 

Она покачала головой в ответ.

 

- Эх, ну ладно. По крайней мере, на сей раз мне не придется бояться, что ты до смерти замерзнешь.

 

- Да. Но если ты не перестанешь трепаться, я ведь могу умереть от скуки, Ранд ал’Тор.

 

Она взяла его за руку и нежно, но твердо потащила его обратно внутрь шатра. Выкрики Дев стали громче, оскорбительнее и одновременно приветливее.

 

— Я подозреваю, что причина в каком то тер'ангриале, — сказала Певара. Она присела с Андролом в одной из задних комнат общих складов Черной Башни и нашла положение не очень комфортным. В комнате пахло пылью, зерном и древесиной. Большинство зданий в Черной Башни были новые, и этот не был исключением, пах еще свежими кедровыми досками

 

— Ты знаешь тер'ангриал, который может блокировать врата? — спросил Андрол.

- Определенно нет, — ответила Певара, переходя на нравоучительный тон. — Но принято считать, что то, что мы знаем о тер'ангриалах включает только маленькую часть того, что было когда то известно. Там должны быть тысячи различных видов тер'ангриалов, и если Таим — друг Темного, он имеет доступ к Отрекшемуся — который мог бы объяснить ему, как использовать и конструировать вещи, о которых мы можем только мечтать.

 

— Значит, мы должны найти этот тер'ангриал, — сказал Андрол. — Заблокировать его, или по крайней мере понять, как он функционирует.

 

— И сбежать? — спросила Певара. — Ты ведь уже понял, что остаться было бы худшим выбором?

 

— Что ж . . . да, — признал Андрол.

 

Она сосредоточилась и смогла поймать проблески его мыслей. Она слышала, что узы Стража допускают сопереживать связь. Эта, казалось, была глубже. Он был . . . да, он действительно надеялся, что сможет сделать врата. Он чувствовал себя без них безоружным.

 

— Это — мой Талант, — сказал он неохотно. Он знал, что она поймет причину в конечном счете. — Я могу сделать врата. По крайней мере, я мог.

 

— Серьезно? С твоим то уровнем в Единой Силе?

 

— Или нехватке его? — спросил он . Она могла ощутить немногое из того, о чем он думал. Хотя он и принял свою слабость, он волновался, что она признает его негодным для лидерства. Любопытное соединение уверенности в себе и чувства неловкости.

 

— Да, продолжил он. — Перемещение требует большой силы в Единой Силе, но я могу сделать большие врата. Прежде, чем все пошло не так, как надо, самыми большими, которые я когда-либо делал, были врата размером в тридцать футов.

 

Певара моргнула. —Конечно ты преувеличиваешь.

 

— Я показал бы тебе, если мог, — Он казался абсолютно честным. Или он говорил правду, или его вера происходила из-за его безумия. Она осталась тихой, не уверенной, как отнестись к этому.

 

— Все в порядке, — сказал он. — Я знаю, что есть... вещи неправильные со мной. С большинством из нас. Ты можешь спросить других о моих вратах. Не без оснований Котерин называет меня мальчиком—слугой. Потому что единственная вещь, к которой я способен, это перемещать людей из одного места в другое.

 

— Это — замечательный Талант, Андрол. Я уверена, что Башня хотела бы изучить его. Интересно, сколько людей родилось с ним, но никогда об этом не знало, потому что плетение для Перемещений было неизвестно?

 

— Я не иду в Белую Башню, Певара, — сказал он, ставя акцент на Белой.

 

Она изменила тему. — Ты тоскуешь по Перемещению, и все же не хочешь покинуть Черную Башню. И какое значение имеет тогда тер'ангриал?

 

— Врата были бы... полезны, — сказал Андрол.

 

Он думал о чем то, но она не могла ухватиться за мысль. Быстрая вспышка изображений и впечатлений.

 

— Но если никуда не идти... — возразила она.

 

— Ты была бы удивлена, — сказал он, поднимая свою голову, чтобы заглянуть через подоконник на улицу. На улице моросило; дождь наконец ослабел. Небо было все еще темным. Рассвет не наступил бы еще в течение нескольких часов. — Я жил... экспериментируя. Пробовал некоторые вещи, и не думаю, что кто-либо еще когда-либо пытался.”

 

— Я сомневаюсь, что это — вещи, которые никогда не пробовали, — сказала она. — У Отрекшихся был доступ к знаниям Эпох.

 

-Ты на самом деле думаешь, что они могут быть замешаны в наших делах?

 

— А почему нет? — спросила она. — Если бы ты готовился к Последней Битве и требовалось удостовериться, что твои враги не могли бы сопротивляться тебе, то позволил бы урожаю направляющих тренироваться вместе, учить друг друга и стать сильней?

— Да, — сказал он тихо. — Я позволил бы, а затем украл бы их.

 

Певара закрыла рот. Это был вероятно прав. Разговор об Отрекшихся обеспокоил Андрола; она почувствовала его мысли, яснее, чем прежде.

 

Эта связь была неестественной. Ей нужно избавиться от нее. После этого она не возражала бы иметь его должным образом связанным с ней.

 

— Я не буду брать на себя ответственность за эту ситуацию, Певара, — сказал Андрол, снова глядя наружу. — Ты первой связала меня.

 

— После того, как ты предал доверие, которое я оказала тебе, предложив круг.

 

— Я не причинил тебе боль. Что ты ожидала от произошедшего? Разве цель круга не была, чтобы позволить нам присоединяться с нашей силой?

 

— Этот аргумент бессмыслен.

 

— Ты только говоришь это, потому что проигрываешь. — Он сказал это спокойно, и он чувствовал себя также спокойным. Она сообразила что Андрола трудно вывести из себя.

 

— Я говорю так, потому что это верно, — сказала она. — Ты не согласен?

 

Она почувствовала его улыбку. Он увидел, как она взяла контроль над разговором. И . . . помимо улыбки, он на самом деле был поражен. Он думал, что ему нужно научиться тому, что сделала она.

 

Внутренняя дверь в комнату со скрипом отворилась, и заглянула Лейш. Это была седая женщина, круглая и приятная, необычная пара для угрюмого Аша'мана Канлера, за которым она была замужем. Она кивнула Певаре, указав, что прошло полчаса, потом закрыла дверь. Канлер по сообщениям связал женщину, сделав ее... что то вроде? Женщиной Стражем?

 

Все было наоборот с этими мужчинами. Певара предположила, что понимает причину того, чтобы связать супруга, единственно в утешении знанием месторасположения другого, но чувствовала для себя неправильным использовать связь столь прозаичным способом. Это было атрибутом Айз Седай и Стражей, но не жен и мужей.

 

Андрол смотрел на нее, явно пытаясь сообразить, о чем она думает, - хотя эти мысли были достаточно сложны, чтобы ему удалось их понять. Такой странный человек, этот Андрол Генхальд. Как же он совмещал в себе смесь решимости и неуверенности, как две нити, переплетенные вместе? Он делал то, что нужно было сделать, одновременно беспокоясь, что не должен быть тем кем являлся.

 

— Я и сам не понимаю как, — сказал он.

 

В то же время он был взбешен. Как он стал настолько хорош в понимании того, о чем она думала? Она все еще должна была словно на ощупь пытаться понимать его мысли.

 

— Можешь подумать это еще раз? — спросил он. — Я не уловил смысл.

 

— Идиот, — пробормотала Певара.

 

Андрол улыбнулся, затем снова посмотрел через подоконник

 

— Ещё не время, — сказала Певара.

 

— Ты уверена?

 

— Да, — сказала она. — И если ты постоянно будешь выглядывать, то можешь испугать его, когда он действительно придет.

 

Андрол неохотно снова присел.

 

— Теперь, — сказала Певара. — Когда он придет, ты должен позволить мне взять инициативу на себя.

 

— Мы должны соединиться.

 

— Нет. — Она не окажется в его руках снова. Не после того, что случилось в последний раз. Она вздрогнула, и Андрол взглянул на нее.

 

— Есть очень веские причины, — сказала она, — для того, чтобы не соединяться. Я не хочу тебя обидеть, Андрол, но твои способности не достаточно большие, чтобы был в этом смысл. Лучше чтобы нас было двое. Ты должен принять это. На поле битвы кого бы ты предпочел? Одного солдата? Или двух, один из которых чуть менее квалифицированный, которого можно отправить на различные задачи и обязанности?

 

Он подумал над этим, затем вздохнул. — Ну хорошо, на этот раз ты говоришь дело.

 

— Я всегда говорю дело, — сказала она поднимаясь. — Пора. Будь наготове.

 

Оба встали по сторонам двери, выходящей в переулок. Она была умышленно приоткрыта, прочный замок снаружи висел повешенным, как будто кто-то забыл закрыть его.

 

Они ждали молча и Певара начала беспокоиться, что ее расчеты оказались неверны. Андрол посмеялся бы над этим и...

 

Дверь распахнулась до конца. Добзер просунул голову внутрь, привлеченный бесцеремонным комментарием Эвина о том, что он приметил бутылку вина в задней комнате, узнав, что Лейш забыла запереть дверь. Со слов Андрола, Добзер был известным пьяницей, и Таим избил его бесчисленное количество раз за злоупотребление вином.

 

Она могла чувствовать реакцию Андрола на этого мужчину. Печаль. Глубокая, сокрушительная печаль. У Добзера была темнота внутри его глаз.

 

Певара ударила быстро, связывая Добзера Воздухом и устанавливая щит на место между ничего не подозревающим человеком и Источником. Андрол поднял дубину, но в ней не было нужды. Добзер вытаращенными глазами смотрел, как был поднят в воздух; Певара заложила руки за спину, критически оглядывая его.

 

— Ты уверена в этом? — тихо спросил Андрол.

 

— Теперь уже поздно раздумывать, — ответила Певара, завязывая плетение Воздуха.

 

Отчеты похоже подтверждаются. Чем более посвященный человек был в Свете прежде, чем был взят, тем более посвященней они будут к Тени после падения. Итак...

 

Итак, этого мужчину, который всегда был довольно пассивен, должно было быть легче сломать, подкупить или обратить чем других. Это было важно, поскольку лакеи Таима вероятно поймут то, что произошло как только...

 

— Добзер? - спросил голос. Две фигуры затемнили дверной проем. — У вас есть вино? Не нужно смотреть вперед, женщина, не ...

 

Вилин и еще один из любимчиков Таима, Лимз, стояли в дверях.

 

Певара отреагировала немедленно, бросив плетения в сторону мужчин, одновременно формируя поток Духа. Они отклонили ее попытку отрезать их щитами – тяжело установить щит между Источником и человеком, который уже удерживает Силу, но ее кляпы достигли своей цели, прекратив их вопли.

 

Она почувствовала как Воздух окутывает ее, а также как формируется щит, ограждающий ее от Источника. Она ударила Духом, рассекая плетения, догадавшись где они могут быть.

 

Лимз покачнулся, выглядя удивленным, когда его плетения исчезли. Певара кинулась вперед, сплетая еще один щит и ударив им между мужчиной и Источником, врезавшись своим телом в него и отбросив его к стене. Отвлечение сработало, и ее щит отрезал его от Источника.

 

Она кинула второй щит на Вилина, но он ударил ее своими собственными потоками Воздуха. Они отбросили ее назад. Она плела Воздух, когда врезалась в стену, застонав. Ее зрение помутилось, но она удержала единственный поток Воздуха, и инстинктивно, протянула его вперед, схватив Вилина за ногу, когда тот попытался выбежать из здания.

 

Она почувствовала, как земля задрожала от падения тела. Он споткнулся, не так ли? Чувствуя головокружение, она не могла ясно видеть.

 

Она села, испытывая боль во всем теле, но не отпуская потоки Воздуха, которые удерживали кляпы. Отпусти она их, и люди Таима смогут закричать и тогда она умрет. Все они умрут. Или хуже.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...