Главная Обратная связь

Дисциплины:






Неизвестный автор, Четвёртая Эпоха. 18 страница



 

Андрол оттолкнул панику, которая стала его одолевать, с некоторым усилием. Он не видел Налаама. Был ли он здесь? Их группа лежала связанной в большой камере, и в воздухе пахло сырой землей. Они все еще были в подземной части секретного комплекса Таима.

 

"Если крыша обрушилась, подумал Андрол, вероятно, камеры были уничтожены. Это объясняло, почему он и другие были связаны, но не заперты."

 

Кто-то рыдал.

 

Он огляделся вокруг и нашел связанного поблизости Эвина. Молодой человек плакал, дрожал.

 

- Всё в порядке, Эвин, - прошептал Андрол, - Мы найдём выход из этой ситуации.

 

Эвин взглянул на него, потрясенный. Парень был привязан по-другому, в положении сидя, руки за спиной.

- Андрол? Андрол, я сожалею.

 

Андрол испытывал скручивающие эмоции.

- О чём, Эвин?

 

- Они пришли сразу после того, как вы ушли. Они хотели Эмарина, я думаю. Превратить его. Когда его не обнаружили, они начали задавать вопросы, требования. Они сломали меня, Андрол. Я сломался так легко. Мне очень жаль. . .

 

Значит Таим не обнаружил убитых охранников.

- Это не твоя вина, Эвин.

 

Рядом послышались шаги по земле. Андрол притворился, что он бессознания, но кто-то пнул его ногой.

- Я видел, что ты говорил, мальчик-слуга, - сказал Мишраэль, наклоняя золотоволосую голову, - Я собираюсь наслаждаться, убивая тебя за то, что ты сделал с Котерином.

 

Андрол открыл глаза и увидел Логайна, безвольно висевшего в руках Мезара и Велина. Они протащили его и уронили на землю рядом с ним. Логайн пошевелился и застонал, когда они начали связывать его. Приспешники остановились, и один плюнул в Андрола прежде, чем перейти к Эмарину.

 

- Нет, - где-то рядом сказал Таим, - Паренёк следующий. Великий Повелитель требует результаты. Логайн держится слишком долго.

 

Рыдание Эвина стало громче, когда Мезар и Велин подвинулись, чтобы схватить его под руки.

 

- Нет! - сказал Андрол, выворачиваясь, - Нет! Таим, Испепели тебя Свет! Оставь его в покое! Возьми меня!

 

Таим стоял рядом, заложив руки за спину, в резкой черной униформе, которая напоминала обычную униформу Аша'манов, но была отделана серебром. Он не носил значки на воротнике. Таим повернулся к Андролу, а затем усмехнулся.

- Взять тебя? Я должен передать Великому Повелителю человека, который не может направлять достаточно, чтобы разрушить камень? Я должен был выгнать тебя давно.

 

Таим последовал за двумя другими, которые потащили взбешенного Эвина. Андрол кричал на них, вопил, пока не охрип. Они привязали Эвина где-то с другой стороны камеры — она была очень большой — и Андрол не мог видеть их из-за угла, под которым он был привязан. Андрол уронил голову на пол, закрывая глаза. Это не помешало ему услышать крики ужаса бедного Эвина.



 

- Андрол? - прошептала Певара.

 

- Тихо, - голос Мишраэля сопровождался ударом и ворчанием Певары.

 

"Я всерьез начинаю ненавидеть его," - отправила ему Певара.

 

Андрол не ответил.

 

"Они пытались достать нас из разрушенной камеры", - продолжила Певара, - "Я помню эту часть, это было до того, как они оградили меня от Источника и выбили из сознания. Кажется, с тех пор прошёл день или меньше. Я предполагаю, Таим еще не выполнил своих обязательств по числу людей, обращенных к Тени, перед Великим Повелителем", - мысленно сказала ему она, почти, с легкомыслием.

 

Позади них прервался крик Эвина.

 

"О, Свет!" - послала Певара. - "Это был Эвин?" - Слабина исчезла из ее голоса. - "Что происходит?"

 

"Они Обращают его", отослал обратно Андрол. "Сила воли имеет некоторое отношение к сопротивлению. Именно поэтому Логаин еще не был Обращен."

 

Беспокойство Певары передавалось теплотой через связь. Были ли все Айз Седай как она? Он предпологал, что у них не было чувств, но Певара чувствовала все полностью — хотя она сопровождала это почти бесчеловечным контролем над затрагивающими ее эмоциями. К этому приводят десятилетия практики?

 

"Как мы убежим?" послала она.

 

"Я попытаюсь развязать свои узлы. У меня гибкие пальцы."

 

"Я вижу узел. Он здоровенный, но я могла бы указывать, что тебе делать."

 

Он кивнул, и они приступили. Певара описывала повороты узла, в то время как Андрол пытался крутить пальцы вокруг них, но не добился нужного эффекта; он попытался вытянуть на свободу руки и пошевелить ими, но веревки были слишком туги.

 

К тому времени, когда он смирился с поражением, его пальцы онемели от нехватки циркуляции.

"Это не сработает," послал он.

 

"Я пыталась избавится от щита, ответила Певара. Это осуществимо, и я думаю, что возможно наши щиты завязаны. Завязанные щиты могут быть разрушены."

 

Андрол послал обратно согласие, хотя он не мог удержаться от чувства разочарования. Как долго мог протянуть Эвин?

 

Тишина насмехалась над ним. Почему он не мог слышать звуков? Тогда он ощутил что-то. Направляют. Это были тринадцать мужчин? Свет. Ситуация была ужасна если тут также были тринадцать Мурддраалов. Что они смогли бы сделать, если убегут? Они не смогут сражаться с таким количеством.

 

"Какой утес ты выбрал?" послала ему Певара.

 

"Что?"

 

"Ты говорил, что когда ты был среди Морского Народа, они прыгали с утесов, доказывая этим свою храбрость. Чем выше был утес, тем храбрее прыгун. Какой же утес выбрал ты?"

 

"Самый высокий," признался он.

 

"Почему?"

 

"Я считаю, что, как только ты решил прыгнуть с утеса, ты так же можешь выбрать самый высокий из них. Зачем рисковать, если не за самый больший приз?"

 

Певара послала в ответ одобрение.

"Мы убежим, Андрол. Так или иначе."

 

Он кивнул, по большей части для себя, и вернулся к своему узлу.

 

Немного погодя, ближайшие друзья Таима вернулись. Эвин сел на корточки подле Андрола. За его глазами скрывался кто-то другой, ужасный. Он улыбнулся.

- Ну, это было не так плохо, как я предполагал, Андрол.

 

- Эх, Эвин...

 

- Не волнуйся обо мне, - сказал Эвин, опираясь рукой на плечо Андрола, - Я чувствую себя превосходно. Нет больше страха, нет больше беспокойства. Мы не должны были бороться все это время. Мы - Черная Башня. Мы нужны друг другу.

 

"Ты не мой друг, подумал Андрол. У тебя может быть его лицо, но Эвин... О, Свет. Эвин мертв."

 

- Где Налаам? - спросил Андрол.

 

- Я боюсь, что он умер при обвале, - Эвин покачал головой. Он наклонился к нему, - Они планируют убить тебя, Андрол, но я думаю, что смогу убедить их вместо этого Обратить тебя. В конечном счете, ты будешь благодарить меня.

 

Ужасное существо улыбнулось глазами Эвина, похлопало Андрола по плечу, затем поднялось и начало общаться с Мезаром и Велином.

 

Андрол только мог видеть как за ним переместились тринадцать теней, чтобы схватить Эмарина и забрать его для последующего Обращения. Исчезающие, с неподвижными плащами.

 

Андрол подумал, как удачлив был Налаам, раз погиб при обвале.

 

Глава 9

Умереть достойно.

 

Лан разрубил голову Мурдраала пополам до самой шеи. Он отдернул Мандарба назад, позволяя Исчезающему пасть умирая, его конвульсивные дерганья отрывали куски черепа от шеи. Черная гнилая кровь вылилась на камень, который был окровавлен уже дюжину раз.

 

- Лорд Мандрагоран!

 

Лан развернулся навстречу зову. Один из его людей указывал в сторону их лагеря, где фонтан яркого красного света выстреливал в воздух.

 

Уже полдень? Подумал Лан, поднимая свой меч и сигнализируя своим Малкири отступление. Подразделения Кандорцев и Арафелцев бурлили, легкая кавалерия с луками, посылала одну за другой волны стрел в массы Тролоков.

 

Зловоние было ужасным. Лан со своими людьми скакал прочь от передовых линий, мимо двух Ашаманов и Айз Седай - Коладры, которая настояла на своем присутствии в качестве советника короля Пейтара - поджигающих трупы Троллоков с помощью источника. Это должно сделать более сложным продвижение следующей волны порождений Тени.

 

Армии Лана продолжали свою тяжелую работу, сдерживая троллоков в ущелье, как смола сдерживает струйки воды в протекающей лодке. Армия билась короткими сменами, по часу каждый раз. Костры и Ашаманы освещали дорогу в ночи, не давая отродьям тени возможности получить преимущество.

 

После двух дней изнурительного сражения, Лан знал, что эта тактика в конечном итоге идёт на пользу Троллокам. Люди убивали их повозками, но Тень собирала свои силы в течение многих лет. Каждый вечер Троллоки питались мертвыми, им не нужно было беспокоиться о перебоях в поставках продовольствия.

 

Лан не позволял своим плечам ссутулиться, удаляясь с линии боя, освобождая место для следующей группы воинов, но он хотел упасть и проспать дни напролет. Несмотря на то, что Дракон Возрожденный выделил Лану большое войско, всем участникам сражения было необходимо брать по несколько смен за день. Лан всегда оставался на несколько лишних смен.

 

Поспать было не таким уж простым делом для его солдат в то время, как приходилось беспокоиться о снаряжении, сборе дров для костров и доставке запасов через переходные врата. Осматривая тех, кто покидал передовые линии вместе с ним, Лан искал чем бы он мог укрепить их. Около него верный Булен стал оседать. Лану следует побеспокоиться, чтобы этот человек побольше спал, или...

 

Булен соскользнул с седла.

 

Лан выругался, остановил Мандарба и соскочил вниз. Он бросился в сторону Булена и обнаружил его лежащим, немигающий взгляд устремлен в небо. Огромная рана была у Булена в боку, кольчуга порвана как парус, который повидал слишком много ветра. Булен прикрыл рану плащом поверх брони. Лан не видел ни то как воин был ранен, ни то как он скрыл это.

 

Дурак! Подумал Лан, трогая шею Булена.

 

Пульса нет. Он ушел.

 

Дурак! Подумал Лан снова, охватывая его голову. Ты не мог уйти от меня, не так ли? Вот почему ты спрятал ее. Ты боялся, что я умру там, пока ты уйдешь за Исцелением.

 

Или это, или ты не хотел отнимать силы у способных направлять. Ты знал, что они работают на пределе своих возможностей.

 

Стиснув зубы, Лан поднял Булена и перекинул его через плечо. Затем уложил тело на лошадь Булена и привязал его к седлу. Андер и принц Кайсель, молодой кондорец, что обычно скакали с сотней солдат вместе с Ланом - сели рядом, мрачно наблюдая. Ощущая их взгляды, Лан положил руку на плечо погибшего.

 

- Ты служил достойно, друг мой, - сказал он. - Хвала тебе будет воспета поколениями. Да осияет тебя Свет, и да защитит тебя Создатель. Последнее объятие матери принимает тебя.

Он обернулся к остальным.

- Я не стану горевать! Скорбь - для тех кто сожалеет, а я не сожалею о том что мы здесь сделали! Булен не мог бы погибнуть лучшей смертью. Я не оплакиваю его, я его приветствую!

 

Он вскочил в седло Мандарба, держа поводья коня Булена, и сел прямо. Он не позволит им видеть свою усталость. Или его печаль.

- Кто-нибудь видел, как пал Бах? - спросил он у скачущих рядом. - У него был арбалет, привязанный сзади лошади. Он всегда беспокоился, чтобы арбалет был с ним. Я поклялся, что если он когда-нибудь случайно выстрелит, я прикажу Ашаману подвесить его за пальцы ног на вершине утёса.

 

- Он погиб вчера, когда его меч застрял в броне Троллока. Он бросил попытки достать его и выхватил запасной клинок, но еще два Троллока снесли его вместе с лошадью. Я подумал, что тут ему и конец, и попытался добраться до него, но увидел, как он поднялся с этим своим, испепели его Свет, арбалетом и выстрелил Троллоку прямо в глаз с расстояния в два фута. Болт прошел точнехонько сквозь его тыкву. Второй Троллок пронзил его, но уже после того, как получил вынутым из сапога ножом в шею.

Лан кивнул.

- Я помню тебя Бах. Ты погиб с честью.

Они скакали в течении нескольких мгновений, а затем принц Кайсель добавил:

- Рэгон. Он также погиб с честью. Он направил своего коня прямо на группу из тридцати Троллоков, которые выскочили на нас сбоку. Возможно, спас жизни дюжине человек этим ходом, давая нам время. Он успел ударить одного в рыло, перед тем как они сбросили его.

- Да, Рэгон был просто безумцем, - сказал Андер. - Я один из тех, кого он спас.

Он улыбнулся.

- Он умер с честью. Свет, но это так. Конечно, самым безумным, что я видел за последние несколько дней, было то, что сделал Крэгил, когда сражался с тем Исчезающим. Кто-нибудь еще видел это...

 

Ко времени, когда они достигли лагеря, мужчины громко смеялись и восхваляли павших с мечом в руке. Лан отделился от них и забрал Булена к Ашаману. Наришма удерживал открытыми переходными врата для телеги с припасами. Он кивнул Лану.

- Лорд Мандрагоран?

 

- Мне нужно как-то заморозить его, - промолвил Лан, спешиваясь. - Когда со всем будет покончено и Малкири будет восстановлен, нам потребуется подходящее место упокоения для благородных павших. До того момента, я не желаю, чтобы его сожгли или оставили гнить. Он был первым Малкири, возвратившимся к своему королю.

 

Наришма кивнул, Арафельские колокольчики на концах его косичек тихо звякнули. Он дождался прохода телеги через врата, затем поднял руку, чтобы остальные остановились. Он закрыл их и открыл новые на вершине горы.

 

Ледяной ветер продувал насквозь. Лан снял Булена с лошади. Наришма попытался помочь, но Лан остановил его. Крякнув, поднял с усилием покойника на плечо. Он шагнул прямо в снег. Пронизывающий ветер, как будто резал его лицо острым ножом.

 

Он положил Булена, затем опустился на колени и осторожно снял хадори с его головы. Лан пронесет его через сражение - как будто Булен мог бы продолжать сражаться - затем вернет его к телу, когда сражение будет закончено.Это старая традиция Малкири.

- Ты умер хорошей смертью, Булен, - сказал Лан тихо - Спасибо, что не отказался от меня.

 

Он встал, снег хрустнул под сапогами, и вышел через врата с хадори в руке. Наришма закрыл проход, и Лан спросил о местоположении горы - в случае если Наришма погибнет в бою, таким образом он сможет найти Булена снова.

 

Они не смогли бы сохранить всех павших малкири таким способом, но один лучше, чем ничего. Лан обернул кожаную хадори о рукоять меча, чуть ниже гарды, крепко ее привязав. Он дотянулся до Мандраба чтобы погладить, поднял палец к лошади и встретился с его темными, влажными глазами.

- Не кусай больше конюхов, - прикрикнул он на жеребца.

 

После этого, Лан ушел в поисках Лорда Агельмара. Он нашел генерала разговаривающим с Тенобией рядом с Салдэйской частью лагеря. Недалеко, рядами по двести человек, стояли лучники, наблюдающие за небом. Уже было несколько атак Драггаров. Когда Лан подошел, земля стала трестись и грохотать.

 

Солдаты не кричали. Они выросли, будучи привычными к такому. Земля стонала.

 

Голая скалистая поверхность рядом с Ланом раскололась. Он отпрыгнул, встревоженный тем, что землетрясение продолжалось, и наблюдая, как маленькие разрывы появляются в скале - трещинки, толщиной с волос. Было что-то глубоко неправильное в этих трещинах. Они были слишком темными, слишком глубокими. Несмотря на то, что местность вокруг все еще тряслась, он подошел, изучая мелкие трещины, пытаясь разглядеть их в деталях через грохочущее землетрясение.

 

Они казались трещинами в небытие. Они втягивали свет, всасывали его. Как если бы он смотрел на изломы в природе самой реальности.

 

Землетрясение утихало. Темнота в трещинах задержалась в течение нескольких вдохов, затем исчезла, микротрещины стали обычными разломами в камне. Опасаясь, Лан опустился на колени, осматривая их внимательно. Увидел ли он то о чем подумал? Что это значит?

 

Успокоившись, он поднялся на ноги и продолжил свой путь. Это не только одинокие уставшие мужчины подумал он. Мать ослабла

 

Он быстро шел через салдэйский лагерь. Из всех, кто сражался возле Ущелья, салдэйцы поддерживали свой лагерь в лучшем виде, стараниями офицерских жен. Лан оставил большинство малкирцев, не способных сражаться, в Фал Дара, да и другие привели с собой мало людей, помимо воинов.

 

Это не был путь салдейцев. Хотя они обычно не отправляются в Запустение, женщины, тем не менее, шли со своими мужьями. Каждая может сражаться с ножами, и будет охранять их лагерь до смерти, если в этом возникнет необходимость. Они были чрезвычайно полезны здесь, в сборе и распределении материалов и в уходе за ранеными.

 

Тенобия снова спорила с тактикой Агелмара. Лан слушал, как великий полководец шайнарцев кивнул в ответ на её требования. Она не обладала плохим пониманием вещей, но она была слишком смелой. Она хотела ударить по Запустению, и вести сражение с Троллоками на их территории.

 

В конце концов, она заметила Лана.

- Лорд Мандрагоран - обратилась она, глядя на него. Она была довольно привлекательной женщиной, с огнем в глазах и длинными черными волосами. - Ваша последняя вылазка имела успех?

 

- Много Троллоков были убиты, - сказал Лан.

 

- Мы сражаемся в знаменательной битве,- сказала она с гордостью.

 

- Я потерял хорошего друга.

 

Тенобия остановилась, заглянув в его глаза, похоже пытаясь понять его эмоции. Лан ничем не выдал их. Булен погиб достойно.

- Человек сражаясь покрывает себя славой, - сказал ей Лан, - но в самой битве нет ничего славного. Она просто есть. Лорд Агельмар, на пару слов.

 

Тенобия отступила в сторону, и Лан увел Агельмара. Старый генерал с благодарностью посмотрел на Лана. Тенобия взглянув на них, удалилась в сопровождении двух гвардейцев, старающихся не отстать от нее.

 

Да она сама может полезть в битву, если не присматривать за ней, подумал Лан. Её голова полна песен и преданий.

 

А разве он сам только что не поощрял своих людей рассказывать те же самые истории? Нет. Разница была, он её чувствовал. Научить людей принимать возможность смерти и почитать честь павших... это не то же самое, что распевать песни о том, как прекрасно сражаться на передовой.

 

К сожалению, без личного участия в сражении разницы не понять. Да ниспошлет Свет, чтобы Тенобия поумерила пыл. Лан видел множество молодых людей с подобным выражением глаз. Решением вопроса обычно была работа на износ на несколько недель, изнуряющей настолько, чтобы те могли думать только о своей постели, а не "славе", что обретут в один прекрасный день. Он сомневался, что такой способ подойдет для Королевы.

 

– Она стала еще безрассуднее с тех пор, как Калиан женился на Этениелле, – мягко сказал Лорд Агельмар, присоединяясь к Лану, и они продолжили идти, кивая проходящим солдатам. – Я думаю, он способен был умерить её нрав на волосок-другой, но теперь, без присмотра его или Башира... – он вздохнул. - Ну да неважно. Чего ты хотел, Дай Шан?

 

– Мы славно сражались здесь, – сказал Лан. – Но мне не дает покоя, насколько устали наши люди. Сможем ли мы и дальше сдерживать Троллоков?

 

– Ты прав, вражеские силы прорвутся рано или поздно, – сказал Агельмар.

 

- Что же нам теперь делать? - спросил Лан

 

- Мы будем сражаться здесь, - сказал Агельмар. - А потом, когда не сможем сдерживать их, будем отступать, чтобы выиграть время.

 

- Отступать? - насторожился Лан.

 

Агельмар кивнул.

- Мы здесь, чтобы задержать продвижение Троллоков. Мы добьемся этого удерживаясь здесь некоторое время, затем будем медленно отступать через Шайнар.

 

- Я не затем явился к Тарвинову Ущелью, чтобы отступать, Агельмар.

 

- Дай Шан, Вы меня уже убедили в том, что пришли сюда за смертью.

 

Это была чистая правда.

- Я не отдам Малкир Тени во второй раз, Агельмар. Я пришел к Ущелью....и Малкири последовавшие за мной, чтобы показать Темному, что мы не побеждены. Оставить все теперь, когда мы готовы укрепиться тут. . .

 

- Дай Шан, - Лорд Агельмар заговорил тише, пока они шли. - Я уважаю твою решимость сражаться до последнего. Мы все уважаем; твой поход вдохновил тысячи. Может быть, ты и не ставил перед собой такой цели, но такую цель предопределило для тебя Колесо. Нельзя игнорировать ту судьбу, что определила тебе высшая справедливость. Может быть, пришло время, чтобы отодвинуть в сторону личные мотивы и увидеть нечто более важное.

 

Лан остановился, глядя на пожилого генерала.

- Поосторожнее, лорд Агельмар. Мне послышалось, что вы назвали меня эгоистом.

 

- Называю, Лан - сказал Агелмар - И ты таков.

 

Лан не дрогнул.

 

- Вы пришли, чтобы отдать свою жизнь за Малкир. Это очень благородно. Но в виду того, что грядёт Последняя битва - это глупо. Вы нужны нам. Люди умрут из-за вашего упрямства.

 

- Я не просил их идти за мной. Свет! Я сделал все возможное, чтобы остановить их.

 

- Долг тяжелее горы, Дай Шан.

 

Внезапно, Лан встрепенулся. Сколько времени прошло с тех пор, как кто-либо обращался к нему с подобным разговором? Он вспомнил обучение в том же стиле парней из Двуречья. Невинного пастуха, который опасался судьбы, которую возложил на него Узор.

 

- Некоторым людям, - проговорил Агельмар, - суждено умереть, и они боятся этого. Другие обречены жить и вести за собой, и они считают, что это их бремя. Если вы хотите продолжить борьбу здесь, пока последний человек не падёт, вы можете сделать это, и они умрут прославленные в сражении. Или, вы можете сделать то, что нам обоим следует сделать. Отступить, когда нас прижмут, приспособиться, и продолжать задерживать прихвостней Темного до тех пор, покуда сможем. Пока другие армии не пришлют нам подкрепление.

 

- У нас есть исключительная кавалерия. Каждая армия послала тебе своих лучших всадников. Я видел, как девять тысяч всадников легкой кавалерии Салдэи выполняли сложные маневры с большой точностью. Мы можем нанести урон отродьям Тени, но их количество чересчур большое. Больше, чем я мог себе представить. Мы нанесем им больше урона, если отступим. Мы найдем способ как наказать их за каждый шаг нашего отступления. Да, Лан. Ты сделал меня командующим этой битвы. Это мой тебе совет. Это случится не сегодня, и может быть произойдёт через неделю, но нам придётся отступить.

 

Лан шел молча. Прежде, чем он успел сформулировать ответ, увидел синюю вспышку света в небе. Экстренный сигнал из Ущелья.

 

Отряды, которые только вернулись на поле битвы, нуждаются в помощи.

 

"Я рассмотрю это предложение", задумался Лан. Отбросив усталость, он кинулся к коновязи где конюх уже подготовил Мандарба.

 

Ему не нужно было ехать в эту вылазку. Он только, что вернулся с предыдущей. Все же он решил выдвигаться и вдруг поймал себя на том, что кричит Булену, чтобы он подготовил лошадь, и почувствовал себя глупцом. Свет, но Лан очень привык к помощи этого человека.

 

Агельмар прав, думал Лан, пока конюхи сбивались с ног, седлая Мандарба. Жеребец был норовистый и чувствовал его настроение. Они пойдут за мной. Как Булен. Вести их на смерть во имя погибшего королевства... идти самому на смерть... разве это чем-то отличается от поведения Тенобии?

 

Вскоре, он уже скакал обратно к линиям обороны и обнаружил, что троллоки почти прорвались. Он присоединился к бою,и в эту ночь они устояли. Рано или поздно, но они не смогут стоять дальше. Что тогда?

 

Тогда... тогда он снова оставит Малкир и сделает то, что должно быть сделано.

 

Войско Эгвейн собралось в южной части поля Мэррилор. Было решено, что они переместятся в Кандор сразу после того, как силы Илэйн будут отправлены в Кэймлин. Армии Ранда пока не вступали в Такандар, но вместо этого двигались к месту сбора в северной части поля, где проще было осуществлять снабжение. Он утверждал, что сейчас было не подходящее время для его атаки. Свет, пусть он достигнет успеха с Шончан.

 

Перемещение такого количества людей было сильнейшей головной болью. Айз Седай разместили врата перемещения в длинную линию, словно дверные проемы одной из сторон пиршественного зала. Солдаты сбились в кучу, ожидая своей очереди. Многие из сильнейших направляющих не участвовали в этом - им вскоре предстоит очутиться на поле боя, и создание переходных врат лишь ослабит их силы перед началом важного дела.

 

Солдаты, разумеется, расступились перед Амерлин. Из-за того, что головной отряд находился здесь, а лагерь был расположен на другой стороне поля, потребовалось время, чтобы пересечь его. Она провела всё утро, встречаясь с Советом, так как они обсуждали доставку сообщений и оценку местности. Она была рада, что позволила Совету взять на себя руководящую роль в войне, это было мудрым решением Сестер, поскольку многие из них жили уже больше столетия.

 

- Не люблю, когда меня заставляют так долго ждать, - сказал Гавин, держась рядом с ней.

 

Она посмотрела на него

 

- Я доверяю оценке поля битвы, которую провел Генерал Брин, как доверяет и Совет, - произнесла Эгвейн, когда они ехали вдоль рядов Иллианских Спутников, на передней стороне каждого блестящего нагрудника, которых были изображены Девять Пчел Иллиана. Они приветствовали её. Их лица были скрыты за коническими шлемами, зарешеченными спереди.

 

Она не была уверена в том, что рада видеть их в своей армии, они более верны Ранду, нежели ей, но Брин настоял на этом. Он сказал, что не смотря на большие размеры ее сил, им не хватает элитного подразделения среди них.

 

- Я по прежнему считаю, что мы должны были уйти раньше - сказал Гавин, когда двое из них прошли через врата, ведущие к границе Кандора

 

- Прошло всего несколько дней.

 

- Несколько дней, которые пылал Кандор.- Она чувствовала его разочарование. Она также чувствовала, сколь отчаянно он ее любил. Теперь он был ее мужем. Их поженила Сильвианна во время простой церемонии накануне вечером. Он все еще чувствовал себя неловко, зная, что Эгвейн была инициатором собственной свадьбы. Но когда ты на вершине власти, что еще остается делать?

 

Когда они добрались до лагеря на границе Кандора увидели Брина, разъезжающего верхом и отдающего короткие приказы патрулям разведки. Подъехав к Эгвейн, он выбрался из седла и низко поклонился, целуя ее кольцо. Затем снова сел на коня и продолжил. Это было знаком уважения с его стороны, учитывая его статус командующего этой армии. Конечно, он выдвинул свои требования, и все они были удовлетворены, возможно, из-за того, что он жестко настаивал на их выполнении. Главная армия Белой Башни была хорошей возможностью для его самореализации; ни один не захотел бы очутиться на пастбище. Великий полководец не должен был обнаружить себе там в первых рядах.

 

Эгвейн заметила Суан, скачущую сбоку от Брина, и удовлетворенно улыбнулась. Теперь он от нас никуда не денется.

 

Эгвейн изучала холмы на юго-восточной границе Кандора. Хотя на них не хватало зелени - как на многих других землях - их мирной спокойствие не предполагало, что страна за ними полностью сожжена. Столица, Чачин, лежала в руинах.До того как оступить, чтобы сражаться вместе с остальными Пограничниками, королева Этениэлле обратилась за помощью в спасательных операциях к Эгвейн и Совету. Они сделали что могли, посылая разведчиков через порталы на все основные дороги в поисках беженцев и отправляя тех, кого смогли найти, в безопасное место, если сейчас вообще кто-либо мог быть в безопасности.

 

Основная армия Троллоков покинула горящие города и теперь двигалась на юго-восток к холмам и реке, которая соединяла границы Кандора с Арафелом.

 

Сильвиана поехала возле Эгвейн напротив Гавина. Она одарила его гневным взором — эти двое должны будут прекратить огрызаться друг на друга; это становилось утомительным — прежде, чем поцеловать кольцо Эгвейн. -Мать.

 

-Сильвиана.

 

-Мы получили новые сведения от Илэйн Седай.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...