Главная Обратная связь

Дисциплины:






Неизвестный автор, Четвёртая Эпоха. 20 страница



 

В кармане своего платья Илейн несла официальный ответ Эгвейн-Престола Амерлин относительно Родни и указания ей самой. Илейн могла почти ощущать тепло, исходящее из письма, но это было скрыто позади официального языка и соглашение, что сейчас не время беспокоиться о таких вещах.

 

Илейн придется проделать там больше работы. Эгвейн в конечном счете увидит логику в том, чтобы позволить Родне работать в Андоре под надзором Илейн. Чуть дальше площадки для Перемещений она заметила, как усталый шайнарец принимает флягу с водой от одного из мужчин Двуречья. У связанного узлом макушки человека была повязка и знакомые особенности.

 

- Уно?- спросила шокированная Илейн, натягивая поводья Лунной тени.

 

Отвратительно, они пролили на себя всю воду, пока пили.

- Илэйн? - вопросительно произнёс он, вытирая пот со лба рукавом, - Я слышал, что ты теперь растреклятая Королева. Что ж, я думаю, что рано или поздно это должно было произойти, потому что ты проклятая Дочь-Наследница... Простите меня. Дочь-Наследница. И вовсе не проклятая. - Шайнарец поморщился от напряжения.

 

- Ты можешь ругаться, как тебе угодно, Уно - сказала Илэйн, добавив, - Найнив нет рядом. Что ты тут делаешь?

 

- Амерлин, - сказал он, - Ей нужен был отъявленный посланник, и я был, кровь и пепел, выбран. Уже отдал проклятый отчет Эгвейн, чтобы ваши командиры растрёклято хорошо сделали свое дело. Мы заняли наши проклятые боевые позиции и начали разведку из Кандора, это место кровавое месиво. Вы хотите подробностей?

 

Илейн улыбнулась.

— Я слышала отчет от моих командиров, Уно, — сказала она. — Иди отдохни и прими горячую ванну, ты, сын перегревшегося пастуха.

 

Уно как будто воды в рот набрал от такого комментария. Илэйн улыбнулась. Она только накануне услышала это проклятие от солдата и до сих пор не знала, почему оно считается таким мерзким. Оно давало должный эффект.

 

- Я... горячая ванна для меня не нужна, - сказал Уно, - Э-э, Ваше Величество. У меня уже было пять минут для отдыха.Троллоки могут скоро атаковать в Кандоре, кровь и пепел, и бои пройдут без меня.

Он отсалютовал ей, приложив руку на грудь и поклонился, прежде чем в спешке вернуться обратно.

 

- Жаль, - сказала Бергетти, - Он хороший собутыльник. Я бы хотела, чтобы он остался на некоторое время.

Через узы, Илэйн почувствовала другую реакцию от нее, когда она смотрела на Уно сзади.

 

Илейн покраснела:

- Тут нет времени на это прямо сейчас. На любую из этих вещей.

 

- Просто посмотрела, - сказала невинно Бергитти, - Я думаю, мы должны пойти послушать доклады о других полях сражений.



 

- Должны, - твердо сказала Илэйн.

 

Бергитти не выказала свое раздражение, но Илэйн почувствовала это через узы. Бергитти ненавидела планирование битв, Илэйн нашла странным в женщине, которая сражалась в тысячи сражений, героем, спасшей множество жизней во время, некоторых из величайших моментов в истории.

 

Она пришла к палатке, где разрабатывался план сражения, одна из нескольких полноразмерных переносных, армейских палаток.

Внутри она увидела Башира совещавшегося с несколькими командирами: Абэлом Коутоном, Галленне и Тромом, вторым командиром белоплащников. Галад как и Перрин, были у Кэймлина изматывая силы противника. Удивительно, но Илэйн нашла Трома более приятным, чем Галада.

 

- Ну? - спросила она.

 

- Ваше Величество, - сказал Тром кланяясь. Ему не нравилось то, что она была Айз Седай, но он тщательно это скрыл. Остальные в комнате приветствовали ее, хотя Башир просто дружественно кивнул затем указал на карту всех сражений.

 

- Донесения со всех фронтов - отчитывался Башир, - Беженцы из Кандора стекаются к Амерлин и ее солдатам, и включая в себя значительное количество боеспособных. Солдаты Домов или охранники купцов, по большей части. Войска Лорда Итуралде по-прежнему ожидают Лорда Дракона, прежде чем двинуться в Шайол Гул, - Башир почесал усы, - Как только они двинутся в эту долину, отступление будет невозможно.

 

- А как там армия Порубежников? - спросила Илэйн.

 

- Держутся, - ответил Башир, указывая на другую карту и показывая Шайнар.

Илэйн задумалась, бесцельно, захотел бы Уно сражаться с остальной частью своего народа в Ущелье.

- Последний гонец передал, что они опасаются разгрома и рассматривают варианты контролируемого отступления.

 

Илэйн нахмурилась:

- Там действительно все настолько плохо? Они должны были выстоять, пока я не закончила бы с Троллоками в Андоре и не присоединилась бы к ним. Таков был план.

- План был, - согласился Башир.

 

- Вы хотите сказать что планирование во время войны годится только пока не обнажён первый меч, - поинтересовалась Илэйн. - Или пока первая стрела не будет выпущена?

 

- Пока не поднято первое копье, - пробурчал Башир себе под нос.

 

- Я все понимаю, - сказала Илэйн, тыкая пальцем в карту. - Но я ведь знаю, что Лорд Агельмар достаточно опытный командующий, чтобы сдерживать кучку Троллоков, особенно с поддержкой армий Порубежников.

 

- Они все ещё держатся, - ответил Башир. - Но на них все больше и больше давят, - Он поднял руку, чтобы остановить ее возражения, - Я знаю, вы бесспокоитесь об отступлении, но я советую вам не вмешиваться в руководство Агелмара. Он заслужил свою репутацию, как великого полководца и он находится там, а мы далеко. Он знает что следует делать.

 

Она сделала глубокий вдох.

- Да. Вы правы. Надо выяснить сможет ли Эгвейн отправить ему подкрепление. А мы, тем временем, должны одолеть наших противников тут и быстро.

Одновременное сражение на четырех фронтах вытягивает много ресурсов.

 

Илэйн были знакомы не только местности сражений, но и лучшие варианты их проведения. Если другие армии выстоят, пока она уничтожит Троллоков в Андоре, она сможет присоединиться к Лану и Агельмару и превратить отступление из Ущелья в победу. Оттуда она сможет помочь Эгвейн и вернуть Кандор.

 

Армия Илэйн была стержнем всей операции. Если она не победит в Андоре, то у других войск не будет подкрепления. Лан и Итуралде задохнутся, истощив свои силы. У Эгвейн есть шанс, в зависимости от того, что Тёмный направит в ее сторону. Но Илэйн не хотела это выяснять.

 

- Мы должны заставить Троллоков напасть на нас, - сказала она. - Незамедлительно.

 

Башир кивнул.

 

- Необходимо перейти к активным манёврам, - указала Илэйн. -Засыпьте их безостановочными волнами стрел. Нужно заставить осознать их, что если они не дадут нам отпор, мы сотрём их в порошок.

 

— А если они просто отступят назад в город? — спросил Тром. — Пожары затухают.

 

— Тогда, нравится нам это или нет, мы принесем тех драконов, чтобы начать разрушение Кеймлина. Мы не можем больше ждать.

 

Андрол изо всех сил боролся с дремотой. Они его чем-то опоили...и теперь его безудержно клонит в сон. Зачем им это?

 

Что-то случилось с возможностью направлять, Мысли Андрола путались в тумане.

 

Единая Сила была недоступна, хотя не было никакого щита. Какой напиток может сделать такое?

 

Несчастный, плачущий Эмарин лежал связанным. Они еще не сумели его Обратить, но по мере того, как медленно утекали часы, он казался все ближе и ближе к слому. Андрол потянулся, выворачивая голову. Он едва мог разглядеть тринадцать людей Таима, использовавшихся для этого процесса. В полумраке комнаты они упали там же где сидели за столом. Они были истощены.

 

Андрол вспомнил… Таим кричал вчера. Он ругал мужчин, за то что их работа шла слишком медленно. Они израсходовали много сил на Обращении первых мужчин и женщин, и, по-видимому, теперь для них наступили более тяжелые времена.

 

Певара спала. Чай одолел её. Андролу чай дали после Певары, но почти машинально. Казалось, они не вспоминали о нем большую часть времени. На самом деле Таим был разгневан, когда узнал, что его приспешники дали чая Певаре. Он хотел Обратить её следующей, но, видимо, этот процесс требует, чтобы жертва была в состоянии направлять.

 

- Отпустите меня!

 

Андрол изогнулся на новый голос. Аборс и Мишраэль втащили в дверь невысокую меднокожую женщину. Тувин, одна из Айз Седай, что были связаны с Логайном.

 

Рядом, с закрытыми глазами, пошевелился Логайн – он выглядел так, как будто его избила толпа разгневанных мужчин

 

– Что ты делаешь! – воскликнула Тувин. – Свет! Я… – Она замолчала, когда Аборс заткнул ей рот. Человек с густыми бровями, он был одним из тех, кто перешел к Таиму добровольно, до начала обращений.

 

Андрол, по прежнему путаясь мыслями, попробовал освободить руки. Веревки были завязаны более туго. Понятно. Эвин проверил путы и затянул их.

 

Он чувствовал себя абсолютно беспомощным. Бесполезно. Он ненавидел это чувство. Если и было что-то, чему Андрол посвятил свою жизнь – это никогда не быть бесполезным. Всегда знать что-нибудь о ситуации.

 

– Обратите её следующей, – раздался голос Таима.

 

Андрол вывернулся, вытягивая шею. Таим сидел за столом. Он любил там быть для Обращений, но он не смотрел на Тувин. Он ласкал что-то в руках. Что-то вроде диска…

 

Он внезапно встал, пряча предмет в сумке на поясе.

– Остальные жалуются на усталость от большого количества обращений. Хорошо, если они обратят эту, она сможет присоединится к ним и добавить свою силу. Мишраэль, ты пойдешь со мной. На время.

 

Мишраэль и некоторые другие присоединились к Таиму; они остановились там, где Андрол не мог их видеть.

 

Таим подошел к двери.

– Я хочу, чтобы женщина была обращена к тому времени, как я вернусь – сказал он.

 

Лан скакал через скалистую землю, ведущая к Ущелью, что казалось происходило в сотый раз, хотя он сражался здесь меньше чем неделю.

 

Принц Кайсель и Король Изар остановились около него, трудная скачка.

- Что это, Дай Шан? - закричал Кайсель, - Ещё одно нападение? Я не видел чрезвычайный сигнал!

 

Лан мрачно наклонился в сумерках, костры сделаны из туши и древесины, пылающие по обе стороны от него, когда он возглавил атаку в несколько сотен Малкири. Сжигать трупы было трудно, но делали они это не из-за того, что нуждаются в свете, они хотели, чтобы Троллокам недосталась еда.

 

Лан слышал что-то впереди, что-то, что ужаснуло его. Что-то, чего он боялся.

 

Взрывы.

 

Отдаленные извержения походили на грохот камней, борящиеся против друг друга. Каждый заставил воздух дрожать.

 

- Свет! - Королева Этиниелла из Кандора присоединилась к ним, скача на своём белом мерине. Она завопила ему, - Это то, что я думаю?

 

Лан кивнул. Вражеские направляющие.

 

Этиниелла обратилась назад к своей свите, что-то крича, что он не уловил. Она была пухлой женщиной, несколько пышной для Порубежья. Ее свита включала лорда Болдэра, ее Меченосца и седого Кэльяна Рамсина, ее нового мужа.

 

Они приблизились к Ущелью, где воины боролись, чтобы сдержать тварей. Группа Кандорских всадников около костров на передней линии была внезапно брошена в воздух.

 

- Лорд Мандрогаран! - человек в черном камзоле махал рукой. Наришма со своей Айз Седай спешил к нему. Кто-то один из направляющих всегда был на передней линии, но Лан приказал им в схватку не лезть., Случись что-то непредвиденное, и они потребуются ему со свежими силами.

 

Вот как сейчас

 

- Направляют? - спрсил Лан, замедляя Мандарба.

 

- Повелители Ужаса, Дай Шан - задыхаясь выпалил Наришма. - Около двух десятков.

 

- И направляющих штук двадцать, или больше. - добавил Агельмар. - Они пройдут через нас, как нож сквозь масло.

 

Лан смотрел на рубленый пейзаж, бывший когда-то его родиной. Родиной, которой он никогда не знал.

 

Он должен был отказаться от Малкир. Признавая это чувствовал, как нож скручивается внутри него, но он сделает это.

- У вас есть план отступление, лорд Агельмар, - сказал Лан, - Наришма, можете ли вы, направляющие, сделать что-нибудь?

 

- Мы можем попытаться отрезать их, плетениями из воздуха, если подойдём достаточно близко, - ответил Наришма, - Но это будет трудно, даже невозможно, они используют потоки Огня и Земли. Кроме того, с таким количеством на их стороне... что ж, они будут нацелены на нас. Я боюсь, что мы можем быть отрезаны...

 

От близкого взрыва дрогнула земля, и Мандарб взвился на дыбы, едва не сбросив седока на землю. Лан, почти ослепнув от вспышки, пытался успокоить коня.

- Дай Шан! - голос Наришмы.

 

Лан сморгнул слезы, навернувшиеся на глаза.

 

- Иди к королеве Илэйн! - взревел Лан, - Верните направляющих, чтобы прикрыть наше отступления. Мы будем изрезаны в клочья без них. Иди, парень!

 

Адгельмар кричал об отступлении, лучники выдвигались вперёд, чтобы прекрыть направляющим и уйти на безопасное место. Лан достал свой меч из ножен, скача, чтобы возвратить всадников.

 

Свет защищает нас, подумал Лан, пронзительно крича и спасая то, что мог своей конницы. Ущелье было потеряно.

 

Илэйн нервно ждала в Браймском Лесу.

 

Это был старый лес; в таких лесах кажется, что у них есть собстенная душа. А вековые деревья - скрюченные пальцы, взметнувшиеся из земли в попытке почувствовать ветер.

 

Было трудно не чувствовать себя крошечной и незначительной в таком лесу как Браймском. Хотя многие деревья были без листвы, Илэйн могла ощущать тысячи глаз, взирающих на неё из глубины леса. Она поймала себя на мысли об историях, которые слышала ещё ребёнком, историях о том, что Лес полон разбойников - одни из них говорили о хороших разбойниках, а другие о таких, чьи сердца были скручены подобно сердцам Друзей Темного.

 

На самом деле. . . Илэйн подумала, вспомнив одну из историй. Она повернулась к Бергитте.

— Разве не ты однажды возглавляла разбойников из этого леса?

Бергитте поморщилась.

— Я надеялась, что ты не слышала этой истории.

 

— Ты ограбила королеву Альдешара! — сказала Илэйн.

 

— Я была очень вежливой при этом, — сказала Бергитте. — Она не была хорошей королевой. Многие утверждали, что она не была законной.

 

— Важен принцип!

 

- Вот поэтому я это и сделала, - Бергитте нахмурилась - По крайней мере.. я думаю, что это так..

 

Илэйн не стала продолжать тему дальше. Бергитте всегда становилась беспокойной, когда ей напоминали, что ее воспоминания о прошлых жизнях таяли. Время от времени у нее не было воспоминаний о прошлых жизнях вообще; в других случаях определенные моменты вспоминались, нахлынув на нее, только чтобы исчезнуть в следующий момент.

 

Илэйн возглавляла арьергард, который будет — в теории — наносить большую часть урона врагу.

 

Сухие листья захрустели, когда прибыл обветренный посыльный с площадки для Перемещений.

— Я из Кеймлина, Ваше Величество, — сказала женщина с луком, подпрыгивающим на месте ее крепления. — Лорд Айбара успешно отвлек Троллоков. Они находятся в пути.

 

- Свет, они схватили наживку, - сказала Илэйн, - Сейчас мы должны завершить нашу подготовку. Отдохни, скоро тебе понадобятся все силы. - Посланник кивнул, и ускакал галопом прочь.. Илэйн передала последние новости Талманесу, Айильцам и Тэму ал'Тору.

 

Как Илэйн услышала что-то в лесу, она подняла руку, останавливая отчет женщины-гвардейца. Лунная тень танцевала впереди, беспокоя мужчин, которые присели в подлеске вокруг Илэйн. Все молчали. Солдаты, казалось, только едва дышали.

 

Илейн обняла Источник. Сила переполнила ее, а вместе с ней расширилось восприятие мира. Умирающее дерево казалось более красочным в объятиях саидар. Да. Ее солдаты, тысячи их, понуждая кнутами изможденных лошадей, быстро приближались к Лесу. Илэйн подняла подзорную трубу, чтобы разглядеть извивающиеся массы преследующих Троллоков, подобных черным наводнениям волн на уже затененную землю.

 

- Наконец-то, - воскликнула Илэйн, - Лучники, вперед!

 

Двуреченцы выбрались из леса перед ней, сформировавшись внутри линии деревьев. Они были одной из самых маленьких сил в ее армии, но если отчеты об их доблести были не преувеличением, то они были в три раза эффективнее обычных.

 

Несколько молодых начали накладывать стрелы на тетиву.

 

— Стой! — закричала Илейн. — Там же наши люди, отступающие к нам.

 

Тэм и его командиры повторили приказ. Мужчины нервничая опустили луки.

 

— Ваше Величество, — сказал Тэм, подходя к ее лошади. — Парни могут поразить их на таком расстоянии.

 

— Наши солдаты все еще слишком близко, — сказала Илейн. — Мы должны подождать их, чтобы разобрать стороны.

 

— Прошу прощения, миледи, — сказал Тэм. — Но ни один двуреченский мужчина не пропустил бы выстрел как этот. Те наездники в безопасности и у Троллоков есть собственные луки.

Он был прав по той последней прикидке. Некоторые Троллоки делали паузу в их преследовании достаточно надолго, чтобы натянуть свои массивные луки из черного дерева. Спины Перринских воинов рисковали получить больше, чем несколько темно-оперенных стрел, выступающих от их конечностей или их лошадей.

 

— Стреляйте, — крикнула Илейн. — Лучники, стреляйте!

Бергитте передала приказ по линии. Тэм рявкнул приказ тем, кто стоял рядом.

 

Илэйн опустила подзорную трубу, как ветерок в лесу, треск сухих листьев, гремя скелетных ветвей. Двуреченцы стреляли. Свет! Неужели они действительно могут стрелять, так далеко и точно? Троллоки были в сотнях шагов.

 

Стрелы взлетали высоко, как ястребы бросившиеся из гнезда. Она слышала как Ранд хвастался своим луком и она как-то видела применение двуреченского длинного лука . Но это ... так много стрел поднялись в воздух с невероятной точностью. .

 

Стрелы летели по дуге и падали, и ни одно падение не было слишком близким. Они дождем падали на ряды Троллоков, особенно на их лучников. Прилетели несколько беспорядочных Троллочьих стрел, но двуреченцы уже легко разбили их порядки.

 

- Какая прекрасная стрельба из луков, - сказала Бергитте, прискакав обратно, - Прекрасно на самом деле. . . - Двуреченцы сделали еще несколько быстрых залпов до того, как всадники Перрина вошли в лес.

 

- Арбалетчики! - приказала Илэйн, обнажая свой меч и высоко вздымая его перед собой, - Вперед, Легион Дракона!

 

Двуреченские мужчины отступили в деревья, и вперёд вышли арбалетчики. У нее было два полных знамени Легиона Дракона,Башир хорошо их натренировал. Они сформировали три ряда, одна линия за другой, чтобы выстрелить в то время, как другие перезаряжаются, становясь на колени. Смерть, которую они послали на троллоков, была как грохот волн, вселяя дрожь в продвигающуюся армию, тысячи падали мертвыми.

 

Илэйн направила свой меч на Троллоков. Двуреченцы забрались на ветви первой линии деревьев и выпускали стрелы оттуда. С неустойчивой поверхности мужчины стреляли не так точно, но это им и не требовалось. Смерть настигала Троллоков спереди и сверху, и существа стали спотыкаться о своих мертвых.

 

"Продвиньтесь..." Подумала Илэйн.

 

Троллоки продвинулись, пробиваясь к стрельцам.Большая часть троллоков оторвалась от продвижения и двинулись на восток. Тракт, который граничил с Браймским лесом, был тем путем, который будет иметь смысл захватить троллокам, затем нажать на них, чтобы окружить силы Илэйн. Так могли подумать и Исчезающие.

 

- Отступите в Лес! - кричала Илэйн, размахивая мечом, - Поспешите!

 

Каждый арбалетчик выпустил еще по одному болту, затем исчезли в лесу, проталкиваясь в подлесок. Двуреченские мужчины спрыгнули на землю, затем стали тщательно перемещаться через деревья. Илэйн повернулась и поехала в осторожном беге. Недалеко в лесу, она достигла знамени Гэалданцев Аллиандре, стоящего рядами с пиками и алебардами.

 

- Обязательно отступите, как только они нападут, - кричала им Илэйн, - Мы хотим затянуть их глубже! - глубже в лес, где сисвай’аман ждал их прибытия.

 

Солдаты кивнули. Илэйн подъехала к Аллиандре, сидячей на своей лошади с небольшой охраной окружающей ее. Темноволосая королева сделала реверанс верхом Илэйн. Ее мужчины хотели, чтобы их королева присоединилась к Берелейн в Майенской больнице, но Аллиандре отказалась. Возможно, видя, что Илэйн использует её войска непосредственно, поощрило решение женщины.

 

Илэйн оставила их, поскольку первые троллоки вошли в лес, ворча и вопя. Им было бы тяжело бороться в лесу. Люди могли использовать подлесок далеко эффективнее, заманивая в засаду огромных троллоков, несущихся через лес, пронзая и зажимая в тиски их сзади. Мобильные силы лучников и арбалетчиков могли стрелять уз укрытия — если бы они сделали это правильно, то троллоки даже не знали бы, из какой стороны прибывают стрелы.

 

Поскольку Илэйн привела Охрану Королевы к тракту, она услышала отдаленные взрывы и крики троллоков. Пращники бросали цилиндры Алудры, взрывая троллоков из-за деревьев. Вспышки света отражались от тусклых стволов деревьев.

 

Илэйн достигла тракта как раз вовремя, чтобы увидеть троллоков во главе с несколькими Мудраалами в плащах чёрного цвета, которые переливались при передвижении . Они могли быстро отбросить силы Илэйн — но Отряд Красной Руки уже настроил драконов на дороге. Талманес стоял, заложив руки за спину, на груде ящиков, осматривая свои войска. Знамя Красной Руки колебалось позади него, проклятая рука, отпечатанная на красным поле окаймленное белым, с Алудрой, кричащей измерения, напоминая инструкции и случайные проклятия в дракониров, которые делали ошибки или перемещались слишком медленно.

 

Перед Талманесом было размещено примерно с сотню драконов, которые растянули поперёк дороги в четыре шеренги, задействовав окружающие это место поля. Илейн находилась слишком далеко, чтобы услышать, как Талманес отдаёт приказ открыть огонь. Видимо, это было хорошо, потому что гром, который затем последовал, сотряс её так, будто сама Драконова Гора решила извергнуться. Лунная Тень встрепенулась, заржала, и Илейн пришлось бороться с животным, чтобы удержаться в седле. В конце концов, она заткнула уши лошади потоками Воздуха, в то время, как дракониры выкатили их оружие на позицию и открыли огонь со второй линии.

 

Илейн заткнула себе уши тем же способом, которым успокоила Лунную Тень. Бергитте продолжала бороться со своей охваченной ужасом верховой лошадью, в конечном счете вылетев из седла, но Илейн практически не обратила на это внимания. Она всматривалась в дым, который застелил весь тракт. Третья шеренга драконов выходила на линию огня.

 

Несмотря на то, что её уши были закупорены, она почувствовала ударную волну, сотрясшую землю и встряхнувшую деревья. За ней последовала ещё одна волна, пробравшая Илейн до костей. Она глубоко вздохнула, чтобы замедлить биение сердца, в ожидании пока дым рассеется.

 

Первое, что она увидела - это был стоящий прямо Талманес. Первая шеренга драконов откатилась назад для перезарядки. Остальные три уже торопливо перезаряжались, заталкивая внутрь порох и большие металлические сферы.

 

Сильный порыв ветра с запада достаточно очистил воздух от дыма, чтобы она могла увидеть... у Илейн перехватило дыхание.

 

Тысячи троллоков превратились в тлеющие ошмётки, многие из которых разлетелись в разные стороны от дороги. Руки, ноги, пряди грубых волос, кусками разбросанные посреди дыр в земле шириной в два шага. Там, где раньше были тысячи троллоков, теперь только кровь, переломанные кости и дым. Множество деревьев было разнесено в щепки. От Мурдраалов, которые были в первых рядах, не осталось и следа.

 

Дракониры опустили свои факелы, не поджигая из перезаряженные орудия. Где-то позади несколько выживших троллоков продирались в лес.

 

Илэйн посмотрела на Биргитте и усмехнулась. Страж торжественно наблюдала, как женщины-гвардейцы искали ее коня.

 

- Ну как? - спросила Илейн, открывая свои уши.

 

- Я думаю... - сказала Биргитте, - Это грязные вещи. И неточные. Но чертовски эффективные.

 

-Да, - гордо сказала Илэйн.

 

Бергитте покачала головой. Ей вернули ее коня Флера, и она снова водрузилась на него.

- Раньше я думала, что человек с луком самая опасная комбинация, которую эта земля когда-либо будет знать, Илэйн. Теперь — думаю это не настолько опасно, когда мужчины открыто направляют или Шончан используют направляющих в бою — мы имеем эти вещи. Мне не нравится путь, которым все это движется. Если какой-нибудь мальчик с металлической трубой может уничтожить всю армию...

 

- Разве ты не видишь? - спросила Илэйн, - Больше не будет войн. Мы выиграем эту войну, и будет предначертанный Рандом мир. Никто, даже Троллоки, не стали бы вступать в сражение, зная, что столкнуться с таким оружием!

 

- Возможно,- сказала Бергитте, покачивая головой. - Наверное я меньше верю в мудрость людей, чем ты.

 

Илэйн, фыркнув, вскинула свой меч, Талманес ответил ей тем же. Первый шаг на пути уничтожения этой армии троллоков был сделан.

 

ГЛАВА 11

Просто еще один наемник

 

- Я понимаю... что в прошлом между нами были разногласия - сказала Аделорна Бэстайн, проезжая на лошади рядом с Эгвейн, пока они следовали через лагерь. Аделорна была стройной, властной женщиной, раскосые глаза и темные волосы которой, выдавали в ней уроженку Салдэий - Я не хочу, чтобы Вы считали нас врагами.

 

- Я не считала - осторожно сказала Эгвейн - и не считаю.

Она не спросила, что имела в виду Аделорна, когда сказала "нами". Она была Зеленой, и Эгвейн подозревала, что она являлась Капитан-Генералом, именно так Зеленые называли главу их Айя.

 

- Это хорошо - сказала Аделорна - Действия некоторых из нашей Айя иначе, как глупостью, не назовешь. Им... указали на их ошибки. Более Вам не будут мешать те, кто недолюбливал Вас, Мать. Так что, чтобы не произошло, давайте забудем об этом.

 

- Давайте забудем - согласилась Эгвейн, удивившись.

Теперь - подумала она - после всего этого, Зеленые признают меня?

 

Чтож, она могла рассчитывать на них. Ее беспокоило, что ее отношения с ними окончательно испорчены. Выбрав Сильвианну Хранительницей она нажила себе много врагов. Ходили слухи, что Эгвейн выбрала Красную Айя, несмотря на то, что у нее был Страж, за которого она вышла замуж.

 

- Если я могу спросить - сказала Эгвейн - что произошло между нами..., каким образом мы преодолели все трудности?

 

- Многие осознают, что Вы сделали во время атаки шончан, Мать - сказала Аделорна - Вы показали, что у Вас есть дух воина. Командующего. Это то, на что Зеленая Айя не может не обращать внимания. По сути мы должны стремиться к этому. Так это было решено, и так сказала та, кто возглавляет Айя, - Аделорна посмотрела в глаза Эгвейн, потом опустила голову.

 

Смысл был очевидным. Аделорна была главой Зеленой Айя. Она не могла откровенно признать свои ошибки, но Эгвейн заслужила доверие и уважение, и должна знать об этом.

 

- Если бы Вы были на самом деле Возвышены из нас, как это обычно происходит, Вы бы знали, кто возглавляет нас. Вам были бы известны наши тайны. Я отдаю их вам. - Это было также выражением благодарности. Эгвейн спасла жизнь Аделорне во время нападения Шончан на Белую Башню.

 

Амерлин не принадлежала ни к одной Айя — и Эгвейн определенно выражала это положение более, чем кто-либо до нее, поскольку она никогда не принадлежала ни к одной Айя. Однако, этот жест был трогателен. Она оперлась своей рукой на руку Аделорны в знак благодарности, затем отпустила ее.

 

Гавин, Сильвиана и Лейлвин отъехали в сторону, отосланные Эгвейн после того, как Аделорна попросила переговорить наедине. Эта Шончан... Эгвейн колебалась между необходимостью держать её возле себя для наблюдения и желанием убрать её подальше, как можно дальше.

 

Информация Лейлвин о Шончан была полезна. Насколько она могла определить, Лейлвин сказала ей чистую правду. Пока, Эгвейн скрыла ее — только потому, что она часто думала о большем количестве вопросов о Шончан. Лейлвин вела себя больше как телохранитель, нежели заключенный. Как будто Эгвейн доверила бы свою безопасность одному из Шончан . Она покачала головой, проезжая среди собранных армейских палаток и походных костров. Большинство из них были пусты, поскольку Брин отправил мужчин на линию фронта. Он ожидал подхода троллоков в течение часа.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...