Главная Обратная связь

Дисциплины:






Неизвестный автор, Четвёртая Эпоха. 23 страница



 

- Я не могу, - сказала она, - Не могу... - повторила она уже тише. Ранд выдохнул. Его руки тряслись. Так близко! Так близко к Свету, словно дикий кот, вышагивающий туда-сюда перед амбаром. Ранд обнаружил, что злится. Причем сильнее прежнего. Она всегда так! Постоянно флиртует с тем, что правильно, но в итоге все равно выбирает свой собственный путь.

 

- Я закончил с тобой, Майрин, - сказал Ранд, поворачиваясь и уходя из комнаты, - Навсегда!

 

- Ты ошибаешься! - выкрикнула она, - Ты всегда ошибался во мне! Сможешь ли ты сам показать себя кому-либо? Я не могу это сделать. Меня слишком много раз били те, кому я доверяла и предавали те, кого я любила!

 

- Ты упрекаешь м е н я в этом? - спросил Ранд, резко повернувшись.

 

Она не отводила высокомерного взгляда, будто была не в заточении, а сидела на троне.

- Ты действительно запомнила все в таком ракурсе? - спросил Ранд. - Ты думаешь, я предал тебя из-за нее?

 

- Ты говорил, что любил меня.

 

- Я никогда так не говорил! Никогда! Я не мог. Тогда я еще не знал, что такое любовь. Целые столетия жизни я не знал, что это, пока не встретил ее, - он помедлил, затем продолжил таким тихим голосом, что в пещере не было эха, - Ты никогда не чувствовала ее, да? Но, конечно, кого ты могла любить? Твое сердце уже тогда требовало власти, которой ты так сильно желала. А теперь нет такой возможности.

 

Ранд сник.

 

Он был расстроен так, как Льюс Тэрин никогда не был способен. Даже после того, как нашел Илиену и осознания того, как Ланфир чуть позже его использовала, он чувствовал тогда лишь ненависть и презрение.

- Ты ожидаешь от меня сострадания? - спросил Ранд ее.

 

Сейчас он чувствовал только это. Жалость к женщине, которая никогда не знала любви. К женщине, которая не могла позволить себе знать, что такое любовь. К женщине, которая не могла выбрать никакой стороны, кроме своей собственной.

 

- Я... - произнесла она слабо.

 

Ранд поднял руку и открыл себя ей. Его замыслы, его разум и самосознание закружились вокруг него в вихре цвета, эмоций и силы.

 

Ее глаза широко раскрылись при виде этого круговорота картинок, отражаемых на стенах. И он уже не мог остановить все это. Она видела его мотивы, страсти, желания для человечества. Видела его намерения. Отправиться в Шайол Гул, убить Темного. Покинуть лучший мир, чем он был в последнее время.

 

Он не боялся раскрытия этих мыслей. Он мог касаться Истинной Силы, и поэтому Темный знал его сердце. Здесь не было никакого сюрприза, во всяком случае ничего, что могло бы быть сюрпризом.



 

Ланфир была удивлена. Ее челюсть отвисла, поскольку она видела правду — правду, что глубоко внутри это не был Льюис Терин, объединенный с Рандом в одно. Это был овечий пастух, поднятый Тэмом. Его жизни потеряли значение в этот момент, показанных им воспоминаний и чувств.

 

Наконец, он показал ей свою любовь к Илиене — словно пылающий кристалл, установленный на полке, и восхищающий. Затем его любовь к Мин, Авиенде, Илэйн. Как горящий костер, согревающий, успокаивающий, страстный.

 

В том, что он показал не было любви к Ланфир. Ни единого осколка.Он уничтожил и ненависть Льюса Тэрина к ней. И поэтому, для него, она действительно ничего не значила.

 

Она задыхалась.

 

Свечение вокруг Ранда потускнело.

- Мне жаль, - сказал он. - Но это правда. Между нами все кончено, Майрин. Держись на дне, во время будущего шторма. Если я выиграю эту битву, то у тебя больше не будет причин бояться за свою душу. Не останеться того, кто мучил тебя.

 

Он снова отвернулся от нее и вышел из пещеры, оставив ее молчащей.

 

Вечер в Браймском Лесу сопровождался запахом костров, тлеющих в ямах, и звуков издаваемых людьми с тихими стонами погрузившимися в настороженный сон с мечами наготове. Летний воздух был неестественно холоден.

 

Перрин прошел сквозь лагерь людей, находившихся под его командованием.

 

Было трудно воевать в этих лесах. Его люди убивали троллоков, но Свет, казалось, ещё больше Отродий Тени приходило на смену павшим.

 

Проконтролировав, что все его люди накормлены, часовые расставлены, и люди знают, что делать в случае нападения Отродий Тени ночью, он пошел искать Айил. В частности Хранительниц Мудрости. Почти все они собрались идти с Рандом, когда он пойдет в Шайол Гул - сейчас же, они ожидали своего времени, но некоторые из них остались с Перрином, в том числе и Эдарра.

 

Она и другие другие Хранительницы Мудрости не были в его отряде. Но все же, как и Гаул, они остались с ним, когда их соплеменники ушли. Перрин не спрашивал их, почему. Его это не волновало. Но иметь их с собой было полезно, и он был благодарен этому.

 

Айил позволили ему пройти в свой лагерь. Он нашел Эдарру сидящей возле костра, обложенного камнями, для предотвращения пожара. Леса были сухие и пожар от искры мог разгореться быстрее, чем в сарае, полным сена последнего покоса.

 

Она взглянула на Перрина, присевшего рядом с ней. Айилка выглядела молодо, но от нее пахло терпением, любознательностью и контролем. Мудростью. Она не стала спрашивала зачем Перрин пришел к ней. Она ожидала, что он скажет.

 

- Ты ходящая по снам? - спросил Перрин.

 

Она изучала его в темноте, было не похоже, что это был праздный вопрос или вопрос постороннего человека.

 

Он был удивлен, когда она ответила.

 

- Нет.

 

- Но ты что-нибудь знаешь об этом? - спросил Перрин.

 

- Немного...

 

- Мне нужно знать, как войти в Мир Снов физически. Не всего лишь в моем сне, а моим настоящим телом. Ты слышала о таком способе?

 

Она глубоко вдохнула.

- Не думай об этом, Перрин Айбара. Это зло.

 

Перрин нахмурился. Сила в волчьем сне, в Тел'аран'риоде, была вещью деликатной. Чем сильнее Перрин погрузит себя в сон, чем плотнее и цельнее он там будет, тем сильнее он там сможет воздействовать на вещи, тем проще ему будет управлять тем миром.

 

Однако, в этом был риск. Войдя в сон слишком сильно, он рисковал оторваться от своего спящего тела в реальном мире.

 

Это, видимо, не беспокоило Губителя. Губитель был силен. Очень силен, так как присутствовал во сне физически. Перрин все более был уверен в этом.

 

"Наша борьба не закончится", думал Перрин, "пока ты не станешь жертвой, Губитель. Охотник на волков. Я покончу с тобой."

 

- Во многих отношениях, - пробормотала, глядя на него Эдарра, - ты еще ребенок, несмотря на всю честь которую ты заслужил.

Перрин уже привык, хотя и не любил, когда женщины выглядевшие на год или два старше его обращались к нему так.

- Ни одна из ходящих по снам не научит тебя этому. Это зло.

 

- Почему это зло? - спросил Перрин.

 

- Входя в мир снов во плоти ты теряешь часть того, что делает тебя человеком. Более того, если ты умрешь, находясь там физически, тогда ты умрешь навсегда. Не будет больше возрождения, Перрин Айбара. Твоя нить в Узоре оборвется навсегда, ты уничтожишь себя. Это не та цель, которую ты должен преследовать.

 

- Прислужники Тени, Эдарра, - сказал Перрин, - Они не боятся рисковать, чтобы получить преимущесто. Мы также должны рисковать, чтобы остановить их.

 

Эдарра в ответ покачивая головой, тихо прошипела:

- Не отрезай ногу, опасаясь, что её укусит змея, Перрин Айбара. Не делай ужасной ошибки, боясь чего-то, что кажется хуже. Это все, что я скажу об этом.

 

Она встала и вышла, оставив его сидеть у огня.

 

 

Глава 13

То, что должно быть сделано.

 

Армия расступалась перед Эгвейн, скакавшей к холмам на юго-востоке Кандора, где вскоре предстояло встретить продвигающегося врага. Она возглавляла более сотни Айз Седай, по большей части из Зелёной Айя. Изменения Брина в тактике были быстрыми и умелыми. Теперь у него было кое-что получше лучников, чтобы сломить наступление врага; кое-что более разрушительное, чем тяжелая кавалерия, чтобы нанести мощный удар.

 

Пришло время использовать это.

 

Две другие меньшие силы Айз Седай встали по флангам армии. Эти холмы, возможно, однажды были пышными и зелеными. Теперь они были желтыми и коричневыми, как будто сожженные солнечным светом. Она попыталась увидеть преимущества. По крайней мере,они должны верить в прочное положение, и хотя небо рвало периодическими молниями, дождь казался маловероятным.

 

Приближающиеся Троллоки, казались безбрежным морем. Хотя армия Эгвейн, была огромна, неожиданно, она показалась крошечной. У Эгвейн было одно преимущество: Армия Троллоков была обречена двигаться только вперед. Из-за склок, и голода, армии Троллоков тут же развалятся, если не будут наступать.

 

Армия Эгвейн была преградой на их пути. И приманкой. Порождения тени не могли бы себе позволить оставить силы такого размера, поэтому Эгвейн завлекала их в определенном ею направлении.

 

Ее Айз Седай находились на передовых позициях. Брин разделил свою армию на множество, мобильных отрядов, которые должны были внезапно нападать на Троллоков при первой возможности.

 

Нападение отрядов Брина, казалось вводило Троллоков в замешательство. По крайней мере, именно так Эгвейн расценивала неразбериху в их рядах, беспорядочное движение, увеличение шума. Троллокам редко приходилось беспокоиться об обороне. Троллоки нападали, люди защищались. Люди боялись. Люди были пищей.

 

Эгвейн достигла вершины холма, глядя на равнину, где собрались Троллоки из Кондора, ее Айз Седай, выстроились длинными рядами по обе стороны от нее. За ними, воины казалось находятся в нерешительности. Они знали, что Эгвейн и другие женщины были Айз Седай, никто из мужчин не чувствовал себя спокойно рядом с ними.

 

Эгвейн достигла своей стороны и извлекла нечто длинное, белое и тонкое из кожанного чехла, прикрепленного к её поясу. Рифленый жезл, са'ангриал Воры. Он удобно лёг в её руку, знакомо. Хотя она использовала его лишь единожды, она чувствовала, будто он успокаивает её и она успокоилась. На протяжении битвы с Шончан, он был её оружием. Впервые она поняла какую связь может чувствовать солдат со своим мечем.

 

Свечение Силы замерцало вокруг женщин в ряду, подобно зажженному ряду фонарей. Эгвейн обняла Источник и почувствовала как Единая Сила хлынула в неё подобно водопаду, наполняя её и открывая её глаза. Мир стал слаще, ароматы масла от доспехов и от примятой травы стали сильнее.

 

В объятиях саидар она могла видеть оттенки цветов, которые Тень хотела сделать незаметными. Трава не была вся мертвой; там были тонкие намеки на зелень, расщепленные там, где трава цеплялась за жизнь. Среди нее были полёвки; сейчас она могла легко почувствовать как пульсирует земля. Они ели гибнущие корни и цеплялись за жизнь.

 

Широко улыбаясь, она зачерпнула Единую Силу через рифленый жезл. Внутри этого потока она была переполненным морем силы и энергии, управляя одиноким судном и захватывая ветер. Наконец троллоки пришли в движение. Они рычали, громадная лавина оружия, зубов, вони и глаз, которые были слишком человеческие. Возможно, Мурддраал увидел впереди Айз Седай и решил атаковать и уничтожить направляющих человечества.

 

Другие женщины ожидали знака Эгвейн. Они не соединились в круг - круг был наилучшим средством, когда нужно было сфокусировать точный поток Единой Силы. Сегодня это не было целью. Сегодня было целью просто уничтожение.

 

Как только троллоки оказались на полпути до холмов Эгвейн начала свое наступление. Она всегда была необычайно сильна в Земле, поэтому она начала с самых простых и разрушительных плетений. Она послала потоки Земли в почву под троллоками в длинной шеренге, после взметнула землю вверх. При помощи са'ангриала Воры это было так же легко, как подбросить горсть гальки в воздух.

 

По этому знаку все женщины в ряду сформировали плетения. Воздух зарябил от светящихся нитей. Потоки чистого огня, брошенной земли, порывов ветра взрывались сталкивая троллоков между собой, заставляя их падать и кувыркаться.

 

Троллоки, которых Эгвейн подбросила в воздух, упали на землю, многие из них лишились ног или ступней. Кости ломались и троллоки вопили в агонии, когда их товарищи падали на них. Эгвейн позволила второй шеренге натолкнуться на павших, затем ударила снова. На этот раз она сосредоточилась не на земле, а на металле.

 

Металл в броне, в оружии и на запястьях. Она разрушила топоры и мечи, кольчуги и редкие латы. Она разрывала металлические части со смертельной скоростью. Воздух покраснел от распыляемой крови. Следующая шеренга попыталась остановиться, чтобы избежать шрапнели, но инерция троллоков позади них была слишком велика. Они толкали своих товарищей вперед в зону смерти и топтали их.

 

Эгвейн убила следующую волну также взрывая металл. Это было сложнее, чем плетения земли, но одновременно не давало излишних знаков задним шеренгам, что позволяло ей продолжать убивать, не давая им понять, что они делают, толкая своих товарищей вперёд.

 

Потом Эгвейн вернулась к разрыванию земли. Было что-то возбуждающее в использовании сырой силы, в направлении плетений в их наиболее простых формах. В этот момент - нанесения увечий, уничтожения, сеяния смерти среди врагов - она чувствовала себя будто единой с самой землёй. Будто она выполняет работу, выполнение которой земля жаждала так долго. Запустение и Отродия тени, которых оно породило, были болезнью. Инфекцией. Эгвейн - охваченная страстью Единой Силы, пылающий маяк смерти и правосудия - была очищающим огнём, который принесёт земле исцеление.

 

Троллоки пытались сильнее прорваться сквозь плетения Айз Седай, но это только завлекало все больше и больше их в сети Белой Башни. Зеленые подтверждали репутацию своей Айя, - выпуская в троллоков одну волну разрушения за другой, - однако и другие Айя также делали это хорошо.

 

Земля дрожала, и воздух был переполнен криками умирающих. Распотрошенные тела. Горелая плоть. Многие солдаты из передних шеренг опустошили свои желудки глядя на это зрелище. Айз Седай всё ещё перемалывали шеренги троллоков. В особенности сёстры выискивали Мурддраалов, как им было приказано. Эгвейн самолично убила одного из них, отделив безгалую голову от шеи с помощью плетений огня и воздуха.

 

Каждый убитый исчезающий повергал связанный с ним кулак троллоков.

 

Эгвейн удвоила свои атаки. Она ударила шеренгу волной взрывающейся земли, затем направила потоки воздуха в упавшие тела, толкая их назад так, чтобы они упали на задние шеренги. Она отверзала дыры в земле и заставляла камни в почве взрываться. Казалось, она убивала троллоков часами. Наконец, отродия тени сломались, троллоки повернули вспять несмотря на приказы мурддраалов. Эгвейн глубоко вдохнула - она начинала чувствовать слабость - и повергла больше Исчезающих. Наконец, они тоже сломались и побежали от холмов.

 

Эгвейн поникла в седле, опуская свой са'ангриал. Она не была в точности уверена сколько времени прошло. Солдаты поблизости смотрели широко открытыми глазами. Сегодня их кровь была не нужна.

 

- Это выглядело впечатляюще, - сказал Гавин, подводя свою лошадь вплотную к её. - Было похоже на то, как будто они штурмуют городские стены, пытаясь принести осадные лестницы... только без стен или лестниц.

 

- Они вернутся, - сказала Эгвейн устало. - Мы убили лишь малый процент от их числа.

 

Завтра, или, самое позжее, послезавтра, они попробуют снова. Новую тактику, возможно - они попробуют разделять волны атакующих, чтобы Айз Седай было сложнее убивать большие их скопления в один миг.

 

- Мы удивили их, - сказала Эгвейн. - В следующий раз они будут более сильными. Сейчас, этой ночью, мы устояли.

 

- Ты не просто устояла, Эгвейн, - сказал Гавин с улыбкой. - Ты послала их в бегство. Не думаю, что я когда-либо видел армию, разбитую настолько сильно.

 

Похоже вся армия была согласна с утверждением Гавина, так как они начали кричать ура, потрясая оружием. Эгвейн прогнала свою усталость и спрятала рифленый жезл. Поблизости другие Айз Седай опускали маленькие статуэтки, браслеты, броши, кольца и жезлы. Они опустошили хранилище Белой Башни забрав каждый ангриал и са-ангриал, те немногие, которые у них были, и распределили их среди сестер на линии фронта. В конце каждого дня они собирались и доставлялись женщинам, которые проводили Исцеление.

 

Айз Седай развернулись и прошли назад сквозь кричащую ура армию. Время для скорби, к сожалению, придет. Айз Седай не могут биться в каждой битве. Сейчас, однако, Эгвейн была удовлетворена, позволив солдатам насладиться их победой, так как она была наилучшего вида. В её рядах не было потерь.

 

- Лорд Дракон и его разведчики начали обследовать Шайол Гул, - Башир указал на одну из заштрихованных карт, - Наше сопротивление в Кандоре и Шайнаре вынуждает Тень ввести все больше войск в эти сражения. Скоро, Проклятые Земли будут главным образом пусты, за исключением костяка сил защитников. Ему будет легче нанести тогда удар по нему.

 

Илэйн кивнула. Она могла чувствовать Ранда, где-то в глубине ее сознания. Он беспокоился о чем-то, но был слишком далеко для нее, чтобы почувствовать больше, чем это. Ранд иногда посещал ее в лагере в Браймском Лесу, но сейчас он был на одном из других сражений.

 

Башир продолжил.

- Амерлин должна быть в состоянии удержаться в Кандоре, если рассматривать число направляющих, которых она имеет. Я не волнуюсь по её поводу.

 

- Но вас волнуют Порубежники, - сказала Илэйн.

 

- Да. Они были вытеснены из Тарвиново Ущелья.

 

- Мне жаль, что они не были в состоянии удержаться там, но Порубежники были разбиты. Делать нечего, надо перебросить им силы, какие смогут помочь.

 

Башир кивнул.

- Возможно, Лорд Мандрогоран сможет полностью изменить свое отступление, если бы у него было больше Айз Седай или Аша’манов.

 

Которых не было ни одного лишнего, чтобы перебросить. Она послала ему какое-то количество Айз Седай из армии Эгвейн, чтобы помочь ему с начальным отступлением, и это помогло. Но если сам Ранд не смог отбить Повелителей Ужаса там...

 

- Лорд Агельмар узнает, что сделать, - сказала Илейн, - Свет знает, он в состоянии отделить троллоков от большего количества населенных районов.

 

Башир проворчал.

- Отступление, как это - почти разгром, обычно не дает никаких шансов для руководства ходом сражения, - Башир стал водить по карте Шайнара.

 

Илэйн изучала карту. Путь троллоков не избежал бы населённых пунктов. Фал Дара, Мос Ширэйр, Фал Моран... И с Повелителями Ужаса, городские стены были бы бесполезны.

 

- Направьте Лану и правителям Шайнара обращение - сказала она спокойно. "Приказываю сжечь Фал Дара и Анкор Дэйл, также как и Фал Моран и деревни вроде Медо. Сожгите все посевы, какие возможно и опустошите все города. Эвакуируйте гражданских в Тар Валон".

 

- Мне жаль, - сказал Башир мягко.

 

- Это то, что должно быть сделано, не так ли?

 

- Конечно, - ответил Башир.

 

"Свет, какой беспорядок. Ну, а что ты ожидала? Аккуратность и простоту?"

 

Шаги по листьям объявили о Талманесе, приближающийся с одним из своих командующих. Кайренец выглядел усталым. Все были уставшими. Неделя сражения была только началом, но острые ощущения борьбы умерли. Теперь пришла реальная суровость войны. Дни борьбы или ожидания, чтобы сражаться, ночи, проведённые с мечом в руке даже, когда спишь.

 

Текущее местоположение Илэйн в Лесу — она должна будет покинуть и начать продвижение утром на тысячу шагов дальше на юг, но их постоянное отступление через лес, делало ее перемещение — почти идеальным. Три небольших вереницы легким ходом, пространсво для большого количества войск, чтобы расположиться лагерем, деревья на холме, которые работали также, как сторожевые вышки. Жалко, что они должны оставить это место утром.

 

- Троллоки контролируют всю южную часть леса, - сказал Башир, поглаживая усы, - Они избегают открытых пространств. Это означает, что наша конница не сможет эффективно действовать.

 

- Драконы фактически бесполезны здесь, Ваше Величество, - сказал Талманес, входя в палатку, - Теперь, когда Троллоки держатся вдали от тракта, мы испытываем затруднения, нанести какой-нибудь ущерб. Почти невозможно маневрировать с телегами драконов в лесу, и когда нам действительно получается сделать выстрел, мы убиваем больше деревьев, чем Отродий Тени.

 

- Что из этого... всё равно что случилось так, Алудра говорила о чём-то новом?

- Ее зубы дракона? - спросил Талманес, - Они лучше — дракон выстреливает связку частей металла, а не один шар. Оно поражает большое пространство и работает хорошо в лесу, но я утверждаю, что драконы наносят меньше урона, чем стоило бы рисковать ими.

 

- Я думаю, что лес сослужил нам пользу, - сказал Башир, перемещая некоторые символы троллоков на карте, - Мы уменьшили их численность, но они становятся умными, придерживаясь густых лесов и пытаясь окружить нас.

 

- Есть предложения?

 

- Отступить, - ответил Башир, - Главное, отправиться на восток здесь.

 

- Оправиться к Эринин? Там нет ниодного моста, так далеко к северу, - сказал Талманес.

Башир кивнул.

- Таким образом, вы знаете, о чём я собираюсь спросить. У вас есть группа людей, которые могут навести мосты. Пошлите их с нескольками драконами для защиты и сделайте, чтобы они построили мосты, непосредственно восточнее нас. Остальная часть наших войск не будет далеко позади. Открытый ландшафт там даст нашей кавалерии и драконам шанс нанести больше урона. Мы можем положиться на Эринин, чтобы замедлить троллоков, особенно, когда мы сожжём мосты. Несколько драконов, размещенных для прикрытия, должны замедлить их продвижение. Дальше, мы продолжим путь на восток к Алгуэньи и повторим процесс. Тогда то мы окажемся на дороге к Кайрену. Пойдём дальше на север и, когда найдем подходящее место, где сможем выстоять — я думаю, что знаю такое место — мы развернёмся и столкнемся с Тенью с Кайреном позади нас.

 

- Вы, конечно, не думайте, что мы должны пройти весь этот путь, - сказала Илэйн.

 

Башир посмотрел на карту, щурясь, как будто видя через пергамент изображение самого себя на земле.

- Эти битвы были волнующими, - мягко сказал он, - Но мы не контролируем их. Мы едем, как человек может ездить на лошади, которая панически ударилась в бегство. Я не могу сказать, где этот бег остановится. Я отвлеку его, я пошлю его через участки терновика. Но я не смогу остановить его, не сейчас, когда Троллоки продолжают наступать.

 

Илэйн нахмурилась. Она не могла позволить себе бесконечное отступление; она должна была победить этих Отродий Тени так быстро, насколько это возможно, таким образом, она смогла бы соединить остатки своих сил с армиями Лана и Эгвейн, чтобы отогнать вторжения на севере.

 

Это был единственный способ, которым они хотели победить. Иначе, не имело бы значения, что Ранд сможет сделать против Темного.

 

"Свет, какой беспорядок."

 

- Сделаем это.

 

Перрин положил свой молот на плечо, слушая, поскольку потеющий молодой посыльный передавал приказы Илэйн. Слабый ветер дул сквозь ветви леса позади. Огир сражались там. Он волновался, что они откажутся подвергать опасности деревья, но их бои... Свет, Перрин никогда не видел такую свирепость, чтобы соперничать с ней.

 

- Эта тактика не плоха, - сказал Тэм, прочтя приказы, - У Королевы есть хорошая голова для войны.

 

Перрин отправил посыльного. Он передал Галаду и нескольким из его командующих Белоплащников, о совещании.

- Она хорошо слушает тех, кто знает тактику, - сказал Перрин, - и не вмешивается.

 

- Это - то, что я имел в виду, парень, - сказал Тэм с улыбкой, - Быть главным - это не всегда о говорить людям, что сделать. Иногда, нужно знать, когда следует сделать шаг в сторону и послушать знающих людей.

 

- Мудрые слова, Тэм, - сказал Перрин, поворачиваясь приблизжающимся с севера. - Я предлагаю, чтобы ты приняли их, поскольку ты умеешь командовать.

 

Перрин видел Ранда. Цвета плавали. Ранд, говорящий с Морейн на холодном скалистом горном хребте, он о чём-то спорил с ней. Они были почти готовы к вторжению в Шайол Гул. Перрин чувствовал рывок от Ранда, становясь более сильным. Скоро, Ранд будет нуждаться в нём.

 

- Перрин? - спросил Тэм, - Что за ерунда по поводу командования?

 

- У тебя есть наши силы, Тэм, - пояснил Перрин, - Люди сейчас работают вместе; позволь Арганде, Галлене и Галаду помогать тебе.

Поблизости, Грейди открыл врата, через которые раненных в последнем бою отправляли за исцелением. Берелейн управляла больницей с другой стороны, которую Жёлтая Айя разместила в Майене. Воздух, прибывающий оттуда, был тёплым.

 

- Я не знаю, будут ли они слушать меня, Перрин, - сказал Тэм, - Я ведь простой фермер.

 

- Они слушали тебя достаточно хорошо и прежде.

 

- Это было, когда мы путешествовали в дикой местности, - сказал Тэм, - Ты всегда был рядом. Они отвечали мне из-за твоего авторитета, - он потер подбородок, - У меня есть чувство, от того, как ты держишь взгляд на север, что ты не собираешься быть здесь гораздо дольше...

 

- Ранд нуждается во мне, - сказал Перрин тихо, - Сожги меня Свет, Тэм, я ненавижу это, но я не могу сражаться вместе с тобой здесь, в Андоре. Кто-то должен прикрыть спину Ранду и это. . . ну, это буду я. Я знаю, так будет.

 

Тэм кивнул.

- Мы просто пойдём к Арганде или Галленне, и скажем им, что они отвечают за наших людей. В любом случае, почти все приказы отдает королева Илейн, и...

 

- Парни! - крикнул Перрин, смотря на собранных солдат. Арганда консультировался с Галленне. Они повернулись к Перрину, также, как и соседи их Волчьей Гвардии наряду с Галадом и его Белоплащниками. Юный Барнхольд оценивал Перрина через темные глаза. Тот стал более непредсказуемым в последнее время. Свет пошли Галаду,чтобы он был в состоянии удержать его от бренди.

 

- Вы все принимаете мою власть, как предоставленную короной Андора? - спросил Перрин.

 

- Конечно, Лорд Златоокий, - назвался Арганда, - Я думал, что так было установлено.

 

- И данной мне властью я произвожу в лорды Тэма ал'Тора, - провозгласил Перрин. - Именем его сына - Дракона Возрожденного - я назначаю его наместником Двуречья. Всю свою власть, власть Дракона Возрожденного я передаю ему. Если я не выживу в этом сражении, меня заменит Тэм..

 

Лагерь стих, потом мужчины закивали, кое-кто начал приветствовать Тэма. Тот застонал так тихо, что Перрин сомневался, услышал ли кто-то еще этот стон.

 

- Слишком поздно, чтобы передать тебя Женскому Кругу для хорошей взбучки? -спросил Тэм, - Может быть, звук удара по заду и неделя проведённая при переноски воды для вдовы ал'Тон?

 

- Извини, Тэм, - сказал Перрин, - Неалд, попытайтесь сделать врата в Черную Башню.

 

Молодой Аша'ман стал сосредоточенным.

- Они по-прежнему не работают, Лорд Златоокий.

 

Перрин покачал головой. Он услышал отчеты Лана с его сражения,где члены Черной Башни боролись за Тень. Что-то произходило там, что-то ужасное.

- Хорошо, назад к Меррилору, тогда, - сказал Перрин.

 

Неалд кивнул, сосредотачиваясь.

 

Поскольку он работал, Перрин обратился к мужчинам.

- Я не хочу оставлять вас, но у меня есть эти крючки во мне, которые тянут меня на север. Я должен пойти к Ранду. Я попытаюсь возвратиться. Если не смогу... ну, я хочу, чтобы вы все знали, что я горжусь вами. Все Вы. Вам рады в моем доме, когда всё закончится. Мы откроем бочку или две из лучшего бренди мастера ал'Вира. Мы будем вспоминать тех, кто пал, и мы скажем нашим детям, как мы стояли, когда облака стали черными, и мир начал умирать. Мы скажем им, что стояли плечом к плечу, и не было там места для Тени, чтобы протиснуться.

 

Он поднял Мэтиаллейнир к ним, и ему зааплодировали. Не потому, что он заслужил это, а потому, что они, конечно, хотели.

 

Неалд открыл переходные врата. Перрин направился к нему, но внезапно замер, услышав своё имя. Он нахмурился, глядя на спешившего к нему Дэйна Борнхальда.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...