Главная Обратная связь

Дисциплины:






Неизвестный автор, Четвёртая Эпоха. 24 страница



 

Перрин настороженно опустил руку на молот. Этот человек спас его от Троллоков и от товарища Белоплащника, но Перрин видел его неприязнь к себе. Он не мог обвинить Перрина в смерти своего отца, но это не значило, что ему нравился или хотя бы, что он принял Перрина.

 

- На одно слово, Айбара, - сказал Борнхалд, смотря на Гаула, стоящего поблизости, - На едине.

 

Перрин махнул Гаулу, и айилец неохотно отступил. Он вышел с Борнхалдом подальше от открытых врат.

- Что такое? Если это из-за вашего отца...

 

- Свет, просто потише, - сказал Борнхальд, глядя вдаль, - Я не хочу говорить об этом. Я не очень хочу говорить про это. Но Вы должны знать. Свет сожги меня, Вы должны знать.

 

- Знать что?

 

- Айбара, - сказал Борнхальд, глубоко вздыхая, - Это не троллоки убили вашу семью.

 

Шок прошёл по телу Перрина.

 

- Мне очень жаль, - продолжил Борнхальд, глядя в сторону, - Это был Ордейт. Твой отец оскорбил его. Он разорвал всю семью, и мы обвинили троллоков. Я не убивал их, но я ничего не сказал. Так много крови. . .

 

- Что? - Перрин схватил Белоплащника за плечо, - Но они сказали... Я имею в виду... - Свет, он уже имел дело с ним!

 

Взгляд в глазах Борнхальда, когда его встретил Перрин, вытащил все это снова. Боль, ужас, потеря, ярость. Борнхальд протянул руку и взял запястье Перрина, затем отложил её свободно от его плеча.

 

- Ужасное время, чтобы сказать вам это, я знаю, - сказал Борнхальд, - Но я не мог удержать это. Я просто... Мы можем пасть. Свет, весь мир может рухнуть. Я должен был поговорить, рассказать всё.

 

Он отстранился, двигаясь назад к другим Белоплащникам с опущенными глазами. Перрин стоял один, весь его мир трясься.

 

Всё прошлое он получил обратно. Он справился со всем этим: он оплакал свою семью. Всё было закончено, теперь.

 

Он может и продолжит двигаться дальше. Свет, старая боль возвратилась, но Перрин оттолкнул её и повернул свои глаза к вратам. К Ранду, и к своему долгу.

 

У него была работа, которую нужно сделать. Но Ордейт... Падан Фейн... Всё это только добавило к ужасным преступлениям того человека. Перрин увидит, как он заплатит, так или иначе.

 

Он приблизился к вратам для Перемещения, чтобы отправиться к Ранду, где к нему присоединился Гаул.

 

- Я иду в такое место, куда ты не можешь, друг мой, - сказал Перрин мягко, его боль стихала, - Извини.

 

- Ты пойдешь в сон, что во сне, - сказал Гаул, а затем зевнул, - Оказывается, я устал.

 

- Но...

 

- Я иду, Перрин Айбара. Убей меня, если ты хочешь, чтобы я остался позади, - Перрин не смел оттолкнуть его. Он кивнул.



 

Перрин оглянулся, поднял молот еще раз. Когда он это сделал, то увидел через другие врата, что Грейди все еще держал открытыми, Майен. Внутри две фигуры в белом наблюдали за Гаулом. Он поднял копье в их сторону. Как он должен чувствовать себя, когда пара отличных воинов пережидают Последнюю битву? Возможно, Ранд должен попытаться освободить гайшан от их клятв в течение нескольких недель.

 

Ну, это, вероятно, повернуло бы каждого айильца против него. Свет защити мокроземца, который осмелился вмешаться в джи’и’тох.

 

Перрин нырнул через врата, ступая на землю Меррилора. Оттуда, он и Гаул упаковали вещи, как будто для долгой поездки — продовольствие и много воды, столько, сколько они осмелелись бы нести.

 

Это заняло у Перрина большую часть получаса, затем, пришлось убеждать Аша'манов Ранда рассказать, где находится их лидер. Наконец, Нэфф неохотно открыл врата для Перрина. Он оставил Меррилор и вышел, как показалось, к Запустению. Только камни были холодными.

 

В воздухе пахло смертью, запустением. Зловоние застало Перрина врасплох, и это заняло минуту, прежде чем он смог разобраться нормальные ароматы от дурного запаха. Ранд стоял впереди, на краю горного хребта, сложив руки за спиной. Группы его советников, командиры и охранники стояли позади, в том числе Морейн, Авиенда и Кадсуане. В этот момент, тем не менее, Ранд стоял один в конце горного хребта.

 

Отдаленный, перед ними, высился пик Шайол Гул. Перрин почувствовал дрожь. Он был далеко, но Перрин не мог перепутать напряжённую решительность в выражении Ранда, когда он оценивал пик.

 

- Свет, - сказал Перрин, - Время пришло?

 

- Нет, - мягко сказал Ранд, - Это всего лишь тест, чтобы увидеть чувствует ли он меня.

 

- Перрин? - спросила Найнив из-за склона холма. Она разговаривала с Морейн и на этот раз не пахла приступом ненависти. Что-то произошло между этими двумя женщинами.

 

- Он мне нужен всего на миг, - сказал Перрин, взбираясь, чтобы присоединиться к Ранду в конце пласта выходящего на поверхность скалы. Сзади были некоторые из айил и Перрин не хотел чтобы они, а в особенности Хранительницы Мудрости, слышали то, что он хотел спросить у Ранда.

 

- У тебя есть этот миг и еще множество, Перрин, - сказал Ранд, - Я у тебя в неоплатном долгу. Чего ты хочешь?

 

- Ну - Перрин бросил взгляд через плечо. Знают ли Морейн или Найнив достаточно, чтобы попытаться его остановить? Возможно. Женщины всегда пытаются остановить мужчину от выполнения того, что должно, как если бы волновались, что он сломает себе шею. И не имело значения, что шла Последняя Битва.

 

- Перрин? - спросил Ранд.

 

- Ранд, мне нужно войти в волчий сон.

 

- Тел'аран'риод? - спросил Ранд. - Перрин, я не знаю, что ты там делаешь; ты рассказал мне слишком мало. Я заметил, что ты должен знать, как...

 

- Я знаю один способ, как войти в него, - прошептал Перрин так, чтобы Хранительницы Мудрости и другие вокруг не могли его услышать, - Простой путь. Мне нужно нечто другое. Ты знаешь вещи, ты помнишь вещи. Есть ли что-нибудь в древних воспоминаниях, которые расскажут мне, как входить в Мир Снов во плоти?

 

Ранд помрачнел.

- Ты спрашиваешь об опасных вещах.

 

- Столь же опасных, насколько опасно то, что ты собираешься сделать, при том, что ты должен это сделать.

 

- Возможно, - нахмурился Ранд, - Если бы я знал раньше, когда я... Хорошо, давай всего лишь скажу, что кое-кто назвал бы твой запрос очень, очень злым.

 

- Он не злой, Ранд, - сказал Перрин. - Я узнаю что-либо злое, когда чую его. Он не злой, он просто невероятно глупый.

 

Ранд улыбнулся.

- И ты все еще просишь?

 

- Хорошие способы прошли, Ранд. Лучше сделать что-то безрассудное, чем вообще ничего не сделать.

 

Ранд не ответил.

 

- Смотри, - сказал Перрин. - Мы говорили о Черной Башне. Я знаю, что тебя это беспокоит.

 

- Мне нужно пойти туда, - сказал Ранд, чувствуя потемнение, - И это все еще очевидная ловушка.

 

- Я думаю, что знаю кого можно частично винить, - сказал Перрин. - Там тот, с кем я должен сойтись лицом к лицу, и я не смогу победить его, если не смогу биться с ним на равных. Там, во сне.

 

Ранд медленно кивнул.

- Колесо плетет, как желает Колесо. Мы вынуждены покинуть Запустение; ты не сможешь войти в сон из...

 

Он замолк, потом сделал что-то, создавая плетение. Перед ним открылись переходные врата. Их что-то отличало от обычных врат.

 

- Видишь, - сказал Ранд. - Миры накладываются друг на друга, сжимаются. То что когда-то было разделено, более не остается таким же. Эти врата перенесут тебя в сон. Будь осторожен, Перрин. Если ты умрёшь в этом месте будучи во плоти, это может иметь... последствия. Твоя участь может быть хуже самой смерти, особенно сейчас. В эти времена.

 

- Знаю, - сказал Перрин. - Мне понадобится выход. Может ли один из твоих Аша'манов создавать одно из таких врат ежедневно, на закате? Скажем, на площадке для перемещений Меррилора?

 

- Опасно, - шепнул Ранд, - Но я сделаю это.

 

Перрин благодарно кивнул.

 

- Если будет угодно Свету, мы увидимся снова, - сказал Ранд. Он протянул свою руку Перрину, - Проследи за Мэтом. Я честно не уверен, что он собирается делать, но я чувствую, что это будет очень опасно для всех вовлеченных.

 

- Не как мы, - сказал Перрин, пожимая Ранду руку. - Мы оба намного лучше придерживаемся безопасных путей.

 

Ранд улыбнулся.

- Да осияет тебя Свет, Перрин Айбара.

 

- И тебя, Ранд ал'Тор. - Перрин заколебался и понял что происходило. Они прощались. Он заключил Ранда в объятия.

 

- Позаботьтесь о нём, вы обе, - сказал Перрин, глядя на Найнив и Морейн, после того как разомкнул объятия, - Слышали меня?

 

- О, теперь ты хочешь, чтобы я следила за Рандом? - сказала Найнив, уперев руки в бока, - Я не уверенна, что когда-либо прекращала это, Перрин Айбара. И не думай, что я не слышала о чем вы оба тут шептались. Ты делаешь что-то глупое, не так ли?

 

- Как и всегда, - сказал Перрин, поднимая руку для прощания с Томом. - Гаул, ты уверен, что хочешь это сделать?

 

- Да, - сказал айилец, послабляя своё копьё и глядя сквозь созданные Рандом переходные врата

 

Без лишних слов, оба взвалили свои тяжелые пожитки и шагнули в Мир Снов.

 

Глава 14

Порции вилочника.

 

- Это правильно. - прошептал Перрин Гаулу, глядя на пейзаж.

 

- Он гибнет.

 

В кипящем, бурлящем, вспененном черном небе волчьего сна не было ничего нового, но буря, о котором предзнаменовало небо в течение нескольких месяцев, наконец наступила. Ветер дул чудовищными порывами, превращая его в неестественные узоры. Перрин застегнул свой плащ, затем сконцентрировал свои мысли, представив,что все вокруг должно быть закреплено строго на своих местах.

 

Маленький пузырек спокойствия вытянулся из него, отклоняя сильнейший ветер. Это было легче, чем он ожидал. Как если бы он потянулся за тяжелым бруском дуба, а он оказался легким, как сосна.

 

Ландшафт казался менее реальным, чем он обычно был. Неистовые ветра буквально стерли с лица с земли холмы, словно эрозия на большой скорости. В других местах земля вздымалась, образуя череду гор и новые склоны холмов. Куски земли взлетали в воздух, разбиваясь вдребезги. Земля разрывала сама себя.

 

Он cхватил плечо Гаула и переместил их двоих далеко от этого места. Оно было слишком близко к Ранду, подозревал Перрин. Действительно, когда они появились на знакомой равнине южнее —на место, где он охотился с Прыгуном — они сочли бурю менее сильной.

 

Они убрали свои тяжелые сумки, загруженные едой и водой, в заросли кустарников. Перрин не знал, могли ли бы они выжить на еде или воде, найденной во сне, но он не хотел узнавать этого. У них должно быть еды достаточно, чтобы пробыть здесь в течение приблизительно одной недели, и, пока у них были врата, ждущие их, он чувствовал себя комфортно — или, по крайней мере, удовлетворённо — с теми рисками, которые он брал на себя в этом месте.

 

Пейзаж здесь не искажался таким же образом, как около Шайол Гул. Однако, если бы он наблюдал за пространством достаточно долго, то мог бы уловить части... что же, все потянулось вверх за ветром. Мертвые волокна стеблей, фрагменты стволов деревьев, куски грязи и щепки скалы — все медленно тянулось к этим ненасытным черным облакам. После входа в волчий сон, когда он оглядывался назад, вещи, которые были сломаны, часто бывали снова целы. Он понял. Это место поглощалось, медленно, словно просыпающийся мир. Здесь, было просто легче это увидеть.

 

Ветры, которые хлестали их, не были настолько сильны, что он вынужден был держаться от них в страхе. Они чувствовались подобно ветрам в начале шторма, прямо как до начала дождя и ударов молний. Предвестники надвигающегося разрушения.

 

Гаул натянул вуаль на своё лицо и стал смотрть подозрительно. Его одежда изменилась в оттенке, чтобы соответствовать зелени.

 

- Ты должен быть очень осторожными здесь, Гаул, - сказал Перрин, - Твои случайные мысли могут стать действительностью.

 

Гаул кивнул, потом нерешительно открыл лицо.

- Я послушаю и сделаю как положено.

 

Было ободрительно, что одежда Гаула не изменялась слишком часто, когда они шли через поле.

- Просто попытайтесь держать свой ум ясным, - пояснил Перрин, - Свободным от мыслей. Доверься инстинктам и следуй моим примером.

 

- Я буду охотиться, как гара, - сказал Гаул кивая, - Мое копье твоё, Перрин Айбара.

 

Перрин шел через поле, волнуясь, что Гаул случайно перенесет себя куда-нибудь, подумав о чем-то. Тем не менее, этот человек едва перенес различные последствия волчьего сна. Его одежда изменилась бы слегка, если бы он был ранен, его снятая вуаль в этом месте без его намерения, но это, казалось, было пределом.

 

- Хорошо - сказал Перрин. - Я собираюсь перенести нас в Черную Башню. Мы охотимся на опасную добычу, человека под именем Губитель. Ты помнишь лорда Люка?

 

- Лопинджинни? - спросил Гаул

 

Перрин нахмурился.

 

- Это - разновидность птицы, - сказал Гаул, - Из Трехкратной земли. Я не часто видел этого человека, но он, казался из тех, кто говорит много, но внутри является трусом.

 

- Ну, это было притворством, - сказал Перрин, - И так или иначе, он - совсем другой человек во сне — здесь, он хищник под именем Губитель, который охотятся на волков и мужчин. Он силён. Если он решает убить тебя, он может появиться позади тебя в мгновении ока и представить тебя связанным виноградными лозами и неспособными переместиться. Ты будешь пойман в ловушку, он разрежет твое горло.

 

Гаул рассмеялся.

 

- Это смешно? - спросил Перрин.

 

- Ты ведешь себя так, как будто это что-то новое - объяснил Гаул. - Все же в первом сне, везде, куда я иду, я окружен женщинами и мужчинами, которые могли связать меня в воздухе одной мыслью и убить в любое время. Я приучен к тому, чтобы быть бессильным рядом с некоторыми, Перрина Айраба. Это - путь мира во всех проявлениях.

- Однако - сказал Перрин серьезно, - Если мы найдем Губителя - у него квадратное лицо, глаза, которые не кажутся полностью живыми, и он одевается в темную кожу — я хочу, чтобы ты держался от него подальше. Позвольте мне сражаться с ним.

 

- Но...

 

- Ты сказал, что будешь повиноваться, Гаул, - сказал Перрин, - Это важно. Он забрал Прыгуна; я не хочу, чтобы он забрал также тебя. Ты не сражаешься с Губителем.

 

- Очень хорошо - сказала Гаул - Я даю клятву. Я не начну танец копий с этим человеком, пока ты не позволишь.

 

Перрин вздохнул, представив Гаула, стоящего с убранным копьем и позволяющим Губителю убивать его из-за этой клятвы. Свет, но Айил могли быть колючими.

- Ты можешь сражаться с ним, если он нападает, - сказал Перрин, - Но только для спасения. Не охоться на него, и если я борюсь с ним, не стой на пути. Понял?

Гаул кивнул. Перрин положил руку на плечо Айильца, затем переместил их в направлении Черной Башни. Перрин никогда не был там прежде, получается, он должен был предположить, где его можно найти. Первое смещение закончилось, доставляя их в местность Андора, где покрытые травой холмы, казалось, танцевали на крутящихся ветрах. Перрин предпочел бы просто прыгать от вершины до вершины, но он не думал, что Гаул был готов к этому. Он использовал смещение вместо этого.

 

После четырех или пяти попыток Перрин доставил их к месту, где он разыскал прозрачный, слабо фиолетовый купол, возвышающийся в отдалении.

 

- Что это? - спросил Гаул

 

- Наша цель - сказал Перрин. - Это - вещь, препятствующая Грэйди и Неалду создать врата в Черную Башню.

 

-Точно так же, как мы были связаны в Гаэлдане.

 

- Да.

Увиденный купол всколыхнул воспоминания, очень яркие, воспоминания гибели волков. Перрин заглушил их. Подобные воспоминания здесь могли привести к неспособности ясно мыслить. Он позволил себе ощутить обжигающую ярость глубоко внутри, словно пыл его молота, но на этом все.

 

- Пошли, - сказал Перрин, перемещая их вниз к куполу. Он был похож на стекло, - Вытяни меня на свободу, если я упаду в обморок, - сказал он Гаулу, затем ступил за барьер.

 

Возникло чувство, как будто он столкнулся с чем-то невероятно холодным. Это высосало его силу.

 

Он запнулся, но сконцентрировал свои мысли на цели. Губитель. Убийца волков. Убийца Прыгуна.

 

Перрин распрямился, когда его сила вернулась. Это было легче, чем в прошлый раз; нахождение в волчьем сне во плоти действительно делало его более сильным. Он не должен был волноваться о вхождении в сон слишком сильно и о том, что умрет в реальном мире, если оставит свое тело.

 

Он медленно продвигался через барьер, как будто через воду, и вышел на другую сторону. Позади, Гаул дотянулся до барьера с любопытством на лице, затем коснулся стены купола указательным пальцем.

 

Гаул немедленно упал на землю, онемев словно кукла. Его копья и стрелы упали возле его тела, и он лежал совершенно тихо, его грудь не поднималась. Перрин потянулся через барьер — его замедленная рука — и захватил Гаула за ногу, чтобы потянуть к себе.

 

Внезапно с другой стороны, Гаул закашлял, затем постанывая перевернулся. Он привстал, держа свою голову. Перрин спокойно принес стрелы и копья к нему.

 

- Это будет хорошим опытом для нас, - сказал Гаул. Он встал и потер руку, ушибленную о землю. - Хранительницы Мудрости называют перемещение в это место таким образом злом? Мне кажется они любили бы приводить сюда мужчин, чтобы показывать наглядный пример.

 

 

Перрин следил за Гаулом. Он не понял, что мужчина услышал его разговор с Эдарой о волчьем сне.

- Что я делал, чтобы заслужить твою привязанность, Гаул? - спросил Перрин, в основном для себя.

 

Гаул рассмеялся.

- Ничего такого.

 

- Что ты имеешь в виду? Я освободил тебя из той клетки. Именно поэтому ты следуешь за мной.

 

- Это почему я начал следовать за тобой, - сказал Гаул, - Это не то, почему я остался. Пошли, если там не опасно, так мы охотимся?

 

Перрин кивнул, и Гаул скрыл за вуалью лицо. Вместе, они шли внутри купола, приближаясь к строению внутри. Было приличное расстояние от одного края купола к центру, но Перрин не хотел прыгать, чтобы иметь эффект неожиданности, так что они продолжили пешком, пересекая ландшафт открытых полей с рощами деревьев.

 

Они продвигались около получаса прежде, чем достигли стен. Высокие и внушительные, они выглядели как стены вокруг крупного города. Перрин с Гаулом подошли поближе, Гаул разведывал местность с большой осторожностью, как будто ожидал быть атакованным в любой момент. Если бы Губитель был здесь, то он бы притаился в центре купола. И у него, вероятнее всего, имеются расставленные ловушки.

 

Перрин схватил Гаула за плечо и немедленно перенес их на верх стены. Гаул направился в одну из сторон, низко присев он осматривал пост охраны.

 

Перрин прошел к внутренней стороне стены, заглядывая. Черная Башня не была так внушительна, как подразумевала внешняя сторона: отдаленная деревня из хижин и небольших зданий, кроме того большого проекта строительства.

 

- Они высокомерны, разве ты не сказал бы так? - спросил женский голос.

 

Перрин подскочил, крутанулся, призвал молот к своим рукам и подготовил кирпичную стены вокруг себя для защиты. Низкая молодая женщина с серебристыми волосами стояла рядом с ним, стоя прямо, как будто пыталась казаться более высокой, чем была. Она носила белую одежду, перевязанную в талии серебряным поясом. Он не признал это лицо, но он действительно знал ее запах.

 

- Лунная охотница, - почти прорычал Перрин, - Ланфир.

 

- Мне больше нельзя использовать это имя, - сказала она, постукивая пальцем по стене, - Он очень строг с именами.

 

Перрин отступил, глядя из стороны в сторону. Она работала с Губителем? Гаул появился из поста охраны и замер, увидев ее. Перрин протянул руку, чтобы остановить его. Сможет ли он подскочить к Гаулу и переместиться прежде, чем она нападёт?

 

- Лунная охотница? - спросила Ланфир, - Это так волки называют меня? Это не правильно, нисколько. Я не охочусь на луну. Луна уже моя, - она склонилась, кладя свои руки на высокую зубчатую стену.

 

- Что ты хочешь? - потребовал Перрин.

 

- Месть, - прошептала она. Потом Ланфир посмотрела на него, - Того же, чего хочешь ты, Перрин.

 

- Я должен полагать, что ты хочешь убить Губителя?

 

- Губитель? Тот сиротский мальчик-посыльный Моридина? Он не интересует меня. Моя месть будет против другого.

 

- Кто?

 

- Тот, кто вызвал моё заключение, - сказала она мягко, неистово. Внезапно, Ланфир посмотрела на небеса. Ее глаза расширились в тревоге, и она исчезла.

 

Перрин переложил свой молот из одной руки в другую, как только Гаул пополз вперед, пытаясь наблюдать во все направления сразу.

- Что это было? - он прошептал, - Айз Седай?

 

- Хуже, - сказал Перрин с гримасой, - У Айил есть имя для Ланфир?

 

Гаул издал глубокий вздох

 

- Я не знаю, чего она хочет, - сказал Перрин, - Она никогда не имела смысла для меня. Если повезет, мы просто пересеклись, и она будет продолжать то, чем была занята.

 

Он не поверил в это, только не после того, о чем волки сообщили ему ранее. Лунная охотница хотела его.

"Свет, как будто у меня не было достаточно неприятностей."

 

Он перенес их к нижней части стены, и они продолжили.

 

Тувин опустилась на колени рядом с Логайном. Андрол был вынужден смотреть, как она погладила его по подбородку, его утомленные глаза открылись и посмотрели на нее с ужасом.

 

- Всё в порядке, - сказала она сладко, - Ты можешь прекратить сопротивляться. Расслабся, Логайн. Сдайся.

 

Она была Обращена так легко. По-видимому, связанная с тринадцати Полулюдьми и направляющими мужчинами было легче обратить направляющих женщин, и наоборот. Именно поэтому у них было столько проблем с Логайном.

 

- Возьмите его, - сказала Тувин, указывая на Логайна, - Давайте увидем его обращённым, раз и навсегда. Он заслуживает мира щедрости Великого Повелителя.

 

Прихвостни Таима вырвали Логайна. Андрол смотрел с отчаянием. Таим, очевидно, считает Логайна призом. Обрати его, и остальная часть Черной Башни пошла бы легко. Многие ребята наверху выше пошли бы охотно на такую судьбу, если им прикажет Логайн.

 

"Как он может продолжать бороться?" думал Андрол. Величественный Эмарин был сведён до хныкающей развалины только после двух попыток, хотя он еще не был Обращён. Логайн перенес почти дюжину, и тем не менее он сопротивлялся.

 

Всё изменится, поскольку у Таима теперь были женщины. Вскоре после Обращения Тувин прибыли другие, сестры из Черной Айя во главе с неприятно уродливой женщиной, которая говорила с властью. Остальные Красные, которые пришли с Певарой, присоединились к ним.

 

 

Сонливое беспокойство текло через связь Певары к Андролу. Она проснулась, но не полностью от того напитка, который мешал ей направлять. Собственный ум Андрола чувствовался относительно ясным. Сколько времени прошло с тех пор, как его заставили выпить эту муть из чашки, когда они впервые дали Эмарину?

 

"Логайн... не будет держаться больше так долго." Послание Певары было пропитано усталостью и растущей тревогой. "Что будем..." Мысли убегали, становясь запутанными.

"Чтоб мне сгореть! Что мы собираемся делать?"

 

Логайн кричал от боли. Он не делал так прежде. Это казалось очень плохим знаком. В дверным проеме стоял Эвин и смотрел. Внезапно он посмотрел через плечо, схватив что-то.

 

"Свет, подумал Андрол. Могло ли это быть... его безумие, вызванное порчей? Оно все еще там?"

 

Впервые Андрол заметил, что был огражден, чего они никогда не делали с пленниками, если есть разрешение на уменьшение их дозы корня вилочника, значит, они могли быть Обращены.

 

Это дало всплеску паники пробежаться через него. Придут ли они за ним следующим?

 

"Андрол?" Послала Певара. "У меня есть идея."

 

"Какая?"

 

Андрол начал кашлять через кляп. Эвин подскочил, затем подошёл, после чего из его фляги полилась вода на кляп. Аборс — один из подручных Таима — бездельничал напротив стены. Он держал щит. Аша'ман поглядел на Андрола, но что-то в другой стороне комнаты привлекло его внимание.

 

Андрол стал кашлить ещё хуже, так Эвин развязал кляп и перевернул его на сторону, давая выплюнуть воду.

 

- Теперь успокойся, - сказал Эвин, оглядываясь на Аборса, который был слишком далеко, чтобы услышать, - Не заставляй их сердиться на тебя, Андрол.

 

Обращение человека к Тени не было идеальным. В то время как это изменяло их взгляды, не изменяло все в них. Вещи в голове Эвина были его воспоминаниями, его личность, и — Свет знает — его недостатки.

 

- Ты убедил их? - прошептал Андрол, - Не убивать меня?

 

- Я пытаюсь! - ответил Эвин, наклоняясь низко, глаза бешеные, - Они продолжают говорить, что ты бесполезен, так как не можешь направлять очень хорошо, но ни один из них не создаёт такие врата для перемещения людей. Я сказал им, что ты сделаешь это для них. Ты ведь сделаешь, не так ли?

 

- Конечно, - сказал Андрол, - Это лучше, чем смерть.

 

Эвин кивнул.

- Они прекратили твою дозу вилочника. Они возьмут тебя следующим после Логайна. М'Хаэлю наконец послали новых женщин от Великого Повелителя, женщин, которые не устали от направления за всё это время. Их прибытие, и Тувин и Красных означает, что обращение должно пойти теперь быстрее. Логайн должен быть у М'Хаэля к концу дня.

 

- Я буду служить им, - сказал Андрол, - Я поклянусь Великому Повелителю.

 

- Это хорошо, Андрол, - сказал Эвин, - Но мы не можем позволить тебе уйти, пока не будешь Обращён. М’Хаэль не примет простую клятву. Всё будет в порядке. Я сказал им, что ты Обратишься легко. Ты будешь, не так ли? Без сопротивления?

 

- Я не буду сопротивляться.

 

- Благодари Великого Повелителя, - проговорил Эвин, расслабляясь.

 

"Ох, Эвин. Ты никогда не был ужасно умным."

 

- Эвин, - прошептал Андрол, - Ты должен следить за Аборсом. Ты знаешь это, верно?

 

- Я один из них сейчас, Андрол, - ответил Эвин, - Мне не нужно беспокоиться о них.

 

- Это хорошо - прошептал Андрол - Я слышал, что он сказал о тебе, должно быть, ничего такого -

 

Эвин заволновался. Этот взгляд в его глазах... это был испуг. Порча была снята. Джоннет, Эмарин и другие новые Ашаманы никогда не должны были пострадать от безумия.

 

Она проявлялась по-разному у других Ашаманов, и с разной быстротой. Однако, страх был наиболее распространенным. Он приходил волнами; страх поглотил Эвина, когда произошло очищение. Андрол видел, что Ашаман подавлен, поскольку порча поглотила его. Он хорошо знал этот взгляд в глазах Эвина. Хотя парень был обращен, он все еще нес безумие с собой. Он будет таким вечно.

 

- Что он сказал? - спросил Эвин.

 

- Ему не понравилось то, что ты был обращен - сказал Андрол - Он думает, что ты займешь его место.

 

- Хм -

 

- Эвин... он может планировать убить тебя. Береги себя.

 

Эвин встал.

- Спасибо, Андрол.

 

Он ушел, оставляя Андрола без кляпа.

 

"Это... возможно не сработает", послала Певара вяло.

 

Она не жила среди них достаточно долго. Она не видела то, что безумие могло сделать и не знала, как распознать его в глазах Ашамана. Обычно, когда один из них становится таким, они ограждают его, до того как безумие возьмет верх. Если это не срабатывало, Таим добавлял что-то в их вино, и они не просыпались более.

 

Если бы их не остановили, то они дошли бы до разрушений. Они убили бы самых близких для них, набросившись сперва на людей, которых они любили.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...