Главная Обратная связь

Дисциплины:






Неизвестный автор, Четвёртая Эпоха. 30 страница



 

- Я не хочу, чтобы она знала, где я сплю. Если их убийцы придут в поисках меня в лагерь, она может оказаться одной из тех кто приведет их ко мне.

 

Гавин подавил желание возразить. Эгвейн была хитрой, проницательной женщиной, но она была слепа в отношении всего, что касалось Шончан. С другой стороны, он обнаружил, что доверяет Лейлвин. Она производила впечатление человека, который честен с людьми.

 

- Тил присмотрит за ней, - сказал он.

 

Эгвейн совладала со своим дыханием, затем вошла в шатер, пройдя мимо Лейлвин без единого слова. Гавин не последовал за ней внутрь.

 

- Похоже Амерлин намерена не позволять мне служить, - сказала Лейлвин Гавину, по-шончански растягивая слова.

 

- Она не доверяет тебе, - откровенно сказал Гавин.

 

- Неужели чья-либо клятва стоит так мало на этой стороне океана? - сказала Лейлвин. - Я поклялась ей, что никто не сломается, даже Муями!

 

- Друг Темного предаст любую клятву.

 

Женщина бросила на него холодный взгляд.

- Я начинаю думать, что она считает всех Шончан Друзьями Темного.

 

Гавин пожал плечами.

- Вы избили её и захватили в плен, превратив её в животное, которое ведут на поводке.

 

- Не я, - сказала Лейлвин. - Если какой-то пекарь испек для вас скверный хлеб, вы будете считать, что каждый из них хочет отравить вас? Ба. Не спорьте. В этом нет смысла. Если я не могу служить ей, я буду служить вам. Вы уже ели сегодня, Страж?

 

Гавин заколебался. Когда же он в последний раз что-то ел? Этим утром... нет, он слишком жаждал боя. Его желудок громко заурчал.

 

- Я знаю, вы не оставите её, - сказала Лейлвин, - особенно под надзором Шончан. Пойдем, Байл. Давай выручим этого дурака какой-нибудь едой, чтобы он не упал в обморок, если явятся убийцы. Она зашагала прочь, её здоровенный иллианский муж последовал за ней. Парень бросил взгляд через плечо, которым мог отвердить кожу.

 

Гавин вздохнул и уселся на землю. О вытащил из кармана три черных кольца; выбрал одно, а остальные засунул обратно в карман.

 

Разговор об убийцах всегда заставлял его думать о кольцах, которые он снял с Шончан, пришедших убить Эгвейн. Кольца были тер'ангриалами. Они были причиной того, что эти Кровавые ножи двигались так быстро и растворялись в тенях.

 

Он поднёс кольцо к свету. Оно не было похоже на какой-либо тер'ангриал, виденный им ранее, но объект Силы мог выглядеть подобно чему-угодно. Кольца были изготовлены из какого-то тяжёлого чёрного камня, который он не мог распознать. Наружная сторона была изрезана, подобно шипам, в то время как внутренняя сторона - которая соприкасается с кожей - была гладкой.



 

Он повертел кольцо в пальцах. Он знал, что ему следует пойти с ним к Эгвейн. Он также знал, как Белая Башня относится к тер'ангриалам. Они запирали объекты, убирая их с глаз долой, боясь экспериментировать с ними. Но сейчас шла Последняя Битва. Самое время для риска...

 

"Ты решил оставаться в тени Эгвейн, Гавин", думал он. "Ты решил, что будешь защищать её, делать всё, в чем она нуждается. Она выиграет эту войну, она и Айз Седай. Позволит ли он своей зависти к ней вырости также, как она выросла к ал'Тору?"

 

"Это то, чем я это считаю?"

 

Гавин обхватил свою голову руками, с кольцом, зажатым в кулаке. Лейлвин и Байл Домон сходили к кухонной палатке и вернулись с миской для него. Судя по запаху, снова тушеный ячмень. Повара использовали до тошноты много перца. Гавин подозревал, что они так делали, чтобы скрыть среди черных хлопьев перца кусочки долгоносика.

 

Я не могу действовать так, как будто делаю что-то подозрительное, мгновенно подумал он. Я не могу позволить ей пойти к Эгвейн.

 

- Это? - спросил он, держа кольцо в руках, - Это одно из колец мы отобрали у наемных убийц Шончан, которые пытались ликвидировать Эгвейн. Мы предполагаем, что это какой-то вид тер'ангриалов, хотя ни об одном из них Белая Башня никогда не слышала.

 

Лейвлин тихо прошипела.

- Те, которыми награждаются только императрицей, да живёт она... - Она оборвала себя и сделала глубокий вдох, - Только тем, кто назначен Кровавым ножом, тем, кто отдал свои жизни императрице, разрешается носить такие кольца. Для вас надеть такое было бы очень, очень неправильно.

 

- К счастью, - сказал Гавин, - Я не носил его.

 

- Кольца опасны, - сказала Лейлвин. - О них я знаю немного, но они, как говорят, убивают тех, кто их использует. Не позволяй своей крови коснуться кольца, иначе ты запустишь его, и это будет смертельно, Страж. - она вручила ему миску тушеного мяса, а затем пошла прочь.

 

Домон не пошел за ней. Иллианец поскреб свою короткую бороду.

- Она не самая любезная из женщин, моя жена - сказал он Гавину. - Но она действительно сильна и мудра. Тебе лучше послушать её.

 

Гавин убрал кольцо в карман. "Эгвейн никогда не позволил бы мне носить его в первую очередь." Это была правда. Если бы она знала об этом.

- Скажи своей жене, что я ценю предупреждение. Я должен предупредить вас, что наемные убийцы до сих пор очень больная тема для Амерлин. Я предлагаю избегать темы Кровавых ножей или их тер'ангриалов.

 

Домон кивнул и пошел за Лейвлин. Гавин почувствовал лишь небольшой укол стыда за обман. Он не сказал ничего, что не соответствует действительности. Он просто не хотел, чтобы Эгвейн задавала неудобные вопросы.

 

Это кольцо, и его братья, представляло собой нечто. Это был не путь Стража. Стоять рядом с Эгвейн, высматривая опасности для нее. . . , вот был путь Стража. Он будет иметь значение на поле боя, служа ей, а не разъезжая как какой-то герой.

 

Он говорил себе это снова и снова пока ел рагу. К тому времени, как он закончил, он был почти уверен, что верит в это.

 

Он все еще не рассказал Эгвейн о кольцах.

 

Ранд помнил первый раз, когда он увидел Троллоков. Нет, ни когда они напали на его ферму в Двуречье. Когда он увидел их по-настоящему в первый раз. Это было во время прошлой Эпохи.

 

Придет время, когда они больше не будут существовать, думал он, сплетая Огонь и Воздух, создавая взрывающуюся стену пламени, которая взорвалась в середине группы Троллоков. Находящиеся поблизости, люди Волчьей Гвардии Перрина вскинули оружие в знак благодарности. Ранд кивнул в ответ. В данный момент его лицо было скрыто маской Джура Грейди .

 

Когда-то Троллоки не поганили эту землю. Мы можем вернуться к такому положению вещей. Если Ранд убьет Темного, случится ли это сразу?

 

Жар стены пламени вызвал пот на его лбу. Он внимательно посмотрел на ангриал в виде толстячка - он не мог позволить себе выглядеть слишком мощным - и поразил другую группу Троллоков здесь, на поле боя к западу от реки Алгуэнья. Силы Илэйн перешли Эринин и сельскую местность восточнее, и в настоящее время время ждали завершения строительства мостов через Алгуэнью. Возведение мостов было практически закончено, но в это время авангард Троллоков догнал их, и армия Илэйн была вынуждена занять оборонительную позицию, чтобы удержать его, до того момента, как они смогут пересечь реку.

 

Ранд был рад помочь. Реальный Джур Грейди отдыхал в своем лагере в Кандоре, устав от исцеления. Удобная личина, ту которую Ранд мог носить и не обратить на себя внимания Отрекшихся.

 

Ему доставляли удовольствие крики горящих заживо Троллоков. Он любил этот звук, особенно в конце Войны Силы. Он всегда заставлял его чувствовать себя, так как будто он что-то делает.

 

Он не знал когда увидел Троллоков в первый раз. О, он знал об экспериментах Агинора. Льюис Тэрин неоднократно называл его сумасшедшим. Он не понимал, поэтому многие из них неполучились. Aгинор слишком долго любил свои проекты. Льюис Тэрин сделал ошибку решив, что Агинор, как и Семираг, применяет пытки для собственного удовольствия.

 

А потом появились Отродья Тени.

 

Монстры продолжали гореть, дергая конечностями.

 

Тем не менее Ранда волновало то, что этими тварями могли быть рожденные заново люди. Агинор использовал людей, чтобы создать Троллоков и Мурддраалов. Действительно ли это было судьбой некоторых? Быть рожденным заново, как эти искаженные создания? Идея вызвала у него тошноту.

 

Он проверил небо. Облака начали уходить, как они делали около него. Он мог заставить их не расходиться, но... нет. Мужчины нуждались в Свете, и он не мог сражаться здесь слишком долго, чтобы не стало очевидно, что один из Аша'манов был слишком силен для лица, которое он носил.

 

Ранд позволил свету прибывать.

 

Все люди по полю боя на берегу реки взглядывали на небо, когда солнечный свет падал на них, темные облака отходили.

 

Ранд решив, что больше нет смысла скрываться, снял Маску Зеркал и поднял руку в кулаке над головой. Он сплел Воздух, Огонь и Воду, подняв столб света простирающийся от себя высоко в небо. Солдаты по полю приветствовали его.

 

Он не попадется в подготовленные для него ловушки Темного. Он прошел через врата назад на Поле Меррилора. Он никогда не оставался подолгу на поле сражения, но он всегда обнаруживал себя прежде чем уйти. Он позволял разойтись облакам, доказывая что он был здесь, потом уходил.

 

Мин ждала его на площадке для Перемещений Меррилора. Он взглянул назад на закрывающиеся врата, оставляя людей в бою без него. Мин положила ладонь на его руку. Его охрана из Дев была здесь, они неохотно позволили ему бороться в одиночку, так как знали что их присутствие выдаст его.

 

- Ты выглядишь печальным, - мягко сказала Мин.

 

Горячий ветер дул откуда-то с севера. Ближайшие солдаты поприветствовали его. Большинством тех что находились здесь, были Доманийцы, Тайренцы и Аийл. Силы нападения во главе с Роделом Итуралде и королем Дарлином, которые попытаются держать долину Такан'дар, в то время как Ранд будет бороться с Темным.

 

Время для этого почти наступило. Тень видела его сражающимся на всех фронтах. Он присоединялся к битве Лана, Эгвейн и также Илэйн поочереди. В настоящий момент Тень стянула большую часть армий к битве на юге. Момент атаки Ранда на Шайол Гул приближался.

 

Он посмотрел на Мин.

- Морейн называет меня дураком за эти атаки. Она говорит, что даже небольшой риск для меня- не стоит того, чем я могу помочь.

 

- Морейн, возможно, права, - сказала Мин. - Она часто права. Но я предпочитаю тебя - человека, который готов сделать это. То есть человека, который может победить Темного, человека, который не может сидеть и планировать, в то время как другие умирают.

 

Ранд обнял ее за талию. Свет, что бы он делал без нее? Я бы пал, подумал он. В темные месяцы ... Я бы пал наверняка.

 

Через плечо Мин, Ранд увидел приближающуюся седую женщину. А за ней, меньшая фигура в синей одежде остановилась и демонстративно повернулась в другую сторону. Кадсуане и Морейн давали друг другу пространство в лагере. Он думал, что поймал намек на блики в глазах Морейн, когда она увидела, что Кадсуане заметила Ранда первой.

 

Кадсуане подошла к нему, затем обошла вокруг него, осматривая сверху до низу. Она покивала несколько раз своим мыслям.

 

- Пытаешься решить, подхожу ли я для этого задания? - спросил Ранд Кадсуане, убрав эмоции, в данном случае раздражение, из своего голоса.

 

- Я никогда не сомневалась, - сказала Кадсуане. - Даже до того как обнаружила, что ты возродился, я никогда не сомневалась, что буду способна сделать из тебя такого человека, которым ты должен быть. Сомнения, по крайней мере в данном случае, это для глупцов. Ты - глупец, Ранд ал'Тор?

 

— Бессмысленный вопрос — ответила Мин. — Если он говорит да, то признает себя дураком. Если говорит нет, то подразумевается, что не стремится к дальнейшей мудрости.

 

- Ба. Ты слишком много читаешь, дитя. - Кадсуане казалась нежной, говоря это. Она повернулась к Ранду. - Я надеюсь ты подарил ей что-нибудь милое.

 

- Что ты имеешь ввиду? - спросил Ранд.

 

- Ты даришь вещи людям, - сказала Кадсуане, - готовишься к смерти. Так обычно поступают старики или люди, скачущие на битву, которую они полагают, что не смогут выиграть. Меч для твоего отца, тер'ангриал для королевы Андора, корона для Лана Мандрагорана, драгоценности для аильской подружки, и для этой тоже.

Она кивнула в сторону Мин.

 

Ранд застыл. Он знал, что он делает, на каком-то уровне, но услышав такое объяснение, пришел в замешательство.

 

Мин помрачнела и вцепилась в него взглядом.

 

- Пойдем со мной, - сказала Кадсуане. - Только ты и я, лорд Дракон, - она взглянула на него, - Если ты не против.

 

Мин посмотрела на Ранда, но он похлопал ее по плечу и кивнул.

- Я встречусь с тобой в шатре.

 

Она вздохнула, но отступила. Кадсуане уже начала свой путь. Ранд подбежал несколько шагов, чтобы наверстать упущенное. Ей, наверное, доставило удовольствие видеть это.

 

- Морейн Седай становится беспокойной из за твоей задержки, - сказала Кадсуане .

 

- И каковы ваши мысли?

 

- Я думаю, она довольно проницательна. Как бы то ни было, я не нахожу твой план полностью уж глупым. Но ты больше не можешь откладывать.

 

Он нарочно не сказал, когда он отдаст приказ напасть на Шайол Гул. Он хотел, чтобы все гадали. Если никто вокруг его не знал, когда он нанесет удар, то есть все шансы, что Темный не узнает.

 

- Невзирая на это, - сказала Кадсуане, - Я здесь не для того, чтобы обсуждать твою задержку. Я чувствую Морейн Седай по своему неплохо тебя....обучила. Кое-что другое беспокоит меня гораздо больше.

 

- И что?

 

- Что ты рассчитываешь умереть. Что ты отдаешь столь многое. Что ты даже не ищешь возможности выжить.

 

Ранд сделал глубокий вдох. Позади группа Дев следовала за ним. Он прошел Ищущих Ветер в их маленьком лагере, столпившихся и обсуждающих Чашу Ветров. Они спокойно смотрели на него и Кадсуане.

 

- Оставь меня, идущим к моей судьбе, Кадсуане, - сказал Ранд, - Я принял объятья смерти. Я приму ее, когда она придет.

 

- Я довольна этим, - сказала она, - И я не думаю, сейчас, что не променяла бы твою жизнь на мир.

 

- Ты делала, что было нужно с самого начала, - сказал Ранд, - Так зачем беспокоиться сейчас? Этот бой будет моим. Так должно быть.

 

- Ты не должен думать, что умрешь, - сказала Кадсуане, - Даже если это почти неизбежно, ты не должен принимать это, как совершенно неизбежное.

 

- Илэйн сказала почти то же самое.

 

- Значит, она изрекла мудрость, по крайней мере, один раз в ее жизни. В среднем лучше, чем я от нее ожидала.

 

Ранд не стал возмущаться по поводу данного комментария, и Кадсуане позволила себе легкую улыбку. Она была довольна тому, как он теперь себя контролирует. Именно поэтому она его испытывала. Эти тесты никогда не кончатся?

 

"Нет", - подумал он. "Не до последнего. Того, что будет самым главным испытанием".

 

Кадсуане остановилась, заставляя его также остановиться.

- У тебя также есть дар для меня?

 

- Я даю их тем, о ком забочусь.

 

В самом деле, это заставило её улыбнуться сильнее.

- Наше отношения не всегда было гладкими, Ранд ал'Тор.

 

- Это один из способов сказать это.

 

- Однако, - продолжила она, глядя на него, - Я хочу чтобы ты знал, что я довольна. Ты оказался хорош.

 

- Значит, у меня есть твоё разрешение на спасение мира?

 

- Да, - она посмотрела вверх, туда, где кипели чёрные облака. Они начали разделяться при его появлении, так как он не скрывал себя или не удерживал их от этого.

 

- Да, - повторила Кадсуане, - Я разрешаю тебе. До тех пор, если ты сделаешь это быстро. Тень растёт.

 

Как будто в согласии с ее словам, земля задрожала. Она делала, это все больше и больше в последнее время. Весь лагерь дрожал, и люди падали.

 

- Там будут Отрёкшиеся, - сказал Ранд. - Как только я войду. Кто-то должен противостоять им. Я намереваюсь просить Авиенду возглавить сопротивление против них. Она могла бы использовать твою помощь.

 

Кадсуане кивнула.

- Я сделаю свою часть.

 

- Возьмите Аливию, - сказал Ранд. - Она сильна, но я беспокоюсь о её нахождении с другими. Она не понимает ограничений, так как должна бы. - Кадсуане снова кивнула, а по её взгляду, ему было бы интересно узнать, не планировала ли она в точности тоже самое.

- А Чёрная Башня?

 

Ранд стиснул зубы. Черная Башня была ловушкой. Он знал, что это была ловушка. Таим хотел заманить Ранда в то место, где он не смог убежать через врата.

 

- Я послал Перрина, чтобы помочь.

 

- А теперь ты решил направиться туда сам?

 

— Я должен помочь им. Так или иначе. Я позволил Таиму собрать их. И не могу просто оставить их ему...

 

- Ты все еще не уверен, - неудовлетворенно сказала Кадсуане. - Ты рискуешь собой, ты рискуешь нами всеми, делая шаг в ловушку.

 

- Я . . .

 

- Они свободны. - Кадсуане развернулась чтобы уйти. - Таим и его люди были изгнаны из Чёрной Башни.

 

- Что? - потребовал Ранд, беря её за руку.

 

- Твои люди сами освободили себя, - сказала Кадсуане. - Впрочем, как мне сказали, они пострадали делая это. Мало кто знает это. Королева Илейн не сможет использовать их в битве некоторое время. Я не знаю подробностей.

 

- Они освободились сами? - сказал Ранд.

 

- Да.

 

Они сделали это. Или Перрин сделал.

 

Ранд ликовал, но волна вины захлестнула его. Сколько было потеряно? Мог ли он спасти их если бы ушел? Он знал о их затруднительном положении на протяжении многих дней, и все же он оставил их, подчиняясь настойчивым доводам Морейн, что это была ловушка, он не мог позволить себе этого.

 

И теперь они избежали её.

 

- Я желала бы быть способной вытянуть ответ из тебя, - сказала Кадсуане, - о том, что ты собираешься сделать. - Она вздохнула и покачала головой. - У тебя есть недостатки, но тебе придется это сделать.

 

Она оставила его.

 

- Дип был отличным человеком, - сказал Антаил. - Он пережил падение Марадона. Он был на стене, когда она взорвалась, но он выжил и продолжил бороться. Повелители Ужаса добрались до него в конце концов, взрывая почву под ним, завершая свою задачу. Дип прожил последние моменты своей жизни бросая в них плетения. Он умер достойно.

 

Солдаты Малкири подняли кубки к Антаилу, воздавая почести падшим. Лан поднял свой кубок, хотя он стоял отдельно от расположившихся кольцом вокруг костра людей. Он желал бы, чтобы Дип подчинился приказу. Качая головой, он выпил свое вино. Несмотря на то, что была уже ночь, люди Лана были готовы к неожиданной атаке.

 

Лан повертел свой кубок меж двух пальцев, снова думая о Дипе. Он понял, что не может разозлиться на него. Дип хотел убить одного из самых опасных направляющих Тени. Лан не мог сказать, что он сам упустил бы такую возможность, если бы ему дали шанс.

 

Мужчины продолжили поднимать тосты за павших. Это уже стало ежевечерней традицией и распространилось по всем лагерям Порубежников. Лан нашел ободряющим то, что люди начали относиться к Антаилу и Наришме как к товарищам. Ашаманы до этого сторонились всех, но смерть Дипа объединила их и простых солдат. Теперь они все были в одной лодке. Мужчины увидели Антаила глубоко опечаленным и пригласили его сказать тост.

 

Лан отошел от огня и прошел по лагерю, остановившись у коновязей проверить Мандарба. Жеребец был в относительном порядке, несмотря на то, что у него была огромная рана на левом боку, где теперь уже никогда не вырастет шерсть; казалось, за ним хорошо ухаживали. Конюхи все еще разговаривали в приглушенных тонах о том, как раненная лошадь появилась на следующую ночь после сражения, в котором погиб Дип. Много всадников были убиты либо сброшены с седел в той схватке. И очень мало лошадей избежало троллоков и вернулось в лагерь.

 

Лан потрепал Мандарбу холку.

- Скоро мы отдохнем, мой друг, - сказал он ласково. - Обещаю.

 

Мандарб фыркнул в темноту, и рядом несколько других коней заржали в ответ.

 

- Мы обретем дом, - сказал Лан. - Тень будет уничтожена, Найнив и я возродим Малкир. Мы сделаем поля снова цветущими, очистим озера. Зеленые луга. Не будет больше троллоков, чтобы сражаться. Дети буду кататься на твоей спине, мой старый друг. Ты сможешь проводить свои дни в мире, жуя яблоки и выбирая кобыл.

 

Уже прошло много времени, с тех пор, как Лан думал о будущем хотя бы с каплей надежды. Странно было, обнаружить это сейчас, в этом месте, на этой войне. Иногда, он чувствовал, что имеет больше общего со скалами и песком, чем с людьми, которые смеялись вместе у костра.

 

Это было то, что он из себя сделал. Он был тем, кем должен был быть, тем, кто сможет однажды вернуться в Малкир и защитить честь своей семьи. Ранд ал'Тор начал ломать этот щит, а потом любовь Найнив окончательно разбила его вдребезги.

 

"Удивлюсь, если Ранд знал это" - подумал Лан, доставая скребок и прохаживаясь им по шкуре Мандарба. Лан знал, что значит быть обреченным с детства на смерть. Он знал, что значит быть направленным в Запустение и говорил, что принесет там в жертву свою жизнь. Свет, но он сделал это. Вероятно, Ранд ал'Тор никогда не узнает, насколько они вдвоем были похожи.

 

Лан чистил Мандарба некоторое время, несмотря на то, что устал. Возможно, ему стоило поспать. Найнив так бы ему и сказала. Он представил себе этот разговор и позволил себе улыбнуться. Она бы взяла верх, объяснив, что генералу нужно поспать, а конюхов и так достаточно, чтобы заботиться о лошадях.

 

Но Найнив не было здесь. Он продолжил чистку.

 

Кто-то подходил к коновязям. Конечно, Лан услышал шаги еще до того, как человек пришел. Лорд Балдер взял щетку, кивнув одному из солдат, и прошел к своей лошади. И только тогда он заметил Лана.

 

- Лорд Мандрагоран? - сказал он.

 

- Лорд Балдер, - ответил Лан, кивая Кандорцу. Меченосец королевы Этениелле был худощавым, с белыми жилками в черных волосах. Несмотря на то, что Балдер был не в числе великих генералов, он был хорошим командиром и хорошо защищал Кандор с тех пор, как умер король. Многие предполагали, что королева выйдет замуж за Балдера. Это, конечно, было глупостью; Этениелле относилась к нему, как к брату. Кроме того, каждому, кто хоть немного приглядывался, было известно, что Балдер предпочитал женщинам мужчин.

 

- Прошу простить меня, что потревожил вас, Дай Шан, - сказал Балдер. - Не представлял, что кто-нибудь еще будет здесь. - Он поспешил удалиться.

 

- Я уже почти закончил, - сказал Лан. - Не вынуждайте меня останавливать вас.

 

- Конюхи хорошо знают свое дело, - сказал Балдер. - Я был здесь не для того, чтобы проверить их работу. Просто я как-то обнаружил, что выполнение простой и знакомой работы помогает мне думать.

 

- Вы неединственный, кто заметил это, - ответил Лан, продолжая чистить Мандарба.

 

Балдер усмехнулся, а затем на мгновение умолк. Наконец, он заговорил:

- Дай-Шан, - сказал он, - вы беспокоитесь о Лорде Агельмаре?

 

- В каком смысле?

 

— Меня беспокоит, что он толкает себя слишком сильно, — сказал Балдер. — Некоторые из решений, которые он делает... они смущают меня. Это не то, что его решения по сражениям плохи. Они просто кажутся мне слишком агрессивными.

 

— Это война. Я не знаю, как можно быть слишком агрессивным в нанесении поражения врагу.

 

Балдер замолк на время.

— Конечно. Но вы обратили внимание на потерю Лордом Юкатой двух кавалерийских эскадронов?

 

— Это была неудача, но ошибки случаются.

 

— Это не то, что должен был сделать Лорд Агельмар. Он прежде бывал в ситуациях, похожую на эту, Дай Шан. Он должен был предвидеть.

 

Это произошло во время недавнего рейда против троллоков. Аша'маны подожгли Фал Эйзен и окружающую местность. По приказу Агельмара, Юкатой повел свою конницу для перегруппировки вокруг большого холма, чтобы напасть на правый фланг армии троллоков, наступающей на Аша'манов. Используя классические клещи, Агельмар должен был послать больше конницы против левого фланга противника, и развернуть Аша'манов, чтобы встретить троллоков лоб в лоб.

 

Но лидеры Тени видели сквозь этот маневр. До того как Агельмар и Аша'маны смогли что-то сделать, большие силы троллоков пришли на холм, чтобы ударить в правый фланг Юкатоя, в то время как остальные ударили по нему спереди, окружая его кавалерию.

 

Кавалерия была уничтожена до последнего человека. Сразу же после этого Троллоки развернулись на Аша'аманов, которые едва смогли спастись.

 

- Он устал, Дай Шан, - сказал Балдер. - Я знаю Агельмара. Он никогда не допускал подобных ошибок, если бодрствовал и был предупреждён.

 

- Балдер, любой может допустить ошибку подобную этой.

 

- Лорд Агельмар один из великих генералов. Он должен видеть битву по-другому, чем ее видят обычные люди.

 

- Ты уверен, что не ожидаешь от него слишком многого? - спросил Лан. - Агельмар всего лишь человек. Все мы устали.

 

- Я.. Возможно вы правы, - Балдер потянул руку к своему мечу, как будто беспокоился. Он не носил оружия королевы, конечно нет, только когда она находилась на своем посту. - Полагаю, что это просто инстинкт, Лан. Агельмар выглядит слишком усталым, и боюсь, это влияет на его способности к планированию. Пожалуйста, просто понаблюдайте за ним.

 

- Я понаблюдаю, - сказал Лан.

 

- Спасибо, - сказал Балдер. Сейчас он казался менее обеспокоенным, чем когда приблизился.

 

Лан похлопал напоследок Мандарба и, оставив Балдера дальше ухаживать за своей лошадью, направился через лагерь к палатке командования. Он вошел внутрь; палатка была освещена и хорошо охранялась, хотя солдатам на страже не позволялось иметь четкое представление о картах сражения.

 

Лан отодвинул занавески, которые затеняли вход, и кивнул двум подчиненным Агельмара командующим Шайнарцам, находившимся внутри. Один из них изучал карты, разбросанные на полу. Самого Агельмара здесь не было. Лидер тоже должен когда-то спать.

 

Лан присел на корточки, глядя на карту. После завтрешнего отступления они должны будут оказаться в месте, именуемом Кровавые ключи, названное так из-за камней под водой, придававшим ей красный цвет. В Кровавых ключах у них было бы преимущество в высоте из-за прилегающих холмов, и Агельмар хотел организовать наступление против Троллоков, используя совместно лучников и отряды кавалерии. И, конечно, там было больше горящих земель.

 

Лан опустился на одно колено, глядя на пометки Альгемара о том, какая армия где будет воевать и как он разделил атаки. Это была амбициозно, но ничего не выглядело особенно хлопотно для Лана.

 

Пока он изучал карту, прошелестели створки палатки и вошел Агельмар, тихо переговариваясь с леди Элис, салдейкой. Он остановился, когда увидел Лана, спокойно извиняясь за прерванную беседу. Генерал приблизился к нему.

 

Агельмар не падал от истощения, но Лан научился читать признаки усталости глубже, чем поза человека. Покраснение глаз. Едва уловимый запах плоского зверобоя, травы, которую жевали, чтобы держаться в ясном сознании, когда кто-то был на ногах слишком долго. Агельмар устал, но как и любой другой в лагере.

 

- Одобряете ли вы то, что видите, Дай Шан? - встав на колени перед картой спросил Агельмар.

 

- Для бегства это слишком агрессивно.

 

- Можем ли мы предпринять какие-либо другие действия? - спросил Агельмар. - Мы оставили полосу выжженной земли за собой, уничтожая Шайнар, с такой же уверенностью, как если бы сама Тень захватила её. Я пролью кровь Троллоков, чтобы утолить этот пепел.

 

Лан кивнул

 

- К тебе приходил Балдер? - спросил Агельмар.

 





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...