Главная Обратная связь

Дисциплины:






Неизвестный автор, Четвёртая Эпоха. 33 страница



 

Если заключение Тёмного подобно захвату гай'шан? Если так, это будет правильный путь.

 

- Я не уверен, что делаю все, что должен в это время, Авиенда.

 

- Воин должен всегда считаться с джи'и'тох, - строго сказала она. - Неужели я тебя ничему не научила? Не говори подобного, или ты опять опозоришь меня при других Хранительницах Мудрости.

 

- Я надеялся, учитывая, как развивались наши отношения, что мы покончили с лекциями, Авиенда.

 

- Ты думал, что становясь ко мне ближе положишь конец лекциям? - спросила она сбитая с толку. - Ранд ал'Тор, я была среди мокроземных жён и я увидела что они...

 

Он покачал головой, направляясь через переходные врата, Авиенда шла следом. Его забавляло, то что она сказала и это было хорошо. Некоторые из его тревог отступили. Но по-правде говоря, это не было шуткой. У мокроземцев было странное чувство юмора. Иногда они совсем не понимали, когда смеяться.

 

На другой стороне врат, они вошли в лагерь, состоящий из множества групп. Ранд коммандовал девами и сисвай'аман, наряду с большинством Хранительниц Мудрости.

 

Недалеко от лагеря Айил были Айз Седай. У Ранда была команда около трех дюжин - все Айз Седай, которые поклялись лично ему, и большинство тех, кто был связан с его Аша'манами. Это означало, что еще две дюжины Аша'манов, различных рангов.

 

Он также имел Родела Итуралде и его силы, состоящие в основном из Доманийцев. Их король, с его тонкой бородой и красным отпечатком на щеке, также приехал с ними, но оставил командование за великим генералом. Монарх подал жест, и Итуралде подошел, чтобы дать отчет. Алсалам казалось испытывал дискомфорт рядом с Рандом, и не участвовал в проводимых им экскурсиях. Авиенде это нравилось. Она не была уверена, что она доверяет этому Алсаламу.

 

За Айильскими палатками расположились другая крупная воинская сила - армия Tира, включая элитное подразделение известное как Защитники Твердыни, во главе с человеком по имени Родривар Тихера. Их король был с ними, он также считался наивысшим авторитетом в их группировке войск, после Ранда.

 

Тайренецы сформируют ключевую часть плана Родела Итуралде. Хотя признание этого Авиендой весьма раздражало, Итуралде был прав. Айил не были оборонительной силой, и хотя они могли удерживать проход, если понадобится, было бы лучше если бы их использовали в наступательных маневрах.

 

Тайренцы будут идеальны для удержания земли. Они были хорошо обученными отрядами пикинеров, кроме того было полное знамя арбалетчиков с улучшенным кривошипом, который кузнецы только-только научились изготавливать. Они потратили неделю на модернизацию вооружения.



 

Было ещё одно подразделение среди войск Ранда, которое озадачивало Авиенду больше остальных. Множество Присягнувших Дракону. Они поставили свои палатки рядом друг с другом и подняли в воздух знамя с изображённым на фоне древнего символа Айз Седай драконом. Подразделение состояло из обычных мужчин, солдат, лордов, леди и некоторых Айз Седай и Стражей. Там были представители всех наций, в том числе Айил, и всех их связывало только одно: они оставили в прошлом все клятвы, порвали все узы для того, чтобы сражаться в Последней Битве. До Авиенды доходили неприятные слухи о том, что среди множества Айил, были гай'шайн, которые отложили в сторону белое, утверждая, что оденут его, когда Последняя Битва будет выиграна.

 

Было сказано, что пришествие Ранда освободит их ото всех уз. Клятвы нарушались, когда он оказывался рядом, и лояльность или союз отступали на второй план перед нуждой служить ему в последней битве человечества. Часть её хотела бы назвать это мокроземной дуростью, но, возможно, она поторопилась с выводами. Хранительница Мудрости должна смотреть глубже.

 

Теперь, когда они находились с другой стороны Врат, Авиенда, наконец, позволила себе отпустить саидар. Мир вокрут нее потускнел, обостренное чувство жизни и восхищешие испарились. Каждый раз, отпуская Единую Силу, она чувствовала себя слегка опустошенной, радость и возбуждение теперь прошли.

 

Итуралде и Руарк пошли чтобы присоединиться к Королю Дарлину, обсуждая планы битвы. Авиенда присоединилась к Ранду, пока он подходил к своему шатру.

 

- Кинжал работал, - сказал Ранд. Он протянул руку вниз и потрогал чёрные ножны, которые несли тупой кинжал, - Артам. Я слышал как они говорили о нём, ещё в Эпоху Легенд, но никто не создал его. Интересно, кому же в конечном итоге это удалось...

 

- Ты уверен, что он работал? - сказала Авиенда. - Возможно он наблюдает за тобой, но не простирает свою руку.

 

- Нет, я бы почувствовал его внимание, - ответил Ранд. - Он действительно работает. С ним он не будет ощущать меня, пока я не вступлю в саму Скважину. Как только он узнает, что я там, у него возникнут проблемы в концентрации на мне, чтобы нанести прямой удар. Авиенда, то, что ты должна была найти кинжал и распознать его, что ты и сделала, то, что Илейн должна была отдать его мне... Узор плетет так, как ему нужно. - Ранд улыбнулся и кивнул. - В голосе Илейн была печаль, когда она отдавала мне кинжал. Думаю, часть ее хотела сохранить кинжал для себя, что позволило бы ей не привлекать внимание Темного.

 

- Сейчас действительно есть время для легкомыслия? - хмурясь на него спросила Авиенда.

 

- Если когда то и была необходимость для смеха, то сейчас самое время, - сказал Ранд, хотя смех, казалось, покинул его голос. Его беспокойство вернулось, как только они достигли его шатра.

 

- Что тебя беспокоит? - спросила его Авиенда.

 

- У них печати, - сказал Ранд.

 

- Что!

 

- Только Эгвейн знает, но это правда. Они были украдены, возможно из моего тайного места, возможно после того как я доставил их Эгвейн.

 

- Тогда они сломаны.

 

- Нет, - сказал Ранд. - Я бы почувтвовал это. Я думаю они будут выжидать. Возможно они знают, что ломая печати, они очищают мне путь для перековки Его узилища. Они сломают их в самый неподходящий момент, чтобы позволить Тёмному коснуться мира, возможно, чтобы дать ему силу оглушить меня, как только я столкнусь с ним лицом к лицу.

 

- Мы найдём способ остановить это, - твёрдо сказала Авиенда.

 

Он посмотрел на неё и улыбнулся.

- Воительница, как всегда.

 

- Конечно. - Кем же ей еще быть?

 

- У меня есть другая проблема. Отрекшиеся попытаются напасть на меня как только я войду, чтобы противостоять ему. Темный не может меня видеть, не знает где я нахожусь, и поэтому выделяет некоторые свои основные войска сразу на несколько полей сражения. Тень наиболее сильно старается давить на Лана, пытается его уничтожить, не сильно лучше обстоят дела у Илейн под Кайриеном. Только Эгвейн вроде бы сопутствует хоть какой-то успех.

 

- Он ищет меня на каждом из полей сражений, посылая в своих тварей в больших количествах. Когда мы атакуем Шайол Гул, то должны будем держать долину против его армий. Отрекшиеся прибудут через Врата. Удержание прохода не остановит их, как и Повелителей Ужаса, мужчин или женщин. Мое противостояние Темному притянет их, как и во время очистки, только в тысячи раз сильнее. Они придут, с огнем и молнией, и они будут убивать.

 

- Да будет так.

 

- Я рассчитываю на это, - сказал Ранд. - Но я не могу позволить себе взять тебя в пещеру вместе со мной, Авиенда.

 

Она почувствовала дурноту, хотя она атаковала её, ударила её и оставила её умирать.

- Я ожидала этого. Даже не думай отправить меня в безопасность, Ранд ал'Тор. Ты будешь...

 

- Я бы не посмел, - сказал он, - я бы не подверг себя такому риску - сейчас нигде не безопасно. Я не могу взять тебя в пещеру, потому что ты нужна здесь, в долине, чтобы следить за Отрекшимися и печатями. Ты нужна мне, Авиенда. Вы, трое, должны наблюдать: стать моими руками и сердцем, во время этого боя. Я отправлю Мин к Эгвейн. Что-то грядет, я уверен в этом. Илейн будет сражаться на юге... а ты нужна здесь, в долине Такан'дар, чтобы прикрывать мою спину.

 

- Я оставлю свои приказы для Айз Седай и Аш'аманов, Авиенда. Итуралде возглавляет войска, но ты будешь командовать направляющими в Шайол Гул. Ты должна удерживать врага подальше от скважины, после того как я туда войду. Ты будешь моим копьём в этой битве. Если они доберутся до меня в скважине, то я буду беспомощен. То что я должен сделать отберёт у меня всё - всё моё внимание, каждую крупицу силы, что у меня есть. Я буду как младенец, лежащий посреди пустыни, беззащитный против чудовищ.

 

- И как это отличается от того, как ты обычно поступаешь, Ранд ал 'Тор? - спросила она.

 

Он рассмеялся. Было здорово иметь возможность одновременно видеть и чувствовать эту улыбку.

- Мне казалось, что ты сказала, что сейчас не до шуток.

 

- Кто-то должен научить тебя скромности, - сказала Авиенда. - Ты не можешь возомнить себя слишком великим, только из-за того, что спас мир.

Он опять рассмеялся, провожая её к палатке, где находилась Мин. Найнив и Морейн также ожидали там, одна с выражением раздражения на лице, в то время как другая выглядела абсолютно спокойной. Найнив выглядела странно с волосами слишком короткими, чтоб заплести косу. Сегодня она зачесала их наверх и завязала сзади.

 

Морейн села прямо на большой камень, Каландор - меч, который не меч - лежал на ее коленях, и одна рука покоилась на его рукояти. Том сидел рядом с ней, стругая палку и насвистывая себе под нос.

 

- Тебе следовало взять меня, Ранд, - сказала Найнив, складывая руки.

- У тебя была работа, - сказал Ранд. - Ты попыталась, как я инструктировал?

- Много раз, - сказала Найнив. - Нет пути обойти изъян, Ранд. Ты не можешь использовать Калландор. Это будет слишком опасно.

 

Ранд подошёл к Морейн, протягивая руку и она подала ему Калландор. Он поднял его перед собой, разглядывая его кристалическую структуру. Он начал мягко светиться.

- Мин, у меня для тебя есть задание, - прошептал он, - У Эгвейн дела идут очень хорошо, я чувствую её фронт будет ключевым. Я хочу чтоб ты присмотрела за ней и Императрицей Шончан, которую я попросил присоединится к ней, когда она будет готова.

 

- Ты вынуждаешь Шончан присоединиться к фронту Эгвейн? - в ужасе спросила Морейн. - Мудро ли это?

 

- Я не могу говорить мудрые слова из-за дерзости этих дней, - сказал Ранд. - Но я чувствую, будет лучше, если кто-то присмотрит за этими двумя фракциями. Мин, ты сделаешь это?

 

- Я надеялась... - Мин отвернулась.

 

"Надеялась, что он возьмет её в пещеру", подумала Авиенда. Но, кончечно, он не мог.

 

- Извини, Мин, - сказал Ранд. - Но ты нужна мне.

 

- Я сделаю это.

 

- Ранд, - сказала Найнив, - ты собираешься атакаковать его с Калландором? Его изъян...пока ты направляешь через эту... штуку, любой может перехватить контроль над тобой. Использовать тебя, направляя Единую Силу через Калландор к тебе до тех пор, пока она не выжжет тебя - ты останешься без сил, а они станут настолько сильны, что смогут разрушать города и горы ровнять с землей.

 

- Я возьму его, - сказал Ранд.

 

- Но это ловушка! - сказала Найнив.

 

- Да, - сказал Ранд устало. - Ловушка, в которую я должен наступить и позволить ей захлопнуться. - Он неожиданно рассмеялся, запрокинув голову назад. - Как и всегда! Почему я должен быть удивлен? Распространи мое слово, Найнив. Скажи Итуралде, Руарку, Королю Дарлину. Завтра мы штурмуем Шайол Гул и объявим его своим! Если мы должны засунуть голову в пасть льва, давайте сделаем так, чтобы он подавился нами.

 

Глава 21

Ошибка, которую нельзя игнорировать.

 

Суан закатила одежду на плече. Она скорчилась от острой боли.

- Юкири, - проворчала она, - это твоё плетение всё еще нуждается в доработке.

 

Маленькая Серая тихо выругалась, вставая от солдата, который потерял руку. Она не Исцелила его, просто перевязав и оставив его обычным лекарям. Тратить энергию Исцеления на этого человека было бесполезно, так как он уже больше никогда не сможет сражаться. Им необходимо спасать своей силой солдат, которые снова смогут воевать.

 

Это были жестокие рассуждения. Ну, так и времена жестокие. Суан и Юкири двинулись к очередному солдату в ряду раненных. Мужчина с потерянной рукой выживет без Исцеления. Возможно. Еще были Желтые в Майене, но их энергия уходила на Исцеление Айз Седай, выживших при побеге и солдат, которые все еще могли сражаться.

 

По всему лагерю, наскоро сооруженному в Арафеле к востоку от речной переправы, стонали и плакали солдаты. Так много раненых, а тех, у кого еще хватает сил на Исцеление, считанные единицы, да Суан с Юкири. Остальные совсем обессилели, создавая Врата, чтобы вытащить армию, зажатую в клещи двумя атакующими силами.

 

Шарцы атаковали агрессивно, но охрана лагеря Белой Башни задержала их на время, давая армии время на спасение бегством. Как минимум, её части.

 

Юкири изучила следующего мужчину, затем кивнула. Суан встала на колени и стала сплетать Исцеление. Она никогда не была хороша в этом, даже с ангриалом это забрало много ее сил. Она увела солдата от порога смерти, Исцелив рану на его боку. Он задохнулся, много энергии для Исцеления бралось из его собственного тела.

 

Суан качнулась и в изнеможении упала на колени. Свет, да ее шатает, как высокородную даму в первый день на корабельной палубе!

 

Юкири посмотрела на неё, затем потянулась за ангриалом, небольшим каменным цветком.

- Иди отдохни, Суан.

 

Суан стиснула зубы, но передала ангриал. Единая Сила покинула её, и она позволила себе глубокий вздох, полу-облегченный и полу-печальный от потери красоты саидар.

 

Юкири перешла к следующему солдату. Суан перевернулась на спину, ее тело ныло от многочисленных синяков и боли.События битвы размылись для нее. Она помнила как молодой Гавин Траканд ворвавшись в командную палатку, кричал, что Эгвейн велела армии отступать.

 

Брин двигался быстро, бросая написанные приказы через врата на вниз. Это был его новейший способ передачи команд - древко от стрелы с привязанной запиской и длинной лентой, брошенное из врат, находящихся высоко вверху. У древка не было наконечника, а всего лишь небольшой камень, чтобы придать ему вес.

 

Брин обеспокоился еще до прибытия Гавина. Ему не нравилось как разворачивалась битва. Путь, которым двигались Троллоки предупредил его, что Тень что-то планирует. Суан была уверена, что он уже приготовил приказы.

 

Потом в лагере раздались взрывы. И Юкири крикнула им прыгнуть в дыру в полу. Свет, она посчитала её сумасшедшей. По-видимому, достаточно сумасшедшей, чтобы спасти их всех.

 

Сожги меня Свет, если я собираюсь лежать здесь подобно части вчерашнего улова на столе, думала Суан, уставившись в небо. Она заставила себя встать на ноги и стала пробираться через новый лагерь.

 

Юкири заявляла, что ее плетение не было чем-то неизвестным, хотя Суан никогда о нем не слышала. Массивная подушка из Воздуха, предназначенная для смягчения падения кого-либо с большой высоты. Создание ее привлекло внимание Шарцев - Шарцев, во имя всего! - но они сбежали. Она, Брин, Юкири и несколько помощников. Сгореть ей, они выбрались, хотя она все еще с содроганием вспоминала то падение. И Юкири все еще говорила, будто она на пороге открытия плетения, возможно секретного, с помощью которого можно летать! Глупая женщина. Была серьезная причина, по которой Создатель не дал людям крылья.

 

Она нашла Брина на границе нового лагеря, сидящего в опустошении на пне. Две карты сражений, придавленные камнями, лежали на земле перед ним. Карты были смятыми; он схватил их когда шатёр начал взрываться вокруг него.

 

Глупец, подумала она. Рисковать своей жизнью из-за пары кусков бумаги.

 

- ... из отчетов, - сказал генерал Хаерм, новый командир Иллианских Спутников. - Мне жаль, милорд. Разведчики не осмелились подобраться слишком близко к старому лагерю.

 

- Ни каких признаков Амерлин? - спросила Суан.

 

Брин и Хаерм оба покачали головами.

 

- Продолжайте поиски, молодой человек. - Суан погрозила пальцем Хаерму. Он поднял бровь из-за использованного ею слова "молодой". Свет испепели это молодое лицо, полученное ею, - Я имею ввиду, что Амерлин жива. Вы найдете её, слышите меня?

 

- Я ... Да, Айз Седай. - Он проявил некоторую степень уважения, но недостаточно. Эти иллианцы не знали, как себя вести с Айз Седай.

 

Брин отослал человека и на этот раз это выглядело так, как будто каждый не надеялся встретиться с ним вновь. Вероятно, все были слишком уставшими. Их "лагерь" больше походил на скопление беженцев от ужасного пожара, чем на армию. Большинство людей закутались в плащи и спали. Солдатам было лучше, чем морякам - они спали всегда и везде, где только могли.

 

Она не могла их винить. Она была опустошена еще до прибытия Шарцев. Сейчас Суан устала, как сама смерть. Она присела на землю рядом с пнем Брина.

 

- Рука все еще болит? - спросил Брин, нагибаясь, чтобы растереть ей плечо. - А сам что не видишь? - огрызнулась Суан.

 

- Просто проявляю вежливость, Суан.

 

- Не думай, что я забыла, что ты виноват в этом синяке.

 

- Я? - озадаченно сказал Брин

 

- Ты протолкнул меня через дыру.

 

- Сама ты в нее лезть была явно не готова.

 

- Я почти собралась прыгать. Я уже почти была там.

 

- Ну, само собой, - сказал Брин.

 

- Это твой промах, - возразила Суан. - Я упала. Я не собиралась падать. А плетение Юкири... ужасная штука.

 

- Оно сработало, - сказал Брин. - Я сомневаюсь, что многие люди могут утверждать, что они упали с высоты трёх сотен шагов и выжили.

 

- Она была слишком нетерпеливой, - сказала Суан. - Возможно она страшно желала, чтобы мы прыгнули, знаешь ли. Все эти разговоры о Перемещении и плетениях движения... - Она замолкла, отчасти из-за того, что испытывала раздражение от самой себя. Этот день прошёл достаточно плохо без колкостей Брина.

 

- Каковы наши потери? - не лучшая тема, но ей нужно было знать. - У нас уже есть рапорты?

- Приблизительно каждый второй солдат, - мягко сказал Брин.

 

Хуже чем она ожидала.

- А Айз Седай?

 

- У нас осталось порядка двухсот пятидесяти, - сказал Брин. - Хотя, многие из них в шоковом состоянии из-за потери Стражей.

 

Это было большим бедствием. Сто двадцать Айз Седай погибло в течение часа. Белой Башне потребуется очень продолжительное время, чтобы оправиться от этого.

 

- Извини Суан, - сказал Брин.

 

- Ба, - сказала Суан, - В любом случае многие из них предали меня, как рыбьи потроха. Они негодовали пока я была Амерлин, смеялись когда я была низвергнута, и потом сделали из меня служанку, когда я вернулась.

 

Брин кивнул, все еще потирая её плечо. Он чувствовал, что ей было больно, несмотря на ее слова. Хорошие женщины погибли. Много хороших сестёр.

 

- Её там нет, - упрямо сказала Суан. - Эгвейн удивит нас, Брин. Вот увидишь.

 

- А если я увижу, то большого сюрприза не будет, не правда ли?

 

Суан фыркнула.

- Глупец.

 

- Ты права, - торжественно сказал он. - В обоих случаях. Я думаю, Эгвейн удивит нас. А еще я глупец.

 

- Брин...

 

- Да, Суан. Как я мог упустить тот факт, что они оставались на одном месте? Они хотели отвлечь нас, пока другая армия собирала силы. Троллоки отошли назад в те холмы. Защитный маневр. Но Троллоки не защищаются. Я полагал, что они хотели устроить засаду и поэтому собирали трупы и готовились ждать. Если бы я напал на них ранее, то мы могли бы всего этого избежать. Я был слишком осторожен.

 

- Человек, что весь день думает об упущенном из-за шторма улове, в ясную погоду времени зря не теряет.

 

- Умная пословица, Суан, - сказал он. - Но среди генералов бытует такая поговорка, приписываемая Фогу Неутомимому: "Если не учиться на поражениях, так и будешь оставаться в проигрыше". Не могу понять, как я смог допустить случившееся. У меня и опыта больше, и подготовка лучше, чем у них! Не могу себе простить такую ошибку, Суан. На кону сам Узор.

 

Он потер лоб. В тусклом свете заходящего солнца, он выглядел старше, его лицо сморщилось, руки стали хрупкими. Это выглядело, как если бы эта битва украла у него десятилетия. Он вздохнул, сутулясь подался вперед.

 

Суан обнаружила, что не находит слов.

 

Они сидели в молчании.

 

Лирелле ожидала снаружи ворот в так называемую Черную Башню. Ей пришлось применить все навыки обучения, чтобы не показать своего расстройства.

 

Вся эта экспедиция не задалась с самого начала. Сперва их не пускали в Черную Башню, пока Красные не закончат начатого, потом возникли эти проблемы с Вратами. Затем - три пузыря зла, две попытки Приспешников Темного поубивать их всех и, наконец, предупреждение Амерлин, что Черная Башня встала на сторону Тени.

 

Лирелле отослала по настоянию Амерлин большинство женщин сражаться рядом с Ланом Мандрогораном. Она осталась с несколькими сестрами наблюдать за Черной Башней. А теперь... это. И что с этим делать?

 

- Могу вас уверить, - сказал молодой Аша'ман, - Опасность миновала. Мы выдворили М'Хаеля и других, кто обратился к Тени. Оставшиеся идут в Свете.

 

Лирелле повернулась к своим спутницам. Представительниц от каждой Айя среди оставшихся в спешном порядке отправили еще за тридцатью сестрами, когда Аша'ман обратился к ней в первый раз. Они приняли ее лидерство здесь, правда, неохотно.

 

- Мы это обсудим, - сказала она, отпуская молодого Аша'мана кивком.

 

- Что мы делаем? - спросила Мирелле. Зеленая была с Лирелле с самого начала, одна из немногих, которых она не отослала, частично из-за желания держать Стражей женщины поблизости. - Если кто-то из них борется за Тень...

 

- Врата снова работают, - сказала Сиайн. - Что-то изменилось здесь за последние дни, так как мы чувствовали, что внутри направляют.

 

- Я не доверяю им, - сказала Мирелле.

 

- Мы должны знать наверняка, - Сказала Сиайн. - Мы не можем оставить Черную Башню без присмотра во время Последней Битвы. Так или иначе, мы должны держать этих мужчин под наблюдением.

Мужчины из Башни утверждали, что только некоторые из них присоединились к Тени, а направляющими при атаке были из Черной Айя.

 

Ее раздражало, что они используют подобные выражения. Черная Айя. Столетия Белая Башня отрицала существование Друзей Темного среди Айз Седай. Но, к сожалению, сказка стала явью. Это не означало, что Лирелле хотела, чтобы мужчины разбрасывались словами небрежно. Особенно такие мужчины, как эти.

 

- Если бы они хотели напасть на нас, - задумчиво проговорила Лирелле, - То сделали бы это, пока мы не могли сбежать через Врата. Сейчас я полагаю, они производили чистку... среди своих рядов. Как это в свое время потребовалось Белой Башне.

 

- Так мы идем? - Спросила Мирелле.

 

- Да. Мы связываем узами мужчин, которых нам обещали, и вытягиваем из них всю правду, что они скрывают. - Лирелле беспокоило, что Возрожденный Дракон отказал им в Аша'манах высшего ранга, но она разработала план, как только прибыла сюда. Это все еще должно сработать. Она сначала попросила бы показать, как мужчины направляют, а потом связала бы того, кто по ее мнению был самым сильным. Тогда у нее был бы тот, кто указал бы ей самых талантливых среди обучающихся, которых могли бы связать ее сестры.

 

И тогда... ну, она надеялась контролировать таком образом бльшинство из них. Свет, какой беспорядок. Мужчины, умеющие направлять, в наглую разгуливали вокруг. Она не верила в басню об очищении от порчи. Конечно, эти... мужчины... могли бы придумать нечто в этом роде.

 

- Иногда, - пробормотала Лирелле, - Я хотела бы вернуться назад и одернуть себя перед принятием этой миссии.

 

Мирелле рассмеялась. Она никогда не относилась к событиям так серьезно, как следовало. Лирелле чувствовала себя раздраженной, что упустила шансы, возникшие в Белой Башне за время ее долгого отсутсвия. Воссоединение, борьба с Шончан... То были времена, когда можно было доказать свое лидерство и заработать хорошую репутацию.

 

Возможности появились во время переворота. Возможности, которые она упустила. Свет, она ненавидела эту мысль.

 

- Мы входим, - воззвала она, стоя перед воротами в стене. Затем вполголоса продолжила, обращаясь к сестрам. - Удерживайте Единую Силу и будьте настороже. Мы не знаем, что может произойти. - ее женщины наверняка справились бы многочисленными, но плохо обученными Ашаманам, если дойдет до драки. Не должно бы, рассуждая логически. Но, скорее всего, большинство мужчин здесь уже безумны. Так что, вероятно, на логику лучше не полагаться.

 

Большие ворота открылись, позволяя ее людям войти. Кое-что говорило о мужчинах Черной Башни, раз они приняли решение сначала закончить стену вокруг своей территории прежде, чем возвести башню.

 

Она пустила свою лошадь вперед, Мирелле и другие последовали за ней под цокот копыт. Лирелле охватила Источник и создала новое плетение, которое указало бы на направляющего поблизости мужчину. Это был не тот молодой человек, что встречал их недавно у ворот.

 

- Что это? - спросила Лирелле, когда к ней присоединилась Певара Тазановни. Лирелле знала Красную Восседающую, хотя и не достаточно хорошо.

 

— Меня попросили сопроводить вас, — сказала бодро Певара. — Логайн подумал, что присутствие знакомого лица могло бы упростить ситуацию.

 

Лирелле сдержала усмешку. Айз Седай не должна веселиться. Она должны быть спокойной, собранной и, если что, строгой. Человек должен смотреть на Айз Седай и задаваться вопросом, что он сделал не так и как это исправить.

 

Певара пристроилась сбоку от нее, пока они двигались по территории Черной Башни.

- Логайн является главным теперь и приносит свои извинения, - продолжала Певара. - Он был серьезно ранен при нападении и еще не полностью оправился.

- С ним все будет хорошо?

 

- О, конечно. Он встанет на ноги через день или два. Он необходим, чтобы вести Аша'манов, поскольку, я полагаю, они принимают участие в Последней Битве.

Жаль, подумала Лирелле. Черной Башней было бы легче управлять без Лжедракона в их головах. Лучше бы он умер.

 

- Уверена, его помощь будет полезна, - сказала Лирелле. - Его лидерство, как бы то ни было... Ну, посмотрим. Скажи мне Певара. Говорят, что связывание мужчины, способного направлять, отличается от уз с обычным человеком. Ты участвовала в таком процессе?

 

- Да, - сказала Певара.

 

- Так это правда? - спросила Лирелле. - Обычные люди будучи связаны, вынуждены подчиниться, но не эти Аша'маны?

 

Певара, задумавшись, улыбнулась.

- Ах, на что бы это могло походить? Нет, связь не может принудить Аша'мана к чему-либо. В данном случае нужно быть более изобретательной.

Это не хорошо.

- На сколько они послушны? - Спросила Аледрин с другой стороны от Лирелле.

 

- Подозреваю, что это зависит от мужчины, - сказала Певара.

 

- Если их нельзя принудить, - сказала Лирелле, - Будут ли они подчиняться своим Айз Седай в бою?

 

- Вероятно, - сказала Певара, хотя было что-то неоднозначное в ее ответе. - Я должна сказать вам, всем вам. Эта миссия, с которой я была послана, и которую преследуете вы, совершенно дурацкая затея.

 

- Так ли это? - уравновешенно спросила она. Ей было трудно начать доверять Красной, после того, что они сделали с Суан. - Почему так?

 

- Я была однажды в таком же положении, как вы, - сказала Певара. - Готовая связать всех Аша'манов в попытке управлять ими. Но поехала бы ты в другой город, чтобы выбрать пятьдесят мужчин, каких придется, и сделать их своими Стражами. Связывание Аша'мана только, чтобы контролировать его, глупо. Ими нельзя управлять. Я действительно думаю, что из некоторых получатся превосходные Стражи, но, подобно большинству мужчин, другие таковыми не станут. Предлагаю отказаться от первоначального плана связать сорок семь мужчин и взять только тех, кто наиболее этого желает. Из них получатся лучшие Стражи.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...