Главная Обратная связь

Дисциплины:






Неизвестный автор, Четвёртая Эпоха. 36 страница



 

- Ты...какая-то странная, - прошептала шарка, все так же вглядываясь в глаза Эгвейн. Пораженная женщина даже не заметила, как со спины к ней подкралась тень. Тень, которая не могла быть Гавином, поскольку тот был еще далеко.

 

Что-то врезалось в голову женщины сзади. Она рухнула, резко падая на землю. Шар мигнул немедленно, и Эгвей была свободна. Она присела, пальцы искали ее нож.

 

Фигура переместилась к ней. Эгвейн подняла нож и приготовилась обнять Источник. Она привлекла бы внимание, если бы она направила.. Она не хотела быть схваченной снова.

 

Но кто это был?

 

- Тихо, - сказала фигура

 

Эгвейн распознала голос.

- Лейлвин?

 

- Другие заметили, что эта женщина направляла, - промолвила Лейлвин. - Они придут посмотреть, что она делала. Мы должны уходить!

 

- Ты спасла меня, - прошептала Эгвейн. - Ты освободила меня.

 

- Я серьезно отношусь к своим клятвам, - сказала Лейлвин. Потом, настолько тихо, что Эгвейн еле услышала это, она добавила, - Может быть слишком серьезно. Такие ужасные знамения этой ночью...

 

Они двинулись на несколько мгновений быстрее через лагерь, пока Эгвейн почувствовала, как Гавин приближается. Она не смогла застать его в темноте. Наконец, тихо прошептала она:

- Гавин?

 

Неожиданно, он оказался тут, прямо рядом с ней.

- Эгвейн? Кого ты нашла?

 

Лейлвин застыла, затем тихо прошипела сквозь зубы. Что-то сильно расстроило ее. Возможно то , что кто-то смог незаметно подкрасться к ней. Если это было так, то Эгвейн разделяла ее чувства. Она гордилась своими способностями, а потом была ошеломлена не только одной из направляющих, но теперь и Гавином. Как парень, выросший в городе, смог двигаться так хорошо, что она не увидела его?

 

- Я никого не нашла, - прошептала Эгвейн. - Лейлвин нашла меня... и вытащила меня из беды.

 

- Лейлвин? - сказал Гавин, вглядываясь в темноту. Эгвейн могла чувствовать его удивление, и его подозрительность.

 

- Мы должны продолжить движение, - сказала Лейлвин.

 

- Я не буду с этим спорить, - ответил - Гавин. - Мы почти вышли. Нам нужно пройти немного к северу. Я оставил несколько тел сразу справа.

- Тела? - спросила Лейвлин.

 

- С пол дюжины Шарцев или около того, напрыгнули на меня, - сказал Гавин.

 

"Пол дюжины?" подумала Эгвейн. Он сказал так, будто это был пустяк. Здесь не место для дискуссий. Она присоединилась к двум другим и они двинулись дальше, Лейлвин вела их своим путем. Любой шум или крик в лагере заставлял Эгвейн морщиться в опасении, что какое нибудь из тел обнаружено. В самом деле, она чуть не подпрыгнула до облаков, когда из темноты послышался чей-то голос.



 

- Это вы?

 

- Да, это мы, Бэйл, - мягко сказала Лейлвин.

 

- Мою старую бабку! - Тихо воскликнул Байл Домон, присоединившись к ним. - Ты нашла ее? Женщина, ты снова удивляешь меня. - Он поколебался. - Я хотел, чтобы ты позволила мне идти с тобой.

 

- Муж мой, - прошептала Лейлвин, - Ты такой храбрый и крепкий, что любая женщина пожелала бы твоей компании. Но двигаешься ты так же тихо, как медведь, перебирающийся через реку.

 

Он хмыкнул, но присоединился к ним, когда они пересекли границу лагеря, тихо и осторожно. Спустя примерно десять минут Эгвейн, наконец, решилась обнять Источник. Упиваясь им, она создала Врата и Переместила их в Белую Башню.

 

Авиенда бежала со всеми Айил через врата. Они приливали, как наводнение, в долину Такандар. Две волны, мчась вниз с противоположных сторон долины.

 

Авиенда не держала копьё; это было не её место. Вместо этого, она была копьём.

 

С ней были двое мужчин в черных плащах, пять Хринительниц Мудрости, женщина по имени Аливия и десять Айз Седай, принесших присяги Ранду, со своими Стражами. Никто из них, включая Аливию, не хотел охотно принять главенствующее положение Авиенды. Аша'манам не нравилось отчитываться перед любой женщиной, Хранительницам Мудрости вообще не нравилось подчиняться приказам Ранда, а Айз Седай все еще думали об Айильских направляющих, как о низших. Тем не менее приказу они подчинились.

 

Ранд шепнул ей при удобном случае, чтобы она рассматривала их всех как Друзей Темного. Не страх заставил его произнести эти слова, а чувство реальности. Тень могла скрываться где угодно.

 

В долине были Троллоки и несколько Мурддраалов, но они не ожидали атаки. Айил воспользовались их смятением и начали резню. Авиенда вела свою группу направляющих к кузнице, массивному зданию с серой крышей. Кузнецы Тени прекратили свои неустанные движения, показывая только намек на замешательство.

 

Авиенда сплела Огонь на одного из них, отделяя его голову от плеч. Тело превратилось в камень, затем начало разрушаться.

 

Это послужило сигналом для других направляющих и Кузнецы Тени начали взрываться по всей долине. Говорили, что они ужасны в бою, когда рассержены, а от кожи отскакивали мечи. Возможно просто слухи, вряд ли кто из Айил действительно вел танец копий с Кузнецами Тени.

 

Авиенда не особо то хотела узнать правду. Она позволила своей команде покончить с первой группой Кузнецов и пыталась не думать слишком много о смертях и разрушениях, которые эти существа вызвали за время их неестественных жизней.

 

Отродья Тени пытались организовать защиту, некоторые Мурддраалы кричали и хлестали своих Троллоков, чтобы заставить их остановить атаку Айильцев, которые шли на них широким фронтом. Легче было остановить полноводную реку. Айил не замедлились, и те Отродья Тени, что оказывались у них на пути, пытаясь сопротивляться, падали, часто сраженные сразу несколькими копьями или стрелами.

 

Большинство Троллоков сломалось и побежало, спасаясь от боевых воплей Айил. Авиенда и ее направляющие достигли кузниц и ближайших клеток с грязными, с безжизненными глазами, пленными, ожидающих своей смерти.

 

- Быстро! - Сказала Авиенда сопровождавшим ее Стражам. Мужчины взламывали клети, пока Авиенда и другие уничтожали оставшихся Кузнецов. Они умирали, рассыпаясь в камень и пыль, и роняя полу-законченные Такан'дарские лезвия на скалы.

 

Авиенда взглянула вверх и вправо. Длинный извилистый путь вел ко входу в пещеру на склоне горы, маячившей выше.

 

Отверстие было темно. Оно походило на ловушку, искушая свет зайти, но никогда не выпустить.

 

Авиенда сплела Огонь и Дух, выпуская плетение в воздух. Мгновение спустя в начале пути в Шайол Гул открылись Врата. Четыре фигуры прошли через них. Женщина в голубом небольшого роста, но не воли. Пожилой мужчина, с поседевшими волосами, и закутанный в разноцветный плащ. Женщина в желтом, коротко стриженная с темными волосами, увешанная кучей драгоценных камней в золотой оправе.

 

И высокий мужчина с волосами цвета пылающих углей. Он был одет в красное с золотом пальто, но под ним была простая двуреченская рубашка. Тот, кем он стал и кем он был, слитый воедино. Подобно шайнарцу он нес два меча. Один выглядел, как будто сделанный из стекла, он нес его на спине. Другой, меч Древоубийцы, короля Ламана, привязан к его талии. Он носил его из-за нее. Глупый человек.

 

Авиенда подняла свою руку в приветствии, он в ответ свою. Это будет их единственным прощальным моментом, если он потерпит неудачу или она умрет, выполняя свою задачу. Бросив последний взгляд, она отвернулась от него и вернулась к своим обязанностям.

 

Две из ее Айз Седай объеденились и создали Врата, чтобы Стражи могли сопроводить пленных в безопасное место. Многих приходилось подталкивать. Они тащились вперед, с глазами, почти такими же безжизненными, как и у Кузнецов Тени.

 

- Проверьте внутри кузницы тоже, - сказала Авиенда нескольким Стражам. Они двинулись внутрь, за ними последовали Айз Седай. Плетения Единой Силы встряхнули здание, когда они обнаружили еще Кузнецов, и двое Аша'манов тут же юркнули внутрь.

 

Авиенда осмотрела долину. Битва принимала более опасный поворот; было много Отродий Тени в ущелье, ведущим из долины. У них было больше времени для подготовки и построения. Итуралде вел свои войска позади Айил, охраняя уже захваченные участки долины.

 

Терпение, думала Авиенда про себя. В ее задачу входила не битва впереди, а защита спины Ранда, как только он поднялся и вошел в Бездну Рока.

 

Только одно беспокоило ее. Могли ли Отрекшиеся переместится непосредственно в пещеру? Казалось, Ранд не волновался по этому поводу, но он был сильно отвлечен тем, что должен был сделать. Может она должна присоедениться к нему и...

 

Она нахмурилась, глядя вверх. Что это за тень?

 

Высоко в небе среди бурлящих облаков светило солнце. Некоторые грозовые тучи были словно в заплатах, абсолютно черных и ослепительно белых. Однако не тучи так внезапно скрыли солнце, а нечто осязаемое и черное, проникающее в это место.

 

Авиенду пробрал озноб и она почувствовала, что дрожит. Опустилась тьма, истинная тьма.

 

Солдаты на поле смотрели со страхом и даже ужасом. Свет ушел. Конец мира настал.

 

Внезапно на другом краю долины почувствовалось, что кто-то направляет. Авиенда развернулась, стряхивая с себя страх. На земле поблизости валялись обрывки одежды, брошенное оружие и трупы. Все сражающиеся были теперь в устье долины, далеко от нее, где Айильцы пытались затолкать Отродий Тени назад в ущелье.

 

Хотя Авиенда не достаточно видела в темноте, она могла бы сказать, что солдаты уставились в небо. Даже Троллоки смотрели с благоговением. Но затем эта осязаемая тьма начала двигаться по небу, показав сначала краешек, а затем и все солнце. Свет! Это еще не конец.

 

Битва в долине возобновилась, но протекала уже более тяжело. Заставить Троллоков отступить в столь узкий проход все равно, что пытаться засунуть лошадь в маленькую трещину в скале. Невозможно, если вы не начали с разделки туши.

 

- Там! - сказала Авиенда, указывая в сторону долины за шеренгами Айил. - Я чувствую направляющую женщину.

 

- Свет, но она сильна, - выдохнула Несан

 

- Круг! - выкрикнула Авиенда. - Сейчас же!

 

Остальные потянулись, предоставляя Авиенде контроль над кругом. Сила окутала её, невероятная сила. Это было, как если бы она не переставала вдыхать, просто продолжая будучи в состоянии взять по-больше воздуха, наполнялась, расширялась, вбираемой энергией. Она была бурей, огромным морем Единой Силы.

 

Она выбросила руки вперед, выпуская неоформленные плетения, только на половину сформированные. Это была слишком большая сила для нее, чтобы сформировать плетения. Воздух и Огонь хлынули из ее рук, столбами столь широкими как человек с вытянутыми в стороны руками. Вспыхнул густой, горячий, полу-жидкий огонь. Не погибельный огонь — она была более умной для этого - но опасный, тем не менее. Воздух содержал в себе огонь в интенсивной разрушительной массе.

 

Столб пронесся через поле битвы, плавя камень снизу и поджигая трупы. Огромный кусок тумана исчез с шипением, и земля дрогнула, когда столб пропахал склон долины, где был вражеский направляющий, Авиенда могла только предположить, что это был одна из Отрекшихся из-за ее силы, которая атаковала задние ряды Айил.

 

Авиенда выпустила плетение, ее кожа покрылась пленкой пота. Тлеющий черный столб дыма поднимался со стены долины. Расплавленная порода сочилась вниз по склону. Она стала неподвижной, ожидающей, внимательной. Единая Сила в ней фактически начала деформироваться, как будто пытаясь утечь из нее. Было ли это, потому что часть энергии, которую она использовала, пришла от мужчин? Никогда прежде не казалось что Единая Сила хочеть уничтожить ее.

 

У нее было только краткое предупреждение: ужасный миг в виде направляющейся силы с другой стороны долины, сопровождаемый огромным порывом ветра.

 

Авиенда разрезала этот ветер в центре невидимым плетением размером с большое лесное дерево. Далее она направила за ним следующий удар огня, на этот раз более управляемый. Нет, она не смела использовать погибельный огонь. Ранд предупредил ее. Это могло расширить Скважину, сломать структуру действительности в том месте, где она была уже тонкой.

 

У ее врага не было того же ограничения. Следующее нападение женщины пришло словно раскаленный добела стержень, едва не задевший Авиенду— просверливший воздух в пальце от ее головы — до того как поразить стену кузницы позади. Погибельный огонь разрезал широкий ряд камня и кирпича стены, и здание рухнуло.

 

Хорошее избавление, подумала Авиенда, бросаясь к земле.

- Пригнитесь! - приказала она другим. - Не дайте ей хороших мишений! - Она направила плетение, закручивая воздух, чтобы создать бурю пыли и мусора перед ними. Затем она использовала плетение, чтобы замаскировать то, что она удерживает Единую Силу, и скрыть ее от врага. Она спряталась низко присев за ближайшим прикрытием: кучей шлака и сломанных кусков железа, ожидая нападения.

 

Погибельный огонь ударил снова, поражая каменистую землю, в месте где она была прежде. Он прошел через камень так легко, как копье проходит через дыню. Все спутники Авиенды спрятались, и они продолжали отдавать ей свою силу. Такая власть. Это отвлекало.

 

Она оценила источник атаки.

- Будьте готовы следовать за мной - сказала она другим, затем создала врата к месту, где началось плетение. - Следуйте за мной, но в случаи чего - немедленно прячьтесь!

 

Она прыгнула через врата, просвистев юбкой, удерживая Единую Силу, похожую на гром, которая почему-то была обуздана. Она приземлилась на склон, выходящий на поле битвы. Ниже, Девы и мужчины сражались с троллоками; выглядело, как будто Айил сдерживали обширный черный поток.

 

Авиенда не имела больше свободного времени, чем быстрый взгляд. Она погрузилась в землю основным плетением Земли и вырвала кусок скалы размером с лошадь подняв его в воздух. Луч, нацеленный в нее, ударил в кусок скалы спустя секунду.

 

Управление погибельным огнем было словно владеть опасным копьем. Иногда он разрезал, но если он поражал отчетливый объект — например, человека — то заставлял весь объект вспыхнуть и исчезнуть. Погибельный огонь сжег кусок бытия рядом с Авиендой во вспышке, опуская пятнышки пылающей пыли, которая скоро исчезла. Позади нее, мужчины и женщины из ее круга, промчались через ее врата и, спрятались.

 

У Авиенды едва было время, чтобы заметить, что трещины появились в скале поблизости. Трещины, которые, казалось, излучали темноту. Полоса света позволила Авиенде увидеть источник, она выпустила горящую колонку огня. На сей раз она попала в плоть, сжигая стройную женщину с медно-красной кожей в красном платье. Две другие женщины рядом сыпали проклятия, карабкаясь прочь. Авиенда начала вторую атаку на остальных.

 

Одна из двух, самая сильная, создала плетение с таким умением и скоростью, что Авиенда едва заметила его. Плетение возникло перед ее колонкой огня, в результате произошел взрыв горячего пара. Огонь Авиенды был погашен, и она задохнулась, временно ослепленная.

 

Военные инстинкты сработали. Затененная облаком пара, она упала на колени, затем перекатилась в сторону, захватывая горсти скал и отшвыривая их от себя, для отвлечения.

 

Это сработало. Когда она убрала слезы из глаз, раскаленный добела стержень, поразил скалу откуда исходил звук. Распространяя далее те темные трещины.

 

Авиенда сдула пар, плетением Воздуха, ее глаза все еще слезились. Она видела достаточно хорошо, чтобы отличить два черных силуэта, присевших поблизости на скалах. Один повернулся к ней, задыхаясь увидел, как Авиенда создает атакующее плетение, затем исчез.

 

Не было никаких врат. Человек просто, казалось, свернулся, и Авиенда не ощутила, что направляют. Она действительно чувствовала что-то еще, слабое... что-то. Дрожание в воздухе, который не был полностью материальным.

 

- Нет! - сказала вторая женщина. Словно пятно для Авиенды, слезы затуманивали ее взор. - Не делайте -

 

Взгляд Авиенды очистился как раз, чтобы разобрать черты лица женщины,вытянутое лицо и темные волосы, когда ее плетение ударило женщину. Конечности женщины отлетели от ее тела. Тлеющая рука вращалась в воздухе, создавая водоворот черного дыма прежде, чем удариться о землю.

 

Авиенда кашлянула, затем распустила круг.

- Исцеление! - сказала она, с усилием поднимаясь на ноги.

 

Бера Хакин достигла ее первой, и плетение Исцеления заставило Авиенду задрожать. Она задыхалась, и ее окровавленная кожа, ее подпаленные глаза — были восстановлены. Она кивнула в благодарность Бере, которую она могла теперь видеть ясно.

 

Перед нею была Сарен — Айз Седай с заплаканным лицом и многочисленными темными косичками, она подошла к трупам убитых Авиендой, ее Страж Виталин был рядом с ней. Она покачала головой.

- Духара и Фалион. Стали Повелителями Ужаса.

 

- Есть разница между Повелителями Ужаса и Черной Айя? - спросила Эмис.

 

- Конечно, - спокойным тоном сказала Сарен.

 

Поблизости, другие все еще держались за Единую Силу, ожидая следующую атаку.

 

Авиенда не думала, что она последует, так как услышала такой вздох потрясения, почувствовала такую панику в способе побега последней женщины - самой сильной из трех. Возможно, она не ожидала такого мощного сопротивления так скоро.

 

Сарен ткнула руку, которая принадлежала Фалион.

- Лучше было бы взять их живыми для допроса. Уверена, мы могли бы узнать личность той третьей женщины. Кто-нибудь опознал ее?

 

Члены группы покачали головами.

- Ее нет в списке Черной Айи, кто сбежал, - сказала Сарен, беря под руку своего Стража. - У нее было характерное лицо, напоминающее луковицу и лишенное какой-либо привлекательности. Уверена, я бы запомнила ее.

 

- Она была сильна, - сказала Авиенда. - Очень сильна. - Аийлка должна была предполагать, что это одна из Отрекшихся. Но это определенно была не Могидин, и описание не подходило под Грендаль.

 

- Мы разделимся на три круга, - сказала Авиенда. - Бера возглавит один из них, Эмис и я другие. Да, мы можем сделать сейчас круги больше, чем по тринадцать, но это выглядит напрасной тратой. Я не нуждаюсь в такой мощи, чтобы убивать. Одна из наших групп атакует Троллоков внизу. Другие две не будут направлять и спрячутся поблизости, наблюдая. Таким образом, мы можем вынудить вражескую направляющую предположить, что у нас все еще один большой круг, и два других ударят ее с обеих сторон, когда она пойдет в атаку.

 

Эмис улыбнулась. Она узнала в этом основную тактику, применяемую Девами в рейдах. Казалось, она не особенно расстроена тем, что подчиняется приказам Авиенды, сейчас то раздражение на наглость Ранда утихло. На самом деле она и другие четыре Хранительницы Мудрости выглядели гордыми.

 

Пока команда Авиенда выполняла приказ, она чувствовала больше плетений на поле боя. Кадсуане и тем, кто последовал за ней, нравилось считать себя вне приказов Ранда. Они сражались, в то время как другая группа Айз Седай и Аша'манов держала врата открытыми, чтобы провести через них Доманийскую и Тайренскую армии.

 

Слишком много людей направляли вокруг. Возрастала сложность в указании атаки одного из Отрекшихся.

 

- Нам нужно устроить площадки для Перемещений, - сказала Авиенда. - Сохранять строгий контроль за теми, кто и куда собирается Переместиться. Таким образом, мы сможем сразу же сказать, все ли правильно, когда почувствуем, что кто- то направляет.

Она подняла руку к голове. Организовать это выглядит очень не простым делом. Рядом у Эмис улыбка стала шире. Ты командуешь сейчас, Авиенда, казалось, говорила эта улыбка. И головная боль командования - это твое испытание.

 

Ранд ал'Тор, Дракон Возрождённый, отвернулся от Авиенды и оставил её и Итуралде с их битвой. У него были другие, к кому присоединиться.

 

Наконец, время пришло.

 

Он приблизился к основанию горы Шайол Гул. Выше, черная дыра пряталась в склоне горы, единственный способ достигнуть Бездны Рока. Морейн присоединилась к нему, ее шаль слегка колебалась, ее синяя бахрома трепетала на ветру.

- Помните. Это не Скважина, это не тюрьма Темного. Это - просто место, где его прикосновение к миру является самым сильным. Он контролирует это место.

 

- Сейчас он касается самого мира, в той или иной степени, - сказал Ранд, - И поэтому его касание в этом месте будет сильнее.

 

Ранд кивнул, положив свою руку на кинжал, который он носил на своем поясе.

- Не направляйте, пока мы не нападаем на самого Темного. Если возможно, я бы избежал сражения как тогда, когда мы очищали Источник. То, что грядет, потребует всей моей силы.

 

Найнив кивнула. Она носила свои драгоценности, ангриал и терангриал поверх желтого платья, намного более красивого, чем она могла бы когда-либо позволить себе в течение жизни в Двуречье. Она казалась ему странной без своей косы, ее волосы теперь доходили только до плеч. Она казалась старше. Этого не должно было быть. Коса была символом возраста и зрелости в Двуречье. Почему Найнив выглядит более старше без нее?

 

Том шел около Ранда, смотря искоса на отверстие в скале.

- Я подозреваю, что не вхожу с Вами.

 

Морейн посмотрела на него, поджав губы.

 

- Кто-то должен будет охранять вход в пещеру, моя жена, - сказал Том. - У того выступа, там прямо около входа, есть превосходный вид на поле битвы. Я могу смотреть на сражение ниже, возможно составлю хорошую балладу или две.

 

Ранд улыбнулся искре юмора в глазах Тома. Они стояли на краю самого времени, и всё равно Том Меррилин нашёл место для улыбки.

 

Выше их вращались темные облака, пик Шайол Гул был их осью. Тьма снизошла на солнце, почти полностью его поглотив, скрыв целиком, до полного забвения.

 

Армия Ранда остановилась, смотря с ужасом на небо, и даже троллоки замерли, рыча и крича. Но поскольку солнце медленно появлялось из своего плена, жестокое сражение возобновилось ниже в долине. Это объявило о его намерениях, но кинжал оградит его от глаз Темного . По воле Света, лидеры Тени сосредоточились бы на сражении и предположили бы, что Ранд будет ждать его завершения перед нанесением удара.

 

- Сейчас? - спросила Найнив, глядя на узкий каменный проход к Скважине.

 

Ранд кивнул и пошел вперед. Ветер поднялся, бросаясь на четверку людей, когда они поднялись на тропу. Он выбрал свою одежду сознательно. Его красное пальто, вышитое длинными колючками шиповника на рукавах и золотыми цаплями на воротнике, было близнецом другого, которое по средством Морейн, он получил в Фал Дара. Белая рубашка, зашнурованная на груди была сделана в Двуречье. Калландор на его спине, меч Ламана у его бедра. Прошло много времени с тех пор, как он решил носить это, и это вызывало соответствующее чувство.

 

Ветер ударил его, угрожая сбросить с высоты. Он все равно двигался вперед, поднимаясь на крутой холм, стиснув зубы от боли в его боку. Время, казалось, имело меньшее значение здесь, и он чувствовал себя, как будто он шел в течение многих дней, когда в конце достиг плоского основания перед пещерой. Он повернулся, опираясь одной рукой на скалу перед открытой утробой пещеры, и посмотрел на долину.

 

Его силы в ущелье казались такими хрупкими, такими незначительными. Будут ли они в состоянии удерживать его достаточно долго?

 

- Ранд... - беря его за руку, сказала Найнив. - Возможно тебе следует отдохнуть.

 

Он посмотрел вниз на свой бок, проследив за ее взглядом. Его рана, старая рана, снова открылась. Он чувствовал кровь в своих сапогах. Она стекала вниз по боку, по ноге, и когда он переставлял ногу, он ставлял под ней кровавый след.

 

"Кровь на скалах..."

 

Найнив подняла руку ко рту.

 

- Это случилось, Найнив, - сказал Ранд. - Ты не можешь остановить это. Пророчества ничего не говорят о том, что я переживу это. Я всегда находил это странным, не правда ли? Почему они говорят о крови, но не о том, что придёт после? - Он покачал головой, потом вытащил Калландор из ножен. - Морейн, Найнив, предоставите ли вы мне свою силу и присоединитесь ли ко мне в круге?

 

- Желаешь ли ты чтобы одна из нас вела, - колебаясь спросила Морейн, - так ты сможешь использовать его безопасно?

 

- Я не планирую пребывать в безопасности, - сказал Ранд. - Круг, пожалуйста.

 

Две женщины обменялись взглядом. Пока он возглавлял круг, кто-то другой мог ударить и захватить контроль над ним. Очевидно, ни кому не понравился запрос. Он не был уверен, должен ли он радоваться, что двое из них начали действовать сообща — возможно, вместо этого, ему следует волноваться, чтобы они не объединились против него.

 

Это выглядело как мысли о простых временах. Прошедших временах. Он криво улыбнулся, но знал, что улыбка не коснулась его глаз. Морейн и Найнив отдали ему свою силу, и он принял ее. Том поцеловал Морейн, затем они повернулись, разглядывая отверстие перед ними. Оно вело вниз, прямо к основанию горы, и в огненную яму, которая была самым ближайшим местом к узилищу Темного, которую знал этот мир .

 

Тени от вернувшегося солнечного света лежали вокруг входа в пещеру. Ветер набрасывался на него, ногам было тепло от его собственной крови.

"Я не выйду живым из этой ямы", подумал он.

 

Но ему уже давно было все равно, выживет он или нет.

 

Главная его мысль - все ли он сделал правильно? Пришло ли время действовать? Достаточно ли хорошо он все спланировал? Он обязан был сделать все правильно!

 

- ВРЕМЯ ПРИШЛО. ДАВАЙТЕ СДЕЛАЕМ ДЕЛО.

 

Голос говорил с неизбежностью землетрясения, слова вибрировали в нём. Больше чем звук в воздухе, намного больше, слова, как будто говорились от одной души другой. Морейн ахнула, широко распахивая глаза.

 

Ранд не был удивлен. Он слышал этот голос раньше, и осознавал, что ожидал его. Надеялся на него, как минимум.

 

- Спасибо, - прошептал Ранд, затем шагнул вперед, в реальность Тёмного, оставляя за собой кровавые следы.

 

 

Глава 24

Игнорируя Знамения.

 

Фортуона, Имератрица Империи Шончан, изучала своего мужа, пока он отдавал приказы её войскам. Они собрались снаружи дворца в Эбу Дар, и она самолично восседала на сложном переносном престоле, оснащённом жердями в нижней части, таким образом, чтобы его могла нести дюжина солдат.

 

Трон представлял ее великолепие, но также и давал иллюзию неподвижности. Убийцы могли предположить, что она не смогла бы двигаться быстро, нося свои формальные шелка, ее платье, драпированное вниз спереди и ниспадающее к земле. Они были бы удивлены, тому, что она могла освободиться от внешних предметов одежды щелкнув у запястья.

 

- Он изменился, Ваше величество, - сказал ей Беслан. - И в то же время нет. Я уже не знаю, что и думать.

 

- Он то, что послало нам Колесо, - ответила Фортуона. - Вы уже решили, что будете делать?

 

Беслан смотрел вперед. Он был порывистым, часто управляемый своими эмоциями, но не больше, чем другие Алтарцы. Они были страстные люди, и были прекрасным дополнением к Империи, даже теперь, когда их должным образом приручили.

 

- Я сделаю так, как было предложено, - сказал Беслан краснея.

 

- Мудро, - сказала Фортуона.

 

- Да стоит Трон вечно, - сказал. Беслан. - И пусть ваше дыхание длиться вечно .- Он поклонился, чтобы сделать все, как надо. Фортуона могла идти на войну, но это были земли Беслана, и он должен был управлять страной. Он настолько хотел быть частью сражения, но теперь он понял, что нужен здесь.

 

Селусия смотрела ему вслед, кивая в знак одобрения.

"Он стал сильным активом, научившись надлежащей сдержанности," - заметила она.

 

Фортуона ничего не сказала. Жесты Селусии несли скрытый смысл, который Фортуона пропустила бы, если бы не их долгое общение. Беслан был обучен. Прочие люди, однако...

 

Мэт начал проклинать шторм, неподалеку где собрались командиры Шончан. Она не могла слышать именно то, что он говорил. Что она наделала, связав себя с ним?

 

"Я следовала знамениям", подумала она

 





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...