Главная Обратная связь

Дисциплины:






Неизвестный автор, Четвёртая Эпоха. 43 страница



 

Мин, шурша юбками, тихо проклинала все на свете.

 

- Все еще пытаешься решить, как сбежать? - пробормотал под нос Мэт Мин, следя за приближением Туон.

 

- Да, - сказала Мин кисло.

 

- А знаешь, постели здесь хороши. И они знают, как обращаться с парнем, пока не решат его обезглавить. Я все еще не понимаю,что их до сих пор удерживает от этого.

 

- Прекрасно!

 

Мэт повернулся к ней.

- Ты понимаешь, что, будь здесь Ранд, он бы, наверняка просил бы тебя остаться здесь.

 

Мин посмотрела на него

 

- Это просто правда, Мин. Растреклятая правда. Я был там, когда Ранд привел их на свою сторону, и я могу сказать, тут есть о чем волноваться. Шончан и Айз Седай не очень-то дружат, если ты еще не заметила.

 

- Это не скрыть, как и твою гордость, Мэт.

 

- Ох. Я пытаюсь помочь. Говорю тебе, Мин. Подумай насколько легче было бы Ранду, если бы он знал, что у кого-то, которому он доверял, было ухо у Туон, кто-то, мог подтолкнуть ее, чтобы подыграть Айз Седай, давая правильные предзнаменования в нужное время? Конечно, ты можешь вернуться к своим обязанностям клерка. Но я уверен, что это было бы не так полезно, как если ты будешь следить за иностранным монархом и поощрять ее доверять и уважать Возрожденного Дракона, строя мост дружбы между нею и остальными странами.

 

Мин застыла на мгновение.

- Я ненавижу тебя, треклятый Мэт Коутон.

 

- Это дух, - сказал Мэт, подняв руку, чтобы поприветствовать Туон.

- Теперь, давай посмотрим, какую из моих конечностей, она отсечет за свою красивую одежку. Это слишком плохо. Приятно, что есть вышивка на платье. Но человеку нужно совсем немного вышивки, чтобы выглядеть изысканно. Ему не надо таскать эту груду ткани в бой. И ему бы лучше побольше удачи, на спине Типуна, когда идет бой.

 

Другие отвешивали свои обычные поклоны и расшаркивались, когда Туон подошла, хотя ее не было всего несколько минут. Мэт поклонился ей. Она окинула его одежду длинными взгляд, сверху донизу. Почему все так скривились на хорошую рубашку и пиджак? Он не выбрал тот потрепанный, что носил, когда навещал Илэйн. Он сжег его.

 

- Величайшая - сказала Котани. Она была Высокородной, и ей можно было обращаться к Туон напрямую. - Да продлится ваше дыхание вечно. Принц Воронов решил, что он сам должен посетить поле боя, так как он считает, что у наших посланников и генералов, не хватает мастерства.

 

Мэт разглядывал Туон, заткнув большие пальцы за пояс, когда наконец конюх привел Типуна. Вовремя, проклятье. Мальчишка что, решил пообедать по пути или посмотреть парочку выступлений менестреля?



 

- Ну, и чего мы ждем? - Спросила Туон. - Если Принц Воронов желает увидеть поле боя, думаю, верные подданые Империи уже бегали бы в суматохе, чтобы сопроводить его туда.

 

Котани выглядела так, будто ей дали пощечину. Мэт улыбнулся Туон и она наградила его ответной улыбкой. Свет, как ему нравились эти улыбки..

 

- Ну так что, идешь со мной? - Спросил он Туон.

 

- Конечно. Можешь назвать причину, по которой мне этого делать не следует?

 

- Ни одной - ответил Мэт, застонав в глубине душе. - Ни единой проклятой причины.

 

 

Глава 29

Потеря холма.

 

- Сфокусируйтесь на Исчезающих! - приказала Эгвейн, взорвав воздух перед Троллоками, поднимающимися по склону холма. Троллоки проделали дыру в рядах пикинеров, защищавших холм и теперь прорывались. Теперь, как обычно при нападении на владеющих Силой, они присели на корточки и приготовились. Это открыло Эгвейн хороший вид на весь кулак Троллоков и Мурддраала, скрывающегося в самом центре. Он был одет в коричневую куртку поверх своей обычной одежды и удерживал Троллоков.

 

"Неудивительно, что у меня были проблемы с определением его местоположения." - подумала Эгвейн, уничтожая существо плетением огня. Получеловек корчился, содрогаясь и визжа в огне, его безглазое лицо повернулось к небу. Кулак Троллоков также упал.

 

Эгвейн удовлетворенно улыбнулась, но её удовольствие было недолгим. У лучников было мало стрел, ряды пикинеров были прорваны во многих местах, и некоторые из Айз Седай явно устали. Другая волна Троллоков заменила тех, что Эгвейн только что сразила. "Сможем ли мы выстоять еще один день?," - подумала она.

 

Знамя тяжёлой конницы вдруг отделилось от левого фланга армии Брина, сражающейся у реки. Они летели с Пламенем Тар Валона - это была тяжелая кавалерия, которой Брин так гордился. Он объединил их вместе под предводительством капитана Джони Шагрина, сочетая опытных ветеранов кавалерии других стран и солдат Гвардии Башни, которые захотели присоединиться к этому элитному боевому подразделению.

 

Конница обогнула Шарцев перед ними и помчались в сторону холмов Эгвейн, прямо в арьергарде Троллоковой армии, нападающей на позиции Амерлин. Сразу за ними, другая кавалерия последовала в пыли первой группы; те были с темно-зелеными знаменами Иллиана. Похоже, генерал, наконец, отправляет ей некоторую помощь.

 

Но... Стоп. Эгвейн нахмурилась. Со своей позиции она видела, что левый фланг основной армии оказывался сейчас полностью незащищенным. Что он делает? В некотором роде... своего рода ловушка для Шарцев?

 

Если бы не планировалась ловушка, клещи бы не сжимались. Вместо этого, Шарская кавалерия атаковала открытый левый фланг Брина и начала наносить огромный урон пехотинцам, защищающим эту позицию у реки. А затем Эгвейн увидела другое движение на поле внизу, которые действительно ужаснуло ее - еще больше кавалеристов с Шарским знаменем отделилось от вражеского правого фланга и наступало на отряды кавалерии, что мчались на помочь Эгвейн.

 

- Гавин, передай той коннице - это ловушка!

 

Но не было времени, чтобы сделать что-нибудь. Через несколько мгновений, Шарская кавалерия начала уничтожать копейщиков Белой Башни позади. В то же время, задние ряды Троллоков развернулись лицом к скачущей тяжёлой коннице. Эгвейн могла видеть, что все эти Троллоки несли длинные копья, которые запросто могут проткнуть лошадь вместе с наездником. Передние ряды кавалерии правратились в кровавую кучу, а Троллоки дальше продирались через кровавое месиво и вонзали свое оружие сквозь кавалеристов позади.

 

Эгвейн крикнула, открываясь Единой Силе, и пытаясь уничтожить силы Троллоков - и другие женщины присоединились к ней. Это была резня с обеих сторон. Троллоков было слишком много, а копейщики были незащищены. Через несколько минут все было кончено. Лишь нескольким кавалеристам удалось выжить, и Эгвейн видела их мчащихся галопом в сторону реки.

 

Это шокировало ее. Порой казалось, армии двигаются словно напыщенные огромные суда, однако затем, в одно мгновение, все взрывается, и все знамена погибают.

 

Она отвела взгляд от трупов внизу. Позиции Айз Седай на вершине холма были скомпрометированы. Как только Троллоки вновь обратили свое внимание к ее силам, Эгвейн приказала создать врата. Она отправила пикинеров через врата первыми, пока ее лучники продолжали обстреливать Троллоков внизу. Затем, Эгвейн и остальные Айз Седай, обрушили ливень разрушения на Троллоков на время, достаточное, чтобы лучники ушли через врата.

 

Прежде, чем пройти через последние врата на холме, Эгвейн последний раз окинула взглядом поле боя. Что только что произошло? Она повернула голову, когда Гавин подошел к ней, верный, как всегда. У него не было возможности воспользоваться мечом в этой битве. Также, как не было и у Лейлвин; эти двое, похоже, вели тихую конкуренцию относительно того, кто может выступать в качестве лучшего охранника, прикрывая Эгвейн. Она находила это раздражающим, но это было лучше, чем угрюмое сожаление Гавина об обязательствах в предыдущих боях.

 

Он был бледный, однако. Как будто в самом начале болезни. Или это было от недосыпания?

 

- Я собираюсь отправиться в лагерь и найти генерала Брина, - сказала Эгвейн. - Я хочу знать, как он мог допустить такое. Затем я отправлюсь к нашим войскам, защищающим брод, и отомщу за наших людей, которые понапрасну потеряли свои жизни здесь.

 

Они оба нахмурились.

 

- Эгвейн.. - Сказал Гавин.

 

- У меня еще есть силы, - ответила Эгвейн. - Я использую са'ангриал, чтобы поддерживать свои силы для такой тяжелой работы. Люди, сражающиеся там, нуждаются во мне, и я должна помочь, где могу. Я возьму столько охранников, как вы того пожелаете.

 

Гавин помедлил, взглянул на Лейлвин и, наконец, кивнул.

 

****

Лан спешился и передал поводья Андеру, затем прошел мимо охранников, которые, казались потрясенными, увидев его и и множество солдат за ним, вся одежда которых была в крови, направляющимися к командной палатке. Палатка была больше похожа на навес, продуваемый со всех сторон, с охраной по периметру, похожей на муравьев. Воздух сегодня накалился в Шайнаре. Он давно уже не получал донесений с других полей сражения, но прослышал, что его опрометчивый поступок будет не единственным сегодня. Илэйн билась в Кайриэне, Амерлин на границе Арафелла.

 

Да ниспошлет Свет, чтобы дела у них обстояли лучше, чем у Лана. Внутри палатки Агельмар стоял над картами, разбросанными вокруг на земле, тыкая в них тонкой жердью и передвигая цветные камушки, как будто отдавая приказы. Бегуны предоставляли обновленную информацию о ходе сражения. Лучшие планы битвы существуют, пока не будет вытащен первый меч, но хороший генерал мог разработать план битвы подобно гончару, придающему формы глине, совершая непредвиденные атаки, обманные отступления и перестроения войск.

 

- Лорд Мандрагоран? - спросил Агельмар, глядя вверх. - Свет, парень! Ты похож на само Запустение. Ты виделся с Айз Седай для Исцеления?

 

- Со мной всё хорошо, - ответил Лан, - Как идёт сражение?

 

- Я воодушевлен, - сказал Агельмар, - Если мы сможем найти способ, чтобы остановить этих Повелителей Ужаса на час или два, я думаю, что у нас на самом деле имеются хорошие шансы отбросить Троллоков назад.

 

- Не уверен, - сказал Лан, - Их слишком много.

 

- Дело не в количестве, - сказал Агельмар, размахивая руками перед Ланом, указывая на карту. - Лан, есть то , что понимают лишь немногие. Армии могут, и довольно часто, быть сломленными, даже имея численное превосходство, преимущество в местности на поле боя и хорошие шансы на победу.

 

- Когда вы командуете, то начинаете думать об армии как едином целом. Массивное животное со множеством конечностей. Но это ошибка. Армия состоит из людей, в данном случае, Троллоков, каждый из них на поле, каждый из них в ужасе. Быть солдатом означает держать свой страх под контролем. Зверь внутри просто хочет вырваться на волю.

 

Лан присел на корточки, изучая карту. Ситуация была похожа но то, что он видел, только Агельмар отметил на карте легкую салдэйскую кавалерию, как все еще находящуюся на восточном фланге. Ошибка? Лан подтвердил про себя, что кавалерии там больше нет. Разве не должны были посыльные доложить Агельмару о том, что карта не точна? Или он специально отвлекал их чем то еще?

 

- Я покажу вам сегодня кое-что, Лан, - тихо сказал Агельмар. - Я покажу вам, чему самый маленький человек на учебном дворе должен научиться, чтобы выжить. Вы можете заставить большую по силам армию врага сломаться, если убедите его, что он умрет. Ударьте его достаточно сильно и он побежит, и не вернется, чтобы позволить вам ударить снова, даже если в тайне вы слишком слабы, чтобы ударить вновь.

 

- И это ваш план? - Спросил Лан. - На сегодня?

 

- Троллоки сломаются, если мы продемонстрируем им силу, которая испугает их, - сказал Агельмар. - Я знаю, это может сработать. Я надеюсь, мы можем свалить лидера этих Повелителей Ужаса. Если Троллоки посчитают, что они проигрывают, они побегут. Они трусливые звери.

 

Рассуждения Агельмара казались правдоподобными. Может Лан просто не видит всей картины. Может в этом и заключался гений великого капитана, способность видеть то, что другие не понимали. Правильно ли он поступил, отменив приказ о перемещении лучников?

 

Посыльный Лана, отправленный ранее, галопом прискакал к командному центру. Один из людей Высшей Гвардии тоже был здесь, он поддерживал свою руку, из которой торчала стрела с черным оперением.

- Огромные силы Отродий Тени! - сказал посыльный. - Идут с востока! Дай Шан, вы были правы!

 

Они знали, что можно там пройти, подумал Лан. Отродья не могли просто заметить, что они ослабили сами себя, не с теми холмами, закрывавшими им обзор. Силы прибыли слишком быстро. Должно быть Тени сообщили или они должны были этого ожидать. Он взглянул на Агельмара.

 

- Невозможно! - вскрикнул Агельмар. - Как это? Почему разведчики не заметили этого?

 

- Лорд Агельмар, - сказал один из его командиров, - Вы отослали разведчиков на восток, чтобы оглядеть реку, помните? Они осматривали противоположный берег для нас. Вы сказали, что лучники могли бы... - Командир побледнел. - Лучники!

 

- Лучники все еще на своих позициях, - сказал Лан, поднимаясь. - Я хочу, чтобы начали вывод передовых линий. Вытяните Салдейцев из боя для нанесения удара, чтобы помочь отходу пехотинцев. Вытащите Аша'манов. Нам нужны Врата.

 

- Лорд Мандрагоран, - сказал Агельмар, - Эта новая стратегия может сработать. Если мы их растянем, а затем нанесем сокрушительный удар, размазав их между нами, мы сможем...

 

- Вы освобождены от своих обязанностей, лорд Агельмар, - сказал Лан, не глядя на него. - И, к сожалению, я вынужден попросить, чтобы вы оставались под присмотром, пока я не разберусь, что произошло.

 

В палатке командования воцарилась гробовая тишина; каждый адъютант, посыльный и офицер повернулись к Лану.

 

- Сейчас Лан, - произнес Агельмар, - Это звучит так, словно ты заключаешь меня под стражу.

 

- Так и есть, - ответил Лан, подавая знак Высшей Гвардии. Они стали занимать позиции в палатке, чтобы никто не смог убежать. Некоторые из людей Агельмара выхватили мечи, но большинство выглядело смущенными, и только держали руки на рукояти.

 

- Это возмутительно! - сказал Агельмар. - Не будь дураком. Сейчас не время...

 

- Что ты хочешь от меня, Агельмар? - рявкнул Лан - Позволить тебе зарыть эту армию в землю? Позволить Тени поглотить нас? Зачем ты это делаешь? Зачем?

 

- Ты слишком далеко зашел, Лан. - Произнес Агельмар с трудом сохраняя спокойствие в голосе. Глаза его горели. - Что происходит в твоей голове? Свет!

- Почему ты отозвал лучников с восточных холмов?

 

- Потому что они требуются в другом месте!

 

- И какой в этом смысл? - Требовательно спросил Лан. - Разве не ты говорил мне, что охрана этого фланга имеет ключевое значение?

 

- Я...

 

- Ты также отозвал разведчиков с тех позиций. Почему?

 

- Они... Это... - Агельмар поднял руку к голове, глядя ошеломленно. Он посмотрел на карту сражения, и глаза его расширились.

 

- Что с тобой, Агельмар? - спросил Лан.

 

- Я не знаю. - он моргнул, глядя на карты у его ног. Его лицо исказил ужас, глаза широко раскрылись, губы едва шевелились. - О, Свет! Что я наделал?

 

- Передайте мой приказ! - быстро сказал Лан одному из Высшей Гвардии. - Прибыть лорду Балдеру на командный пункт. А также королеве Этаниэлле и королю Изару.

 

- Лан, ты должен... - Агельмар остановился. - Свет! Я не могу объяснить это. Я начинаю думать о том, что делать, и неправильные мысли приходят мне в голову! Я все еще саботирую нас. Я обрек всех нас. - Его глаза расширились, он потянулся к короткому мечу, вытаскивая его из ножен.

 

Лан перехватил меч за лезвие у рукояти, останавливая его, не позволяя Агельмару вонзить его в живот и оборвать свою жизнь. Кровь сочилась между пальцами Лана, которыми он ухватился за край лезвия, чуть выше рукояти.

 

- Позволь мне умереть с честью, - попросил Агельмар. - Я... Я уничтожил всех нас. Я проиграл эту войну, Лан, я подвел всех.

 

- Не войну, только сражение, - сказал Лан. - Что-то не так с тобой. Болезнь, усталость или воздействие Тени. Я полагаю, мы найдем то, что манипулирует твоим разумом.

 

- Но...

 

- Ты солдат! - взревел Лан. - Действуй как солдат!

 

Агельмар замер. Он встретился глазами с Ланом, затем кивнул. Лан убрал пальцы с клинка, и Агельмар загнал его в ножны. Великий полководец сел, скрестив ноги в традиционной Шайнарской медитирующей позе, и закрыл глаза.

 

Лан зашагал прочь, отдавая приказы. Принц Кайсель подбежал к нему, явно напуганный.

- Что происходит, Лорд Мандрагоран?

 

- Вероятно, Принуждение, - пояснил Лан. - Мы были, как кролики в силках, с петлей медленно, но уютно затягивающейся на наших шеях. Кто-нибудь, пожалуйста, скажите мне, достаточно ли у Аша'манов сил, чтобы открыть Врата! И принесите мне вести с восточного фланга! Те лучники будут нуждаться в поддержке. Введите в бой остальные резервы, чтобы защитить их.

 

Принц Кайсель попятился, в то время как приказы продолжали сыпаться, широко раскрыв глаза и положив руку на меч. Он посмотрел на Лорда Альгемара, лицо побледнело.

- Мы действительно потерпели поражение? - спросил он Лана, когда приказы были оглашены, курьеры побежали их передавать.

 

- Да, - произнес Лан. - Так и есть.

 

- Лан! - вдруг произнес Агельмар, открывая глаза.

 

Лан повернулся к нему.

 

- Королева Тенобия, - сказал Агельмар. - Я отправил ее в опасность, не понимая, что делаю. Кто бы ни поместил эти планы в мою голову, хотел, чтобы она умерла!

 

Лан тихо выругался, выбежал из лагеря в сторону ближайшего холма. Разведчики потеснились, освобождая место, когда он достиг вершины и сорвал с пояса подзорную трубу. Она ему не понадобилось. Осматривая поле боя он нашёл флаг королевы.

 

Она была окружена. Королева надеялась на помощь, которую ожидала получить, но ее не было. Лан открыл рот, чтобы отдать приказ, но слова умерли на его губах, так как Троллоки ринулись на небольшой, белосеребристый, флаг. В считанные секунды флаг упал, и он не смог найти ни одного живого солдата в этой свалке.

 

Мороз пробежал по телу Лана. Он никак не мог помочь Тенобии. Было слишком поздно для спасения отдельных личностей.

 

Это будет удачный день, если он сможет отступить хоть с каким то подобием армии.

 

Мэт ехал с Туон на юг в сторону поля боя, на берегу реки, которая была западной границей Арафела.

 

Конечно, там где идет Туон, идет так же Селусия. А теперь и Мин; Туон хотела, чтобы ее новая Говорящая правду была рядом с ней все время. Туон продолжала требовать смотреть, и Мин неохотно соглашалась, объясняя, что она видела.

 

Мэт пытался убедить её сказать, что она увидела шляпу, плавающую вокруг его головы. Это бы убедило Туон прекратить попытки избавиться от него, не так ли? Это было бы лучше, чем толкования Мин по поводу глаза на чаше весов, и кинжала, и всех остальных проклятых вещей, которые она видела вокруг Мэта.

 

Куда бы не пошла Туон, туда также отправлялись сотня Стражей Последнего Часа. И Галган и Котани, которая чувствоваля себя наказанной за то, что действовала недостаточно быстро, чтобы помочь Мэту. Также подъехал Фурик Карид, возглавляющий Стражей Последнего Часа. Находиться рядом с Каридом было примерно так же приятно, как обнаружить руку другого человека в своем ​​кошельке, но он был хорошим солдатом, и Мэт уважал его. Он очень хотел бы заставить Карида и Лана играть в гляделки. Они могли бы делать это годами.

 

- Мне нужен лучший обзор, - сказал Мэт, осматривая поле боя, когда они оказались в пределах досягаемости огня, - Туда.

 

Он повернул Типуна и поехал в сторону возвышенности достаточно близко к тому месту, где противоборствующие силы обменивались огнем на поражение на границе с рекой. Туон последовала за ним без слов. Когда все они поднялись на возвышение, он заметил, Селусия уставилась на него колючим взглядом.

 

- Что не так? - поинтересовался Мэт. - Я-то думал ты будешь счастлива, что я вернулся. Теперь тебе есть на кого сердито смотреть.

 

- Императрица последует за тобой, куда бы ты ни пошел, - сказала она.

 

- Да, она последует, - сказал Мэт. - Как и я последую за ней, я полагаю. Я только надеюсь, что это не приведет нас к хождению кругами. - Он оглядел поле боя.

 

Река не была очень широкой — возможно пятьдесят спанов от берега до берега, но бурной и глубокой по обе стороны от брода. Вода создала хорошую преграду, и не только для Троллоков. Брод, тем не менее, созданный для легкого пересечения воды, был по колено и достаточно широк, чтобы по крайней мере двадцать всадников в ряд могли переправиться одновременно.

 

В далекой середине Шарской армии, сидел человек на сверкающей белой лошади. Мэт едва разглядел его в свою подзорную трубу; блестящие доспехи человека не были похожи ни на какие другие, которые Мэт видел раньше, хотя расстояние делало сложнее сказать конкретней.

- Я полагаю, что это наш Отрекшийся? - спросил он, указывая ашандреем.

 

- Он, кажется, вопит призывая Возрожденного Дракона, - сказал Галган. В тот же момент по полю битвы разнесся голос Демандреда, усиленный Единой силой. Он требовал, чтобы Дракон явился и сразился с ним в дуэли.

 

Мэт оглядел человека через подзорную трубу. "Демандред, да? Он слегка рехнулся, или что?" - что ж, Мэт знал от какой части проклятой битвы держаться подальше. Он не подписывался на сражение с Отрекшимся. На самом деле, насколько он помнил, он вообще ни на что не подписывался. Он был, проклятье, принужден к каждому шагу этого пути. Обычно силой, и всегда одной безрассудной женщиной или другой.

 

Эгвейн могла бы разобраться с Демандредом, или возможно Аша'ман мог бы. Ранд сказал что Аша'маны больше не подвергались безумию, но это было пустое обещание. Любой мужчина, который хотел владеть Единой Силой, был уже безумен, с точки зрения Мэта. Добавить больше безумия им было все равно, что долить чая в уже полную чашку.

 

По крайней мере дамани Туон держали занятыми шарских направляющих. Их огонь разрывал землю на обоих берегах реки. Невозможно было получить четкую картину того, что происходило, хотя там была полная неразбериха.

 

Мэт направил свою подзорную трубу на юг вдоль реки еще раз, и нахмурился. Там был военный лагерь, разбитый всего в нескольких сотнях шагов напротив брода, но неслучайное расположение палаток привлекло его внимание. На восточной окраине лагеря находилось большое количество солдат и их лошадей, которые просто стояли там. Он выделил фигуру, ходившую перед строем, которая, казалось, была в дурном настроении. Мэт может и потерял глаз, но было несложно признать Тайли.

 

Мэт опустил подзорную трубу. Он потер подбородок, поправил шляпу и положил ашандарей на плечо.

- Дай мне пять минут только для меня, - сказал он, а затем бросил Типуна в галоп вниз по склону, надеясь, что Туон отпустит его одного. На этот раз она это сделала, хотя, добираясь до основания возвышенности, он мог представлять ее там наверху, наблюдающей за ним одним из тех её любопытных взглядов. Она, казалось, находила все, что он делал, интересным.

 

Мэт поскакал вдоль реки к месторасположению Тайли. Прозвучавшие взрывы были болезненны для слуха, предупредив, что он приближался к сердцу битвы.

 

Мэт повернул Типуна налево и поехал прямо к расположениям генарала.

— Тайли, ты Светом ослепленная дура! Почему ты сидишь здесь, вместо того чтобы приносить пользу?

 

— Высочайший, — сказала Тайли, преклонив колени, — Нам приказали оставаться здесь до тех пор, пока не вызовут.

 

— Кто сказал тебе это сделать? И встань.

 

— Генерал Брин, Высочайший, — сказала она, поднимаясь. Он ощущал раздражение в ее голосе, но она держала лицо под контролем. — Он сказал, что мы только резервные силы и что ни при каких обстоятельствах не двигались отсюда, пока он не отдаст приказ. Он сказал много жизней зависит от этого. Но посмотрите, Вы можете увидеть сами, - сказала она, махнув рукой в сторону реки, - Битва не идет хорошо.

 

Мэт слишком отвлекся на Тайли, чтобы увидеть состояние дел по ту сторону воды, но теперь он широко обозрел поле своим глазом.

 

В то время как дамани казалось по прежнему держались против Шарских направляющих, регулярные войска были явно в безвыходном положении. Оборона Брина на левом фланге ниже по течению реки была полностью разрушена и солдаты были окружены Шарцами.

 

Где была кавалерия? Она должна была защищать фланги. Как и предсказывал Мэт, Шарские лучники переместились по полю, и начали обстрел кавалерии Брина на правом фланге. Это все напоминало выдавливание прыща, и войска Брина в этом случае были гноем.

 

— Это какая-то проклятая бессмыслица, - прорычал Мэт. — Брин превращает все это, в огромную катастрофу. Тайли, где сейчас генерал?

 

— Я не могу знать Высочайший, у меня есть соглядатаи возле него, но все еще никаких сообщений. Но я получила рапорт, что наши войска потерпели неудачу к югу отсюда. Два больших отряда кавалерии Генерала Брина были полностью уничтожены Шарцами. Как они сообщили, их задача была оказать поддержку марат'дамани на холмах.

 

— Кровь и проклятый пепел, — оценил ситуацию Мэт. — Слушай меня Тайли, мы не можем больше ждать. Вот что тебе нужно сделать. Возьми у генерала-знамени Макоти Второе Знамя, и отправь его в центр наших войск. Его задача надавить на Шарцев, и заставить их отойти. Ты в свою очередь берешь под свое начало Третье Знамя, и обходишь правый фланг.

 

— Уничтожь тех лучников, и любого козлиного выродка, что перейдет тебе дорогу. Я беру Первое Знамя, и отправлюсь защищать левый фланг. Выполняй!

 

— Да Высочайший. Но вы ведь не собираетесь так близко подходить к битве?

— Собираюсь. А теперь выполняй приказ Тайли!

 

— Извините, могу ли кое-что сказать Высочайший? Вы беззащитны, разрешите мне подыскать доспехи для Вас.

 

Мэт задумался на секунду, и решил, что это разумное предложение. Любой может поранится, когда вокруг стреляют из лука, и машут мечами. Тайли позвала близжайшего офицера, который телосложением напоминал Мэта, и приказала ему раздеваться. Его доспехи были сильно разрисованы, покрыты зеленым, красным и золотым лаком, а также отделаны серебром. Офицер просто потерял дар речи, когда Мэт отдал ему свой пиджак:

— Вечером обменяемся обратно, но смотри не испорти мою любимую куртку. Нет, шлем не нужен, обойдусь своей шляпой.— сказал Мэт, возвращая шлем офицеру.

 

— Высочайший, еще одна вещь, эти марат'дамани...— начала говорить Тайли

 

— С направляющими я разберусь сам, - прервал ее Мэт.

 

Она уставилась на него,как на сумасшедшего. Кровавый пепел, наверняка он таким и был.

— Высочайший!— пролепетала Тайли.— Императрица...— Она замолкла, когда увидела выражение лица Мэта.— Давайте я дам вам несколько дамани для защиты.

 

— Я позабочусь о себе сам. А эти проклятые женщины, только будут путаться под ногами.— усмехнулся Мэт.— Ты готова Тайли? Я хочу покончить с этим, и выпить кружечку эля перед сном.

— По коням!— скомандовала Тайли. Свет, ну и голосок у этой женщины. Тысячи солдат устремили взгляд вперед, и уселись задницами на седло так, что этот звук был похож на мощную пощечину. Стоило отдать Шончан должное, они подготовили своих людей отлично. Тайли отдала серию приказов, и повернулась к Мэту.

 

— По вашей команде, Высочайший.

 

— Лос кабадрин!— прокричал Мэт. Хоть большинство и не знало этих слов, но инстинктивно поняли "Кавалерия вперед!"

 

Мэт послал Типуна вперед через брод, и поднял ашандрей над головой, услышав при этом, как загудела земля, когда Первое Знамя сомкнуло ряды вокруг него. Звуки Шончанских рожков раздавались вокруг, проглашая сигнал к атаке, и каждый немного отличался от другого, создавая при этом резкий звук, который проносился на мили вокруг.

 

Стоящие впереди солдаты Белой Башни,оглянулись, и стали быстро расступаться, создавая проход для всадников.

 

Немного проскакав налево, Шончан подобрались к самой гуще Шарской кавалерии, которая шинковала пехоту Эгвейн. Скорость их движения позволила хорошенько продавить линию Шарцев, хорошо обученные кони вставали на дыбы, и атаковали всадников передними копытами. Боевые порядки Шарцев, начали трещать по швам, Шончанская кавалерия сметала их, и продолжала движение вперед.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...