Главная Обратная связь

Дисциплины:






Неизвестный автор, Четвёртая Эпоха. 45 страница



 

Ее люди были раздроблены. Айил бились группами, Белоплащники почти окружены, Волчья Гвардия не в лучшей форме. Тяжелая кавалерия Легиона Дракона сражалась, но предательство Башира потрясло их.

 

А теперь и драконы замолчали. Алудра закатила их на вершину самого высокого холма, но у них кончились боеприпасы, и у направляющих не было сил, чтобы сделать Врата в Байрлон для доставки драконьих яиц. Алудра стреляла кусками брони пока у нее был порох. Теперь его хватало только для редких выстрелов.

 

Совсем скоро троллоки прорвут ряды и раздерут ее армию на части, словно стая голодных львов. Илэйн наблюдала с одной из возвышенностей, охраняемая десятью Стражницами. Остальные ушли сражаться. Сломав сопротивление Айил, троллоки устремились к ее восточным позициям, где совсем рядом были расположены драконы.

 

Монстры заполонили холм, убивая нескольких огир на той стороне и проревев победу, в то время как дракониры достали клинки и встали на защиту.

 

Илэйн еще не была готова отдать драконов. Она собрала силу через круг, женщины вокруг нее застонали. Она удерживала лишь ручеек Силы, намного меньше, чем она ожидала, и направила огонь на троллоков.

 

Ее атака протянулась дугой к Отродьям Тени. Она чувствовала, что это было также, как пытаться остановить целый шторм легким бризом. Одинокий огненный шар нанес удар.

 

Земля взорвалась от его удара, искореживая склон горы и подбрасывая дюжины троллоков в воздух.

 

Илэйн вздрогнула, от чего Лунная Тень загарцевала под ней. Арганда ругнулся.

 

Кто-то выехал к ней на большой чёрной лошади, появляясь как будто из дыма. Мужчина был среднего телосложения и имел тёмные локоны волос, ниспадающие по плечам. Логайн выглядел тоньше, чем она запомнила его в последний раз, когда она его видела, его щеки впали, но лицо все еще оставалось мужественным.

 

- Логайн? - сказала она шокированная.

 

Аша'ман резко указал в сторону. Взрывы звучали по всему полю боя. Илэйн повернулась, чтобы увидеть более ста мужчин в черных куртках идут через большие врата к ней на холм.

 

- Отведите тех Огир назад, - сказал Логайн. Его голос был рваный и сырой. Его глаза казались темнее, чем они когда-то были. Мы будем держать эту позицию.

 

Илэйн моргнула, и кивнула Арганде, чтобы передал приказ. "Логайну не следует отдавать приказы мне", подумала она рассеянно. "Пока, она ему уступит."

 

Логайн повернул коня и поскакал в сторону холма, глядя на ее армии. Илэйн последовала за ним, чувствуя оцепенение... Троллоки падали когда Ашаман атаковал странными воротами, Врата, казалось, скользили по земле. Они неслись вперед, убивая Отродий Тени.



 

Логайн хмыкнул.

- Вы не в форме.

 

Она заставила свой мозг работать. Аша'маны были тут.

- Вас послал Ранд?

 

- Мы послали себя сами, - сказал Логайн. - Тень планировала эту ловушку продолжительное время, судя по изученным записям Таима. Я только недавно смог расшифровать их. - Он взглянул на неё. - Мы пришли к тебе на помощь в первую очередь. Чёрная Башня стоит со Львом Андора.

 

- Нам нужно убрать моих людей отсюда, - сказала Илэйн, заставляя свой разум думать, несмотря на облако усталости. Её армия нуждалась в королеве.

- Материнское молоко мне в чашу! Это будет нам дорогого стоить. - Похоже она потеряет половину своих сил отступая. Лучше половину, чем все.

- Я начну выстаивать моих людей снова в шеренги. Можете ли вы сделать достаточно врат, чтобы доставить нас в безопасность

 

- Это не составит труда, - рассеянно сказал Логайн, глядя вниз по склону. Его невозмутимое лицо восхитило бы любого Стража. - Но это будет резня. Тут недостаточно места для хорошего отхода, и ваши ряды будут слабее и слабее, по мере отхода. Последние шеренги будут оглушены и уничтожены.

 

- Я не вижу иного выбора, - измученно огрызнулась Илэйн. "О Свет! Здесь, помощь пришла, а она огрызается. Остановись!" Она успокоилась, выпрямляясь. - Я имею ввиду, что ваше прибытие, которому невероятно рады, не сможет повернуть битву вспять, так как все зашло слишком далеко. Сотня Аша’манов не остановит сотню тысяч троллоков сами по себе. Если бы мы смогли лучше выстроить наши боевые порядки, дать хотя бы краткий отдых моим людям... но нет. Это невозможно. Мы должны бежать, если только вы не сможете создать чудо, Лорд Логайн.

 

Он улыбнулся, возможно потому, что она использовала "лорд" по отношению к нему.

- Андрол! - пролаял он.

 

Аша’ман средних лет поспешил, пухлая Айз Седай присоединилась к нему. "Певара?" Подумала Илэйн, слишком истощенная, чтобы понять смысл происходящего. "Красная?"

 

- Милорд? - спросил мужчина, Андрол.

 

- Мне нужно замедлить эту армию Троллоков на время достаточное для перегруппировки и восполнения войск, Андрол, - сказал Логайн. - Во сколько нам обойдётся чудо?

 

- Ну, Милорд, - сказал Андрол, потирая кожу. - Это зависит от того, какое количество женщин, сидящих позади может направлять?

 

То, что они собирались делать было легендой.

 

Илэйн слышала о великих делах произведённых большими кругами мужчин и женщин. Каждая женщина в Белой Башне задумывалась над этими подвигами прошлого, истории о других днях, лучших днях. Днях, когда одна из частей Единой Силы не была предметом страха, когда две части одного целого работали вместе для создания невероятных чудес.

 

Она не была уверенна, что дни легенд по-настоящему вернулись. Несомненно, Айз Седай в те времена, не были так обеспокоенны, так отчаянны. Но то, что они делали сейчас повергло Илэйн в благоговение.

 

Она присоединилась к кругу, состоящем в итоге из четырнадцати женщин и двенадцати мужчин. Она почти не имела сил, чтобы их одолживать, но её струйка добавилась к увеличивающемуся большому потоку. Намного важнее было то, что в круге должно было быть, как минимум на одну женщину больше, чем было мужчин, и теперь, когда она присоединилась, Логайн мог прийти последним из всех и добавить его значительую силу к потоку.

 

Во главе круга был Андрол, странный выбор. Теперь, когда она была частью круга, она могла чувствовать его относительную силу. Он был невероятно слаб, слабее большинства женщин, которые были отосланы из Башни, которым было отказано в шали по причине отсутствия у них врождённого таланта.

 

Илэйн и другие передислоцировались к дальней стороне поля боя. Остальные Аша’маны держались позади, атакуя орду Троллоков пока Андрол готовился. Чтобы он не делал, это требовало от него быть быстрым. У Илэйн все еще были сложности с тем, чтобы поверить, что что-либо может быть сделано. Даже с такой огромной силой, даже с тринадцатью мужчинами и четырнадцатью женщинами работающими вместе.

 

- Свет, - прошептал Андрол, стоя между лошадьми, её и Логайна. - Вот что чувствует кто-либо подобный вам? Как вы управляетесь с таким большим количеством Единой Силы? Как вы её сдерживаете от поглощения вашей жизни, от выжигания вас?

 

Певара положила руку ему на плечо в безошибочно нежном жесте. Илэйн едва могла связать две мысли вместе на фоне своей усталости, но она все еще находила себя шокированной. Она не ожидала любви от Красной к мужчине, который мог направлять.

 

- Отведите солдат, - тихо сказал Андрол.

 

Илэйн обеспокоенно отдала приказ. Мужчина рядом с ней никогда не держал подобной мощи ранее. Кому-то такое могло придти в голову; она видела, что так оно и случилось. Свет ниспошли, чтобы он знал, что делает.

 

Солдаты и другие отступили, проходя мимо группы Илэйн. Несколько усталых Огир проходя кивнули ей, их плечи опущены, их руки испещрены порезами. Троллоки рванулись вперед, но Аша'маны вне круга отбили их атаку, плетениями Единой Силы.

 

Этого было не достаточно. Аша'маны сражались хорошо, но Троллоков было слишком много. Аша'манам не под силу остановить этот поток. На что Логайн рассчитывал?

 

Андрол широко улыбнулся и вытянул руки прямо перед собой, как будто давя на стену. Он закрыл глаза.

- Три тысячи лет назад Лорд Дракон создал Гору Дракона, чтобы скрыть свой позор. Его ярость всё ещё кипит. Сегодня... я приношу её вам, Ваше Величество.

 

Луч света разрезал воздух, вероятно высотой в сто футов. Лунная Тень шарахнулась назад и Илэйн нахмурилась. Почему столб света? Что хорошего это... Луч света стал изгибаться в воздухе, вращаясь вокруг самого себя. Только после этого Илэйн распознала его, как начало Врат. Чудовищных врат, достаточно больших, чтобы поглотить здания. Она бы смогла переместить целое крыло дворца в Кэймлине через них!

 

Воздух замерцал перед ними, так обычно выглядят врата снаружи. Она не могла видеть, куда они ведут. Была ли у них армия, ожидающая на другой стороне.

 

Она могла видеть выражения на рабских мордах Троллоков, когда они смотрели в то, что открылось. Абсолютный ужас. Они стали ломиться назад, убегая, и Илэйн почувствовала неожиданное тепло, почти подавляющее.

 

Что-то прорывалось из врат, как будто толкаемое невероятной силой. Столб лавы диаметром в сотню футов полыхающий жаром. Столб распался на части как только лава ударилась о земь, расплёскиваясь по полю боя, хлынув вперёд в реку. Аша'маны вне круга использовали плетения Воздуха, чтобы удерживать её от разбрызгивания назад на круг и чтобы направить её в правильном направлении.

 

Река огня затопила передовые порядки Троллоков, пожирая их, уничтожая сотни в мгновение ока. Лава находилась под давлением с другой стороны; это было единственное объяснение той силе, с которой она разбрызгивалась из чудовищных врат, превращая Троллоков в золу, прожигая большие бреши в их армии.

 

Андрол держал врата долгие минуты, пока армия Тени откатывалась назад. Аша'маны по сторонам использовали порывы ветра, чтобы сдувать Порождения Тени назад в расширяющуюся реку. К тому времени как Андрол закончил, он создал барьер из красно-горячей смерти между армией Илэйн и основной массой Троллоков, чьи спины были напротив северных стен Кайриэна.

 

Андрол вдохнул, закрыл врата, затем крутнулся и создал двое других врат в быстрой последовательности, одни размещая на юго-востоке, а другие - на юго-западе.

 

Второй и третьий столбы лавы были выплеснуты наружу - меньшие в этот раз, так как Андрол был очевидно ослаблен. Они понеслись покрывая землю к востоку и западу от Кайриэна, опаляя мертвые сорняки и выбрасывая дым в воздух. Некоторые из армии Троллоков отшатнулись назад, но многие другие погибли, запетрые внутри, между окруженным стеной городом с одной стороны и лавой - с других сторон. Понадобится некоторое время перед тем, как Исчезающие смогут организовать выживших, чтобы возобновить их атаки на силы Илейн.

 

Андрол позволил вратам закрыться. Он упал, но Певара подхватила его.

 

- Одно чудо, Милорд, - сказал Андрол, голосом напряженным и мягким одновременно. – Доставлено, как и просили. Это удержит их на местах, на несколько часов. Достаточно?

 

- Достаточно, - сказала Илэйн. - Мы сможем перегруппироваться, подвезти припасы для драконов, и получить так Много Айз Седай из Майена, сколько сможем, чтобы получить Исцеление для наших людей и смыть их усталость. Потом мы сможем отобрать тех, кто достаточно силен, чтобы продолжать и передислоцируем наши боевые построения для наиболее эффективного сражения.

 

- Вы намереваетесь продолжать сражение? - удивлённо спросил Андрол.

 

- Да, - сказала Илэйн. - Я едва стою на ногах, но да. Мы не можем позволить себе оставить эту орду Троллоков нетронутой. Вы и ваши люди дали нам преимущество, Логайн. Мы воспользуемся им, и всем что у нас есть, и уничтожим их.

 

 

Глава 31

Буря Воды.

 

Эгвейн смотрела через реку на битву бушующую между ее силами и армией Шарцев. Она вернулась в свой ​​лагерь на Арафельской стороне брода. Она рвалась вступить в бой против Тени снова, но ей также было необходимо, переговорить с Брином о том, что случилось на холмах. Она приехала и нашла штабные палатки пустыми.

 

В лагерь продолжали прибывать Айз Седай, выжившие лучники и копейщики, которые проходили через Врата с южных холмов. Айз Седай двигались и разговаривали между собой с определенной встревоженностью. Они все казались усталыми, но как это было ясно из их частых взглядов в сторону битвы, проходившей за рекой, они как и Эгвейн хотели вернуться к борьбе с тенью.

 

Эгвейн подозвала гонца, стоявшего перед командной палаткой.

- Передайте сестрам сообщение, что они имеют менее часа, на отдых. Теперь, когда мы сдали оборону холмов, Троллоки с которыми мы боролись в ближайшее время присоединятся к битве на реке.

 

Она разместила Айз Седай вниз по реке на этом берегу, что бы они нападали на врагов при переправе, в то время как они двигались по полям, чтобы напасть на нее солдат.

- Скажите лучникам, чтобы они двигались вместе с нами, - добавила она. - Они должны также тщательнее выбирать цели для своих стрел, пока мы не сможем получить новые через снабжение.

 

Едва посыльный бросился прочь, Эгвейн повернулась к Лейлвин, стоявшей неподалеку вместе со своим мужем Байлом Домоном .

 

- Лейлвин, похоже те войска, что форсируют реку, это кавалерийские отряды шончан. Ты что-нибудь о них знаешь?

 

- Да, Мать, это шончан. Вон тот человек, - она указала на стоявшего около дерева ниже по течению реки бритоголового мужчину, одетого в просторные брюки и нелепо смотревшуюся изоданную коричневую куртку, очень похожую на двуреченскую, - Сказал мне, что из лагеря шончан прибыл легион под командованием генерал- лейтенанта Киргана, и вызвал его генерал Брин.

 

- И еще он сказал, что с ними Принц Воронов, - добавил Домон.

 

- Мэт?

 

- Он сделал больше, чем просто сопровождал их. Он возглавил одно из знамен кавалерии, то, что атаковало Шарцев, спасая левый фланг нашей армии. Он попал туда как раз вовремя, нашим пикинерам до его появления приходилось очень тяжело.

 

- Эгвейн, - сказал Гавин, указывая куда-то.

 

Южнее, в нескольких сотнях шагов ниже брода, небольшое число солдат переплывали реку. Они разделись и привязали мечи за спину. Было слишком далеко, чтобы быть уверенной, но один из их лидеров выглядел знакомым.

 

- Это Уно? - Эгвейн нахмурилась, потом подозвала лошадь. Она вскочила в седло и поскакала с Гавином и своими охранниками, вдоль реки, где несколько мужчин лежали задыхаясь на берегу, и звук проклятий от одного из них наполнял воздух.

 

- Уно!

 

- Это самая треклятая ситуация в которую мы попали! - Уно встал и отдал честь в знак уважения, - Мать, мы находимся в большой опасности!

 

- Я вижу, - Эгвейн стиснула зубы, - Я была на холмах, когда ваши силы были атакованы. Мы сделали все, что могли, но их было слишком много. Как вы выбрались?

 

- Как мы выбрались из этого проклятого места? Когда люди вокруг нас начали погибать, мы решили, что нужно сматываться оттуда, мы трёклято мчались оттуда, как будто пылающая молния жгла нам заднюю часть! Мы доскакали до этой проклятой речки, разделись и прыгнули в треклятую воду, Мать, при всем уважении!

Пучок волос на голове Уно танцевал, пока он продолжал ругаться, и Эгвейн могла бы поклясться, что глаз нарисованный на его повязке стал еще более интенсивно-красным.

 

Уно сделал глубокий вдох и продолжил немного более почтительно.

- Я не могу понять, Мать. Какой-то ослоголовый посыльный передал нам, что Айз Седай на этих холмах попали в передрягу, и нам надо сунуть свой зад прямо в печь к Троллокам. Я тогда спросил, а кто прикроет левый фланг на реке, и проклятье, наш трёклятый фланг, когда мы атакуем Троллоков, и он ответил, что Генерал Брин уже позаботился об этом, и что кавалерия из резерва поддержит нашу позицию на реке, и что копейщики позаботятся о наших проклятых флангах. Ага, помогли они , да... Один трёклятый эскадрон, подобно проклятой мухе против трёклятого сокола! Проклятье, да Троллоки просто нас поджидали, как будто они знали, что мы придем. Нет, Мать, это не может быть ошибкой Гарета Брина, это был ловкий план проклятого предателя. Со всем почтением, Мать!

 

- Я не могу в это поверить, Уно. Я только что слышала, что Генерал Брин привел легион кавалерии Шончан. Может быть они просто опоздали. Мы все это проясним, когда я найду Генерала. Кстати, веди своих людей в лагерь, чтобы они отдохнули. Свет знает, вы это заслужили.

 

Уно кивнул, и Эгвейн поскакала обратно к лагерю.

 

Используя ангриал Воры, Эгвейн сплела Воздух и Воду, закрутив их вместе. Воронка воды взметнулась ввысь из реки внизу. Эгвейн направила водный торнадо на Троллоков, которые начали штурм левого фланга ее армии на Кандорском берегу реки. Водная буря пронеслась по ним. Она не была достаточно сильной, чтобы поднять кого-нибудь из них в воздух, так как у Эгвейн не было достаточно силы для этого, но она заставила их повернуть вспять, прикрывая головы руками.

 

Рядом с ней и другими Айз Седай, расположившимися на Арафельской стороне реки, лучники стреляли залпами стрел. Это не были тучи стрел, затмевающие небо, как ей бы хотелось, но с каждым залпом падало не меньше сотни Троллоков.

 

В стороне, Пилара, и пара других Коричневых, искусных в работе с землей, заставили землю расступиться под наступающими Троллоками. Рассредоточившись, рядом с ней, Мирелле и большой контингент Зеленых метали огненные шары навесом над водой в организованные группы Троллоков, многие из которых продолжали бежать еще некоторое время, прежде чем упасть, охваченные пламенем.

 

Троллоки ревели и выли, но продолжали неуклонно теснить защитников к реке. В одном месте, несколько рядов кавалерии Шончан выдвинулись из оборонительных линий и пошли на Троллоков в лобовую атаку. Это произошло так быстро, что многие из Троллоков не успели поднять свои пики прежде чем в их передних рядах образовалась большая брешь. Проведя молниеносную атаку, Шончан ушли в сторону и вернулись на свои позиции на реке.

 

Эгвейн не отпускала источник, заставляя себя работать до изнеможения. Но Троллоки не сдавались. Они все более зверели, атакуя людей с остервенением. Эгвейн отчетливо различала их рев сквозь шум ветра и воды.

 

Троллоки разозлились, ну неужели? Они не знают, что такое злость до тех пор пока не почувствовали на себе гнев Престола Амерлин. Эгвейн черпала все больше и больше Силы, пока не достигла предела своих возможностей. Она влила жар в бурю, и кипящая вода выжигала Троллокам глаза, руки, сердца. Она осознала, что кричит. Ангриал Воры вытянулся перед ней, как копье.

 

Казалось, прошло много часов. В конце концов, обессилев, она позволила Гавину уговорить себя немного отдохнуть. Гавин пошел за ее лошадью. Когда он вернулся, Эгвейн посмотрела через реку.

 

Без всяких сомнений, левый фланг ее армии был продавлен еще на тридцать шагов. Даже с Айз Седай, они проигрывали эту битву.

 

Давно пора разыскать ей Гарета Брина.

 

Когда Эгвейн и Гавин вернулись в лагерь, она спешились, передавая лошадь Лейлвин с указанием использовать ее для переноса раненных. Было много тех, кого тащили через брод в безопасность, окровавленных солдат с трудом удерживали на руках их друзья.

 

К сожалению, у нее не осталось сил для Исцеления, не говоря уже о вратах для отправки раненых в Тар Валон или Майен. Большинство не занятых Айз Седай на берегу реки выглядели не лучше.

 

- Эгвейн, - тихо сказал Гавин. - Всадник. Шончан. Выглядит как дворянка.

 

Одна из Высокородных? Подумала Эгвейн, стоя и смотря сквозь лагерь туда, куда указывал Гавин. По крайне мере у него еще были силы стоять настороже. Почему какая-либо женщина предпочитала обходиться без Стража, было выше ее понимания.

 

Приближающаяся женщина была одета в прекрасные шелковые шончанские одежды и желудок Эгвйен подкатился к горлу. Этот пышный наряд существовал со времен начала порабощения направляющих, вынужденных повиноваться Хрустальному Трону. Безусловно женщина была одной из Высокородных, поскольку контингент Стражей Последнего Часа сопровождал ее. Нужно быть кем-то очень важным, чтобы...

 

- Свет! - воскликнул Гавин. - Это Мин?

 

Эгвейн разинула рот. Это была Мин..

 

Мин подъехала, хмурясь.

- Мать, - сказала она Эгвейн, склонив голову на фоне ее каменнолицых охранников в черных доспехах.

 

- Мин... Ты в порядке? - спросила Эгвейн. Осторожно, чтобы не давать слишком много информации. Была ли Мин пленницей? Конечно, она не могла бы присоединился к Шончан, или могла?

 

- О, все хорошо, - сказала Мин кисло, - Меня баловали, упаковав в эти наряды, и предложили все возможные сорта деликатесных продуктов. Я могла бы добавить, что среди Шончан, деликатесный, не обязательно означает вкусный. Ты должна увидеть то, что они пьют, Эгвейн.

 

- Я видела, - сказала Эгвейн, не в силах избавиться от холода в голосе.

- Ох. Да. Я полагаю видели. Мать, у нас есть проблема.

 

- Какая проблема?

 

- Ну, это зависит от того, насколько вы доверяете Мэту...

 

- Я доверяю ему, чтобы найти проблемы, - сказала Эгвейн, - Я доверяю ему, чтобы найти выпивку и азартные игры независимо от того, куда он направляется.

 

- Доверите ли Вы ему возглавить армию? - спросила Мин.

 

Эгвейн заколебалась. Доверит ли она?

 

Мин наклонилась вперед, бросив быстрый взгляд на Стражей Последнего Часа, которые, казалось, не собирались позволить ей оказаться еще ближе к Эгвейн.

- Эгвейн, - сказала она мягко, - Мэт считает, что Брин ведет твою армию к гибели. Он говорит ... Он говорит, что думает, что Брин - Друг Темного.

 

Гавин начал смеяться.

 

Эгвейн подпрыгнула. Она ожидала от него злость, оскорбление.

- Гарет Брин? - спросил Гавин. - Друг Тёмного? Я бы скорее поверил, что моя мать Друг Тёмного, чем он. Скажи Коутону держаться подальше от королевского бренди его жены; очевидно что он пьёт его слишком много.

 

— Я должна согласится с Гавином,— медленно проговорила Эгвейн. И все же, она не могла полностью игнорировать, беспорядок в армии.Ей нужно в этом разобраться.— Мэт всегда лезет не в свои дела, и любит давать советы когда его не спрашивают. Он просто хочет защитить меня. Скажи ему, что я оценила его... предупреждение.

 

— Мать,— ответила Мин.— Он говорил серьезно. Это не шутка. Он говорит, чтобы Вы передали управление армией ему.

 

— Моя армия,— обреченно сказала Эгвейн.

 

— Да.

 

— В руки Мэтрима Коутона.

 

— Ммм...да. Так же я должна упомянуть, что Императрица передала ему командование всей Шончанской армией. Он теперь Генерал-Маршал Коутон.— Таверен. Эгвейн покачала головой.

 

— Мэт неплохой тактик, но отдать ему управление армией Белой Башни... Нет, это невозможно. К тому же, армия принадлежит не мне, а Совету Башни. А теперь, как убедить этих джентльменов вокруг тебя, что ты в безопасности рядом со мной?

 

Эгвейн не хотела сотрудничать с Шончан, но понимала, что без них ей конец. Она не могла рисковать их альянсом ради Мин, к тому же сейчас ей ничто не угрожало. Конечно если Шончан не узнают про то, что Мин когда то поклялась им, и предала в Фалме.

 

— Не волнуйся за меня, — сказала Мин скривившись, — Я думаю, что лучше мне остаться с Фортуоной. Она... знает про некоторые мои таланты, благодаря Мэту. К тому же, так я смогу помочь тебе и ей.

 

Это заявление было осмысленным. Стражи Последнего Часа были подготовленными и внешне не отреагировали на имя Императрицы. Только их лица, стали походить на вырубленные из скалы еще больше. "Будь осторожна, Мин. Ты окружена врагами" - подумала Эгвейн. Хотя Мин похоже ничто не волновало.

 

— Вы хотя бы обдумаете что Вам сообщил Мэт?

— Что Гарет Брин Друг Темного? — спросила Эгвейн. — Не смеши меня. Отправляйся обратно к Мэту. И пусть он передаст свои рекомендации, по выходу из сложившегося положения. А я пойду искать нашего генерала, для дальнейшего планирования.

Гарет Брин, где же ты?

 

Черные стрелы невидимыми поднимались в воздух, а затем падали как морские волны. Они ударили по армии Итуралде в долине Тарканд'ар, часть застряла в щитах, но некоторые нашли живую плоть. Одна приземлилась рядом с полководцем, который стоял на вершине скалы. Но Итуралде не дрогнул. Он стоял с гордо поднятой головой, заложив руки за спину.

 

— Иногда они подлетаю достаточно близко. — усмехнулся Итуралде.

— Извините милорд. — Ответил Бинд, Ашаман, который должен был отклонять стрелы. И он их отлично отклонял, но иногда, его взор стекленел, и бедняга начинал бормотать про "руки тянущиеся из тьмы".

 

- Смотри внимательно, - сказал Итуралде.

 

У него раскалывалась голова. Ночные кошмары, теперь казались реальностью. Троллоки пожирающие его семью заживо, но он слишком ослабленный не мог им помочь. Он пытался бороться, и плакал от бессилия, когда его жену Тамсин и детей поедали, но в тоже время аромат сырого мяса был таким заманчивым... Под конец кошмара, он присоединялся к ужасной трапезе.

 

Нужно выкинуть это из головы. Хоть это и было сложно, из за ощущения реальности снов. Ему повезло что началась атака Троллоков, которая разбудила его. Он был готов к ночным боям. люди жгли костры на баррикадах. Троллоки все таки прорвались сквозь шиповник, но понесли при этом огромные потери. Теперь пехота сдерживала монстров в устье прохода, не давая им пройти в долину.

 

Они с пользой провели эти дни, в течение которых Троллоки прокладывали себе путь через трудные препятствия к выходу из ущелья. Вход в долину теперь был укреплен серией земляных насыпей высотой по грудь. Они будут служить отличной защитой для арбалетчиков, если формирования пикинеров будут отброшены слишком далеко.

 

Итуралде разделил свою армию на группы примерно по три тысячи человек в каждой и построил их в виде квадратов с пиками, гизармами и арбалетами. Он расположил арбалетчиков спереди и на флангах, как стрелков, и сформировал авангард из пикинеров, около шести плотных рядов. С пиками длиной двадцать футов. По опыту в Марадона он знал, что нужно держать Троллоков на расстоянии.

 

Пики работали прекрасно. Квадраты Итуралде могли поворачиваться и вести борьбу во всех направлениях в случае, если будут окружены. Троллоки будут вынуждены сражаться рядами, но эти квадраты, правильно примененные, могли прорвать их линии. После того, как ряды Троллоков будут прорваны, Айил смогут спокойно убивать.

 

Позади пикинеров он расположил пехоту с гизармами и алебардами. Иногда Троллоки пробивались через пики, отталкивая их в стороны или придавливая весом своих тел. Тогда люди с гизармами продвигались вперед между пикинерами и подрезали сухожилия проскочивших Троллоков. Это давало время впереди стоящей пехоте, чтобы отойти и перегруппироваться, пока следующая волна солдат, больше пешие с пиками, продвигается вперед, чтобы заняться Троллоками.

 

До сих пор это работало. У него было с дюжину таких квадратов, стоящих перед Троллоками этой ночью. Они стояли в обороне, делая все возможное, чтобы сдержать растущий натиск. Троллоки бросились вперед на пикинеров, пытаясь сокрушить их, но каждый квадрат работал независимо. Итуралде не беспокоился о Троллоках, которые прорвутся, поскольку они попадут в руки Айил.

 

Итуралде приходилось держать руки сложенными за спиной, чтобы скрыть их дрожь. Ничего не было прежним после Марадона. Он многому научился, но он дорого заплатил за эти знания.

 

"Да чтоб сгорели эти головные боли", - подумал он. "И чтоб сгорели эти Троллоки".

 

Три раза он чуть не отдал приказ своим армиям на прямое нападение, отказавшись от квадратных формирований. Он воображал себе их уничтожение, убийство. Больше никаких задержек. Он хотел крови.

 

Каждый раз он себя останавливал. Они пришли сюда не за кровью, они были здесь, чтобы держаться.

 

Дать тому человеку в пещере необходимое ему время. Ведь только для этого они были здесь, не так ли? Почему в последнее время так много тревожных мыслей приходит ему на ум?

 

Еще одна волна Троллоковых стрел обрушилась на людей Итуралде. Некоторые из Исчезающих находились на вершинах склонов над проходом, где когда-то находились собственные лучники Итуралде. Подняться туда было весьма не легкой задачей, стены ущелья были очень крутыми. Сколько из них разбилось насмерть в попытках забраться? Троллоки не были хорошими стрелками из луков, но стреляя по армии, этого и не требовалось.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...