Главная Обратная связь

Дисциплины:






Неизвестный автор, Четвёртая Эпоха. 46 страница



 

Алебардщики подняли щиты. Они не могли сражаться, держа их, но держали их привязанными к спинам на случай необходимости. Поток стрел увеличился, рассекая туманный ночной воздух. Шторм бушевал над головой, но Ищущие Ветер держали его подальше, четко выполняя свою задачу. Они утверждали, что за несколько мгновений, за простой вздох, армию разметает всесокрушающей бурей. В одно время в течении минуты сыпался град размером с мужской кулак прежде, чем они взяли контроль над погодой.

 

Это было то, что ожидало их, если бы Ищущие Ветер не использовали свою чашу, и Итуралде был более, чем счастлив оставить их со своей задачей. Темному было бы все равно, сколько Троллоков будет уничтожено, насылая метели, торнадо или ураганы, чтобы убить сражающихся людей.

 

- Они собираются на другой прорыв в устье прохода! - Кто-то крикнул в ночи, а затем другие выкрики подтвердили это. Благодаря свету от костров, Итуралде смог разглядеть сквозь туман, что Троллоки действительно перегруппировывались.

 

- Вывести седьмой и девятый квадраты пехоты, - приказал Итуралде. - Они находились там слишком долго. Выдвинуть четвертый и пятый из резерва и поставить их на фланги. Подготовить больше стрел. И... - Он замолчал нахмурившись. Что делали те Троллоки? Они отходили назад во тьму ущелья дальше, чем он ожидал. Они что, собираются отступать?

 

Темная волна выскользнула из уст прохода. Мурддраалы. Сотни и сотни. Черные плащи, которые не шевелились на ветру. Лица без глаз, усмешки на губах, черные мечи. Существа двигались как угри, извилисто и гладко.

 

Они не дали время на то, чтобы отдать приказы или получить ответы. Они втекали в квадраты, скользя между пиками, нанося смертельные удары мечами.

 

- Айил, - взревел Итуральде. - Приведите Айил! Всех, и направляющих! Каждого за исключением тех, кто охраняет вход в Бездну Рока! Быстро, быстро!

 

Гонцы умчались. Итуралде с ужасом наблюдал. Армия Мурддраалов. Свет, это было также плохо, как и его кошмары.

 

Седьмой квадрат подвергся нападению, и каре распалось. Итуралде открыл рот, чтобы приказать основному резерву, защищающем его позиции, оказать поддержку. Ему нужна кавалерия, чтобы пережить и снизить натиск на пехоту.

 

У него не было достаточно кавалерии, он согласился, что большинство всадников будут необходимы на других фронтах. Но кое-что у него имелось. Они будут неоценимы здесь

 

За исключением...

 

Он зажмурился. Свет, он был исчерпан. Даже думал с трудом.

 

"Отойти назад перед атакой", казалось, голос говорил с ним. "Отвести Айил и оставаться там."



 

- Отвести назад, - прошептал он. - Отвести...

 

Чувствовалось что-то очень и очень неправильное в том, что он делал. Почему его ум настаивал на этом?

 

"Капитан Тиера," пытался прошептать Итуральде. "У вас есть приказ." Не выйдет. Казалось, что-то физически держало его рот на замке.

 

Он слышал, как кричали люди. Что происходит? Дюжины людей могли пасть, сражаясь с одним Мурддраалом. В Марадоне он потерял целый отряд лучников, сотню людей, от двух Исчезающих, проскользнувших в город ночью. Его оборонительные отряды были созданы для борьбы с Троллоками, калечить их, опрокидывать их.

 

Исчезающие разломали бы эти квадраты с пикинерами, как яичную скорлупу. Никто не делал того, что необходимо было сделать.

 

- Милорд Итуралде? - спросил капитан Тиера. - Милорд, вы что-то сказали?

 

Если они отступят, Троллоки окружат их. Они должны стоять твердо.

 

Губы Итуральде открылись, чтобы отдать приказ к отступлению.

- Отвести...

 

Волки.

 

Волки появились в тумане, как тени. Они прыгнули на Мурддраалов, рыча. Итуралде начал оборачиваться, когда мужчина в меховых одеждах вскарабкался на вершину скалы.

 

Тиера отшатнулся, призывая охранников. Вновь прибывший прыгнул на Итуралде и столкнул его с вершины.

 

Итуралде не сопротивлялся. Кто бы ни был этот человек, Итуралде был ему благодарен, чувствуя момент победы, когда упал. Он не отдал приказ к отступлению.

 

Он ударился о землю не много ниже, выбив воздух из своих легких. Волки осторожно схватили его за руки и оттащили в темноту, пока он пребывал в бессознательном состоянии.

 

Эгвейн сидела в лагере, пока продолжалась битва за границы Кандора.

 

Её армия сдерживала Троллоков.

 

Шончан сражались рядом с её пехотой прямо за рекой.

 

Сама Эгвейн держала маленькую чашку чая.

 

Свет, это было раздражающе. Она была Амерлин. Но её энергия была иссушена.

 

Она всё еще не нашла Гарета Брина, но это не было неожиданностью. Он менял позиции. Сильвиана охотилась за ним, и в скорости должна была предупредить её.

 

Айз Седай были посланы для переправки раненных в Майен. Солнце опускалось все ниже к горизонту, как веко, которое неумолимо закрывалось. Руки Эгвейн дрожали, когда она держала чашку. Она все еще могла слышать звуки битвы. Казалось, Троллоки собирались биться всю ночь, перемалывая армию людей у реки.

 

Отдалённые крики росли подобно звукам разъярённой толпы, но взрывы от направляющих замедлились.

 

Она повернулась к Гавину. Он вообще не выглядел уставшим, хоть и был странно бледен. Она сделала глоток чая и молча прокляла его. Это не справедливо, но сейчас она о справедливости не заботилась. Она может жаловаться на Стража. Разве не для этого они существовали?

 

Ветер дул через лагерь. Она была в нескольких сотнях шагов восточнее брода, но все равно почувствовала запах крови в воздухе. Поблизости команда стрелков натянула луки по требованию их командира, выпустив залп стрел. Пара чернокрылых Драгкаров упало несколько мгновений спустя, ударившись о землю с глухим стуком сразу за лагерем. Их будет больше как стемнеет и станет легче скрываться на фоне неба.

 

Мэт. Она чувствовала себя странно больной, думая о нем. Он был таким хвастуном. Кутила, с ухмылочкой посматривавший на каждую симпатичную женщину, которую встречал. Обходившийся с ней как с картиной, а не с человеком. Он ... он ...

 

Это был Мэт. Однажды, когда Эгвейн было около тринадцати лет, он прыгнул в реку, чтобы спасти Ким Левин от утопления. Конечно она не тонула. Ее просто окунул в воду друг, а Мэт прибежав, бросился в воду чтобы помочь. Люди Эмондова Луга смеялись над ним в течение нескольких месяцев после этого.

 

Следующей весной Мэт вытащил Джер ал'Хуна из той же самой реки, спасая мальчику жизнь. После этого люди прекратили высмеивать Мэта.

 

Именно таким Мэт и был. Он ворчал и бормотал всю зиму о том, что люди сделали его предметом шуток, утверждая, что в следующий раз он просто позволит им утонуть. В следующий момент, видя кого-то в опасности, он мог ринутся прямо в нее. Эгвейн могла вспомнить долговязого Мэта, бредущего, спотыкающегося от реки, и маленького Джера, жавшегося к нему, задыхающегося, с глазами, полными чистого ужаса.

 

Джер пошёл ко дну, не проронив ни звука. Эгвейн никогда не понимала, почему так происходит. Люди, которые начинали тонуть, не кричали, не поднимали шума, не звали на помощь. Они просто плавно уходили под воду, когда все казалось прекрасным и мирным. Если бы Мэт не наблюдал.

 

"Он пришел за мной в Тирскую Твердыню", подумала она. "Конечно, он также пытался спасти ее от Айз Седай, не желая верить, что она была Амерлин."

 

Так какой она была? Тонущей или нет?

 

"Насколько ты доверяешь Мэтриму Коутону?" спрашивала Мин. "Свет. Я доверяю ему. Пусть я дура, я доверяю. Мэт мог оказаться неправ. Он часто бывал неправ. Но когда он был прав, он спасал жизни"

 

Эгвейн заставила себя встать. Она колебалась, и Гавин, подошел к ней. Она похлопала его по руке, затем отошла от него. Она не позволит армии, увидеть ее такую, ослабевшую, что ей пришлось опереться на кого-нибудь в поисках поддержки.

- Какие новости с других фронтов?

 

- Не так много, сегодня, - сказал Гавин. Он нахмурился. - Действительно сегодня было довольно спокойно.

 

- Ожидалось, что Илэйн будет сражаться в Кайриэне, - сказала Эгвейн. - Там была важная битва.

 

- Она возможно слишком занята, чтобы послать весть.

 

- Я хочу послать посыльного через врата. Мне надо знать, как продвигается эта битва.

 

Гавин кивнул, спеша прочь. После того как он ушел, Эгвейн прогулялась спокойным шагом, пока не нашла Сильвиану, которая разговаривала с парой голубых сестер.

 

- Брин? - спросила Эгвейн.

 

- В столовой палатке, - сказала Сильвиана. - Я только что получила известие. Я послала гонца сказать ему, чтобы оставался на месте, пока вы не прибудете.

 

- Идём.

 

Она подошла к палатке, самому большому зданию в лагере на сегодняшний день, и заметила его, когда вошла. Не обедающего, но стоящего рядом с переносным кухонным столом с разложенными на нем картами. Стол пропах луком, который, вероятно, резали на нем постоянно . Юкири держала врата открытые в полу, чтобы смотреть вниз на поле боя. Она закрыла их когда Эгвейн прибыла. Они не оставляли их открытыми долго, не с Шарцами наблюдающими за ними и готовящими плетения, чтобы ударить через врата.

 

Эгвейн очень спокойно шепнула Сильвиане:

- Соберите Совет Башни. Верните назад любою Восседающую из тех, кого сможете найти. Доставьте их в всех сюда, в этот шатер, настолько быстро, насколько это возможно.

 

Сильвиана кивнула, её лицо не отразило смущения, которое она похоже ощущала. Она выбежала и Эгвейн присела в шатре.

 

Суан там не было - похоже она снова помогала с Исцелением. Это было хорошо. Эгвейн не хотела этого пробовать в то время, как Суан пожирала бы её взглядом. Также она беспокоилась о Гавине. Он любил Брина как отца, и уже ощущала тревожные нотки в нем через их связь.

 

Ей придется подойти к этому очень деликатно и она не хотела начинать до тех пор, пока Совет не прибудет. Она не могла обвинять Брина, но также и не могла игнорировать Мэта. Он был негодяй и глупец, но она доверяла ему. Свет помоги ей, но она доверяла. Она доверяла ему своей жизнью. И события происходили странно на поле боя.

 

Восседающие собирались относительно быстро. Они были задействованы в войне, и они собирались вместе каждый вечер чтобы получить доклады и тактические пояснения от Брина и его коммандиров. Брин не видел ничего странного в том, что они пришли к нему сейчас; он продолжил свою работу.

 

Многие женщины бросали на Эгвейн обескураженный взгляд, когда входили. Она кивала им, стараясь передать бремя Престола Амерлин.

 

Неожиданно, достаточное их количество прибыло и Эгвейн решила, что ей следует начинать. Время тратилось впустую. Ей нужно изгнать обвинения Мэта из своего разума раз и на всегда, или ей необходимо что-то сделать с ними.

 

- Генерал Брин, - сказала Эгвейн. - Как вы себя чувствуете? Нам было трудно вас найти.

 

Он посмотрел вверх и моргнул. Его глаза были красными.

- Мать, - сказал он. Он кивнул Восседающим. - Я устал, но вероятно не больше, чем вы. Я бывал повсюду на поле боя, стремясь выяснить все возможные подробности; вы знаете каково это. - Поспешно вошел Гавин.

- Эгвейн, - сказал он, с бледным лицом. - Проблема.

 

- Что?

 

- Я... - он глубоко вздохнул. - Генерал Башир повернул против Илэйн. Свет! Он - Друг Тёмного. Битва была бы проиграна, если бы не подоспели Аша'маны.

 

- Что это? - спросил Брин, отрываясь от своих карт. - Башир, Друг Тёмного?

 

- Да.

 

- Невозможно, - сказал Брин. - Он был спутником Лорда Дракона в течение нескольких месяцев. Я не знаю его настолько хорошо, но... Друг Темного? Этого не может быть.

 

- Это несколько неразумно предполагать, - сказала Саэрин .

 

- Вы можете говорить с королевой сами, если хотите, - сказал Гавин, выпрямленный как струна. - Я слышал это из ее собственных уст.

 

В палатке успокоились. Воседающие смотрели друг на друга с озабоченными лицами.

- Генерал, - сказала Эгвейн Брину, - Как это могло получиться, что вы послали два кавалерийских эскадрона, чтобы защитить нас от Троллоков на холмах к югу отсюда, отправив их тем самым в ловушку и оставив левый фланг основной армии не прикрытым?

 

- Как это случилось, Мать? - спросил Брин, - Было очевидно, что вы вот-вот будет захвачены, любой мог видеть это. Да, я разместил их на левом фланге, но я перебросил Иллианцев из резерва на данную позицию. Когда я увидел, что Шарская кавалерия атаковала правый фланг Уно, я послал иллианцев, чтобы перехватить их, это был правильный поступок. Я не знал, что будет так много Шарцев!

Его голос бы поднялся до визга, но он остановился, и его руки дрожали.

- Я сделал ошибку. Я не совершенен, Мать.

- Это было больше, чем ошибка, - сказала Файзелле.

- Я только что вернулась после разговора с Уно и другими кавалеристами, выжившими в резне. Уно сказал, что он почувствовал запах ловушки, как только он и его люди двинулись на помощь к сестрам, но вы обещали ему помочь.

 

- Я уже сказал вам, я послал ему подкрепление, я просто не ожидал, что Шарцы пошлют так много войск. Кроме того, у меня все было под контролем. Я приказал шончанской кавалерии укрепить наши войска, они должны были позаботиться о тех Шарцах. Я послал их переправиться через реку. Я просто не ожидал, что они опоздают!

 

- Да, - сказала Эгвейн стальным голосом, - Эти люди, немало тысяч из них, были разгромлены между Троллоками и Шарцами, без всякой надежды на спасение. Вы их израсходовали и все без уважительной причины.

 

- Я должен был вытащить Айз Седай из боя! - сказал Брин, - Они наш самый ценный ресурс. Простите, Мать, но вы бы сделали в тот момент тоже самое.

- Айз Седай могли бы подождать, - сказала Саэрин. - Я была там. Да, нам нужно было выйти из боя, на нас давили, но мы держались и могли держаться дольше.

 

- Вы бросили тысячи хороших людей умирать, генерал Брин. И вы знаете, что самое худшее? Это было ненужно. Вы оставили всех этих Шончан здесь перед бродом, тех, кто собирался, чтобы спасти день, ожидая ваш приказ идти в атаку. Но этот приказ не пришел, не так ли, генерал? Вы отказались от них, так вы оставили нашу кавалерию.

 

- Но я приказал им атаковать, они, в конце концов атаковали, не так ли? Я послал гонца. Я ... Я ...

 

- Нет, если бы не Мэт Коутон, они ждали бы на этой стороне реки, генерал!

Эгвейн отвернулась от него.

 

- Эгвейн, - сказал Гавин, взяв ее за руку, - Что ты говоришь? Только потому...

 

Брин схватил голову руками. Затем он осел, так, как будто вдруг его конечности потеряли свою силу.

- Я не знаю, что со мной не так, - прошептал он пустым голосом, - Я продолжаю делать ошибки, Мать. Человек ведь может исправить их, говорил я себе. Тогда я делал еще одну ошибку, и еще чтобы исправить их.

 

- Ты просто устал, - сказал Гавин голосом полным боли, глядя на него.

 

- Мы все устали.

 

- Нет, - тихо сказал Брин, - Нет, это больше, чем это. Я устал раньше. Это как. . . мои инстинкты вдруг стали неправильны. Я даю приказ, а после этого, я вижу уязвимые места, проблемы. Я ...

 

- Принуждение, - сказала Эгвейн, чувствуя холод. - Вы были под Принуждением. Они атакуют наших великих полководцев.

 

Несколько женщин в комнате, обняли Источник.

 

- Как это возможно? - запротестовал Гавин, - Эгвейн, у нас есть сестры проверяющие лагеря на наличие признаков направления!

 

- Я не знаю, как это случилось, - сказала Эгвейн, - Возможно, это было введено в действие месяцы назад, еще до начала битвы.

Она повернулась к Восседающим.

- Я предлагаю Совету снять Гарета Брина с должности командира нашей армии. Это вам решать, Восседающие.

 

- Свет, - сказала Юкири, - Мы....Свет!

 

- Это должно быть сделано, - сказала Дозин. - Умный ход, способный уничтожить наши войска пока мы не увидели ловушку. Мы должны были видеть... Великие генералы должны были быть лучше защищены.

 

- Свет! - сказала Файзелле, - Мы должны послать сообщение Лорду Мандрагорану и в Такан'дар! Это может включать и их, слишком похоже на попытку разбить все наши четыре армии сразу в скоординированной атаке.

 

- Я прослежу за этим, - сказала Саэрин, двигаясь к пологу палатки. - Прямо сейчас, я согласна с Матерью. Брин должен быть отстранён.

 

Одна за другой кивали. Это было неформальное голосование Совета, но что делать. Рядом со столом, Гарет Брин сел. Бедный человек. Он был потрясен, несомненно, обеспокоен.

 

Неожиданно он улыбнулся.

 

- Генерал? - поинтересовалась Эгвейн.

 

- Спасибо Вам, - расслабленно сказал Брин.

 

- За что?

 

- Я боялся, что схожу с ума, Мать. Я продолжал видеть то, что я сделал...

 

- Я оставил тысячи людей умирать... но это был не я. Это был не я.

 

- Эгвейн, - сказал Гавин. Он хорошо скрывал боль. - Армия. Если Брин был вынужден привести нас в беду, мы должны немедленно изменить нашу командную структуру.

 

- Приведите моих командиров, - сказал Брин, - Я должен буду отказаться от контроля над ними.

 

- А если и они были подвергнуты тому же, а?- спросила Дозин.

 

- Я согласна, - сказала Эгвейн, - Это пахнет одним из Отрекшихся, возможно, Могидин. Лорд Брин, если бы вы попались в этой борьбе, она знала, что ваши командиры будут следующими на командование. Они могут иметь такие ​​же неисправные инстинкты, как и вы.

 

Дозин покачала головой.

- Кому сейчас мы можем доверять? Любой проклятый мужчина или женщина, которого мы назначим командиром может пострадать от Принуждения.

 

- Нам, возможно, придется командовать самим, - сказала Файзелле.

- Воздействовать на человека, который не может направлять легче, чем на сестру, которая будет ощущать направление и заметит женщину, умеющую направлять. Мы, скорее всего, должны быть чистыми.

 

- Но кто из нас обладает знаниями о тактике боя? - спросила Феране.

- Я считаю себя достаточно начитанной, чтобы контролировать планы, но, чтобы воплотить их?

 

- Мы будем лучше, тех, кто, возможно, был поражен, - сказала Файзелле.

 

- Нет, - сказала Эгвейн, стиснув руку Гавина.

 

- Тогда кто? - спросил Гавин.

 

Эгвейн стиснула зубы. Тогда кто? Она знала только одного человека, который гарантировано не был под Принуждением, по крайней мере не от Могидин.Человек, который был застрахован от последствий саидар и саидин.

- Мы должны поставить наши войска под командованием Мэтрима Коутона, - сказала она, - Пусть Свет присмотрит за нами.

 

Глава 32

Жёлтый Цветочный Паук

 

Дамани держала открытой дыру в полу для Мэта. Он осматривал внизу само поле боя.

 

Мэт потер подбородок, все еще под впечатлением, хотя он уже почти час использует эти дыры для наблюдения, после того как разгадал ловушку приготовленную Брином для армий Эгвейн. Он послал дополнительные силы кавалерии Шочан укрепить оба фланга войск, обороняющих реку, и дополнительных дамани, чтобы противостоять вражеским направляющим и остановить поток Троллоков давящий на их защиту.

 

Конечно, было бы лучше присутствовать на поле боя самому. Может, ему снова выйти и немного подраться. Он взглянул на Туон, которая сидела на троне.. огромном, десятифутовом троне.. у стены штаба. Туон сузила глаза, как если бы знала, о чем он размышляет.

 

Она Айз Седай, твердил себе Мэт. О, она не могла направлять - она все еще не позволяла себе узнать это. Но она в любом случае треклято одна из них. "И я женат на ней".

 

Все-таки она потрясающая. Он чувствовал волнение каждый раз, когда Туон приказывала, и делала это так естественно, что Илэйн и Найнив могли бы брать у нее уроки. Туон подходил этот трон. Мэт пристально посмотрел на нее, что принесло ему в ответ сердитый взгляд, и это было совершенно несправедливо. Если муж не может покоситься на свою жену, так на кого же ему смотреть вообще?

 

Мэт повернулся обратно к полю боя.

- Хорошая уловка, - сказал он, наклоняясь, засунув руку в отверстие. Они были высоко. Если бы он упал, то успел бы спеть три куплета "Она нагая, вот что я вижу", прежде чем коснулся земли. Может быть, даже успел бы спеть припев.

 

- Это изучила она, - сказала сулдам, обращаясь к своей новой дамани, - Наблюдая за плетениями Айз Седай. - Сулдам, Катрона, чуть не подавилась словами "Айз Седай". Мэт не мог винить ее. Эти слова могли быть жесткими для них, чтобы говорить.

 

Ему было слишком трудно не смотреть на дамани, ни на эти татуировки цветущих веток на ее щеках, достигающих от ее затылка к рукам, чтобы придать ее лицу чашевидную форму. Мэт был ответственен за то, что она была захваченна. Это было лучше, чем ее борьба за Тень, не так ли?

 

"Кровь и кровавый пепел", думал он про себя. "Ты делаешь хорошую работу в попытке убедить Туон не использовать дамани, Мэтрим Коутон. Захватывая одну самолично..."

 

Его расстраивало, как быстро Шарская женщина подчинилась своему захвату. Все сулдам заметили относительно этого. Только минута борьбы, затем полное подчинение. Они ожидали, что недавно захваченную дамани обучить должным образом займет месяцы, но эта была готова в течение часов. Катрона фактически сияла, как будто она была лично ответственна за характер Шарской женщины.

 

То отверстие было замечательным. Мэт стоял прямо на краю, смотря вниз на мир, считая знамёна и подразделения, потом отмечал их в своей голове. Что Классен Байор сделал бы с одним из этих открытий, задался он вопросом? Возможно Битва Колесар сложилась бы иначе. Он никогда не потерял бы свою конницу в болоте, наверняка.

 

Силы Мэта продолжали сдерживать Тень на восточной границе Кандора, но он не был доволен текущей ситуацией. Природа ловушки Брина была тонкой, настолько же трудной, как увидеть желтого цветочного паука, лежащего на лепестке. Мэт знал, что это так. Только настоящий гений мог привести армию в такую западню так, что никто этого не заподозрил вовремя: армия была в плохом положении. Такие штуки не происходят случайно.

 

Мэт потерял больше людей, чем он рассчитывал. Его войска были прижаты к реке и Демандред, несмотря на продолжающиеся бредни о Драконе Возрожденном, то и дело испытывал защиту Мэта, пытаясь найти слабые места: посылая рейды тяжелой кавалерии на один фланг, затем организовывая атаку Шарских лучников и Троллоков на другом. В результате чего, Мэт должен был сосредоточить своё внимание на действиях Демандреда, чтобы вовремя на них отреагировать.

 

Скоро наступит ночь. Отступят ли приспешники Темного? Троллоки могут сражаться в темноте, а вот Шарцы скорее всего нет.

 

Мэт раздал следующую очередь приказов, и гонцы проскочили через врата для их доставки. Казалось бы, прошло всего лишь несколько минут, прежде чем его войска отреагировали.

- Как быстро... - сказал Мэт.

 

— Это изменит мир, — сказал генерал Галган. — Ответ приходит мгновенно, командующий может наблюдает за сражением, и составлять план одновременно.

 

Мэт хмыкнул в знак согласия.

— Держу пари, однако, что все еще требуется весь проклятый вечер, чтобы дождаться ужина из кухни.

 

Галган на самом деле улыбнулся. Это было все равно, что увидеть трещину в камне.

 

— Скажите, генерал, — сказала Туон. — Какова ваша оценка способностей моего супруга?

 

— Я не знаю, где Вы нашли его, Ваше Величество, но он - алмаз большой ценности. Я наблюдал за ним в течении этих прошедших часов, пока он спасал силы Белой Башни. Несмотря на... нетрадиционный стиль, я редко видел командующего сражением, столь же одаренного как он.

 

Туон не улыбнулась, но он видел по ее глазам, что она была довольна. У нее были красивые глаза. И, собственно, Галган вел себя не так грубо - возможно, это не такое уж и плохое место, чтобы здесь находиться.

 

- Спасибо, - пробормотал Мэт Галгану, и они оба наклонился изучая поле сражения.

 

- Я считаю себя откровенным человеком, мой Принц, - сказал Галган, потирая подбородок мозолистыми пальцами. - Вы будете служить Хрустальному трону хорошо. Это было бы унижением, увидеть как вас убьют столь рано. Я прослежу, чтобы первый, кого я пошлю за вами, был из новичков, и вы легко справитесь с ним.

 

Мэт почувствовал, как у него отвисла челюсть. Человек сказал это с совершенной искренностью, почти любовью. Как будто он собирается выразить Мэту своё почтение, пытаясь его убить!

 

- Троллоки вот тут, - он указал на их группу вдалеке, - отступят в ближайшее время.

 

- Я согласен, - ответил Галган.

 

Мэт потер подбородок.

- Мы должны узнать, что Демандред будет делать с ними. Я обеспокоен тем, что некоторые Шарские марат`дамани могут попытаться проскользнуть в наш лагерь ночью. Они выказывают исключительную преданность своему делу. Или проклято глупо относятся к своему самосохранению.

 

Айз Седай и сулдам не были особенно робкими, но в целом не лишены осторожности. Шарские направляющие были совсем не такими, особенно мужчины.

 

- Дайте мне несколько дамани для освещения реки, - сказал Мэт. - И изолируйте лагерь, поставив дамани кольцом и расположив их вдоль всего лагеря, чтобы наблюдали за направляющими. Никто не должен направлять, даже чтобы зажечь трёклятую свечу.

 

- Айз Седай... Может это не понравиться, - сказал генерал Галган. Он очень колебался, используя наименование Айз Седай. Они стали использовать это определение вместо марат’дамани по указанию Мэта, указанию, которое, как он ожидал, будет отменено Туон. Но она не отменила.

 

Постижение этой женщины станет настоящим наслаждением, если они оба выживут в этом треклятом бардаке.

 

Тайли вошла в комнату. Высокая, с шрамом на лице, темнокожая женщина шла с уверенностью давнего солдата. Она простерлась ниц перед Туон, в окровавленной одежде и вмятинами на броне. Сегодня ее легион потерпел поражение, и она вероятно чувствовала себя подобно коврику, который выбивала добросовестная жена.

 

- Меня тревожит наша позиция вот здесь. - Мэт повернулся и присел на корточки, глядя через отверстие. Как он и предсказывал, Троллоки начали отступать.

 

- По какой причине? - спросил Генерал Галган.

 

- Мы загоняли наших направляющих до изнеможения, - сказал Мэт. - И мы сгрудились у самой реки, трудное положение для долгосрочной обороны, особенно от такой огромной армии. Если бы они сделали несколько Врат и переправили часть Шарской армии на эту сторону реки ночью, они могли бы сокрушить нас.

- Я понимаю, что Вы имеете в виду, - сказал Галган, качая головой. - Учитывая их силу, они продолжат изматывать нас до тех, пока мы не станем так слабы, они смогут накинуть петлю на нас и затянуть ее.

 

Мэт посмотрел в глаза Галгану.

- Я думаю, что нам пора отказаться от этой позиции.

 

- Я согласен, мне кажется это наш единственный разумный план действий, - кивнул Генерал Галган. - Почему бы нам не выбрать поле боя с преимуществами в нашу пользу? Согласятся ли ваши друзья из Белой Башни отступить?

 

- Давай выясним это, - предложил Мэт, выпрямляясь. - Кто-нибудь пошлите за Эгвейн и Восседающими.

 

- Они не придут, - сказала Туон. - Айз Седай не встретятся с нами здесь. И я сомневаюсь, что Амерлин примет меня в своем лагере, с теми мерами предосторожности, которые я затребую.

 

- Замечательно, - Мэт махнул в сторону врат в полу, которые закрывала дамани, - Мы используем врата и будем переговариваться через них, как через дверь.

 

Туон не стала возражать, и Мэт отправил гонцов. Потребовалось немного времени на организацию, но Эгвейн, похоже, идея понравилась. Туон развлекала себя в ожидании, перемещая свой трон на другую сторону комнаты, Мэт понятия не имел, зачем. Затем она начала надоедать Мин.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...