Главная Обратная связь

Дисциплины:






Неизвестный автор, Четвёртая Эпоха. 48 страница



 

Перрин отбил стрелы в сторону и бросился сам в направлении Губителя. Он определил его на скальном пике, земля крошилась вокруг него и рассыпалась в воздухе.

 

Перрин опустился вниз, размахивая молотом. Губитель бросился прочь, конечно, а молот ударился об камень подобно грому. Губитель был таким быстрым.

 

Перрин был быстрым тоже. Раньше или позже, один из них подскользнется ошибется. Этого будет достаточно.

 

Он перехватил след Губителя, направлявшегося прочь и последовал за ним. Когда Перрин перескочил на следующую вершину холма, камни раскололись за ним, поднимаясь вверх ветром. Узор слабел. По ту сторону, он будет также силен теперь, как был здесь во плоти. Он более не должен беспокоится о вхождении в сон слишком сильно и о потери себя. Он вошел так сильно как мог.

 

И потому, когда Перрин начал двигаться, ландшафт вокруг него задрожал. Следующий прыжок показал море впереди него. Они ушли так далеко на юг прежде чем Перрин это понял. Они были в Иллиане? Тире?

 

Губитель опустился на берег, где вода разбивалась о скалы, песок, если он был вообще, сдуло прочь. Земля казалась вернулась в первичное состояние, трава вырывалась легко, почва разрушилась,оставляя только камни и разбитые волны.

 

Перрин приземлился позади Губителя. На этот раз не было бегства. Оба мужчины намеревались сражаться, скрестить молот и меч. Металл ударился об металл.

 

Перрин чуть не упал от удара, его молот проехался по одежде Губителя. Он услышал проклятье, но в следующий момент, Губитель круговым движением выхватил большой топор. Перрин обхватил и отклонил его в сторону, уплотняя свою кожу.

 

Этот топор не пустит кровь, не с Перрином, когда он держит его, но действительно забирал много усилий. Порыв ветра толкнул Перрина прямо в море.

 

Губитель появился на ним секундой позже, погружаясь вниз с топором. Перрин отразил его своим молотом как только упал, но порыв толкал его дальше в сторону океана.

 

Он отдал приказ воде отступить. Она отхлынула, пенясь и пузырясь, как будто преследуемая сильным ветром. Перрин выпрямился, как только упал, приземлившись и стукнувшись от все еще влажное каменное дно залива. Морская вода поднималась высоко со всех сторон, округла стена примерно тридцати футов высотой.

 

Губитель рухнул рядом. Он дышал с трудом от напряжения их сражения. Хорошо. Утомление Перрина само заявляло о себе глубоким жжением в мускулах.

 

- Я рад, что ты оказался там, - сказал Губитель, поднимая меч на уровень плеча, его щит исчез. - Я так надеялся на то, что ты вмешаешься, когда я пришел, чтобы убить Дракона.



 

- Что ты такое, Люк? - Спросил Перрин с опаской, смещаясь в сторону в каменном круге, окруженном стеной морской воды, и держась напротив Губителя. - Что ты на самом деле?

 

Губитель метнулся в бок, разговаривая, чтобы усыпить его бдительность, Перрин знал это.

- Знаешь, я видел его, - тихо сказал Губитель. - Темного, Великого Повелителя. Оба определения являются грубыми, почти оскорбительными, не раскрывающими всю суть.

 

- Ты действительно думаешь, что он вознаградит тебя? - Перрин сплюнул. - Как ты не понимаешь, что как только ты сделаешь то, что он хочет, то тут же выбросит тебя, поскольку у него так много ресурсов?

 

Губитель засмеялся.

- Разве он отказался от Отрекшихся, когда они провалились и были заточены в Узилище вместе с ним? Он мог бы уничтожить их всех и держать их души в вечных муках. Разве он сделал это?

 

Перрин не ответил.

 

- Темный не выбрасывает полезные инструменты, - сказал Губитель. - Подведи его и он назначит наказание, но никогда не выбросит. Он как хорошая жена с ее клубками спутанных ниток и сломанным чайником, припрятанных на дне корзины в ожидании подходящего момента, чтобы снова ими воспользоваться. Вот в чем ты ошибаешься, Айбара. Простой человек может уничтожить успешно служащий инструмент, опасаясь, что тот будет угрожать ему. Но это не в духе Темного. Он наградит меня.

 

Перрин открыл рот для ответа и Губитель переместился прямо перед ним, атакуя, думая, что отвлек его. Перрин исчез и Губитель разрубил только воздух. Человек обернулся, рассекая мечом воздух, но Перрин сместился в противоположную сторону. Маленькие морские существа со множеством волнистых рук бились в замешательстве рядом с его ногами из-за внезапной нехватки воды. Что-то большое и темное плыло сквозь мутные воды позади Губителя.

 

- Ты никогда не отвечаешь на мои вопросы, - Сказал Перрин, - Что ты такое?

 

- Я сильный, - сказал Губитель, шагая вперед. - И я устал бояться. В этой жизни есть хищники и есть добыча. Часто, хищники сами становятся едой для кого-то еще. Единственный способ выжить - подняться вверх по цепочке, стать охотником.

 

- Поэтому ты убиваешь волков?

 

Губитель опасно улыбнулся, на лицо наползли тени. Из-за грозовых туч над головой и высоких стен из воды здесь, на дне, было тускло, хотя странный свет освещал это место в волчьем сне, как в Путях.

 

- Волки и люди лучшие охотники в этом мире, - тихо сказал Губитель. - Убей их и ты возвысишься над ними. Не всем из нас посчастливилось расти в уютном доме с теплым очагом и смеющимися братьями и сестрами.

 

Перрин и Губитель были окружены смешивающимися тенями и всполохами молний, мерцающими сквозь воду.

 

- Если бы ты знал мою жизнь, - сказал Губитель, - То выл бы. Безнадежность, агония... Я вскоре нашел свой путь. Мою силу. В этом месте я король.

 

Он перепрыгнул через разделяющее их пространство, превращаясь в размытый силуэт. Перрин подготовился, чтобы увернуться, но Губитель не доставал свой меч. Он врезался в Перрина, бросая их обоих на стены из воды. Море пенилось и пузырилось вокруг них.

 

Тьма. Перрин создал свет, как то заставив камни под ногами светиться. Губитель одной рукой держал его плащ и замахивался на него в темной воде своим мечом, который двигался так же быстро, как и в воздухе, оставляя след из пузырьков. Перрин закричал, выпуская изо рта пузыри. Он пытался блокировать, но руки двигались вяло.

 

В одно застывшее мгновение Перрин попытался представить себе, что вода не препятствует ему, но разум отвергал эту мысль. Это было не естественно. Этого не могло быть.

 

Когда меч Губителя был совсем близко, чтобы вонзиться в него, Перрин, в отчаянии, заморозил воду вокруг них. Это чуть не раздавило его, но отсрочило опасный момент, позволяя Перрину сориентироваться. Он заставил свой плащ исчезнуть, чтобы не прихватить с собой Губителя, и переместился.

 

Перрин приземлился на скалистом берегу около крутого склона, наполовину разрушенного морской водой. Задыхаясь, он упал на четвереньки. Вода стекала с его бороды. Его мысли были в оцепенении. Он беспокойно оттолкнул от себя воду, оставшись сухим.

 

"Что происходит?" он думал, дрожа. Вокруг него бушевал шторм, кора, слезающая со стволов деревьев, их ветки уже опали. Он просто так... устал. Опустошен. Как долго это длиться, сколько времени прошло с тех пор, как он спал? Недели прошли в реальном мире, но здесь, возможно, и не недели, не так ли? Это...

 

Море закипело, вспениваясь. Перрин повернулся. Он поднял молот, так или иначе, чтобы встретиться с Губителем.

 

Вода продолжала двигаться, но ничего не происходило. Внезапно, гора за его спиной разделилась пополам. Перрин почувствовал, как что-то тяжелое свалилось на его плечи, как толчок. Он упал на колени, извиваясь и пытаясь разглядеть склон, развалившийся на двое, Губитель стоял на другой стороне, накладывая ещё одну стрелу на лук.

 

Перрин переместился, в отчаянии, резкая вспышка боли, с опозданием, прошла по всему его телу.

 

- Все, что я хочу сказать, что бои идут прямо сейчас, - сказал Мандевин, - А мы в них не участвуем.

 

- Бои всегда идут где-нибудь, - ответил Ванин, прислонившись спиной к внешней стене склада в Тар Валоне. Фэйли слушала их вполуха, - Мы боролись выбрав свою долю за всех. Все, что я хочу сказать - я рад, что избежал конкретно той участи.

 

- Люди умирают, - сказал Мандевин неодобрительно. - Это не просто бой, Ванин. Это же сам Тармон Гайдон!

 

- Это значит, никто нам не заплатит, - предположил Ванин.

 

Мандевин вскипел.

- Платить... за сражение в Последней Битве... Да ты плут! Этот бой означает саму жизнь.

 

Фэйли улыбнулась, когда просмотрела бухгалтерские книги поставки. Двое Красноруких, лишенные работы маячили в дверях, в то время как слуги, носящие Пламя Тара Валона, загружали фургоны Фэйли. Позади них Белая Башня возвышалась над городом.

 

Сначала её раздражали их подсмеивания, но то, как Ванин понукал другого человека напомнило ей о Гилбере, одном из интендантов ее отца в Салдэйе.

 

- Сейчас, Мандевин, - ответил Ванин, - Ты говоришь вовсе не как наемник! Что если бы Лорд Мэт услышал тебя?

 

- Лорд Мэт будет сражаться, - сказал Мандевин.

 

- Когда он должен, - сказал Ванин. - Мы не должны. Посмотри, эти запасы важны не так ли? И кто-то должен охранять их, верно? Вот мы и делаем эту работу.

 

- Я просто не понимаю, почему эту работу требуют от нас. Я должен помогать Талманесу руководить Отрядом, а вы все, должны быть охранной лорда Мэта...

 

Фэйли практически слышала недоговариваемый ими вывод – "Мы должны быть с лордом Мэтом, что бы защитить его от Шончан."

 

Солдаты приняли с ходу исчезновение Мэта, и его новое появление с Шончан. Очевидно, они ожидали такого поведения от "лорда" Мэтрима Коутона. У Фэйли были лучшие пятдесят человек из Отряда, включая капитана Мандевина, лейтенанта Сандипа и несколько Красноруких, которых настоятельно рекомендовал взять Талманес. Ни один из них не знал их истинную цель, охрана Рога Валиир.

 

Она бы увеличила в десять раз это число, если бы могла. Но и пятьдесят было достаточно подозрительно. Эти люди были самые лучшие в Отряде, некоторые выдернуты с командных должностей. Они должны были справиться.

 

Мы не едем далеко, думала Фэйли, проверяя следующую страницу книги поставки. Она должна была выглядеть, как будто была обеспокоена поставками. Почему я так волнуюсь?

 

Она должна была только доставить Рог на Поле Мериллор, теперь, когда Коутон наконец обьявился. Она уже отправила три каравана в другие места, используя одних и тех же охранников, так что нынешнее занятие не должно никаким образом вызвать подозрений.

 

Она выбрала Отряд совершенно сознательно. В глазах большинства они были просто наемниками, таким образом, наименее важные и наименее заслуживающие доверия, войска в армии. Однако, для всех ее жалоб о Мэте, она не знала его хорошо, но то как Перрин говорил о нем, было достаточно — он действительно вселял лояльность в своих людей. Мужчины, которые пришли к Коутону, походили на него. Они отлынивали от обязанностей и предпочитали играть в кости и выпивать, вместо того, чтобы заниматься чем-то полезным, но в крайнем случае каждый из них будет стоить десятерых.

 

На Мериллоре у Коутона будет серьезное основание, чтобы проверить Мандевина и его людей. В тот момент когда она сможет отдать ему Рог. Конечно, у нее также было несколько членов Ча Фэйли в качестве охранны. Она хотела иметь несколько людей, которым, как она знала наверняка, могла доверять.

 

Невдалеке из склада вышла Ларас - толстая хозяйка кухонь в Тар Валлоне, грозя пальцем нескольким служанкам. Женщина подошла к Фэйли, за ней следовал долговязый прихрамывающий юноша, который нес потрепанный сундук.

 

- Кое-что для вас, миледи. - Ларас указала на сундук. - Амерлин машинально добавила его в конце. Что-то о ее друге, из дома?

 

- Это табак Мэтрима Коутона, - сказала Фэйли с гримасой. - Когда он обнаружил, что Амерлин распродает запасы табака из Друречья, он настаивал на его покупке.

 

- Табак, в такое то время, - Ларас покачала головой, вытирая пальцы о фартук. - Я помню этого мальчика. Я знала одного или двух похожих на него, постоянно вьющихся возле кухни, как бездомная собака в поисках отходов. Кто-то должен сделать, что-то полезное для него.

 

- Мы работаем над этим, - сказал Фэйли, поскольку слуга Ларас поместил сундук в личный фургон Фэйли. Она вздрогнула, когда он грохнул им об пол, затем отряхнул руки.

 

Ларас кивнула, и направилась на свой склад. Фэйли положила руку на грудь. Философы утверждают, что у Узора не было чувства юмора. Узор и Колесо, просто были , они не заботились, они не принимали чью-либо сторону. Тем не менее, Фэйли не могла отделаться от мысли, что где-то, Творец улыбался ей. Она оставила дом, полная высокомерной мечты, как ребенок, думая о поисках Рога, как о большом приключении.

 

Жизнь наказала ее, заставив тащиться обратно. Она выросла, и стала думать о том, что было действительно важно. А теперь… Теперь Узор, неожиданно, почти с равнодушием, бросает Рог Валир к ее ногам.

 

Она убрала руку, демонстративно отказываясь открывать сундук. У нее был ключ, доставленый ей отдельно, и она проверит, когда никто не увидит, что Рог был действительно в сундуке. Не сейчас. Тогда, когда она останется одна и убедится, что это безопасно.

 

Она забралась в фургон и положила ноги на сундук.

 

- Все равно, мне это не нравится, - говорил Мандевин, находясь рядом со складом.

 

- Да тебе ничего не нравится, - ответил Ванин. - Посмотри, работа, которую мы делаем, важна. Солдаты должны есть.

 

- Я думаю это правда, - сказал Мандевин.

 

- Так оно и есть! - добавился новый голос. Гарнан и другой, из Отряда Красной Руки, присоединились к ним. Ни один из трех, как заметила Фэйли, не стал помогать служащим загрузить фургон, - Прием пищи - это замечательно, - продолжил Гарнан. - И если есть специалист по этому вопросу, Ванин - это, конечно, ты.

 

Гарнан был крепко сбитым мужчиной с широким лицом и татуировкой в виде ястреба на щеке. Талманес клялся, говоря, что он ветеран, переживший две "шестиярусных резни" и Хиндерстап, что бы это ни значило.

 

- Сейчас ты обижаешь меня, Гарнан, - сказал Ванин позади. - Ты серьезно меня ранил.

 

- Я сомневаюсь в этом, - сказал Гарнан со смехом. - Чтобы тебя серьезно ранить, сначала придется пробить толстый слой жира. Я не уверен, что мечи Троллоков достаточно длинны для этого!

 

Мандевин засмеялся, и все трое двинулись дальше. Фэйли пролистала последние несколько страниц книги, и затем начала спускаться, чтобы позвать Сеталль Анан. Женщина помогала ей в налаживании путей снабжения. Однако, когда Фэйли спускалась, она заметила, что не все три члена Отряда ушли. Только двое. Портли Ванин все еще стоял там. Она увидела его и остановилась.

 

Ванин сразу же неуклюже направился к остальным солдатам. Наблюдал ли он за ней?

 

- Фэйли! Фэйли! Аравин говорит, что она закончила проверку списков грузов для вас. Мы можем идти, Фэйли.

 

Олвер с нетерпением взобрался на сидение в фургоне. Он настаивал на присоединении к каравану, и члены Отряда убедили ее позволить это. Даже Сеталль посчитала предложение взять его целесообразным. Видимо, все они были обеспокоены тем, что Олвер найдет тот или иной путь сражаться, если он не был постоянно под их присмотром. Фэйли неохотно поставила его на побегушках.

 

- Ладно, тогда, - сказала Фэйли, поднимаясь обратно в фургон. - Я полагаю, мы можем выезжать.

 

Фургоны громыхали в движение. Весь путь от города, она старалась не смотреть на сундук.

 

Она пыталась отвлечь себя от мыслей о нем, но это только привело ее к другому вопросу, требующему решения. Перрин. Она видела его только мельком во время поставки в Андор. Он предупредил ее, что должен выполнить другой долг, но не пожелал рассказать ей об этом.

 

Теперь он исчез. Он назначил Тэма командующим вместо себя, открыл врата в Шайол Гул и исчез. Она спросила, кто там был, но никто не видел его с тех пор, как он разговаривал с Рандом

 

С ним все будет хорошо, не так ли? Она была дочерью солдата и женой солдата, она знала, что не стоит волноваться слишком много. Но если человек не может помочь, то можно хоть немного поволноваться. Перрин был тем, кто предложил ее в качестве хранителя Рога.

 

Она тщетно спрашивала себя, сделал ли он это только, чтобы держать ее подальше от поля боя. Она не будет возражать, если он так сделал, хотя она никогда не скажет ему об этом. В самом деле, как только это было все сказано и сделано, она намекнет, что обиделась и посмотрит, как он реагирует. Ему нужно знать, что она не будет сидеть сложа руки или что с ней надо нянчиться, даже если ее настоящее имя подразумевает иное.

 

Фэйли направила свой фургон, который был первым в караване, на мост в сторону Джуалде, уводящий из Тар Валона. Примерно на полпути мост задрожал. Лошади топали и вскинули головы, когда Фэйли замедлил их и посмотрела через плечо. Вид покачивающихся зданий в Тар Валоне доказал ей, что дрожит не только мост, это было землетрясение.

 

Остальные лошади нервно дергались и жалобно ржали, а телеги трещали.

 

- Мы должны уйти с моста, леди Фейли! - закричал Олвер.

 

- Мост слишком длинный, нам не успеть добраться на другую сторону до его обрушения, - спокойно ответила Фейли. Прежде она уже переживала землетрясения в Салдеи. - Мы можем пострадать больше, если попытаемся выбраться, чем, если останемся на месте. Этот мост огирской работы. Возможно, нам безопаснее здесь, чем, если мы будем на твердой земле.

 

Действительно, землетрясение прошло без больших разрушений моста. Фэйли взяла своих лошадей под контроль и продолжила движение вперед. Даст Свет, урон городу не был слишком значительным. Она не знала были ли землетрясения здесь обычным делом. С Драконовой Горой поблизости должны были случаться случайные потряхивания, не так ли?

 

Но, это землетрясение продолжало ее беспокоить. Люди говорили, что земля стала неустойчивой, рокот земли стал совпадать с молниями и громом, раскалывающими небо. Она слышала уже не одно сообщение о трещинах, расползающихся паутиной по камням, с непроглядной чернотой внутри и будто ведущих в загробный мир.

 

Наконец остальные из каравана покинули город. Фургоны Фэйли вытянулись рядом с ограничительными лентами, ожидая своей очереди на перемещение через проход Айз Седай. Фейли не могла настаивать на привилегии в перемещении, она не должна была привелкать внимание. Поэтому, отстранившись от нервного напряжения, она приготовилась ждать.

 

Ее караван был последним в очереди на сегодня. Аравайн подошла к фургону Фэйли, и Олвер подвинулся, чтобы освободить для нее место. Она потрепала его по голове. Многие женщины так реагировали на Олвера, и он казался таким невинным большую часть времени. Фэйли не была в этом убеждена, она прищурила глаза, глядя на Олвера, который прижался к Аравин. Мэт, видимо, оказал сильное влияние на ребенка.

 

- Я довольна этой поставкой, миледи, - сказала Aравайн. - С таким количеством холста у нас будет достаточно материала, чтобы поставить навесы над головой большинства людей в армии. Мы по-прежнему нуждаемся в коже. Мы знаем, что королева Илэйн безжалостно заставляет солдат маршировать, и мы будем получать запросы на новые сапоги.

Фэйли рассеянно кивнула. Впереди открылись врата на Поле Меррилор, и она могла видеть, что армии все еще собираются. На протяжении последних пару дней они медленно волочились обратно, зализывая раны. Три фронта, три поражения различной степени. Свет. Прибытие Шарцев было столь же разрушительным, как и предательство великих полководцев, среди которых был и отец Фэйли. Армии Света потеряли более трети своих сил.

 

На Поле Меррилор командующие совещались, а их солдаты чинили броню и оружие, в ожидании того, что грядет. Последней битвы.

 

- ... также нужно больше мяса, - сказала Аравайн. - Мы должны предпринять несколько быстрых вылазок на охоту с использованием врат на протяжении нескольких следующих дней, чтобы посмотреть, что мы можем найти.

 

Фэйли кивнула. Было хорошо иметь под рукой Аравайн. Хотя Фэйли по-прежнему просматривала доклады и посещала интендантов, особая тщательность Аравайн сделала работу намного проще, как хороший сержант, который проверяет, чтобы его люди были в форме перед инспекцией.

 

- Аравайн, - сказала Фэйли. - Вы никогда даже не использовали одни из врат, чтобы навестить вашу семью в Амадиции.

 

- Там ничего для меня больше не существует, моя леди.

 

Аравайн упорно отказывалась признать, что она была благородной, прежде чем была захвачена Шайдо. Ну, по крайней мере, она не действовала, как некоторые из бывших гай'шайн - послушно и покорно. Если Аравайн была полна решимости оставить прошлое позади, то Фэйли с удовольствием бы дала ей такой шанс. Ведь она задолжала этой женщине.

 

Пока они говорили, Олвер спустился вниз, чтобы пойти поговорить с некоторыми из его "дядюшек" из Отряда Красной Руки. Фэйли взглянула в сторону, когда Ванин проехал мимо с двумя другими разведчиками группы. Он весело говорил с ними.

 

" Ты неправильно толкуешь тот его взгляд", - сказала себе Фэйли. "В этом человеке нет ничего подозрительного, ты просто нервничаешь из-за Рога."

 

Тем не менее, когда Гарнан подъехал, чтобы спросить, нужно ли ей что-нибудь - люди из Отряда делали это каждые полчаса, она спросила его про Ванина.

 

- Ванин? - произнёс Гарнан, не слезая с лошади. - Хороший парень. Конечно, он может замучить вас жалобами на боль в животе время от времени, миледи, но пусть это вас не тревожит. Он наш лучший разведчик.

 

- Не могу себе это представить, - сказала она. - Я имею в виду, что он не может двигаться быстро или тихо при таком весе, не так ли?

 

- Он удивит вас, миледи, - ответил Гарнан со смешком. - Мне нравится подшучивать над ним, но на самом деле он опытен.

 

- Неужели у него никогда не было никаких дисциплинарных проблем? - спросила Фэйли, стараясь подбирать слова. - Драки? Кража вещей из палаток других солдат?

- У Ванина? - рассмеялся Гарнан. - Он может одолжить ваше бренди, если вы позволите ему, а затем вернуть пустую флягу. И по правде говоря, возможно, у него было что-то воровское в его прошлом, но я никогда не видел, чтобы он дрался. Он хороший человек. Вам не нужно беспокоиться о нем.

 

Что-то воровское в его прошлом? Гарнан, тем не менее, выглядел так, будто не хотел больше обсуждать это.

- Спасибо, - сказала она, но продолжала волноваться.

 

Гарнан отсалютовал, а затем уехал. Было еще три часа до того, как Айз Седай пошлет их с очередным заданием. Бериша подошла, подвергая караван критической проверке. У нее были грубые черты лица и худая фигура. Другие Айз Седай, работающие на площадке для Перемещений, уже вернулись в Тар Валон к этому моменту, и солнце уже клонилось к горизонту.

 

- Караван продуктов и холст, - сказала Бериша, просматривая журнал Фэйли. - Направляется на Поле Меррилор. Мы уже отправили им сегодня семь караванов. Зачем им еще один? Я полагаю, что беженцам из Кэймлина это нужно не меньше.

- Поле Меррилор скоро станет местом великой битвы, - ответила Фэйли, с трудом сдерживая свой темперамент. Айз Седай не любили, когда на них огрызались. - Я сомневаюсь, что там будет что-то с избытком.

 

Бериша фыркнула.

- Я говорю, что этого слишком много. - Женщина казалась постоянно недовольной, как будто была раздражена тем, что не участвует в битве.

 

- Амерлин не согласна с вами, - ответила Фэйли. - Врата, пожалуйста. Время идет. И если вы хотите поговорить о расточительстве, почему бы принять во внимание то, как вы заставили меня идти всю дорогу из города и ждать, вместо того, чтобы отправить меня прямо из Белой Башни?

 

Совет Башни хотел, чтобы для переброски больших отрядов и снабжения была только одна площадка для Перемещений, чтобы сохранять контроль над тем, кто входил и покидал Тар Валон. Фэйли не могла их винить за эту предосторожность, даже если это раздражало.

 

Бюрократия есть бюрократия, и Бериша, наконец, приняла сконцентрированный вид, готовясь открыть врата. Но прежде чем она смогла сплести врата, землю начало трясти.

 

"Не снова, - подумала Фэйли со вздохом. - Ну, это землетресние хотя бы было послабее"

 

Ряд острых черных шипов кристалла разорвал землю поблизости, выступая вверх на десять или пятнадцать футов. Один пронзил лошадь из Отряда Красной Руки, выбрасывая брызги крови в воздух, когда шип прошел через обоих - животного и всадника.

 

- Пузырь зла! - закричал Гарнан рядом.

 

Другие кристаллические шипы — некоторые тонкие как копье, другие шириной с человека — пропороли землю. Фэйли отчаянно попыталась управиться с лошадьми. Они заметались из стороны в сторону, раскачивая ее повозку, почти опрокидывая ее, пока она натягивала поводья.

 

Вокруг нее было безумие. Шипы группами вырывались из-под земли, каждый острый, как бритва. Один фургон раскололся, когда кристаллы уничтожил его левую сторону. Продукты рассыпались по мертвой траве. Некоторые лошади обезумели и другие фургоны перевернулся. Кристальные шипы продолжает расти, появляются по всему пустому полю. Крики слышались из соседней деревни в конце моста, ведущего из Тар Валона.

 

- Врата! - закричала Фейли, все еще пытаясь удержать лошадей. - Открой их!

 

Бериша отскочила, когда шипы выскочили из земли возле ее ног. Она побледнела и взглянула на них, и только тогда Фэйли поняла, что что-то двигалось внутри темных кристаллов. Это было похоже на дым.

 

Кристаллический шип прошел через ногу Бериши. Она вскрикнула, упавши на колени, но полоса света расколола воздух. Хвала Свету, женщина держала ее, сплетая, кажись с заторможеной медлительностью, Полоса света раскрылась во врата, достаточно большие, чтобы прошёл фургон.

 

- Через врата! - закричала Фэйли, но ее голос был потерян в суматохе. Слева от нее вырвались из-под земли кристаллы, очень близко, бросив комья земли ей в лицо. Ее лошади гарцевали, потом начали скакать. Рискуя полной потерей контроля, Фэйли направила их к вратам. Прямо перед тем,как они прошли, она вытащила их на платформу.

 

- Врата! - кричала она остальным. И снова ее голос был заглушен. К счастью, Отряд Красной Руки услышал призыв, выстроился в неупорядоченных линии, взяли поводья лошадей и направили фургоны к вратам. Другие поднимали тех, кто был сброшен на землю.

 

Гарнан прошел следом, ведя Олвера. За ним следовали Сандип с Сеталль Анан, которая прижималась к нему. Частота появления кристаллов увеличилась. Один торчал возле Фэйли, и она с ужасом поняла, что движение дымки внутри имеет форму. Фигуры мужчин и женщин, кричащие, словно в ловушке внутри.

 

Она отступила, ошеломленная. Рядом, последний рабочий фургон прогрохотал через ворота. Скоро на поле не останется ничего, кроме кристаллов. Некоторые разрозненные члены Отряда помогли раненым сесть на лошадей, но двое упали, поскольку кристаллы начали давать ростки, которые выстреливали в стороны. Пора было уходить. Аравайн прошла мимо, подхватывая поводья Фэйли, чтобы вытащить их в безопасное место.

 

- Бериша! - сказала Фэйли. Айз Седай упала на колени возле Врат, пот стекал по ее бледному лицу. Фэйли соскочила с козлов, хватая женщину за плечо, Аравайн направила фургон через Врата.

 

- Пошли! - сказала Фейли Берише. - Я помогу тебе..

 

Женщина зашаталась, затем упала на сторону, держась за живот. Фэйли увидела, как кровь заструилась сквозь пальцы женщины. Бериша уставился на небо, раскрывая рот, но никаких звуков не было слышно.

 

- Миледи! - прискакал Мандевин. - Меня не волнует, куда они ведут! Мы должны пройти!

 

- Что...

 

Она отпустила ее, когда Мандевин схватил ее за пояс и затащил наверх, поблизости взрывались кристаллы. Он проскакал через врата, удерживая ее.

 

Врата закрылись мгновением спустя

 

Фэйли уже задыхалась, когда Мандевин отпустил ее. Она смотрела на место, где только, что были врата.

 

Его слова наконец дошли до нее. "Мне плевать куда они ведут...." Он увидел что-то, что она из-за ее панических усилий вытащить всех в безопасное место, не увидела.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...