Главная Обратная связь

Дисциплины:






Неизвестный автор, Четвёртая Эпоха. 50 страница



 

- Я ... Я могу побить его.

Вдруг, осознание того, что он испытывает позор после поражения у нее на глазах, поразило Перрина. Когда же он начал беспокоиться о том, что Ланфир думает о нем? Он не понимал.

 

Она постучала пальцем по своей руке.

 

- Пожалуйста... - прохрипел Перрин, поднимая руку, - Пожалуйста.

 

- Нет, - сказала она, отворачиваясь, - Я уже сделала ошибку, подарив свое сердце тому, кто этого не заслуживал. До свидания, волчонок.

 

Она исчезла, оставив Перрина на четвереньках в этом странном месте.

 

Фэйли, сказала часть его разума. Не беспокойся о Ланфир. Ты должен пойти к Фэйли.

 

Да. . . Да, он мог пойти к ней, разве нет? Где она была? Поле Меррилор. Это было местом, где он ее оставил. Это было место где она будет. Он переместился туда, как-то собрав себя достаточно, чтобы управлять этим. Но ее, конечно, там не было. Он был в Волчьем Сне.

 

Переход, который Ранд должен открывать. Это должно быть здесь. Он просто должен был добраться до него. Он должен. . . Он должен. . .

 

Он рухнул на землю и перевернулся на спину. Он чувствовал себя дрейфующим в небытие. Его зрение помрачнело, когда он смотрел на вспененное небо. По крайней мере ... по крайней мере, я делал это для Ранда, думал Перрин.

 

Могут ли теперь волки удержать Шайол Гул с этой стороны? Они могут держать Ранда в безопасности, не так ли. . . Им придется.

 

Фэйли ткнула палку в свой скудный кухонный костер. Резко стемнело, и огонь горел слабым красным светом. Они не посмели сделать его больше. Смертельные создания бродили по Запустению. Троллоки здесь были наименьшей опасностью.

 

Воздух здесь пах очень остро, и Фэйли была готова увидеть гниющий труп за каждым, покрытым черными пятнами кустом. Земля трескалась под ее шагами, сухая почва обращалась в пыль под ее сапогами, так как если бы дождя здесь не было несколько веков. Пока она сидела в лагере, она увидела группу болезненных зеленых огоньков - подобно светящимся насекомых - двигавшихся на расстоянии чуть более силуэтов деревьев. Она знала достаточно о Запустении, чтобы задержать дыхание, пока они не исчезли. Она не знала, что это было, и не хотела знать.

 

Она повела свою группу в короткий поход, чтобы найти это место для лагеря. По пути, один караванный рабочий был убит веткой, другой наступил в то, что выглядело как грязь, но она растворяла ногу. У него, что-то выступило на лице. Он бился и кричал, пока не умер.

 

Они были вынуждены насильственно воткнуть ему кляп, чтобы издаваемые им крики не навели на них другие ужасы.

 



Запустение. Они не могли выжить здесь. Простая прогулка убила двух людей, и у Фэйли было несколько сотен человек, чтобы попытаться их защитить. Охранники из Отряда, некоторые члены Ча Фэйли и возницы и работники фургонов из ее колонны снабжения. Восемь фургонов по-прежнему были исправны, и они перенесли их в этот лагерь, на данный момент. Они, вероятно, будут слишком заметными если привести еще.

 

Она была даже не уверена, переживут ли они эту ночь. Свет! Казалось, что единственный их шанс спастись зависел от Айз Седай. Заметят ли они, что произошло, и пошлют ли помощь? Надежда была слабой, но, с другой стороны, она не знала так уж много о Единой Силе.

 

- Ладно, - тихо сказала Фэйли тем, кто сидел с ней: Мандеввин, Аравин, Гарнан, Сеталль и Арелла из Ча Фэйли. - Давайте поговорим.

 

Остальные выглядели отстраненными. Возможно, как и Фэйли, они с детства были напуганы рассказами о Запустении. Быстрые смерти в их группе вскоре после того, как они только вошли в эти земли, усилили их. Они знали, насколько опасным это место было. Они подпрыгивали от каждого звука в ночи.

 

- Я объясню, что могу, - сказала Фэйли, стараясь отвлечь их от окружающей их мертвенности. - В пузыре зла одни из тех кристаллов пробил ногу Берише Седай прямо в тот момент, когда она создала Врата.

 

- Рана? - спросил Мандеввин со своего места у огня. - Разве этого могло быть достаточно, чтобы Врата создались неправильно? Честно говоря, я мало знаю о делах Айз Седай, и не хочу знать. Возможно ли, что Врата создадутся совсем в другое место, если направляющего отвлекут в момент создания?

 

Сеталль нахмурилась, и это привлекло внимание Фэйли. Сеталль не была ни из благородных, ни офицером. Тем не менее, было что-то в этой женщине... она излучала авторитет и мудрость.

 

- Ты что-то знаешь? - спросила её Фэйли.

 

Сеталль откашлялась.

- Я знаю... совсем немного о направлении Силы. В свое время я проявляла некое любопытство по этому поводу. Иногда, если плетения сделаны неверно, не происходит ничего. В других случаях же результат может оказаться гибельным. Я никогда не слышала, чтобы плетение делало что-либо подобное, чтобы оно работало, но неверно.

- Что ж, - сказал Гарнан, смотря в темноту и заметно вздрагивая, - Как вариант, мы можем думать, что она хотела отправить нас в Запустение.

 

- Возможно, она была дизориентирована, - сказала Фэйли. - Из-за тяжести момента она отослала нас в неверное место. Бывало в трудные моменты я поворачивалась кругом, а затем обнаруживала, что бегу в ошибочном направлении. Здесь могло быть что-то похожее.

 

Другие кивнули, но снова, Сеталль выглядела обеспокоенной.

 

- Вы, что-то хотите сказать? - поинтересовалась Фэйли.

 

- Обучение Айз Седай особенно интенсивное для таких типов ситуации, - сказала Сеталль. - Ни одна женщина не достигнет уровня Айз Седай без знания, как направлять под сильнейшим воздействием. Есть специфичные...испытания, которые должна преодолеть женщина, чтобы получить право носить кольцо.

 

"Так", подумала Фэйли, "Сеталль должна иметь родственницу из Айз Седай. Кто-то близкий, если они поделились столь конфиденциальной информацией. Возможно, сестра?"

 

- Должны ли мы предположить, что это в своем роде ловушка? - голос Аравайн звучал смущенно. - Что Бериша была в определенной степени Другом Темного? Ведь, Тень отправила бы не туда, куда как более важный груз, чем просто обоз.

 

Фэйли ничего не сказала. Рог был в безопасности; ящик, в котором он сейчас находился, стоял в ее маленькой палатке неподалеку. Они поставили фургоны по кругу, и позволили зажечь только один костер. Остальная часть каравана либо спала, либо пыталась уснуть.

 

Застывший, слишком тихий воздух заставил Фэйли почувствовать, будто за ними наблюдают тысячи глаз. Если Тень спланировала ловушку для её каравана, это значило, что Тень знает про Рог. В этом случае они были в очень большой опасности. Значительно серьезнее, чем само по себе пребывание в Запустении.

 

- Нет, - сказала Сеталь. - Нет, Аравайн права. Это не могло быть умышленной ловушкой. Если бы пузырь зла не появился, мы бы никогда не бросились во врата, предварительно не поглядев, куда они ведут. Ведь насколько мы знаем, пузыри возникают совершенно случайно.

 

Если, конечно, Бериша просто не воспользовалась сложившимися обстоятельствами, подумала Фейли. К тому же, она умерла. Та рана в ее животе не выглядела, как рана от шипа. Это скорее была ножевая рана. Как если бы кто-то напал на Беришу, как только Рог прошел через Врата. Чтобы не дать ей рассказать, что она сделала?

 

Свет, подумала Фейли. Я становлюсь подозрительной.

 

- Так, - сказал Гарнан, - Что же мы будем делать?

 

- Это зависит от того, - сказала Фэйли, глядя в сторону Сеталль. - Есть ли какой-нибудь способ, чтобы Айз Седай смогла сказать, куда мы были отправлены?

 

Сеталль колебалась, будто противясь раскрыть, как много ей известно. Однако, когда продолжила, то говорила уверенно.

- Плетения оставляют после себя следы. Поэтому да, Айз Седай могут обнаружить, куда мы отправились. Однако следы сохраняются недолго, в лучшем случае - несколько дней, и это от мощных плетений. И далеко не все направляющие могут читать следы - это редкий талант.

 

Манера говорить, такая авторитетная и властная... ее способность сразу завоевывать доверие. Это не врожденное, подумала Фэйли. Эта женщина обучалась в Белой Башне. Была ли она, подобно Королеве Моргейз? - Слишком слабой во владении Единой Силой, чтобы стать Айз Седай?

 

- Мы подождём один день, - сказала Фэйли. - Если никто не придёт за нами, тогда мы пойдём на юг и попытаемся убежать из Запустения, как можно скорее.

 

- Интересно, как далеко мы на севере, - сказал Гарнан, потирая кожу. - Я не собираюсь лезть через горы, чтобы вернуться домой.

 

- Ты бы предпочёл остаться в Запустении? - спросил Мандеввин.

 

- Ну, нет, - сказал Гарнан. - Но могут потребоваться месяцы путешествия назад в безопасность. Месяцы путешествия через само Запустение...

 

"Свет", - подумала Фэйли. "Месяцы путешествий через место, где большая удача потерять лишь двух людей в день. Им никогда не выбраться. Даже без фургонов их караван будет выделяться на этой местности, как свежая рана на нездоровой коже. Будет удачей протянуть еще хотя бы день или два."

 

Она с трудом удержалась, чтобы не оглянуться на палатку. Что произойдет, если она не принесет Рог Мэту во-время?

 

- Есть другой вариант, - колеблясь сказала Сеталль.

 

Фэйли посмотрела на неё.

 

- Пик к востоку от нас, - сказала Сеталль, говоря с очевидной неохотой. - Это Шайол Гул.

 

Мандевин, прикрыв глаза, что-то тихо прошептал - что, Фэйли не разобрала. Остальные выглядели подавлено. Фэйли однако, уловила мысль.

 

- Это там, где Дракон Возрождённый ведёт войну с Тенью, - сказала Фэйли. - Одна из наших армий там будет. С направляющими, которые смогут нас забрать оттуда.

 

- Верно, - сказала Сеталль. - Правда, область вокруг Шайол Гул известа как Проклятые Земли, земли, которые по слухам избегают даже самые страшные твари Запустенья.

- Потому что они ужасны! - сказала Аррела. - Если эти твари не ходят туда, так это потому, что страшатся самого Темного!

 

- Вероятно, сейчас внимание Темного, и его армий приковано к битве, - медленно проговорила Фэйли, кивая головой. - Нам не выжить долго в Запустении - вряд ли мы продержимся даже неделю. Но если Проклятые Земли свободны от этих кошмарных созданий, и если мы сможем добраться там до наших армий...

 

Это, давало гораздо большую надежду, хотя и ничтожную, по сравнению с тем, чтобы месяцы маршировать по самому опасному месту в мире. Она сказала остальным, что еще подумает на досуге, и закрыла заседание.

 

Её советники разошлись, чтобы сделать свои распоряжения. Мандеввин собирался проверить людей в дозоре. Фейли осталась, глядя на искорки огня, и с чувством тошноты.

 

"Кто-то убил Беришу", она размышляла. "Я уверена в этом." Расположение врат действительно могло быть ошибкой. Ошибки случаются, даже у Айз Седай, не важно, что по этому поводу думает Сеталль. Но если в караване был приспешник Темного, тот, кто проскочил через врата и увидел, что они ведут в Запустение, то он мог запросто решить убить Беришу, чтобы поставить Рог и караван в затруднительное положение.

 

- Сеталль, - сказала Фэйли проходящей женщине, - На пару слов.

 

Сеталль присела рядом с Фэйли, сделав невозмутимое лицо.

- Я знаю, что ты собираешься спросить.

 

- Как давно это было, - спросила Фэйли, - С тех пор как ты была в Белой Башне?

 

- Это было десятилетия тому назад.

 

- Ты в состоянии сделать врата?

 

Сателль засмеялась.

- Дитя, я бы и свечу не зажгла. Я была выжжена в результате несчастного случая. Я не держала Единой Силы более двадцати пяти лет.

 

- Ясно, - сказала Фэйли. - Спасибо.

 

Сеталль удалилась, а Фэйли поймала себя на размышлениях: насколько правдивой была её история? Сеталль была очень полезна в те дни, что они провели вместе, и Фэйли не могла винить женщину за то, что она не выдала секретов, связывающих её с Белой Башней. В любой другой ситуации, Фэйли бы ни секунды не сомневалась в истории этой женщины.

 

Однако, не было никакой возможности подтвердить все, что она сказала. Если Сеталль была из Черной Айа и скрывалась, то ее история о том, что она выжжена просто была бы - историей. Возможно она могла до сих пор направлять. Или возможно она не могла направлять потому, что была усмирена в наказание. Могла эта женщина быть особо опасной беглой заключенной, агентом, который ждал десятилетиями, чтобы ударить в правильный момент?

 

Сеталль была именно тем, кто предложил им пойти в Шайол Гул. Не старалась ли она принести Рог своему хозяину?

 

Чувствуя холод, Фэйли вошла в свою палатку в то время, как члены сообщества Ча Фэйли встали на ее охрану. Завернулась в плед на своей раскладушке. Она занала, что была слишком подозрительна. Но какой еще она должна быть в этих обстоятельствах?

 

Свет, подумала она. Рог Валир, потерянный в Запустении. Кошмар.

 

Авиенда опустилась на одно колено рядом с тлеющим трупом, держа свой ангриал - брошь в форме черепахи, которую ей дала Илэйн. Она вдохнула через рот и пристально вгляделась в лицо мужчины лежащего внизу.

 

Здесь было удивительно много этих, с красными вуалями. Каким бы ни было их происхождение, они не были Айил. Они не следовали джи'и'тох. В ночном бою она увидела двух Дев, пленивших мужчину. Он действовал как гай'шан, а затем убил одну из них скрытым ножом из-за спины.

 

- Ну и? - спросила Сарен, переводя дыхание. Пока те, что на поле Меррилора, отдыхали и готовились к грядущей схватке, эта битва у Шайол Гул продолжалась. Атака Красных вуалей длилась всю ночь, весь следующий день, а теперь и эту ночь снова.

 

- Думаю я знаю его, - сказала Авиенда, обеспокоенно. - Он впервые стал направлять, когда я была ребенком, заставляя расти алгод тогда, когда он не должен был расти. - Она опустила вуаль с его лица. - Его имя было Соро. Он был добр ко мне. Я видела, как он пересекал эту высушенную землю на закате солнца после того, как принес обет плюнуть в глаз Затмевающему Зрение.

 

- Мне жаль, - промолвила Сарен, однако в её голосе не слышалось сожаления. Авиенда росла, привыкая к подобному в женщине. Нельзя сказать, что Сарен было всё-равно, она просто не позволяла эмоциям отвлекать её. По крайней мере не тогда, когда её страж находился далеко. Из Айз Седай вышла бы хорошая Дева.

 

- Давай продолжать двигаться, - сказала Авиенда, уводя свою группу направляющих. Во время дней и ночей боев команда Авиенды изменялась, собиралась и распадалась, поскольку женщинам требовался отдых. Сама Авиенда лишь иногда позволяла себе поспать днем.

 

По общему соглашению тот, кто управлял кругом, избегал использовать её собственную мощь, поэтому Авиенда всё ещё сохраняла достаточно сил после столь многих часов сражений. Это позволяло ей сохранять бдительность, как на охоте. Другие женщины были колодцами, из которых она черпала силу.

 

Ей нужно было быть осторожной, чтобы не истощить их слишком сильно. Сделай женщину уставшей и после нескольких часов сна она вернется обратно в бой. Истощи её полностью - и она может стать бесполезной на несколько дней. В данный момент в круге Авиенды были Флинн и три Айз Седай. Она изучила плетение, способное определить, когда рядом направлял мужчина - оно распространялось между Айз Седай и Хранительницами Мудрости - но иметь рядом направляющего мужчину было значительно полезнее.

 

Флинн указал на нескольких вспышек огня на границе долины. Они направились широким шагом в этом направлении, проходя мимо мертвых тел и мест, где тлела земля. В растущем свете зари Авиенда могла видеть сквозь холодный туман, что силы Дарлина все еще удерживают устье долины.

 

Троллоки продвинулись вперед к небольшим земляным насыпям, созданным Итуралде. Убийства бушевали с обоих сторон. Троллоки понесли гораздо большие потери... но с другой стороны их также было значительно больше. На краткий миг показалось, что они преодолели один из земляных валов, но тут же из резерва прибыли Доманийские всадники и отбросили Троллоков назад.

 

Группы Айил сновали по устью долины, сражаясь сами по себе. Часть с красными вуалями, часть с черными. Их слишком много, подумала Авиенда, останавливая свою группу поднятой рукой. Она тихо продолжила движение вперед одна. Она могла отойти на несколько сот шагов от женщин и все еще иметь доступ к их силе.

 

Она выбирала свой путь через бесплодные каменные поля долины. Справа от нее было три мертвых тела, двое в черных вуалях. Она быстро ощупала их плетением Искания, она больше не попадется на старую уловку скрываться среди мертвых. Как это случилось с ней однажды.

 

Эти трое действительно были мертвые, поэтому она продолжила красться. В дополнение к тому месту, где тайренцы и доманийцы сдерживали троллоков, у них была вторая линия охраны их лагеря и прохода туда, где сражался Ранд. В промежутке между ними, Айил и красные вуали крутились группами, каждый стараясь достать другого. Только некоторые красные вуали могли направлять.

 

Земля поблизости грохотала и тряслась. Почва разлеталась по воздуху. Авиенда припала к земле пониже, но ускорила свой шаг.

 

Впереди, больше дюжины сисвай'аман штурмовали позицию двух красных вуалей, оба из них направляли. Красные вуали взрывали землю под атакующими, заставляя их тела подлетать.

 

Авиенда поняла, почему Айил продолжали сражаться. Эти красные вуали были оскорблением, преступлением. Даже шончан, что посмели захватить Хранительниц Мудрости, не были настолько отвратительны, как они. Каким-то образом Тень забрала храбрейших из Айил и превратила их в эти... эти вещи.

 

Авиенда ударила быстро, вытягивая силу через свой ангриал и круг, плетя две линии огня и направляя их на тех в красных вуалях. Она начала новые плетения незамедлительно, поднимая землю под этими двумя направляющими, и держала наготове третье плетение. Она бросила огонь на тех в красных вуалях, как только они споткнулись, один отпрыгнул в сторону в то время, как другой был захвачены ее взрывами земли.

 

Она ударила того, кто убегал с копьями из пламени. Затем ударила силой Огня еще раз по обоим трупам для верности. Эти мужчины больше не придерживались джи'и'тох. Они более не были живыми. Они были сорной травой, которую нужно вырвать.

 

Она двинулась вперед, чтобы проверить сисвай'аман. Восемь еще были живы, три из них были ранены. Авиенда не была достаточно сильна в Исцелении, но она была в состоянии спасти жизнь одного человека, остановив кровотечение из раны в его горле. Остальные выжившие подобрали раненых и пошли назад по направлению к лагерю.

 

Авиенда стояла над двумя телами. Она решила не смотреть на них близко. Видеть даже одного человека, которого она знала, уже было достаточно плохо. Эти же...

 

Её поразил шок: один из её колодцев силы иссяк. Авиенда ахнула. Еще один колодец погас.

 

Она немедленно разорвала круг, затем бросилась назад, на то место, где она оставила женщин. Вспышки и взрывы потрясли её. Авиенда уцепилась за Единую Силу, её собственная сила теперь казалась столь малой, по сравнению с тем, что она направляла до этого.

 

Она встала как вкопанная над тлеющими трупами Кируны и Фаэлдрин. Отвратительная женщина, которую она уже встречала раньше, женщина, которая, как все сильнее убеждалась Авиенда, была Отрекшейся, стояла там и улыбалась ей. Рука мерзкой женщины лежала на плече Сарен; стройная Белая стояла, повернув голову к Отрекшейся, глядя на нее бессмысленными, обожающими глазами. Страж Сарен лежал мертвый у её ног.

 

Обе исчезли, скручиваясь вокруг самих себя. Перемещение без использования врат. Авиенда упала на колени рядом с мертвецом. Неподалеку застонал Дамер Флинн и попытался освободить себя из земляного завала. Его левая рука полностью отсутствовала, выжженная из плеча.

 

Авиенда выругалась и сделала, что могла, чтобы исцелить его, несмотря на то, что он уже был без сознания. Внезапно она почувствовала себя очень усталой и очень, очень одинокой.

 

 

ГЛАВА 35

Отработанная ухмылка.

Олвер скучал по Ветерку. Бела - надежная, косматая кобыла, на которой он сейчас ехал, в действительности была неплоха. Она была просто медленной. Олвер знал это, потому что старался подгонять ее вперед, но она продолжала придерживаться своего медленного бега далеко позади от остальных лошадей. Ничем он не мог заставить ее скакать быстрее. Олвер хотел нестись как шторм. Взамен он ехал как крепкое бревно в спокойной реке.

 

Олвер потер бровь. Запустение было довольно жутким местом, и люди, у многих не было лошадей, вели себя так, словно каждый их шаг мог привести к нападению тысячи троллоков. Остальная часть каравана переговаривалась вполголоса и с подозрением посматривала на склоны холмов.

 

Они прошли группу увядающих деревьев с капающим соком из открытых ран на коре. Этот сок казался слишком красным. Почти похожим на кровь. Поблизости один из возчиков каравана шагнул, чтобы осмотреть его.

 

Стебли, выпущение с верхних ветвей, вцепились - стебли, которые выглядели коричневыми и омертвевшими, двигались как змеи. Прежде чем Олвер успел крикнуть возчик из каравана висел мертвый на верхних ветвях дерева.

 

Вся цепь людей замерла на месте в ужасе. Вверху дерево втянуло в себя мертвого человека через расщелину в коре. Проглотило его. Может этот сок был кровью.

 

Олвер в ужасе глядел на это.

 

- Крепись, - сказала Фейли с легкой дрожью в голосе. - Я говорила тебе, не приближаться близко к растениям. Не трогать ничего

 

Они продолжили двигаться сбившись в кучу. Сандип, ехавший рядом бормотал себе самому.

- Это пятнадцатый. Пятнадцатый человек за эти несколько дней. Свет! Мы не сумеем здесь выжить!

 

Если бы это были троллоки! Олвер не мог сражаться с деревьями и насекомыми. А кто мог? Только троллоки, те с кем он был в состоянии сражаться. У Олвера был нож, он научился нескольким вещам, как использовать его у Гарнана и Силвика. Олвер не был таким уж высоким, но имея такое сложение, он мог заставить троллоков просчитаться на счет себя. Он мог пригнуться ниже и добраться до жизненно важных органов прежде, чем они бы поняли, что случилось.

 

Он говорил себе это, чтобы удержать свои руки от дрожи, затем толкнул Белу, в надежде подъехать к леди Фэйли. На растоянии он услышал хриплые звуки, похоже кто-то умирал ужасным образом. Олвер содрогнулся. Он слышал похожие звуки ранее этим днем. Не прозвучало ли оно ближе на этот раз?

 

Сеталль бросила на него встревоженный взгляд, когда он выехал вперед. Другие перепробовали все что могли, чтобы удержать его подальше от опасности. Он крепился, игнорируя эти ужасные хрипы, раздающиеся в отдалении. Каждый считал, что Олвер хрупкий, но он не был таким. Они не заметили, что он вырос. По правде, он не любил думать о тех временах. Казалось как если бы он прожил три жизни. Одна с его умершими родителями, другая, когда он был одинок и нынешняя.

 

В любом случае, он бывало дрался с людьми старше чем был он. Это была Последняя Битва. Они повторяли,что каждый будет нужен. Хорошо, почему бы не он? Когда появились бы эти троллоки, первое, что он сделает - это слезет с этой медленной лошади. Он мог шагать быстрее, чем это животное скакало. А айильцы вообще не нуждались в лошадях. Олвер еще не практиковался с ними, хотя мог бы. Он уже планировал. Он ненавидел всех Айил, но более всего Шайдо, и ему нужно узнать все их секреты, если он собирается убить их.

 

Он бы пошел к ним и потребовал, чтобы его тренировали. Они бы взяли его и стали обращаться с ним плохо, но в конце концов они бы стали его уважать и позволили бы тренироваться с их воинами. Было много историй об этом. Такие вещи случаются.

 

После того как он узнал бы все секреты, он пошел бы к Змеям и Лисам и получил бы ответы как найти Шайдо, которые убили его отца. Таким образом, их поиск и убийство может стать приключением, достойным памяти о нем.

 

"Я возьму Ноала", - подумал он. "Он был везде. Он может быть моим проводником. Он..."

 

"Ноал погиб."

 

Пот скатывался по лицу Олвера, когда он посмотрел на каменистую тропу впереди. Они прошли большую часть этих ужасных деревьев и теперь каждый обходил их. Рядом с тропой один из мужчин обратил внимание на большую лужу убийственной грязи. Она выглядела коричневой и жирной, Олвер обнаружил несколько костей торчащих из нее.

 

Это место было ужасным.

 

Он думал, что Ноал был здесь. Ноал был везде, видел все. Он знал бы как вытащить их отсюда. Но Ноала нет. Олвер услышал только эту новость недавно, просочившуюся через то, чем леди Морейн поделилась о том, что произошло в Башне Генджей.

 

Все умирают. Подумал Олвер, глядя вперед. Все...

 

Мэт сбежал к Шончан, Талманес - сражаться на стороне королевы Илэйн. Один за другим люди из команды погибали от деревьев, грязи и монстров.

 

Почему все оставляют Олвера одного?

 

Он потер свой браслет. Ноал дал его ему незадолго до его ухода. Сплетенный из грубых волокон, он был вроде тех, что носили воины в дальних странах, так ему сказал Ноал. Это был знак человека, который видел сражение и остался жив.

 

Ноал... мёртв. Неужели Мэт тоже умрёт?

 

Олверу чувствовал жару, усталость и был напуган. Он толкнул Белу вперед, и по счастью она послушалась, побежав быстрой рысью по склону так, что Олвер добрался до линии. Они оставили фургоны, перебралялись в место, которое называлось Проклятыми землями, для чего требовалось забраться на холмы. Этим утром они вошли в проход между горами. Хотя он чувствовал тепло, воздух стал холоднее по мере того, пока они взбирались выше. Он не возражал против этого. Хотя все еще пахло отвратительно. Похоже на гниющие трупы.

 

Первоначально их отряд состоял из пятидесяти солдат и почти вдвое большего количества возчиков и работников. Были еще горстка других таких как Олвер и полдюжины личных телохранителей леди Фэйли.

 

Пока они потеряли пятнадцать человек от опасностей в Запустении, включая пятерых убитых какими-то трехглазыми существами, которые атаквали их лагерь вчерашним утром. Он подслушал как леди Фэйли сказала, что им посчастливилось потерять пока только пятнадцать, могло быть и хуже.

 

Олверу это удачей не казалось. Это место было ужасным и он хотел быть подальше от него. Пустыня не была бы такая же ужасная, не так ли? Мужчины и женщины из Ча Фэйли вели себя как Айил. Немного похоже на Айил. Может они сделают, как хочет Олвер и будут тренировать его в Пустыне. Ему следует попросить их.

 

Он ехал еще полчаса или около того. Наконец доехал до переднего края линии. Замечательная кобыла леди Фэйли выглядела быстрой. Почему Олверу не дали лошадь подобную этой?

 

Фэйли привязала сундук Мэта к спине лошади. Первое время, Олвер радовался этому так как полагал, что Мэт трёклято захочет этот табак. Мэт всегда жаловался на то, что у него не было хорошего табака. Потом Олвер услышал как Фэйли объясняла кому-то, что этот сундук просто был подходящим местом, чтобы складывать некоторые свои вещи. Она выбросила табак? Мэту это бы не понравилось

 

Фэйли взглянула на него и Олвер ухмыльнулся, показывая насколько мог уверенность. Не следует показывать ей как он напуган.

 

Большинству женщин нравилась его ухмылка. Он практиковался, хотя не принимал ухмылочку Мэта как образец. Она заставляла его выглядеть виноватым. Ты учишься ухмыляться, когда тебя стараются не подпускать к себе, и Олверу нужна была такая ухмылка, которая бы придавала ему невинный вид. А он и был невинным. По большей части.

 

Фэйли не улыбнулась в ответ. Олвер находил, что она была симпатична, не смотря на этот нос. Она не была очень мягкой. Кровавый пепел, но у нее был такой взгляд, что могла проесть железо.

 

Фэйли ехала между Аравайн и Ванином. Хотя они говорили тихо, Олвер мог слышать все что они сказали. Он заставлял себя смотреть в другом направлении так, чтобы они не думали, будто он их подслушивает. А он не подслушивал. Он просто хотел быть подальше от пыли, поднимаемой другими лошадьми.

 

- Да, - шептал Ванин. - Может так и не кажется, но сейчас мы близко к Проклятым землям. Сожги мою собственную мать, я не могу поверить, что мы направляемся туда. Вы чувствуе воздух? Он прохладнее. Мы не видели в действительности ничего отвратительного со вчерашнего утра кроме тех трехглазых сществ.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...