Главная Обратная связь

Дисциплины:






Неизвестный автор, Четвёртая Эпоха. 52 страница



 

- Сигмон, сэр.

 

- Ну, Сигмон, как думаешь, сколько у нас есть времени? Может, ты сможешь пойти, поговорить с Повелителями Ужаса и Отродьями Тени и попросить их дать мне несколько месяцев, чтобы я мог как следует вас натаскать.

 

Сигмон покраснел, и Мэт вернул ему посох. Ох уж эти городские мальчишки. Он вздохнул.

 

- Посмотрите сюда. Все, чего я хочу от вас, это чтобы вы могли себя защитить. У меня нету времени делать из вас великих воинов, но я могу научить вас работать вместе, держать строй и не разбегаться в разные стороны, когда придут троллоки. Поверьте, это позволит вам продержаться намного дольше, чем любое фантастическое владение мечом.

 

Юноша неохотно кивнул.

 

- Вернитесь к своим занятиям, - сказал Мэт, вытирая лоб и оглядываясь через плечо. Кровавый пепел! Стражи Последнего Часа направлялись в его сторону.

 

Он схватил свой ашандарей и поспешил выскочить вон, нырнув сразу в сторону палатки только для того, чтобы столкнуться с группой Айз Седай приближавшихся по тропе.

 

- Мэт? - спросила Эгвейн, находясь в середине группы из женщин. - Ты в порядке?

 

- Они меня треклято преследуют, - сказал он, озираясь по сторонам палатки.

- Кто тебя преследует? - сказала Эгвейн.

 

- Стражи Последнего Часа, - ответил Мэт. - Предполагаю, они хотят вернуть меня в шатёр Туон.

Эгвейн подала знак пальцами, отсылая остальных женщин, кроме ее двух теней - Гавина и Шончанской женщины - которые остались с ней.

- Мэт, - произнесла Эгвейн в терпеливом тоне. - Я рада, что ты, наконец, внял рассудку и решил покинуть Шончанский лагерь. Но не мог бы ты подождать со своим "дезертирством", пока не закончится сражение?

 

- Извини, - ответил он слушая в пол-уха. - Мы можем пройти на территорию лагеря Айз Седай? Они не последуют за мной туда.

Возможно не последуют. Если все Стражи Последнего Часа похожи на Карида, тогда последуют. Карид нырнет следом за человеком, падающим с утеса, если ему прикажут поймать его.

 

Эгвейн отпрянула, выглядя недовольной Мэтом. Как Айз Седай умудряются с такой безэмоциональной маской показать человеку, что они им недовольны? Если так подумать, Айз Седай последуют за тем же самым летящим с утеса человеком, лишь бы только объяснить ему, причем в деталях, что все, что он делал, пытаясь покончить с собой, он делал неправильно.

 

Мэт хотел бы, чтобы все его мысли за последнее время не включали в себя чувство, будто он был одним из тех прыгающих с утеса.

 

- Мы должны найти способ объяснить Фортуоне, почему ты убежал. - сказала Эгвейн, как только они зашли на территорию Айз Седай. Мэт расположил ее как можно дальше от Шончанской. - Женитьба собирается преподнести проблемы. Я предлагаю, чтобы ты...



 

- Погоди, Эгвейн, - сказал Мэт. - Что ты имеешь ввиду?

 

- Ты убегаешь от Шончанских Стражей, - ответила Эгвейн. - Разве ты не слушал... О, ну конечно, нет. Приятно осознавать, что некоторые вещи все еще остаются неизменными, пока весь остальной мир рушится. Квендияр и Мэт Коутон.

 

- Я убегаю от них, - сказал Мэт, оглядываясь через плечо, - потому что Туон хочет, чтобы я присутствовал на суде. Каждый раз, когда солдат ищет милосердия Императрицы, предполагается, что я один из тех, кто хочет слушать его треклятые доказательства!

 

- Ты, - сказала Эгвейн, - пропускаешь заседания суда?

 

- Да, - сказал Мэт, - У меня треклято много работы, если ты хочешь знать. Целый день я избегал стражников, пытаясь выкроить немного времени для себя.

 

- Немного честной работы не убьёт тебя, Мэт.

 

- Сейчас ты знаешь, что это неправда. Быть солдатом это честная работа, и она заставляет людей убивать, всё своё треклятое время.

 

Вероятно, Гавин Траканд иногда практиковался быть Айз Седай, потому что он метал на Мэта такие взгляды, какими могла бы гордиться сама Морейн. Ну и шут с ним. Гавин был принцем. Он был создан, чтобы делать всякие такие вещи, как, например, посещение суда. Вероятно, каждый день за завтраком он посылает на виселицу нескольких человек, ну так, чтобы не потерять форму.

 

Но Мэт... Мэт не собирался приказывать казнить людей, и это было так. Они прошли мимо группы Айил, сражающихся друг с другом. Может, это была та самая группа, к которой стремился Уриен? Как только они прошли их, Мэт попытался ускорить их шаг так, чтобы Шончан не догнали их, и приблизился к Эгвейн.

 

- Ты всё ещё не нашла его? - тихо спросил он.

 

- Нет, - сказала Эгвейн, глядя вперёд.

 

Нет необходимости упоминать, что это.

- Как вы могли потерять эту штуку? После всех этих треклятых стараний, чтобы найти его?

 

- Мы? По рассказам я слышала, что Ранд, Лойал и Порубежники гораздо больше постарались с его поисками, чем ты.

 

- Я был там, - сказал Мэт. - Я проехал через весь этот растреклятый континент, не так ли? Сожги меня, Ранда и тебя впридачу. Вам всем не надоело еще вспоминать о тех днях? Гавин, ты хочешь поменять тему?

 

- Да, пожалуйста. - Его голос звучал нетерпеливо.

 

- Заткнись, - сказал Мэт. - Похоже, что никто не помнит сейчас, кроме меня. Я охотился за этим проклятым Рогом, как сумасшедший. И, заметь, что это я, дунул в него, и нам удалось сбежать из Фалме.

 

- Это то, как ты сейчас это помнишь? - спросила Эгвейн.

 

- Конечно, - сказал Мэт. - Я имею в виду, что у меня есть некоторые провалы в памяти, там, но главные моменты я соединил вместе.

 

- А кинжал?

 

- Та безделушка? Пустая трата времени. - Он поймал себя на том, что тянется к тому боку, где он когда-то носил его. Эгвейн подняла бровь. Пожалуй, не такая уж и пустая трата. - Нам нужен тот треклятый инструмент, Эгвейн. Он нам понадобится.

 

- У нас есть люди, нюхачи, - сказала она. - Мы не уверены точно, что произошло. Был след от перемещения, но прошло время и... Свет, Мэт. Мы пытаемся. Уверяю тебя. Это не единственная вещь, которую Тень недавно украла у нас...

 

Он взглянул на неё, но она не сказала ему больше ничего. Треклятая Айз Седай.

- Кто-нибудь уже видел Перрина? - спросил он. - Я не хочу быть одним из тех, кто скажет ему, что его жена пропала.

 

- Никто его не видел, - сказала Эгвейн. - Я полагаю, он делает какую-то работу, помогая Ранду.

 

- Вот еще, - сказал Мэт. - Ты не могла бы открыть мне врата на вершину Холма?

 

- Я думала, ты хотел попасть в мой лагерь.

 

- Это по пути, - сказал Мэт. Ну, отчасти, так и было. - И Стражи Последнего Часа не ожидают этого. Сожги меня свет, Эгвейн, но я думаю они догадались куда мы направляемся.

 

Эгвейн после минутной паузы открыла врата для Перемещения на вершину Холма. Они шагнули в них.

 

Больше чем горка, но меньше чем гора, Холм Дашар возвышался на добрую сотню футов неподалеку от центра поля сражения. Скальное образование было непреступным, а врата единственным путем, чтобы достичь вершины. Отсюда Мэт и его командиры могли наблюдать за всей разворачивающейся битвой.

 

- Я никогда не знала кого-либо еще, - сказала ему Эгвейн, - Кто-бы так тяжело трудился, чтобы избежать тяжелой работы, Мэтрим Коутон.

 

- Ты провела недостаточно времени среди солдат. - Мэт махнул рукой мужчинам, которые приветствовали его, пока он сходил с площадки для Перемещений.

 

Он поглядел на север в сторону реки Мора и Арафела. Затем на северо-восток на руины того, что когда то было фортом или сторожевой башней. На востоке возвышались частокол и лес. Он продолжил обзор на юге взор уперся на реку Эринин в далеке и странную маленькую рощу высоких деревьев, перед которыми Лойал так трепетал. Они сказали, что это Ранд вырастил их пока проходила встреча, на которой был подписан договор. Мэт взглянул на юго-запад на единственный удобный брод поблизости от Моры, называемый Брод Хавал местными, которые занимались фермерством здесь, за бродом с арафельской стороны раскинулись огромные болота.

 

На западе, через Мору, лежали Половские Высоты - плато высотой в сорок футов с отвесным склоном на востоке и более пологими склонами на других сторонах.

 

Между основанием юго-западного склона и трясинами был коридор приблизительно две сотни шагов в длину, часто используемый путешественниками при переходе между Арафелом и Шайнаром. Мэт мог воспользоваться им как преимуществом. Он мог использовать их все. Было бы это достаточным? Он чувствовал как что-то притягивло его, тащило на север. Он может скоро понадобиться Ранду.

 

Он развернулся готовый идти как кто-то приблизился к нему по вершине Холма, но это был не Страж Последнего Часа. Это был всего-лишь морщинистый Джур Грейди.

 

- Я привел тех солдат тебе, - показывая на кого-то, сказал Грейди. Мэт видел небольшой отряд проходивший черех площадку для Перемещения около частокола. Сотня мужчин Отряда, ведомых Деларном с развевающимся треклятым красным флагом. Эти краснорукие сопровождались пятью сотнями людей в поношенных одеяниях.

 

- В чем был смысл? - спросил Грейди. - Вы послали эту сотню в деревню для того, что бы набрать новобранцев, я полагаю?

 

В этом, и даже более того. Я спас тебе жизнь, мужчина, думал Мэт, пытаясь выделить Деларна из группы. А ты сам вызвался для этого. Треклятый глупец. Деларн поступал так, как будто это была его судьба.

 

- Перебросьте их вверх по реке, - сказал Мэт. - Судя по картам, есть только одно удачное место для блокирования Моры - это узкий каньон в нескольких милях к северо-востоку отсюда.

 

- Все верно, - сказал Грейди. - Мы используем направляющих.

 

- Вы должны справиться с ними, - сказал Мэт. - Однако, по-большому счету, я хочу, чтобы вы позволили тем шести сотням мужчин и женщин защитить реку. Не рискуйте слишком много сами. Пусть Деларн и его люди сделают свою работу.

 

- Извините, - сказал Грейди. - Но они не выглядят, как очень большая сила. Большинство из них необученные солдаты.

 

- Я знаю, что делаю, - сказал Мэт. "Я надеюсь".

 

Грейди неохотно кивнул и отошёл.

 

Эгвейн наблюдала за Мэтом с любопытством.

 

- Мы не можем избежать этой битвы, - тихо сказал Мэт. - Мы не побежим. Нам некуда бежать. Мы остаемся здесь, или мы всё потеряем.

 

- Всегда можно отступить, - сказала Эгвейн.

 

— Нет, — сказал Мэт. — Больше нет.

Он положил ашандарей себе на плечо, другую руку вытянул ладонью вперед. Он оглядел пейзаж, воспоминания выглядели перед ним как будто созданные из света и пыли. Рион на Холме Хьюн. Нааз и Сан д'ма Шадар. Падение Пипкина. Сотни и сотни сражений, сотни побед. Тысячи смертей.

 

Мэт наблюдал за вспышками осколков воспоминаний пересекавших это поле.

- Ты говорила с главными за снабжение? У нас нет пищи, Эгвейн. Мы не можем выиграть затяжную войну, сражаясь и отступая назад. Наши враги разобьют нас, если мы так поступим. Как это было с Эйалом в Походах Майганде. Мы сейчас на пике своей силы, хотя и потрёпаны. Отступим назад и мы сами обречем себя на голод пока троллоки не уничтожат нас.

 

- Ранд, - сказала Эгвейн. - Мы просто должны продержаться, пока он не победит.

- Это верно, - промолвил Мэт, поворачиваясь к вершинам.

В мыслях, он понимал, что могло произойти, видел все возможности. Он представил себе всадников на вершинах, как тени. Он потерпел бы поражение, если бы пытался удержать те высоты, но возможно... "Если Ранд проиграет, это не будет иметь значения. Треклятое Колесо будет разрушено, и мы все превратимся в ничего, если нам повезет. Ну, мы ничего не можем поделать. Но вот в чем дело. Если он сделает то, что предполагал, мы можем все еще проиграть, но мы проиграем точно, если не остановим армии Тени". Он моргнул, видя это, всё сражение перед ним. Борьба за брод. Стрелки за частоколом.

- Мы не можем просто победить их, Эгвейн, - сказал Мэт. - Мы не можем просто стоять и держаться. Мы должны уничтожить их, отогнать их, а затем охотиться на них до последнего Троллока. Мы не можем просто выжить ... мы должны победить.

 

- Как мы собираемся сделать это? - спросила Эгвейн. - Мэт, ты ведь не серьезно? Разве не ты только вчера говорил, в каком мы будем меньшинстве?

 

Он посмотрел в сторону болота, представляя тени, пытающиеся перебраться через него. Тени пыли и памяти.

- Я должен изменить все это, - сказал он. Он не мог делать то, что они ожидали. Он не мог делать то, что шпионы могли сообщил о его планах. - Кровь и кровавый пепел. . . последний бросок костей. Все, что мы имеем, валится в кучу -

 

Группа мужчин в темных доспехах прошла через врата на верхнюю часть Выступа, запыхавшись так, будто они упорно преследовали дамани, загоняя их сюда. Их нагрудники были темно-красные, лакированные, но эта группа не нуждалась во вселяющих ужас изображениях, чтобы устрашать. Они смотрели с такой яростью, что могли расколоть яйцо взглядом.

 

- Вы, - сказал командир Стражей Последнего Часа, мужчина по имени Гелен, указывая на Мэта, - Нужны на ...

 

Мэт поднял руку, чтобы прервать его.

 

- Мне не будет снова отказано! - сказал Гелен. - У меня приказы от...

 

Мэт бросил в человека яростный взгляд и тот остановился. Мэт снова повернулся к северу. Прохладный, так или иначе знакомый ветер дул через него, колыхая его длинное пальто, взъерошив шляпу. Он прищурил глаз. Ранд воздействовал на него.

 

Кости всё ещё катились в его голове.

 

- Они здесь, - сказал Мэт.

 

- Что ты сказал? - спросила Эгвейн.

 

- Они здесь.

 

- Разведчики...

 

- Разведчики ошибались, - сказал Мэт. Он посмотрел вверх и заметил пару, которая припустила назад через лагерь. Они увидели это. Троллоки должно быть маршировали всю ночь.

 

"Шарцы придут первыми", думал Мэт, "чтобы дать Троллокам передышку. Они прибудут через врата".

 

- Пошлите гонцов, - сказал Мэт, указывая на Стражей Последнего Часа, - Поставьте мужчин и женщин на их посты. И предупредите Илэйн, что я собираюсь изменить план сражения.

 

- Что? - воскликнула Эгвейн.

 

- Они здесь! - проговорил Мэт, оборачиваясь к Стражам. - Почему вы треклято не бежите! Быстро, быстро! - Над ними завизжал ракен. Гелен, к его чести, отсалютовал и побежал, гремя своими массивными доспехами, вместе со своими спутниками.

 

- Вот оно, Эгвейн, - сказал Мэт. - Сделай глубокий вдох, последний глоток бренди, или закури последнюю щепотку табака. Хорошенько посмотри на землю перед нами, так как скоро она будет покрыта кровью. Через час, мы будем в самой гуще событий. Свет сохрани нас всех.

 

Перрин скользил в темноте. Он чувствовал себя таким уставшим.

 

Губитель до сих пор жив - уловил он часть своих мыслей. Грендаль извращает полководцев. Конец близок. Ты не можешь уйти сейчас! Держись.

 

Держаться за что? Он попытался открыть глаза, но был так измучен. Он должен. . . . должен был выйти из волчьего сна поскорее. Все тело будто онемело, за исключением . . .

 

За исключением его бока. Шевеля пальцами, которые ощущались подобно кирпичам, он коснулся теплоты. Его молот. Он был невыносимо жарким. Это тепло, казалось, двигало его пальцы, и Перрин глубоко вздохнул.

 

Ему нужно проснуться. Он завис на краю сознания, как тогда, когда он был близок ко сну, но еще осознавал себя. В этом состоянии он чувствовал себя так, как если бы столкнулся с раздвоенным путем. Одна тропинка вела все глубже в темноту. А другая вела... Он не мог видеть, но он знал, что это означало... Это означало пробуждение.

 

Теплота от молота излучалась в его руку. Его разум сфокусировался. Пробудись.

 

Это то что делал Губитель. Он... просыпался... как-то.

 

Жизнь медленно покидала Перрина. Не так много времени оставалось. Наполовину в объятиях смерти, он стиснул зубы, сделал глубокий вдох и заставил себя проснуться.

 

Тишина волчьего сна разбилась.

 

Перрин ударился о мягкую землю и попал в место с голосами. Что-то о переднем крае, о подготовке линий...

 

Поблизости кто-то выкрикнул. И затем кто-то еще. И еще другие.

— Перрин? — Он знал этот голос. — Перрин, парень!

 

"Мастер Лухан?" Веки Перрина ощущались такими тяжелыми. Он не мог открыть их. Руки схватили его.

 

— Спокойно. Я держу тебя, парень. Ты в безопасности. Держись.

 

 

Глава 37

Последняя Битва.

 

Над Половскими Высотами занималось утро, но солнце не осияло Защитников Света. С запада и севера пришли армии Тьмы, чтобы выиграть эту последнюю битву и бросить Тень на все земли; чтобы положить начало Эпохе, в которой вопли страданий не будут услышаны.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...