Главная Обратная связь

Дисциплины:






Из записной книги Лойала, сына Арента, сына Халана, Четвёртая Эпоха. 1 страница



 

Лан скакал на Мандарбе через лагерь, подняв свой меч вверх.

 

На небе утренние тучи становились кроваво-красными, отражая громадные огненные шары, поднимающиеся над многочисленной армией Шары, наступающей с запада. Они изящно устремлялись в небо и казались медленными из-за очень большого расстояния.

 

Отряд всадников вырвался из лагеря с Ланом во главе. Остальные Малкири ехали следом за ним, но его численность росла, подобно приливу. Волной стекались к нему всадники, знамя Малкир - Золотой Журавль - было знаменем для всех Порубежников.

 

Они были обагрены кровью, но не биты. Сбей человека на земь, и увидишь то, из чего он сделан. Человек может бежать. Но если он не удрал, если он отступил с кровью в углу рта и решимостью в глазах тогда, ты знаешь. Этот человек должен быть по-настоящему опасным.

 

Казалось, что огненные шары были быстрее в момент падения, врезаясь в лагерь дикими, яростными ударами. Взрывы содрогнули землю. Раздавшиеся где-то неподалеку крики доносились вместе с грохотом копыт. Люди все ещё присоединялись к нему. Мэт Коутон распространил весть по всем лагерям: нужно больше кавалерии для поддержки наступления Лана и замены павших солдат.

 

Он также раскрыл смысл своего плана. Кавалерия будет постоянно на передовой, разрушая порядки Троллоков и Шарцев, возможности для отдыха практически не будет. Сегодня она должна будет нанести противнику основной урон.

 

Люди продолжали присоединяться к нему. Порубежники, которые выглядели слишком старыми, чтобы ехать верхом. Торговцы, которые отложили денежные мешки в сторону и взялись за мечи. Невероятное число южан, среди них было много женщин, одевших нагрудную броню и стальные или кожаные шапки, державшие копья. Копий на всех не хватало.

 

- Половина из тех присоединившихся выглядит скорее как фермеры, а не солдаты! - прокричал ему Андер сквозь топот копыт.

 

- Ты когда-нибудь видел мужчину или женщину из Двуречья верхом, Андер? - проорал в ответ Лан.

 

- Я бы так не сказал.

 

- Ну тогда смотри и будешь удивлён.

 

Кавалерия Лана достигла берега Реки Моры, где мужчина с длинными вьющимися волосами, одетый в чёрную куртку, стоял со сложенными за спиной руками. У Логайна теперь было сорок Айз Седай и Ашаманов. Он окинул взглядом войско Лана, а затем поднял руку к небу, смяв падающий огромный огненный шар, словно это был кусок бумаги. Небо будто пронзило молнией, и дробящийся на части шар огня разлетелся искрами во все стороны, заполняя воздух дымом. Пепел, сгорая, падал вниз, попадая в бушующую реку и окрашивая её поверхность в белое и чёрное.



 

Лан придержал Мандарба, когда подъехал к Броду Ховал к югу от Высот. Логайн вытянул другую руку в сторону реки. Вода забурлила, поднялась в воздух и потекла по невидимой арке. Она падала с неё на другую сторону мощным водопадом, выплескиваясь из берегов

 

Лан кивнул Логайну и поспешил, направляя Мандарба под водопад и пересекая мокрое дно брода. Дневной свет проникал через толщу воды над головой и переливался на Лане, когда он скакал через туннель, Aндер и остальные Малкири последовали за ним. Водопад ревел, падая слева от него, мелкие капли поднимались туманом над водой.

 

Лан вздрогнул, когда ворвался обратно в свет, проскакав под аркой на сторону шарцев. Справа высились Высоты, слева болота, нигде не было твердой, ровной поверхности чтобы пройти здесь. На склонах Высот, лучники, арбалетчики и дракониры подготовились к пуску залпов на приближающегося врага.

 

Шарцы впереди, огромные силы Троллоков, собирающихся позади, все к западу от Высот. Грохот от залпов драконов сотряс воздух над высотами, и вскоре в рядах Шарцев стали происходить взрывы.

 

Лан опустил свое копье, нацелив его в сторону Шарских солдат, приближающихся к Половским Высотам, и приготовился.

 

****

 

Илэйн резко подняла голову, поворачиваясь. Эта ужасная песня, напевающая, мурлыкающая, красивая и ужасная в одно и то же время. Она пришпорила Лунную Тень, направляя в сторону этого мягкого звука. Откуда он доносился?

 

Он раздавался откуда-то из глубины Шончанского лагеря в основании холма Дашар. Разбирательство с Мэтом по поводу того, что он не рассказывает ей свой план войны может подождать. Она должна найти источник этого звука, этого прекрасного звука, этой...

 

- Илэйн! - воскликнула Бергитте.

 

Илэйн пустила свою лошадь вперед.

 

- Илэйн! Драгкар!

 

Драгкар. Илэйн встряхнула себя, затем посмотрела вверх и обнаружила созданий, падающих повсюду в лагерь, словно капли воды. Стражницы опустили свои мечи, широко раскрыв глаза, пока напев продолжался.

 

Илэйн сплела громовой хлопок. Он взорвался, исходя от нее волнами, пронзая воздух, распространяясь среди Стражниц и заставив их вскрикнуть и закрыть свои уши. Боль пронзила голову Илэйн, и она выругалась, закрывая свои глаза в шоке. А потом... потом она ничего не услышала.

 

Цель была достигнута.

 

Она заставила себя открыть глаза и увидела вокруг Дракгаров с их тонкими телами и нечеловеческими глазами. Они раскрыли свои рты, напевая, но оглушенная Илэйн не могла слышать мелодию. Она улыбнулась, затем сплела огненные хлысты, сбивая созданий. Она не могла слышать их хриплые крики боли, о чем она сожалела.

 

Стражницы Илэйн сплотились, поднимаясь с колен, отнимая руки от ушей. Судя по их ошарашенным взглядам, она могла сказать, что они были тоже оглушены. Бергитте все еще стреляла в удивленных Дракгаров. Три существа попытались подпрыгнуть и улететь, но Бергитте достала каждого своими ослепительно-белыми стрелами. Последний из них врезался в ближайшую палатку.

 

Илэйн помахала рукой, привлекая внимание Бергитте. Первые звуки Драгкаров пришли не сверху, а дальше в лагере. Она указала направление, пришпорив Лунную Тень и ведя свои войска через лагерь Шончан. Все вокруг лежали с открытыми ртами, уставившись в небо. Многие, казалось, дышали, но глаза их были мертвы. Драгкар поглощал души словно мягкий хлеб со срезанной корочкой, оставляя тела живыми,.

 

Гадство. Эта группа Драгкаров, "Свет, их, наверное, было больше сотни", могла схватить любого человека, убить его, а потом отступить до того, как обнаружат их присутствие. Отдаленный шум битвы - звуки рогов, грохот драконов, шипение огненных шаров, то, что Илэйн теперь чувствовала и могла лишь едва слышать заложенными ушами - скрыл атаку Драгкаров. Существа могли ударить и сбежать, но они были жадными.

 

Ее стражники рассеялись, застав врасплох Драгкаров, многие из которых держали солдат. Звери не были сильными бойцами, если судить по силе рук. Илэйн ждала, готовя плетения. Тех Драгкаров, что пытались сбежать, она сжигала в небе.

 

Как только последний из них был мертв, по крайней мере из тех, кого они видели, Илэйн махнула Бергитте, чтобы та приблизилась. В воздухе остро пахло жженой плотью. Она сморщила нос и нагнулась с лошади, чтобы взять голову Бергитте в руки, Исцеляя женщине уши. Малыши брыкнулись, когда она это проделала. Они всегда так реагировали, когда она кого-нибудь Исцеляла или это только ее фантазии? Илэйн опустила руку, обняв живот, когда Бергитте отступила, оглядываясь.

 

Страж наложила стрелу и Илэйн почувствовала ее тревогу. Бергитте спустила тетиву и Драгкар отшатнулся от стенки внутри ближайшей палатки. Наружу вывалился Шончанин, его глаза остекленели. Поедание было прервано на пол пути; бедняга уже никогда не будет в здравом уме.

 

Илэйн развернула лошадь и увидела группу шончанских войск, заполнивших участок. Бергитте поговорила с ними и повернулась к ней. Та только покачала головой и Страж, поколебавшись, снова что-то сказала Шончан.

 

Охранники Илэйн снова сгруппировались вокруг нее, наблюдая за Шончан с недоверием. Она отлично понимала их настроение.

 

Бергитте махнула и они продолжили двигаться в прежнем направлении. Как только они начали путь, к ним приблизились дамани и сулдам и, на удивление, сделали реверанс Илэйн. Возможно, это Фортуона дала им приказ уважать иностранных правителей.

 

Илэйн поколебалась, обдумывая дальнейшие действия. Она могла вернуться в собственный лагерь для Исцеления, но это займет время, а ей нужно было срочно поговорить с Мэтом. Какой смысл тратить дни на составление планов, если он собирается отбросить их в сторону? Она доверяла ему - Свет, она должна доверять - но она все еще хотела знать, что он намерен делать.

 

Она вздохнула и протянула свою ногу к дамани. Женщина нахмурилась, затем взглянула на сулдам. Казалось, обе восприняли это как оскорбление. По крайней мере Илейн так расценила их поведение.

 

Сулдам кивнула и ее дамани прикоснулась к ноге Илэйн чуть выше ее ботинка. Крепкие ботинки Илэйн выглядели так, что их скорее носил бы солдат, а не королева, но она не собиралась ехать в бой в тапочках.

 

Небольшой ледяной шок Исцеления побежал по ее телу и слух начал медленно возвращаться. Сперва послышались низкие звуки. Взрывы. Отдаленный грохот драконов, шум стремительной реки неподалеку. Несколько Шончан разговаривали. Следующими были средне-частотные звуки, а потом стал слышен и весь спектр. Шум ударов, крики солдат, позывные горнов.

 

- Скажи им Исцелить других, - обратилась Илэйн к Бергитте.

 

Та приподняла бровь, вероятно заинтригованная, почему Илэйн не отдала приказ сама. Ну, эти Шончан уделяют очень пристальное внимания тому, какие люди могут говорить друг с другом. Илэйн не окажет им чести говорить с ней напрямую.

 

Бергитте передала приказ и губы сулдам сжались в линию. Одна сторона ее головы была побрита; она была Высокородной. Свет, Илэйн удалось оскорбить ее снова.

 

- Я сделаю это, - сказала женщина. - Хотя то, что некоторые из вас хотят быть Исцелены животным, выше моего понимания.

 

Шончан не доверяли Исцелению дамани. Во всяком случае, так они продолжали утверждать, что не остановило их, пусть неохотно, обучать этим плетениям своих пленниц, теперь, когда они видели собственными глазами, как это важно в бою. Но как бы то ни было, из того, что слышала Илэйн, Высокородные редко признавались, что были Исцелены.

 

- Поехали, - сказала Илэйн, двигаясь вперед. Она махнула своим солдатам, чтобы они остались и Исцелились.

 

Бергитте взглянула на нее, но протестовать не стала. Обе верхом на лошадях поехали дальше в сторону командного здания Шончан. Одноэтажный, возможно размером с маленький деревенский дом, расположенный в огромной расселине в южной стороне подножия Холма Дашар - они перенесли его с вершины, так как Мэт беспокоился , что он незащищен. Вершина будет использоваться дальше для наблюдения за сражением короткими промежутками.

 

Илэйн позволила Бергитте помочь ей спуститься с лошади, Свет, но она начала чувствовать себя неуклюжей. Это было похоже на то, как, если бы она была кораблем в сухом доке. Она остановилась на секунду, чтобы взять себя в руки. Плавные движения, эмоции под контролем. Она поправила свои волосы, оправила платье, затем прошла в здание.

 

- Что, - прорычала она, как только вошла внутрь, - во имя проклятого, ворчащего в стоге сена, двупалого троллока, ты думаешь, что ты делаешь, Мэтрим Коутон?

 

Неудивительно, что от этого ругательства мужчина ухмыльнулся, когда поднял глаза от карты на столе. Он был в своей шляпе и куртке поверх хорошей шелковой одежды. Она выглядела так, как если бы была рассчитана, чтобы соответствовать цвету шляпы, и была украшена вставками из тисненой кожи на манжетах и воротнике, чтобы не смотреться такой неуместной. Это попахивало каким-то компромиссом. Хотя, почему его шляпа повязана розовой лентой?

 

- Привет, Илэйн, - сказал Мэт. - Я предполагал, что увижусь с тобой в ближайшее время.

Он махнул в сторону стула в комнате, отделанного красным и золотым – цветами Андора, который стоял отдельно, с чашкой горячего чая на столике перед ним.

 

"Сожги тебя, Мэтрим Коутон", - подумала она. "Когда ты успел стать таким умным?"

 

Императрица Шончан сидела на своем троне в комнате. Мин рядом с боку, одетая в такое количество зеленого шелка, что можно было обеспечить магазин в Кэймлине на две недели продаж. Илэйн не пропустила тот факт, что трон Императрицы был на два пальца выше, чем трон Илэйн. Проклятая невыносимая женщина.

- Мэт. В твоем лагере Драгкары.

 

- Чтоб им сгореть, - сказал Мэт. - Где?

 

- Мне следовало сказать, что Дракары были в твоем лагере, - сказала Илэйн. - Мы разобрались с ними. Ты должен сказать своим лучникам лучше нести дозор.

 

- Я говорил им, - пожаловался Мэт. - Кровавый пепел. Кто-нибудь проверьте лучников, я...

 

- Высочайший Принц! - обратился шончанский посланник, проскользнувший в дверной проем. Он опустился на колени, затем склонился плавным движением на пол, не переставая говорить. - Берег с лучниками потерян! Захвачен шарской кавалерией - они прикрыли свою атаку дымом от огненных шаров.

 

- Кровь и кровавый пепел!, - проговорил Мэт - Пошлите шестнадцать дамани и сулдам прямо туда сейчас же! Отправляйтесь на северные укрепления лучников и захватите туда сорок второе и пятидесятое взводы. Да и передайте разведчикам, я высеку их, если они позволят еще раз такому случиться.

 

- Величайший, - сказал разведчик, салютуя и поднимаясь на ноги, пятясь вон из комнаты, не поднимая глаз, чтобы избежать риска встретиться с взором Мэта.

 

Из всего этого Илэйн впечатлило то, как легко разведчик сумел совместить повиновение и свой рапорт. Ей стало плохо. Ни один правитель не может требовать такого от своих подданных. Сила государства исходит от силы его народа, сломай его и ты сломаешь свой собственный хребет.

 

- Ты знал, что я иду, - сказала Илэйн после того, как Мэт дал ещё несколько поручений своим помощникам. - И ты ждал гнева из-за того, что внес изменения в план. Чтоб ты сгорел, Мэтрим Коутон, почему ты это сделал? Я думала, план нашего сражения был принят.

 

- Был, - сказал Мэт.

 

- Тогда почему изменил его?

 

- Илэйн, - сказал Мэт, глядя на неё - Вы все сделали меня ответственным, причем против моего желания, потому что Отрекшиеся не могут изменить мое сознание, правильно?

- В основном, поэтому, - ответила Илэйн. - Хотя, я считаю, что это в меньшей степени зависело от твоего медальона, а в большей степени от того, что у тебя слишком тупая голова, чтобы Принуждение туда проникло.

 

- Треклято правильно, - сказал Мэт. - В любом случае, если Отрекшиеся используют Принуждение на людях в лагерях, у них возможно есть несколько шпионов, присутствующих на наших встречах.

 

- Полагаю, что так.

 

- Тогда они знают наш план. Наш главный план, на подготовку которого мы потратили столько времени. Они знают его.

 

Илэйн задумалась.

 

- Свет! - сказал Мэт, качая своей головой. - Первое и главное правило, чтобы победить в войне, знать, что твои враги намереваются сделать.

 

- Я думала первое правило - это знать свою территорию, - сказала Илэйн, складывая свои руки.

 

- Это тоже. В любом случае, я понял, если враги знают, что мы намерены сделать, мы должны изменить это. Немедленно. Плохие планы сражений лучше, чем планы, которые ожидает от вас противник.

 

- Почему ты не догадался, что это могло случиться? - потребовала ответа Илэйн.

 

Он глянул на нее невыразительным взором. Один уголок его рта приподнялся, потом он опустил поля шляпы ниже, прикрывая глазную повязку.

 

- Свет! - воскликнула Илэйн. - Ты знал. Ты провел всю эту неделю, планируя с нами, и знал все это время, что ты выбросишь их с помоями...

 

- Это, чтобы получить больше проклятого доверия, - сказал Мэт, глядя назад на свои карты. - Я думаю, часть меня предполагала такое всё это время, но я не показывал вида, пока не подошли шарцы.

 

- Итак каков новый план?

 

Он не ответил

 

- Ты собираешься держать его у себя в голове? - спросила Илэйн, она почувствовала слабость в ногах. - Ты собираешься вести битву и никто из нас не будет знать, что, во имя Света, ты планируешь, не так ли? Иначе говоря, кто-нибудь может подслушать и эти новости дойдут до Тени.

 

Он кивнул.

 

- Защити нас Создатель, - прошептала она.

 

Мэт нахмурился.

– Знаешь, Туон сказала то же самое.

 

****

 

На Высотах, Уно прислушивался как рядом драконы изрыгали огонь на троллоков и шарцев на западе от них. Запах чего-то едкого прожигал воздух, а эти взрывы были такими оглушающими, что он не мог слышать своих собственных проклятий.

 

Внизу, всадники Лана Мандрагорана отбивали атаки передовых отрядов, сдерживая их и давая возможность драконам нанести наибольший урон. Шарцы объединились с Троллоками. У них было много направляющих. Далее вверх по течению, подходила другая большая армия Троллоков, тех, с которыми потеряли много сил бойцы Дай Шана, они спускались с северо-востока, и в скором времени должны были достичь Поля Меррилор.

 

Драконы замерли на мгновение, дракониры наполнили их утробы снова тем, что заставляло их работать. Уно не собирался приближаться к ним трёклято близко. Там его караулила треклятая неудача. Он был уверен в этом.

 

Командир у дракониров был жилистая кайриэнец, и Уно никогда не видел особого смысла в этом народе. Они растреклято сердито смотрели на него, когда он говорил. А этот надменно сидел на коне, и даже не дрогнул, когда драконы снова выстрелили.

 

Престол Амерлин многое отбросила, чтобы связаться с этими людьми и с этими Шончан. Уно не собирался треклято жаловаться. Они нуждались в каждом мече, какой могли добыть, включая кайриэнцев и проклятых Шончан.

 

- Тебе нравятся наши драконы, капитан? - обратился к Уно командир Талманес. Капитан. Уно треклято повышен в звании. Он теперь командовал вновь сформированным отрядом пикинеров и легкой кавалерии Башни.

 

Проклятье, ему не следовало быть ответственным за что-либо, он был счастлив простым солдатом. Но у него был опыт и в обучении солдат и в ведении боя, в чем в эти дни они испытывали недостаток или так сказала ему королева Илэйн. Итак, он стал проклятым офицером над кавалерией и пехотинцами! Ну что ж, он умеет обращаться с пикой, если он должен воспользоваться ею, хотя он обычно предпочитал сражаться верхом на лошади.

 

Его люди были готовы защищать край Высот, на который противник стал бы подниматься вверх по склону. Итак, лучники расположились бы перед драконирами, прикрывающими их, потом быстро отступили бы назад, чтобы дать возможность треклятым простым солдатам сделать их проклятую работу. Внизу шарцы отошли в сторону, чтобы дать главным силам троллоков штурмовать склон.

 

Пикинеры бы выстояли, сопротивляясь троллокам, да пики были бы к месту здесь, пока троллоки продвигались бы наверх холма. Прибавь сюда проклятой кавалерии на их фланги, да еще проклятых лучников стреляющих из тех врат, что висят сверху в воздухе и они могли бы тут окопаться на дни. Может недели. Если бы их выдавливали отсюда превосходящим числом, то они отступали бы дюйм за дюймом, цепляясь за каждый клочок земли.

 

Уно не мог себе представить, как он мог бы выжить в этом проклятом сражении. Он был удивлен, что вообще ему это удавалось так долго. Действительно, проклятый Масима мог снести его голову или Шончан в Фалме, или Троллоки здесь и в других местах. Ну что ж, он постарался сохраниться тощим, чтобы они, проклятье, подавились им, когда затолкают его в один из их проклятых котлов.

 

Драконы вновь стреляли, прожигая многочисленные бреши в полчищах продвигающихся троллоков. Уно зажал руками уши.

- Предупреждай человека, когда это делаешь, ты, горящий кусок из козлиной...

 

Следующий выстрел оглушил его.

 

Троллоков внизу подбросило в воздух, драконы растирали землю в порошок под ними. Эти яйца взрывались, как только выстреливали из этих проклятых стволов. Что еще за сила, кроме Единой могла заставить метал взрываться? Уно был треклято уверен, что не хочет знать.

 

Талманес шагнул к краю Высот, проверяя нанесенный ущерб. К нему присоединилась тарабонская женщина та, которая изобрела это оружие. Она огляделась, увидела Уно и бросила ему что-то. Маленький кусок воска. Тарабонка вынула затычку из уха и начала говорить с Талманесом, жестикулируя. Он может и отвечал за войска, но именно она была ответственна за орудия. Она сказала мужчинам куда сдвинуть драконы для битвы.

 

Уно проворчал, но положил в карман воск. Когда прорывалась первая волна в сотню троллоков, ему некогда было беспокоится об ушах. Уно сгреб пику, установил его и дал сигнал другим людям сделать тоже самое. Они все были одеты в белое цвет Башни, Уно сам носил белый плащ.

 

Он выкрикивал приказы, готовя свою пику, прислонившись к склону, пятка древка поднята. Одна рука сжимала древко копья перед собой, чтобы направлять и усиливать упор; другая рука, ладонью вниз, сжимает его на расстоянии вытянутой руки от пятки, распределит нагрузку, как только Троллоки пересекут диапазон поражения. Несколько рядов пикинёров позади Уно стояли в боевой готовности, чтобы продолжить наступление после первого столкновения.

 

- Осторожнее с пиками, проклятые пастухи! - взревел Уно, - Осторожнее!

 

Троллоки карабкались на холм, врезаясь в линию копий. Передние ряды троллоков пытались взмахами своего оружия отбить копья в сторону, но люди Уно шли вперед, пронзая троллоков, зачастую по два копья в каждое чудовище. Уно заворчал, возвращаясь со своим копьем в линию, и отправляя его в глотку троллока.

 

- Первая шеренга, назад! - выкрикнул Уно, толкая свою пику назад, чтобы освободить её от убитого им Троллока. Его спутники сделали тоже самое, высвобождая свое оружие и позволяя трупам скатиться вниз по склону.

 

Пикинеры из первой шеренги отошли, тогда как вторая шеренга прошла между ними вперед, вколачивая копья в замешавшихся троллоков. Каждая шеренга постепенно продвигалась вперед пока, минуты спустя, вся группа троллоков не была мертва.

- Хорошая работа, - сказал Уно, поднимая копье в вертикальное положение, струйка тухлой троллочьей крови с наконечника стекала по древку. - Хорошая работа.

 

Он бросил взгляд в направлении дракониров, использующих больше "яиц" в своих трубах. Он поспешно вытащил воск из своего кармана. Да, они смогли бы удержать эту горячую точку. Они смогли бы удержать ее хорошо. Им нужно только... Крик сверху остановил его от затыкания ушей. Что-то рухнуло на землю рядом с Уно. Свинцовый шар с флажками, сброшенный с высоты.

- Треклятский Шончанский козел! - завопил Уно, глядя вверх и потрясая кулаком, - Почти попал по макушке, ты, любитель гнилых червей!

Ракен улетел, вероятно так и не расслышав ни слова из того, что выкрикивал Уно. "Проклятый Шончанин". Он наклонился, отрывая сообщение от шара.

 

"Отступите по юго-западному склону Высот вниз."

 

- Вы, треклятье, меня пинаете, - пробормотал Уно. - Пинаете меня по голове, пока я сплю. Аллин, треклятый дурак, ты можешь прочитать это?

 

Алин, темноволосый андорец, носил короткую бороду, остриженную по бокам. Уно всегда считал, что это выглядит трёклято смешно.

 

- Отступать? - сказал Алин, - Сейчас?

 

- Они обезумели, будь они прокляты, - сказал Уно.

 

Рядом, Талманес и тарабонская женщина слушали сообщение посланника, и она передавала те же новости, судя по тому, как хмурилась тарабонка. Отступление.

 

- Коутон, будь он проклят, лучше знает что он делает, - сказал Уно, покачав головой. Он все еще не понимал , почему Коутона сделали главным. Он помнил парня, постоянно огрызающегося, с запавшими глазами. Между жизнью и смертью. Уно покачал головой.

 

Но он сделает это. Он поклялся служить проклятой Белой Башне. Так что он сделает это.

- Передай приказ, - сказал он Аллину, затыкая уши воском, потому что Алудра, возле драконов, готовилась к последнему залпу перед отступлением. - Мы отступаем с проклятых Высот, и ...

 

Уно физически ощутил, как его ударил звуковой хлопок в воздухе, проходя сквозь его тело, останавливая его сердце, будь все проклято. Его голова коснулась земли, прежде чем он понял, что упал.

 

Он моргнул, освобождая глаз от пыли, кряхтя и опрокидываясь назад, когда еще одна вспышка, а затем и другие, поразили холмы, где были драконы. Молния! Его солдаты стояли на коленях с закрытыми глазами, закрывая руками уши. Но Талманес уже поднялся, выкрикивая приказы, которые Уно едва мог слышать, и размахивая руками, показывая, что его людям нужно отступить.

 

Десятки огненных шаров, огромных и невероятно быстрых, поднимались над Шарской армией позади Троллоков. Уно выругался и бросился в низину, чтобы укрыться, скатившись туда за мгновения до того, как целый холм застрясся как при землетрясении. Комья земли попадали на него, практически похоронив его под собой.

 

Все наступали на них. Все. Казалось, что все проклятые направляющие шарской армии одновременно бросили свои силы на Высоты. У его людей были Айз Седай, поставленные на защиту драконов, но по творившемуся вокруг было видно, что давление на них было слишком сильным, чтобы они могли сопротивляться.

 

Атака продолжалась так долго, что казалась вечностью. Когда она утихла, Уно пополз. Некоторые дымящиеся драконы были разбиты на части, и Алудра работала вместе с драконирами над тем, чтобы спасти их и защитить остатки. Талманес, держась окровавленными руками за голову, кричал. Уно вытащил воск из одного уха, что вероятно сохранило ему слух, и бросился к Талманесу.

 

- Где эти проклятые Айз Седай? - прокричал Уно, - Будь они прокляты, они должны остановить это!

 

Их было здесь четыре дюжины, с приказом разрезать плетения в воздухе или отражать их для защиты драконов. Предполагалось, что направляющие смогут защитить Высоты от чего угодно, кроме самого Темного. Теперь же, с бьющими среди них молниями, они были как на бойне.

 

Троллоки начали опять продвигаться по холму. Уно приказал Аллину сформировать стену из пик и сдерживать этих тварей, а затем побежал к Айз Седай с несколькими гвардейцами. Он присоединился к Стражам, помогая женщинам подниматься, выглядывая их лидера.

 

- Квамеза Седай? - спросил Уно, обращаясь к главной здесь Айз Седай, которая отряхивала с себя пыль. Стройная, темнокожая арафелка что-то бормотала про себя.

 

- Что это было? - спросила она.

 

- Э-э... - только и проборматал Уно.

 

- Этот вопрос был не вам, - сказала она, вглядываясь в небо. - Эйнар! Почему ты не предупредил об этих плетениях?

 

Подбежал Аша'ман.

- Они настигли нас быстрее, чем я успел предупредить. И... Свет! Кто бы не послал их, он очень силён. Сильнее, чем я когда-либо видел, сильнее, чем...

 

Линия света расколола воздух позади них. Она был огромна, как крепость в Фал Дара. Она повернулась вокруг своей оси, открывая огромные путевые врата, которые разделили землю в центре Высот. Стоящий на другой стороне человек был в прекрасных доспехах из серебряных колец, похожих на монеты. У него были тёмные волосы и крупный нос. Он держал перед собой скипетр из золота, вершину которого украшали то ли песчаные часы то ли кубок.

 

Квамеза среагировала незамедлительно, подняла руки и выпустила струю огня. Мужчина взмахнул рукой, отклонив ее, затем он атаковал хладнокровно, и что-то тонкое, горячее и белое, соединило его и Квамезу. Ее очертания вспыхнули, и затем она исчезла, только пыль опускалась на землю.

 

Уно отпрыгнул назад. Эйнар последовал за ним, перекатившись за обломки разбитого дракона.

 

- Я пришёл за Возрождённым Драконом! - Объявил человек в серебряных доспехах. - Вы приведёте его. Или так, или я позабочусь, чтобы ваши крики, привели его.

 

Земля под драконами взлетела в воздух всего в нескольких шагах от Уно. Щепки дерева и комья почвы полетели в него, и он заслонил свое лицо рукой.

 

- Свет помоги нам, - сказал Эйнар. - Я пытаюсь остановить его, но он в круге. Полном круге. Семьдесят два. Я никогда ранее не видел такой силы. Я...

 

Полоса раскаленного света перерезала сломанного дракона, испаряя его и поражая Эйнара. Мужчина исчез в мгновение ока, и Уно отшатнулся назад, сыпя проклятиями. Он увернулся от обломков дракона, падающих на землю вокруг него.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...