Главная Обратная связь

Дисциплины:






Из записной книги Лойала, сына Арента, сына Халана, Четвёртая Эпоха. 3 страница



 

"Андрол, направляют!" Она чувствовала, как что-то поднимается над ними на холмах. Что-то мощное.

 

"Таим!" Моментально она ощутила вспышку гнева Андрола такой силы, что она могла выжечь ее. В ней была потеря друзей и ярость из-за предательства того, кто должен был защитить их.

 

"Осторожнее," послала она. "Мы не знаем, он ли это."

 

Тот, кто атаковал их, работал в круге с мужчиной и женщиной, иначе Певара не могла бы почувствовать его. Конечно, она могла видеть только потоки саидар. Толстый столб воздуха ударил в них, он был настолько горячим, что от него мог покраснеть скальный грунт под ними.

 

Андрол открыл врата над ними, едва успев поймать столб огня и отправить его обратно туда, откуда он появился. Два потока сожгли трупы троллоков, выжгли сорняки и траву вокруг.

 

Певара не видела, что произошло дальше. Врата Андрола исчезли, и молния ударила рядом с ними. Певара упала на землю, Андрол врезался в нее.

 

В этот момент она отпустила источник.

 

Это произошло с ней случайно из-за шока от удара. В большинстве случаев связь должна была оборваться, но у Андрола была крепкая хватка. Преграда, разделяющая их с Певарой сущности, разрушилась, и они соединились. Это было, как шагнуть через зеркало, и посмотреть на себя с той стороны.

 

Она с усилием отвлеклась от этих своих мыслей, но уже с пониманием, которое не могла описать. Мы должны выбраться отсюда, думала она, все еще соединенная с Андролом. Все остальные, казалось, были живы, но это не могло долго так оставаться, если враги выпустят больше молний. Певара инстинктивно начала сложное плетение врат, хотя это должно было быть бесполезно. Андрол управлял их кругом, поэтому только он... Врата распахнулись. Певара разинула рот. Она это сделала, не он. Это плетение было одним из наиболее сложных, трудных и энергозатратных, из тех, что она знала, но она сотворила его с такой же легкостью, как будто просто взмахнула рукой. Пока кто-то другой командовал кругом.

 

Теодорин прошла первой. Следом, через врата, стройная Доманийка тащила спотыкающегося Джоннета. Затем Эмарин, прихрамывая с бесполезно болтающейся рукой.

 

Андрол выглядел ошеломленным, рассматривая врата.

- Я думал, ты не можешь направлять, пока кто-то другой управляет кругом.

 

- Я не... - сказала она - Я сделала это случайно

 

- Случайно? Но...

 

- Проходи через врата, - приказала Певара, толкая его перед собой. Она последовала за ним, а затем рухнула, пройдя врата.

 

****

 

- Дамодред, ты должен оставаться там же, где ты сейчас, - сказал Мэт. Он не поднял взгляд, но услышал фырканье лошади через открытые врата.



 

- Я сомневаюсь в твоем здравомыслии, Коутон, - ответил Галад.

 

Мэт, наконец, оторвался от карты. Он не был уверен, что когда-нибудь привыкнет к этим вратам. Он стоял в своем штабе, который Туон распорядилась возвести в расщелине у подножия холма Дашар, а в стене были открыты врата. С другой стороны врат Галад сидел на лошади, одетый в золотое и белое, как и все Дети Света. Он по-прежнему был рядом с руинами, где армия троллоков пыталась проложить свой ​​путь через Мору.

 

Галад Дамодред, был человеком, в котором струилась твердость. Он, возможно, был статуей с симпатичным личиком и неизменным выражением. Нет, статуя излучала больше жизни.

 

- Ты сделаешь все так, как было приказано, - сказал Мэт, возвращаясь к своим картам. - Вы должны удержать реку и делать то, что говорит Тэм. Мне все равно, считаешь ли ты свое место слишком незначительным.

 

- Очень хорошо, - сказал Галад, его голос был холоден, как лед. Он повернул свою лошадь прочь, и Мика, дамани, закрыла врата.

 

- Там проливается кровь, Мэт, - сказала Илэйн. Свет, ее голос был еще холоднее, чем у Галада!

 

- Позже я отвечу за все. А пока что, позвольте мне делать мою работу.

 

- Мы сделали тебя командиром армии, - сказала Илэйн. - А ты не отвечаешь.

 

Айз Седай спорят по поводу каждого слова. Это... Он поднял голову и нахмурился. Мин только что тихо сказала что-то Туон.

- Что там? - спросил он.

 

- Я видела его тело на поле, - сказала Мин, - Как если бы он был мертв.

 

- Мэтрим, - сказала Туон. - Я... обеспокоена.

 

- Впервые наши мнения совпадают, - сказала Илэйн, сидевшая на собственном троне по другую сторону комнаты. - Мэт, их командующие тебя превзошли.

 

- Это не столь треклято просто, - сказал Мэт, водя пальцем по карте. - Это никогда не было столь треклято просто.

 

Тот, кто возглавляет тень, был хорош. Очень хорош. Это - Демандред, думал Мэт. Я противостою проклятому Отрекшемуся.

 

Вместе Мэт и Демандред создавали великую картину. Каждый отвечал на действия другого очень тонко. Мэт пытался использовать совсем немного слишком красного цвета в одной из своих красок. Он хотел нарисовать ложную картину, но все же достаточно разумную, чтобы в нее поверить.

 

Это было сложно. Он должен быть достаточно сильным, чтобы удержать Демандреда, но достаточно слабым, чтобы вызвать желание атаковать. Финт, очень тонкий. Это было опасно, возможно, катастрофически опасно. Он должен был пройти по лезвию бритвы. И не было возможности не поранить ноги. Вопрос был не в том, будет ли он в крови, а в том, сможет ли он достигнуть другой стороны.

 

- Выдвинуть Огир, - тихо сказал Мэт, удерживая пальцы на карте. - Я хочу, чтобы они поддержали наших людей у брода.

Там сражались Айил, охраняя путь, которым солдаты Белой Башни и Отряд Красной Руки отходили с Высот по его приказу.

 

Приказ был передан Огир. "Береги себя, Лойал", - подумал Мэт, отметив на карте, куда он направил Огир.

- Предупредите Лана, он все еще на западной стороне Высот. Я хочу, чтобы он обошел Высоты с тыла, поскольку большая часть сил Тени наверху, и вернулся к Море позади другой армии троллоков, той, что пытается пройти через руины. Ему не нужно вступать с ними в бой, пусть просто остается на виду и удерживает позиции.

 

Гонцы поспешили передать его указания, и он сделал еще одну отметку на карте. Одна из со'джин подала ему каф - миленькая девушка с веснушками, но он был слишком поглощен битвой, чтобы улыбнуться ей.

 

Потягивая каф, Мэт велел дамани создать для него Врата прямо над столом, чтобы он мог сам изучить обстановку на поле боя. Он заглянул в них, но при этом держался рукой за край столешницы. Только проклятый болван позволит кому-нибудь столкнуть себя в дыру, зияющую в двухстах футах над землей.

 

Он поставил чашку с кафом на стол и взялся за подзорную трубу. Троллоки спускались с Высот, направляясь к болотам. Да, Демандред был хорош. Неуклюжие твари, которых он послал к болотам, были медлительны, зато напористы и сильны, как оползень в горах. К тому же, группа всадников-шарцев двигалась вниз с Высот. Легкая конница. Эти нанесут удар по войскам Мэта, стоящим на Броде Хавал, чтобы не дать тем атаковать левый фланг троллочьего войска.

 

Эта битва была подобна поединку на мечах, только в огромном масштабе. На каждый удар могло быть три-четыре контрудара. Ты отвечаешь, двигая отряд сюда, другой отряд туда, пытаясь просчитать, что сделает твой противник, и в то же время давишь там, где видишь слабое место. Назад-вперед, назад-вперед. Враг превосходил войска Мэта числом, но и это можно было использовать.

 

- Передайте Талманесу следующее, - приказал Мэт, все еще глядя в подзорную трубу. - Вспомни случай, когда ты поспорил, что я не смогу попасть монеткой в чашу, бросив ее через всю таверну.

 

- Да, Величайший, - сказал шончанский гонец.

 

В тот раз Мэт ответил на подначку, заявив, что попробует, когда будет пьян, иначе в пари не будет спортивного интереса. Затем Мэт прикинулся пьяным, чтобы подтолкнуть Талманеса поднять ставку с серебра до золота.

 

Но Талманес раскусил его хитрость и настаивал, чтобы он напился на самом деле. "И я все еще должен ему за это несколько марок, верно?" - рассеянно подумал Мэт.

 

Он направил подзорную трубу на северную сторону Высот. Там собрался отряд шарской тяжелой конницы, готовый двинуться вниз по склону; он мог рассмотреть их длинные копья со стальными наконечниками.

 

Они были готовы устремиться вниз и перехватить людей Лана, пока те обходят Высоты с севера. Но ведь приказ еще даже не дошел до Лана.

 

Подозрения Мэта подтвердились: Демандред имел шпионов не только в лагере, но и в районе палатки командования. Кто-то, кто может отправить сообщение сразу, как только Мэт отдал приказ. Это, вероятно, означает, что кто-то способный направлять был здесь, в палатке, и маскировал свою способность.

 

"Кровавый пепел", подумал Мэт. Как будто без этого было недостаточно тяжело.

 

Посланник вернулся от Талманеса.

- Величайший, - сказал он, падая ниц носом в пол, - Ваш мужчина говорит, что его войска полностью уничтожены. Он хочет последовать вашим приказам, но говорит, что сегодня драконы не будут доступны до конца дня. Их ремонт займет несколько недель. Они... Простите, Величайший, но именно так он и сказал. Они находятся в худшем состоянии, чем барменша в Сабинел. Я не знаю, что это значит.

 

- Барменши работают за чаевые, - сказал Мэт с ворчанием, - Но люди в Сабинел не дают чаевые.

 

Конечно, это была ложь. Сабинел был городом, в котором Мэт предложил Талманесу помочь ему охмурить двух барменш. Талманес решил, что Мэт будет притворяться раненым в бою, чтобы получить сочувствие.

 

Славный малый. Драконы еще боеспособны, но, вероятно, выглядят вышедшими из строя. Тут у них преимущество: никто не знает, как действует это оружие, кроме самого Мэта и Алудры. Трёклятый пепел, да даже он всякий раз, когда они стреляли, боялся, что эти штуки каким-то образом отправят снаряд не в ту сторону.

 

Пять или шесть драконов были полностью исправны. Мэт для надежности перетащил их с поля боя через врата. Алудра расположила их южнее брода и нацелила точно на Высоты. Мэт еще использует их, но он создал у шпиона впечатление, что большая их часть уже уничтожена. На самом деле Талманес мог их подлатать, и тогда Мэт сможет вернуть их в бой.

 

"Но в тот момент, когда я сделаю это, - подумал Мэт, - Демандред бросит против них все, что у него есть. Я должен выбрать верный момент".

Трёклятый пепел, в последнее время вся его жизнь превратилась в постоянные попытки поймать удачный момент. И подобных моментов становилось все меньше. Пока что он приказал Алудре пустить в ход полудюжину исправных драконов, чтобы обстрелять на другом берегу реки троллоков, спускавшихся по северо-западному склону Высот.

 

Она была достаточно далеко от Высот, и продолжит двигаться, так что Демандреду будет сложно своевременно обнаружить и уничтожить драконы. Дым, который они создавали, быстро скроет их позиции.

 

- Мэт, - сказала Илэйн с трона у стены комнаты. Он не без иронии отметил, что, перемещая его "для удобства", она как-то заставила Бергитте приподнять трон на несколько дюймов, так что теперь она сидела в точности на одной высоте с Туон. Может, на дюйм выше. - Пожалуйста, мог бы ты объяснить хоть что-то из того, что делаешь?

 

"Нет - так, чтобы не услышал и шпион", - подумал он, осматривая комнату. Кто же это был? Одна из трех пар сул'дам и дамани? Может ли дамани быть Другом Темного, а ее сул'дам об этом не знать? А наоборот? Эта дворянка с белой прядкой в волосах выглядит подозрительно...

 

Или это один из многочисленных офицеров? Галган? Тайли? Генерал Знамени Гериш? Она стояла у стены комнаты, сердито глядя на него. Ох уж эти женщины. У нее прелестный задок, но Мэт упомянул об этом только по-дружески. Он же теперь женат.

 

Неприятный факт заключался в том, что здесь столько народу, что Мэт мог бы рассыпать на полу просо, и к исходу дня получилась бы мука. Предполагалось, что все они безусловно достойны доверия и неспособны предать Императрицу, да живет она вечно. Чего с ней никак не случится, если шпион ускользнет.

 

- Мэт, - сказала Илэйн. - Кто-то еще должен знать, что ты замышляешь. Если ты погибнешь, мы должны довести дело до конца.

 

Что ж, это был довольно весомый довод. Он сам думал об этом. Убедившись, что его текущие приказы исполняются, он приблизился к Илэйн, посмотрел на всех в комнате и невинно улыбнулся. Им ни к чему знать о его подозрениях.

 

- Почему ты смотришь на всех искоса? - тихо спросила Илэйн.

 

- Проклятье, ни на кого я искоса не смотрю, - сказал Мэт. - Выйдем. Я хочу пройтись и глотнуть немного свежего воздуха.

 

- Нотай? - спросила Туон, поднимаясь.

 

Он не обернулся к ней - такой взгляд мог пробуравить дырки в прочной стали. Вместо этого, он просто вышел из штабного здания. Илэйн и Бергитте последовали за ним через несколько секунд.

 

- Что такое? - спросила Илэйн мягко.

 

- Там много ушей, - сказал Мэт.

 

- Ты подозреваешь, что шпион прямо в командной...?

 

- Подожди! - Мэт взял ее за руку и повел подальше. Он приветственно кивнул кому-то из Стражи Последнего Часа, и они заворчали в ответ. Для Стражей Последнего Часа такое поведение могло считаться удивительной разговорчивостью.

 

- Ты можешь говорить свободно, - сказала Илэйн. - Я только что сплела стража против подслушивания.

 

- Спасибо, - сказал Мэт. - Я хочу, чтобы ты удалилась из командного штаба. Я скажу тебе, что я делаю. Если что-то пойдет не так, ты должна будешь выбрать нового генерала, хорошо?

 

- Мэт, - сказала Илэйн. - Если ты думаешь,что там есть шпион...

 

- Я знаю, что там есть шпион, - сказал Мэт. - И, таким образом, я собираюсь использовать этого приятеля. Это должно сработать. Доверься мне.

 

- Да, и ты так уверен, что у тебя уже есть запасной план на случай твоего провала.

 

Он не обратил внимания, кивнув Бергитте. Она осмотрелась вокруг, сложа руки, наблюдая за теми, кто пытается подойти слишком близко.

 

- Насколько ты хороша в картах, Илэйн? - спросил Мэт.

 

- В чем? Мэт, сейчас не время для азартных игр.

 

- Сейчас самое подходящее время для азартной игры. Илэйн, ты видишь, насколько нас превосходят? Как ты ощущаешь себя на земле, когда Демандред атакует? Большая удача, что он не решается Переместиться прямо сюда к командному штабу и атаковать нас. Я подозреваю, он боится, что Ранд прячется где-то здесь, и он попадет в засаду. Но, кровь и кровавый пепел, он силен. Без рискованной игры мы покойники. Готовые. Погребенные.

 

Она замолчала.

 

- Главный фокус в картах в том, - сказал Мэт, подняв палец, - Что они совсем не похожи на кости. Играя в кости, ты рассчитываешь выиграть, как можно больше бросков. Чем больше, тем лучше, все зависит от случая, понимаешь? Но играя в карты, ты должен подтолкнуть своих соперников делать ставки. Большие ставки. Чтобы добиться этого, ты должен проиграть немного. Или много.

 

- В нашем положении это не сложно, поскольку мы в меньшинстве и понесли тяжелые потери. Единственный шанс на победу - поставить все на верную карту. В картах ты можешь проиграть девяносто девять партий из ста, зато выиграв последний раз, вернешь свой проигрыш сполна. До тех пор, пока твой соперник играет безрассудно. До тех пор, пока ты можешь вынести потери.

 

- И это то, что ты делаешь? - спросила Илэйн. - Притворяешься, что мы проигрываем?

 

- Нет, кровавый пепел, - сказал Мэт. - Притворяться я не могу. Это он раскусит. Я проигрываю на самом деле, но при этом слежу и жду момента, чтобы сделать последнюю ставку, которая принесет окончательную победу.

 

- И когда же мы сделаем ход?

 

- Когда придет верная карта, - сказал Мэт. Он поднял руку, пресекая ее возражения. - Я узнаю, Илэйн, проклятье, я просто это увижу. Вот все, что я могу сказать.

 

Она положила руки на свой раздувшийся живот. Свет, казалось, он становится больше с каждым днем.

- Прекрасно. Что ты планируешь для армии Андора?

 

- Я уже отправил Тэма и его людей вдоль реки на руины, - сказал Мэт. - Что до остальных твоих войск, лучше всего, если вы поможете у брода. Демандред, вероятно, рассчитывает, что троллоки на севере пересекут реку и ударят по нашей обороне ниже по течению, со стороны шайнарцев, тогда как остальные троллоки и шарцы атакуют со стороны Высот, чтобы оттеснить нас от брода и выше по течению.

 

Они попытаются зажать нас в тиски, окружить, и тогда все будет кончено. Демандред направил свою силу на Мору, чтобы остановить реку, и, должно быть, скоро преуспеет. Посмотрим, есть ли способ сделать эту работу для нас. Но когда вода уйдет, нам понадобится сильная оборона в том месте, чтобы остановить троллоков, когда они попытаются перейти по руслу. Вот для чего нужны твои войска.

 

- Мы пойдем, - сказала Илэйн.

 

- Мы? - рявкнула Бергитте.

 

- Я еду с моими войсками, - сказала Илэйн, подходя к лошадям.

 

- Становится все более очевидным, что я не смогу ничего сделать здесь, и Мэт хотел бы, чтобы я ушла с позиции командующего. Я, будь все проклято, должна идти.

 

- Сражаться? - недоумевала Бергитте.

 

- Мы уже сражаемся, Бергитте, - сказала Илэйн. - Шарские направляющие могут перебросить десять тысяч солдат атаковать Дашарский Выступ, или эту расщелину, в любую минуту. Пойдем. Я обещаю, что позволю тебе взять столько гвардейцев для охраны, что я не смогу чихнуть, не забрызгав десяток из них.

 

Бергитте вздохнула, и Мэт сочувственно посмотрел на нее. Она кивнула на прощанье и отошла вместе с Илэйн.

 

"Прекрасно", - подумал Мэт, повернувшись обратно к штабному зданию. Илэйн сделает, что должна, а Талманес дождется его сигнала. Теперь - настоящий вызов.

 

Сможет ли он уговорить Туон сделать то, что он хочет?

 

****

 

Галад вел кавалерию Детей Света в стремительную атаку вдоль Моры, недалеко от руин. Здесь Троллоки навели мосты для переправы. Тел плавало так же много, как и листьев в осеннем пруду - лучники хорошо знали свою работу.

 

Дети Света вступали в схватку с теми Троллоками, которые в конце концов смогли переправиться. Галад нагнулся и, крепко держа копьё, пронзил шею громадного Троллока с медвежьей мордой; он продолжал двигаться вперед, кровь текла с наконечника копья, Троллок упал позади него на колени.

 

Он направил Сидаму прямо в гущу Троллоков, сбивая их или заставляя их отскочить в сторону. Сила кавалерийской атаки была в численности, а те, кого Галад вынудил отскочить, могли быть растоптаны лошадьми скачущими за ним.

 

За его атакой последовали залпы от людей Тэма, которые обстреливали главную массу троллоков, столпившихся на берегах реки. Те, что были позади, напирали, топча раненых.

 

Голевер и несколько других Чад присоединились к Галаду и атаковали. Они скакали вдоль переднего ряда троллоков, прорываясь наружу из вражеского строя. Затем он и его люди развернулись и поспешили обратно, собирая небольшие группы воинов, сражавшиеся отдельно друг от друга.

 

Поле битвы было огромно. У Галада ушел почти час на то, чтобы добраться до всех таких групп, вытащить их из котла и отправить в руины, чтобы Тэм или кто-то из его капитанов могли сформировать из выживших новые Знамена. Постепенно, по мере того, как они несли потери, изначальные формирования смешивались друг с другом. Не одни только наемники теперь были с Чадами. Под командованием Галада были гэалданцы, воины Крылатой Гвардии и пара Стражей, Кнайл и Аликс. Оба потеряли своих Айз Седай. Галад не ожидал, что эти двое продержатся долго, но сражались они с ужасающей яростью.

 

Отправив в руины очередную группу выживших, Галад перевел Сидаму на медленный шаг, слыша тяжелое дыхание лошади. Поле позади превратилось в проклятое месиво из крови и грязи. Коутон был прав, оставив Чад здесь. Вероятно, Галад его недооценивал.

 

- Сколько мы уже сражаемся, ты можешь сказать? - спросил Голевер, скакавший сбоку. Его накидка Детей Света была разорвана, оголив кольчугу. Часть колец на левом боку была рассечена троллочьим мечом. Он держался, но следы крови давали понять, что многие из этих колец прошли сквозь нижнюю стеганую рубаху и вонзились в бок. Но не похоже, что он истекал кровью, так что Галад ничего не сказал.

 

- Сейчас уже полдень, - предположил он, хотя за облаками не было видно солнца. Он был вполне уверен, что сражаются они уже четыре или пять часов.

 

- Думаешь, ночью они остановятся? - спросил Голевер.

 

- Сомневаюсь, - ответил Галад. - Если битва вообще продлится так долго.

 

Голевер посмотрел на него с тревогой:

- Ты думаешь...

 

- Я не могу разобраться в происходящем. Коутон направил сюда столько войск, и убрал всех от Высот, насколько я могу судить. Я не знаю, зачем. И вода в реке... тебе не кажется, что ее течение становится порывистым? Выше по течению дела, должно быть, идут плохо, - он покачал головой. - Вероятно, если бы я мог увидеть большую часть поля битвы, я мог бы понять план Коутона.

 

Он был солдатом. Солдату не нужно полностью понимать планы боя, чтобы следовать приказам. Однако, обычно Галад, по крайней мере, мог разобраться в стратегии той стороны, на которой сражался, по полученным командам.

 

- Мог бы ты хотя бы представить себе битву такого масштаба? - спросил Голевер, повернув голову. Пехота Арганды ударила по троллокам на реке. Все больше и больше отродий Тени переправлялись - Галад с тревогой понял, что течение реки полностью остановилось.

 

 

Отродья Тени получили поддержку за последний час. Бой должен был быть жестким, но, по крайней мере, у них было численное превосходство даже теперь, после того, столько троллоков было убито. Коутон знал, что река остановится. Вот почему он отправил сюда столько войск - чтобы остановить этот натиск.

 

"Свет, - подумал Галад. - Сейчас я вижу Игру Домов прямо на поле битвы". Да, он определенно недооценивал Коутона.

 

Грузило с красной лентой неожиданно упало шагах в двадцати, ударив в голову дохлого троллока. Высоко вверху закричал ракен, продолжая свой полет. Галад направил Сидаму вперед, и Голевер спешился, чтобы вручить ему послание. Врата были полезны, зато гонцы на ракенах могли обозревать все поле боя и высматривать знамена каждого отдельного командира, чтобы доставить ему приказы.

 

Голевер передал ему бумагу, и Галад достал список шифров, который держал в кожаном кармашке в сапоге. Шифр был прост - список чисел со словами сбоку. Если в приказах нужное слово не сочетается с нужным числом, к ним следует отнестись с подозрением.

 

"Дамодред, - гласил приказ. - Бери с собой десяток лучших людей из твоей двадцать второй группы, и двигайся с ними к Броду Хавал. Остановись, когда увидишь знамена Илэйн и жди там нового приказа.

P.S. Если вдруг встретишь троллоков с палицами, думаю, ты можешь позволить Голеверу сразиться с ними, насколько я знаю, у тебя проблемы с этими типами.

Мэт."

 

Галад со вздохом показал письмо Голеверу. Шифр подтверждал его подлинность - "двадцать два" сочеталось с "палицей".

 

- Чего он от нас хочет? - спросил Голевер.

 

- Хотел бы я знать, - сказал Галад. Он правда хотел.

 

- Я соберу людей, - сказал Голевер. - Полагаю, вам нужны Харнеш, Мэллоун, Брокель... - он перечислил всех.

 

Галад кивнул.

- Хороший выбор. Что ж, не могу сказать, что приказ мне не нравится. Моя сестра, судя по всему, тоже вышла сражаться. Я присмотрю за ней, - кроме того, он надеялся увидеть другую часть поля боя. Возможно, это поможет ему понять, что затевает Коутон.

 

- Как прикажете, Лорд Капитан-Командор, - сказал Голевер.

 

****

 

Темный атаковал.

 

Это была попытка разорвать Ранда, постепенно разрушая его. Темный стремился захватить каждую частицу сущности Ранда, а затем уничтожить ее.

 

Ранд не мог ни вздохнуть, ни закричать. Нападение осуществлялось не на тело, ведь в этом месте его не было, было лишь воспоминание о нем.

 

Ранд удерживал себя. С трудом. Перед лицом этой ужасающей атаки любая идея о победе над Темным, или об уничтожении его, пропадала. Ранд не мог победить. Он мог только не сдаваться.

 

Это ощущение нельзя было описать. Как будто Темный рвал его на куски, и в то же время пытался уничтожить его полностью, нанося удары со всех сторон одновременно.

 

Ранд упал на колени. Это была его проекция, но чувства казались настоящими.

 

Прошла вечность.

 

Ранд переносил всё это. Сокрушительное давления, шум разрушения. Он выдерживал это, стоя на коленях, сжав непослушные пальцы, пот выступил на его лице. Он терпел всё это, не опуская головы.

 

- Это все, что ты можешь? - прорычал Ранд.

 

Я ОДЕРЖУ ПОБЕДУ.

 

- Ты сделал меня сильным, - сказал Ранд срывающимся голосом. - Когда ты или твои приспешники пытались уничтожить меня, каждый раз ваша неудача была ударом молота кузнеца по металлу. Эта попытка... - Ранд глубоко вдохнул. - Эта твоя попытка - ничто. Я не сломаюсь.

 

ТЫ ОШИБАЕШЬСЯ. Я НЕ ПЫТАЮСЬ УНИЧТОЖИТЬ ТЕБЯ. ЭТО ПОДГОТОВКА.

 

- К чему?

 

Я ПОКАЖУ ТЕБЕ ИСТИНУ.

 

Части Узора.. нити.. вдруг переплелись перед Рандом, расщепляя основной поток сотнями крошечных ручейков. Он знал, что это не Узор на самом деле, не более, чем его тело сейчас. Чтобы представить что-то настолько всеобъемлющее как ткань реальности, его мышлению требовался какой-нибудь привычный образ. Это было то, что выбрало его сознание.

 

Нити переплетались сравнимо с потоком Единой Силы, только здесь были тысячи их, и цвета были более разнообразными, более живыми. Каждый как туго натянутая струна. Или луч света.

 

Они появились вместе, сплетенные как полотно, создавая видения вокруг него. Вязкую землю, запятнанные черным растения, поникшие деревья с ветвями, подобными рукам, утратившим силу.

 

Это стало реальностью. Заставляя себя встать, Ранд почувствовал землю под ногами, запах дыма в воздухе. Он услышал... стоны скорби. Ранд повернулся и увидел себя на почти пустом склоне над темным городом с черными каменными стенами. Внутри теснились здания, приземистые и унылые, как бараки.

 

- Что это? - прошептал Ранд. Что-то было знакомым в этом месте. Он посмотрел вверх, но не смог увидеть солнце через облака, закрывшие все небо.

 

- ТО, ЧТО БУДЕТ.

 

Ранд потянулся к Единой силе, но отшатнулся в отвращении. Порча вернулась, но она была хуже - гораздо хуже. Там, где когда-то была темная пленка на расплавленном свете саидин, теперь был слой грязи такой большой, что он не мог пробить его. Ему бы пришлось погрузиться в темноту, нырнуть в нее, чтобы поискать Единую Силу под ней, если, конечно, она все еще была там. Простая мысль заставила желчь подняться по горлу, и ему пришлось сражаться с позывом опустошить желудок.

 

Он двинулся к этой крепости. Почему это место кажется ему знакомым? Он в Запустении, вид растений это подтверждает. Он мог чувствовать гниль в воздухе, если бы растений было недостаточно. Было душно, как знойным летом в заболоченной глуши, несмотря на облака.

 

Он спустился с небольшого склона и увидел несколько фигур, работавших поблизости. Мужчины с топорами вырубали деревья. Их было около дюжины. Приближаясь, Ранд огляделся по сторонам и увидел нечто, что было Темным. Это выглядело как дыра на горизонте, поглотившая часть пространства. Напоминание о том, что все то, что Ранд видит сейчас – не реально?

 

Он прошел мимо пней, оставшихся на месте срубленных деревьев. Люди собирали дрова? В звуках топоров и позах рабочих Ранд не замечал силы, которую следовало ожидать от лесорубов. Удары были вялыми, мужчины работали с опущенными плечами.

 

Человек слева... Приблизившись, Ранд узнал его, несмотря на сгорбленную спину и морщины. Свет! Тэму было не меньше семидесяти, а то и восемьдесят. Почему же он занят такой тяжелой работой?





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...