Главная Обратная связь

Дисциплины:






Из записной книги Лойала, сына Арента, сына Халана, Четвёртая Эпоха. 4 страница



 

Это - видение, подумал Ранд. Кошмар. Собственное творение Темного. Это нереально.

 

И все же, находясь здесь, Ранду трудно было не вести себя так, словно все это на самом деле. Так и было, в некотором смысле. Темный создал это место, используя скрытые ответвления Узора - возможности, которые расходились от истинной реальности, как рябь расходится кругами от камня, брошенного в воду.

 

— Отец? — спросил Ранд.

 

Тэм повернулся, но его глаза не задержались на Ранде.

 

Ранд взял Тэма за плечо.

- Отец!

 

Тэм мгновение постоял, никак не реагируя, затем вернулся к работе и занес топор. Неподалеку Даннил и Джори корчевали пень. Они тоже были в возрасте - мужчины средних лет. Даннил, похоже, был болен ужасной болезнью, его бледное лицо и кожу покрывали какие-то язвы.

 

Топор Джори глубоко вонзился в землю, и из-под него потоком хлынули насекомые - топор прорубился в их гнездо.

 

Рой насекомых побежал вверх по ручке топора и окутал Джори. Тот закричал, отмахиваясь, но когда он раскрыл рот, насекомые проникли внутрь. Ранд слышал о таком - смертельный рой, одна из многочисленных угроз Запустенья. Он протянул руку к Джори, но тот повалился набок; он умер так быстро, что человек за это время успел бы сделать один вдох.

 

Тэм закричал от ужаса и бросился бежать. Ранд смотрел, как его отец мчится в чащу, спасаясь от роя. Вдруг что-то спрыгнуло на него из ветвей, быстрое, как удар кнутом, и обвилось вокруг шеи Тэма, заставив его остановиться.

 

- Нет! - крикнул Ранд. Это было не по-настоящему. И все равно он не мог просто смотреть, как умирает его отец. Он потянулся к Источнику сквозь грязную тьму порчи. Казалось, та пытается удушить его, и он потратил мучительно долгое время, пытаясь найти саидин. Когда же это удалось ему, удалось зачерпнуть только жалкую струйку.

 

И все равно он с криком направил силу, метая огненные стрелы в лиану, схватившую его отца. Тэм упал, пока лианы, корчась в огне, умирали.

 

Тэм не двигался. Его мертвый взгляд был устремлен вверх.

 

- Нет! - Ранд обернулся к рою и уничтожил его плетением Огня. Хотя прошли считанные секунды, от Джори остались только кости.

 

Насекомые лопались с треском, когда он сжигал их.

 

- Направляющий... - выдохнул Даннил, скорчившийся неподалеку. Его глаза расширились, когда он глядел на Ранда. Другие дровосеки бежали в дикий лес, и Ранд услышал несколько криков.

 

Ранд не мог удержаться от рвоты. Порча... была такой ужасной, такой гнилой. Он не мог больше держаться за Источник.

 

- Пойдем, - сказал Даннил и схватил Ранда за руку. - Пойдем, ты нужен мне.



 

- Даниил, - прохрипел Ранд, вставая. - Ты не узнаешь меня?

 

- Пойдем, - повторил Даниил, толкая Ранда в сторону крепости.

 

- Я - Ранд. Ранд, Даниил. Возрожденный Дракон.

 

В его глазах не промелькнуло и тени узнавания.

 

- Что он с вами сделал? - прошептал Ранд.

 

- ОНИ НЕ УЗНАЮТ ТЕБЯ, МОЙ ВРАГ. Я ИХ ПЕРЕДЕЛАЛ. ЗДЕСЬ ВСЕ ТЕПЕРЬ МОЕ. ОНИ НЕ ЗНАЮТ, ЧЕГО ЛИШИЛИСЬ. ИМ НЕ ДАНО ЗНАТЬ НИЧЕГО, КРОМЕ МЕНЯ.

 

- Я отвергаю тебя, - прошептал Ранд. - Я тебя отвергаю.

 

- ОТВЕРГАЯ СОЛНЦЕ, ТЫ НЕ ЗАСТАВИШЬ ЕГО СЕСТЬ. ОТВЕРГАЯ МЕНЯ, ТЫ НЕ ПРЕДОТВРАТИШЬ МОЮ ПОБЕДУ.

 

- Пойдем, - сказал Даниил, подталкивая Ранда. - Пожалуйста, ты должен спасти меня!

 

- Прекрати это, - сказал Ранд.

 

- ПРЕКРАТИТЬ? ЭТОМУ НЕТ КОНЦА, ВРАГ. ЭТО СУЩЕСТВУЕТ. Я СОЗДАЛ ЭТО.

 

- Это лишь твое воображение.

 

- Пожалуйста, - сказал Даниил.

 

Ранд позволил втащить себя в темную крепость.

- Что ты там делал, Даниил? - спросил Ранд. - Зачем вы собирали дрова в Запустении? Это не безопасно.

 

- Это было нашим наказанием. - прошептал Даниил. - Тех, кто разочаровал наших хозяев, отправляют туда с приказом принести дерево, которое нужно срубить собственными руками. Даже если земля и ветки не убьют тебя, звук ударов топором по дереву привлекает много других вещей.

 

Ранд хмурился, пока они шагали по дороге, ведущей к городу и его мрачной крепости. Да, это место было знакомым. Дорога на карьер, удивленно подумал Ранд. И это там, впереди. Крепость возвышалась на месте, где когда-то была Лужайка в центре Эмондова Луга.

 

Запустение достигло Двуречья.

 

Облака наверху, казалось, давили на Ранда, и он слышал крики Джори в голове. Он снова увидел Тэма, отбивающегося изо всех сил, пока его душили.

 

Это не по настоящему

 

Это то, что может случиться, если Ранд проиграет. Так много людей зависит от него... так много. В чем-то он уже потерпел неудачу. Он должен был бороться, чтобы в его голове не рос список тех, кто умер, служа ему. Он не защитил их, даже если спас других.

 

Эта атака отличалась от той, которой Темный пытался уничтожить его сущность. Ранд чувствовал, что Темный пытается запустить в него свои щупальца, внушая ему сомнения, тревогу, страх.

 

Даннил привел его к стенам деревни, где ворота охранялись парой Мурддраалов в их неподвижных плащах. Они скользнули вперед.

- Тебя послали собирать дрова, - прошипели бледные губы одного из них.

 

- Я... я привел этого человека! - сказал Даннил, пятясь. - Дар нашему господину! Он может направлять. Я нашел его для вас!

 

Ранд закричал и потянулся к Единой Силе вновь, купаясь в грязи порчи. Он достиг струйки саидин и схватился за нее.

 

Но силу тут же выбили у него. Щит возник между ним и Источником.

 

- Это все не по-настоящему, - прошептал он и повернулся посмотреть на того, кто направлял.

 

Найнив, одетая в черное, прошла через ворота.

- Дикарь? - спросила она. - Как он мог выжить так долго? Ты хорошо постарался, Даннил. Я дарую тебе жизнь. Не подведи меня вновь.

 

Даннил, рыдая от радости, проскользнул мимо Найнив в город.

 

- Это не настоящее, - сказал Ранд, когда Найнив связала его потоками Воздуха, затем поволокла его в фальшивый Эмондов Луг, созданный Темным. Два Мурддраала следовали рядом с ней. Теперь это был большой город. Дома вызывали ощущение, будто он видит мышей, собравшихся вместе в ожидании кота, все одинаковые, серые, однообразные. Люди, толпившиеся в переулках, опускали глаза.

 

Люди склонялись перед Найнив, называя ее "Госпожой". Другие называли ее "Избранной". Два Мурддраала следовали через город, как тени. Когда Ранд и Найнив достигли крепости, во внутреннем дворе собралась небольшая группа. Двенадцать человек - Ранд чувствовал, что четверо мужчин в группе удерживают саидин, но среди всех узнал только Дамера Флинна. Женщин он никогда не видел в Двуречье.

 

Их было тринадцать. И тринадцать Мурддраалов, собравшихся вместе под небом, затянутым облаками. Впервые с тех пор, как началось видение, Ранд почувствовал страх. Только не это. Что угодно, только не это.

 

Что, если они его Обратят? Это не было реальностью, но было одной из версий реальности. Отражение мира, созданное Темным. Что будет с Рандом, если они Обратят его здесь. Неужели он будет так легко захвачен?

 

В панике он начал вырываться из пут Воздуха. Разумеется, это были безнадежные попытки.

 

- Ты интересный, - сказала Найнив, повернувшись к нему. Она выглядела ни на день не старше, чем тогда, когда он оставил ее в пещере, но были другие различия. Она снова заплела волосы в косу, но ее лицо теперь было более сухое, более... резкое. И ее взгляд...

 

Ее взгляд был совсем неправильным.

 

- Как ты выжил здесь? - спросила она у него. - Как ты оставался нераскрытым столь долго?

 

- Я пришел оттуда, где нет власти Темного.

 

Найнив рассмеялась:

- Вздор. Детские сказочки. Великий Повелитель правил всегда.

 

Ранд мог видеть это. Его связь с Узором позволяла ему различить и скрытые ответвления. Эта возможность... она была реальна. Это был один из путей, которым мог пойти мир. Здесь Темный одержал верх в Последней Битве и разрушил Колесо Времени.

 

Это позволило ему изменить Узор, сплести его по- другому. Все живые забыли прошлое, и знали теперь лишь то, что Темный вложил в их разум. Ранд мог прочесть правду и историю этого места в нитях Узора, которых он коснулся раньше.

 

Найнив, Эгвейн, Логайн и Кадсуане теперь стали Отрекшимися, Обращенными к Тени против собственной воли. Морейн казнили за то, что она оказалась слишком слаба.

 

Илэйн, Мин, Авиенда... Они были отданы на вечные пытки в Шайол Гул.

 

Этот мир был ожившим кошмаром. Каждый из Отрекшихся правил, как деспот, в собственной малой части мира. Царила вечная осень, а они бросали армии и Повелителей Ужаса и сражались друг с другом. Вечная битва.

 

Запустение разрослось по всем океанам. Шончан больше не было, их земли были разрушены до такой степени, что только крысы и вороны могли жить там. Всякий, кто мог направлять, был обнаружен в юности и Обращен. Темному не хотелось рисковать тем, что кто-то может вновь вернуть миру надежду.

 

И никто никогда не сможет.

 

Ранд закричал, когда тринадцать начали направлять.

 

- Это худшее, что есть у тебя? - выкрикнул он.

 

Они давили своей волей на него. Он чувствовал их, как гвозди, вбиваемые в его череп, терзающие его плоть. Он оттолкнул их всей своей силой, но другие начали давить на него толчками. Каждый такой толчок, как удар топора, пробивался все глубже и глубже.

 

ИТАК, Я ПОБЕДИЛ.

 

Неудача болью отозвалась в душе Ранда - осознание того, что все это произошло по его вине. Найнив и Эгвейн Обращены из-за него. Те, кого он любил, стали игрушками для Тени.

 

Ранд должен был защитить их.

 

Я ПОБЕДИЛ, СНОВА,

 

- Ты думаешь, я все еще тот же юнец, которого Ишамаэль так старался напугать? - выкрикнул Ранд, борясь со своим страхом и стыдом.

 

БИТВА ЗАКОНЧИЛАСЬ.

 

- Она еще даже не началась! - закричал Ранд.

 

Реальность вокруг него вновь раскололась, рассеченная лентами света. Лицо Найнив распалось, как кружево, сплетенное из гнилых ниток. Земля рассеялась, и крепость перестала существовать.

 

Ранд сбросил путы Воздуха, которых никогда здесь не существовало в действительности. Неустойчивая реальность, созданная Темным, распадалась на части. Нити света вырвались наружу, дрожа, как струны арфы.

 

Они ждали, чтобы быть сплетенными.

 

Ранд глубоко вздохнул сквозь зубы и посмотрел во тьму позади нитей.

- Я не буду просто сидеть на месте и страдать на этот раз, Шайитан. Я не буду захвачен твоими кошмарами. Я стал чем-то большим, чем был когда-то.

 

Ранд поймал нити, вившиеся вокруг него - сотни и сотни их. Это не были ни Огонь, ни Воздух, ни Вода, ни Земля и ни Дух. Это было нечто гораздо более глубокое, каким-то образом более разнообразное. Каждая была сама по себе, уникальная. Вместо Пяти Стихий, здесь были тысячи.

 

Ранд собрал их вместе, он держал в руке ткань самого мироздания. Затем он начал сплетать их в другую вероятность.

 

- Теперь, - сказал Ранд, глубоко дыша, пытаясь изгнать ужас от того, что он увидел, - Теперь я покажу ТЕБЕ, что будет.

 

****

 

Брин поклонился.

- Люди на позициях, Мать.

 

Эгвейн глубоко вздохнула. Мэт отправил силы Белой Башни через сухое русло реки ниже брода и вокруг западной стороны болот; настало время для Эгвейн, чтобы присоединиться к ним. Мгновение она колебалась, глядя через Врата на командный пункт Мэта. Эгвейн встретилась взглядом через стол с шончанской женщиной, где она властно восседала на своем троне.

 

"Я с тобой не закончила", подумала Эгвейн.

 

- Идем, - сказала она, оборачиваясь и давая Юкири знак закрывать Врата в командный пункт Мэта. Она держала са'ангриал Воры в руке, перебирая его пальцами, когда выходила из своей палатки.

 

Она помедлила, когда кое-что увидела. Что-то мелкое на земле. Крошечная паутина трещин на камнях. Она наклонилась.

 

- Их все больше и больше вокруг, Мать, - сказала Юкири, наклоняясь рядом с ней. - Мы думаем, трещины распространяются, когда направляют Повелители Ужаса. Особенно, если используется Погибельный огонь.

 

Эвгейн осмотрела их. Они были похожи на обычные трещины на ощупь, но выглядели уходящими в абсолютное ничто. Чернота была слишком глубокая для обычных трещин, она не могла появиться от падающего света.

 

Она направила. Все пять стихий вместе, исследуя трещины. Да...

 

Она не знала точно, что именно она сделала, но созданное плетение накрыло трещины как повязка. Чернота исчезла, оставляя только обычные трещины и тонкий слой кристаллов.

 

- Интересно, - сказала Юкири. - Что это за плетение?

 

- Не знаю, - ответила Эгвейн. - Просто почувствовала, что оно было верным. Гавин, ты... - Она затихла.

 

Гавин.

 

Эгвейн резко выпрямилась. Она смутно помнила, как он вышел из палатки командования подышать свежим воздухом. Как давно это было? Она медленно повернулась, почувствовав, где он находится. Узы показывали направление. Она остановилась, когда определила, где он.

 

Она смотрела в направлении русла реки, чуть выше брода, где Мэт разместил силы Илейн.

 

О, Свет.

 

- Что? - спросила Сильвиана.

 

- Гавин ушел сражаться, - сказала Эгвейн, с усилием сохраняя свой голос спокойным. Самый глупый шерстеголовый болван на свете! Разве не мог подождать час или два, пока ее армии не прибудут на позиции. Она знала, что он стремился к битве, но он должен был, по крайней мере, спросить!

 

Брин тихо простонал.

 

- Пошлите кого-нибудь за ним, - сказала Эгвейн. Теперь ее голос был холоден и сердит. Она не могла скрыть интонаций. - Похоже, он с армиями Андора.

 

- Я сделаю это, - сказал Брин, держа одну руку на мече, а другой подзывая конюха. - Мне нельзя доверять командование армиями, но, по крайней мере, это я сделать могу.

 

- Это имеет смысл. Возьми с собой Юкири. - проговорила она. - Как только найдете моего глупого Стража, Переместите его к западу от трясин.

 

Брин поклонился, затем отступил. Суан, колеблясь, наблюдала за ним.

 

- Можешь пойти с ним, - сказала Эгвейн.

 

- Это то место, где вы во мне нуждаетесь? - Спросила Суан.

 

- Вообще то, - Эгвейн понизила голос, - я хочу, чтобы кто-нибудь был рядом с Мэтом и императрицей шончан и стал ушами, которые умеют слышать то, о чем не говорят.

 

Суан кивнула, выражая одобрение и даже гордость. Эгвейн была Амерлин и она не нуждалась в выказываниях эмоций от Суан, но все же это сняло немного изматывающей ее усталости.

 

- Ты выглядишь удивленной, - сказала Эгвейн.

 

- Когда Морейн и я намеревались найти мальчика, - сказала Суан, - То я даже понятия не имела, что Узор пошлет нам также и вас.

 

- Как твою замену? - спросила Эгвейн.

 

- Когда королева стареет, - сказала Суан, - она начинает думать о наследии. Свет, каждая хозяйка, вероятно, начинает думать то же самое. Будет ли у неё преемник для владения тем, что она создала? По мере того как женщина становится мудрее, она понимает: то, что она может достигнуть сама, меркнет по сравнению с тем, чего может достичь её наследие. Я полагаю, что не в праве требовать от вас того же, чего и от себя, я была не всегда рада тому, чего достигла. Но всё же... Приятно знать, что есть и мой вклад в создании того, что грядет. И если бы женщина пожелала наследия, она не могла бы мечтать о большем, чем об одной из таких, как вы. Спасибо вам. Я буду следить за этой шончанкой для вас, может быть, помогу бедной Мин выпутаться из сети рыбы-клыка, в которую она угодила.

 

Суан двинулась прочь, призывая Юкири создать ей Врата до того, как та уйдет с Брином. Эгвейн улыбнулась, глядя, как она целует генерала. Суан. Целует мужчину в открытую.

 

Сильвиана направила и Эгвейн забралась в седло Дайшара, как только перед ними открылись Врата. Она обняла Источник, держа са'ангриал Воры перед собой и поскакала сразу за группой гвардейцев Башни. На нее немедленно обрушился запах дыма.

 

Верховный Капитан Чубейн ждал ее с другой стороны. Темноволосый мужчина всегда поражал ее, так как был слишком молодым для своего назначения, но она полагала, что не все командующие, как Брин, должны иметь серебринку в волосах. В конце концов, они поручили эту битву кое-кому, кто был лишь немного старше ее, а она была самой молодой Амерлин из когда либо существовавших.

 

Эгвейн обернулась к Высотам и обнаружила, что едва видела их сквозь огни пожаров на склоне и восточных окраинах трясин.

 

- Что случилось? - Спросила она.

 

- Огненные стрелы, - ответил Чубейн, - Которые пускают наши войска у реки. Сначала я подумал, что Коутон рехнулся, но теперь понимаю, чего он добивается. Он обстреливает троллоков, рассчитывая поджечь поля на Высотах и там, где их лагерь, чтобы дать нам прикрытие. Подлесок там сухой и горючий, как трут. В настоящее время огонь загнал троллоков и шарскую конницу обратно вверх. И я полагаю, что, по плану Коутона, дым скроет наши перемещения возле болот.

 

Тень знала бы, что здесь кто-то перемещается, но сколько войск и в каком составе... они должны будут больше полагаться на разведчиков, а не на их подавляющее преимущество на вершине Высот.

 

- Какие будут приказы? - проговорил Чубейн.

 

- Он вам не говорил? - спросила Эгвейн.

 

Он покачал головой.

- Он просто разместил нас здесь.

 

- Мы продолжим движение по западной стороне трясин и зайдем к Шарцам сзади, - сказала она.

 

Чубейн проворчал.

- Это слишком раздробит наши силы. А теперь он штурмует Высоты после того, как отказался от них?

 

У нее не было ответа. Ну, по сути, у нее был один - назначить Мэта ответственным. Она снова бросила взгляд через трясины туда, где ощущала Гавина. Он сражался будто бы в...

 

Эгвейн колебалась. Ее предыдущее ощущение Гавина определило его местонахождение как на реке, но после перемещения через Врата, она лучше определила направление к нему. Он не был на реке с армиями Илэйн.

 

Гавин был на самих Высотах, где Тень держалась наиболее прочно.

 

"О, Свет!", подумала она. "Гавин... Что ты делаешь?"

 

****

 

Гавин шагал сквозь дым. Черные усики дыма вились вокруг него, а от жара тлеющей травы было горячо ногам, но огонь уже почти выгорел здесь, на вершине Высот, оставив темную от пепла землю.

 

Почерневшие тела и обломки драконов лежали подобно кучам золы и угля. Гавин знал, что иногда, чтобы возобновить поля, фермеры сжигают сорняки, оставшиеся с прошлого года. Теперь горел сам мир. Когда он скользил сквозь завихрения черного дыма, повязав на лицо смоченный платок, то молился о возобновлении.

 

По всей земле стелилась паутина трещин. Тень разрушала эту землю.

 

Большинство Троллоков собралось на Высотах, оглядывая Брод Хавал, хотя некоторые занимались тем, что подтягивали тела со склона. Возможно, они были привлечены запахом горящей плоти. Мурддраал появился из дыма и начал их ругать на языке, который Гавин не понимал. Тот начал стегать кнутом по спинам Троллоков.

 

Гавин замер на месте, но Получеловек не замечал его. Он повел отбившихся Троллоков туда, где собрались остальные. Гавин ждал, тихо дыша через платок, чувствуя, как тени Кровавых Ножей обвивают его. Три кольца делали свое дело. Он чувствовал себя опьяневшим, его конечности двигались слишком быстро, когда он шел. Ему потребовалось время, чтобы привыкнуть к изменениям и сохранять равновесие каждый раз, когда он перемещался.

 

Волкообразный Троллок поднялся из-за ближайшей кучи щебня и нюхал воздух, выслеживая Исчезающего. Затем Троллок выполз из своего укрытия с трупом, переброшенным через его плечо. Он прошел мимо не более чем в пяти футах от Гавина, где остановился и снова понюхал воздух. Затем, горбясь, двинулся дальше. За телом, которое он нес, волочился плащ Стража. Бедный Саймон. Он больше никогда не сыграет в карты. Гавин тихо прорычал и до того, как смог бы себя остановить, прыгнул вперед. Он двинулся в Поцелуе Змеи, крутанулся и отсек голову Троллока с плеч.

 

Тело рухнуло на землю. Гавин стоял с вытащенным мечом, затем проклял себя, присел и попятился в дым. Он замаскировал бы его запах, а скручивающаяся чернота - его смазанный силуэт. Дурак, рисковать выдать себя, чтобы убить одного Троллока. В любом случае труп Саймона окажется в котле. Гавин не мог убить целую армию. Он был здесь только из-за одного человека.

 

Гавин присел, ожидая, чтобы понять, было ли его нападение замечено. Возможно, они были не в состоянии видеть его, он не был уверен, насколько хорошо кольца скрадывали его, но любой наблюдающий мог заметить падение Троллока.

 

Никто не поднял тревоги. Гавин поднялся и продолжил движение. Только потом он заметил, что на его пальцах проглядывалось красное среди черноты от пепла. Он обжог их. Боль была отдаленная. Кольца. Ему было трудно мыслить ясно, но, к счастью, это не уменьшало его способности сражаться. В любом случае сейчас его инстинкты были более сильными.

 

Демандред. Где Демандред? Гавин пробежался туда сюда по вершине Высот. Коутон разместил войска у реки недалеко от брода, но дым лишал возможности рассмотреть, из кого состояли войска. На другой стороне Порубежники были заняты конницей Шарцев. Все же здесь на вершине было мирно, несмотря на присутствие Отродий Тени и Шарцев. Теперь Гавин полз вдоль задних линий Отродий, придерживаясь более заросших участков помертвевшего леса и сорняков. Никто, казалось, не замечал его. Здесь были тени и они служили ему защитой. Далеко внизу в проходе между Высотами и трясиной пожары стихали. Казалось, слишком быстро, чтобы угаснуть самим по себе. Направляющие?

 

Он намеревался найти Демандреда, ориентируясь преимущественно на атаки мужчины, но если он просто направлял, чтобы погасить пожары, то...

 

Армия Тени пришла в движение, устремившись вниз по склону к Броду Хавал. Хотя Шарцы оставались позади, большая часть Троллоков двигалась. Они, очевидно, намеревались прорваться через теперь уже пересохшее русло реки и обрушиться на армию Коутона.

 

Если Коутон хотел, чтобы все силы Демандреда покинули Высоты, то он потерпел неудачу. Многие Шарцы остались позади; пехота и кавалерия спокойно наблюдали, как Троллоки громыхали навстречу битве.

 

Взрывы загремели вдоль по склону, подбрасывая Троллоков в воздух как пыль из выколачиваемого коврика. Гавин помедлив, присел. Драконы, несколько рабочих. Мэт расположил их где-то за рекой; было трудно видеть точное расположение из-за дыма. По звуку их было около пол дюжины, но ущерб, который они нанесли, был огромен, особенно, если учитывать расстояние.

 

Шар красного цвета был выпущен поблизости с вершины Высот по направлению к дыму драконов. Гавин улыбнулся. Благодарю вас. Он опустил руку на меч. Пора проверить, насколько хорошо работали эти кольца.

 

Он быстро ринулся из укрытия, пригнувшись. Большинство Троллоков группами спускались вниз по склону, собираясь возле сухого русла реки. Арбалетные болты и стрелы сыпались на них, и ещё один залп драконов был выпущен по ним уже из другого места. Коутон перемещал драконов и Демандред не мог точно засечь их.

 

Гавин бежал между воющими Отродьями Тени. Земля содрогалась позади от ударов как бьющееся сердце. Дым вился вокруг него, вызывая удушье. Его руки были черны и он полагал, что и лицо тоже. Он надеялся, что это поможет ему оставаться скрытым.

 

Троллоки оборачивались, визжа или ворча, но никто не смотрел прямо на него. Они знали, что-то проскочило мимо, но для них он был просто расплывчатым пятном.

 

Гнев Эгвейн проникал через узы. Гавин улыбнулся. Он и не ожидал, что она будет радоваться. Когда он бежал, стрелы вонзались в землю вокруг него, но он был спокоен в своем выборе. Возможно, прежний, он сделал бы это из заносчивости, что у него есть шанс сойтись в бою с Демандредом.

 

Теперь его сердце ему не принадлежало. В его сердце нуждались. Кто-то должен был бороться с этим существом, кто-то должен был убить его или они проиграют в этой битве. Они все смогут это понять. Нельзя рисковать Эгвейн или Логайном в этой очень большой игре.

 

Гавину можно было рискнуть. Никто не послал бы его, чтобы сделать это, никто и не посмел бы, но это было необходимо. У него был шанс изменить то, что действительно имело значение. Он делал это для Андора, для Эгвейн, для самого мира.

 

Демандред впереди продолжал кричать о вызове на поединок. "Пришлите мне ал'Тора, а не этих так называемых драконов!" Очередная вспышка огня вылетела от него.

 

Гавин прошел мимо Троллоков и был теперь позади большой группы шарцев со странными луками, почти такими же большими как двуреченские. Они окружали всадника в броне из переплетенных круглых бляшек, связанных через отверстия по центру, с воротником и наручами. Забрало на его грозном шлеме было открыто. Это гордое лицо, привлекательное и властное, было известно Гавину.

 

Нужно поторопиться, подумал Гавин. И Свет, лучше не дать ему возможности направлять.

 

Шарские лучники были в полной боевой готовности, но только двое из них повернулись, когда Гавин проскользнул между ними. Он вытащил нож из ременной петли. Гавин должен стащить Демандреда с лошади, а затем использовать нож лицом к лицу. Выглядит как атака труса, но это был наилучший выбор. Скинуть его, и Гавин сможет...

 

Демандред неожиданно повернулся и посмотрел на него. Секундой позже всадник протянул руку вперед, и тонкий луч раскаленного добела огня выстрелил в Гавина.

 

Гавин отпрыгнул в сторону и луч прошел мимо. Рядом по земле пошли трещины. Глубокие, черные трещины, казалось, ведущие в бесконечность.

 

Гавин прыгнул вперед, прорезая седло Демандреда. Такая скорость. Эти кольца позволяли ему действовать, пока Демандред все ещё был в замешательстве.

 

Седло развалилось, и Гавин задел ножом лошадь. Она закричала и встала на дыбы, сбрасывая Демандреда.

 

Гавин прыгнул, держа окровавленный кинжал перед собой, в то время как лошадь понеслась и шарские лучники закричали. Он навис над Демандредом, взяв кинжал обеими руами.

 

Тело Отрекшегося внезапно дернулось, и его оттолкнуло в сторону. Воздух над почерневшей землей взорвался, подняв хлопья пепла, когда плетение Воздуха подхватило Демандреда и развернуло его, поднимая на ноги со звоном. Меч был обнажен. Отрекшийся пригнулся и высвободил еще одно плетение - Гавин почувствовал, как воздух вокруг него сплетается в нити, которые пытаются опутать его. Но он двигался слишком быстро, и похоже, Демандред не мог поразить его из-за этих колец.

 

Гавин отскочил назад, взяв нож в левую руку, и обнажил свой меч.

 

- Так, - сказал Демандред, - Убийца. А Льюс Терин всегда говорил о "чести" встретить человека лицом к лицу.

 

- Дракон Возрожденный не посылал меня.

 

- С Ночной Тенью, окружающей тебя; с плетением, которое никто из вас в этой Эпохе не помнит? Знаешь ли ты, что твоя жизнь утекает прочь из-за того, что сделал с тобой Льюс Тэрин. Ты уже мертв, ничтожество.

 

- Тогда ты присоединишься ко мне в могиле, - сказал Гавин.

 

Удерживая меч обеими руками, Демандред встал в незнакомую боевую стойку. Похоже, несмотря на кольца, он мог как-то следить за Гавином, но отвечал гораздо медленнее, чем следовало ожидать.

 

Цветки яблони на ветру, три быстрых удара, вынудили Демандреда отступить. Несколько шарских воинов поспешили на подмогу с мечами наголо, но Отрекшийся поднял руку в перчатке, велев им отойти. Он не улыбнулся Гавину - этот человек выглядел так, словно вовсе не способен улыбаться - но выполнил нечто вроде Молнии С Тремя Зубцами. Гавин ответил Вепрем, Мчащимся с Горы.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...