Главная Обратная связь

Дисциплины:






Из записной книги Лойала, сына Арента, сына Халана, Четвёртая Эпоха. 5 страница



 

Демандред был хорош. С ловкостью, данной ему кольцами, Гавин едва избежал удара Отрекшегося. Они танцевали внутри небольшого круга голой земли, охраняемого шарцами. Вдалеке громыхало, и железные шары ударяли в склоны холма, сотрясая землю. Осталось всего несколько драконов, способных стрелять, но, похоже, их огонь сосредоточили на этом месте.

 

Гавин хмыкнул, бросившись в Буре, Раскачивающей Ветку, пытаясь втолкнуть внутрь охранников Демандреда. Он должен сблизиться, чтобы попасть своим ​​мечом в подмышечную впадину или между швами брони из монет.

 

Демандред ответил с мастерством и изяществом. Гавин вскоре взмок под своей кольчугой . Он чувствовал, что был сейчас быстрее, чем когда-либо, его реакции были не хуже стремительных движений колибри. Тем не менее, попытки, что он это делал, не могли достичь цели.

 

- Кто ты, малец? - прорычал Демандред, отходя назад, с поднятым сбоку мечом. - Ты хорошо сражаешься.

 

- Гавин Траканд.

 

- Брат маленькой королевы, - сказал Демандред. - Ты понимаешь кто я.

 

- Убийца.

 

- А разве Дракон не убивал ? - ответил Демандред, - Разве твоя сестра не убивала, чтобы сохранить, а точнее - захватить, свой трон?

 

- Это другое.

 

- Все так говорят. - Демандред шагнул вперед. Плавная линия клинка, царственная осанка, а двигался он свободно и быстро, словно танцуя. Он был мастером клинка. Гавин никогда не слышал о том, что Демандред был искусным фехтовальщиком, но он был лучшим из всех, с кем Гавин когда-либо сталкивался. Действительно лучшим.

 

Гавин исполнил "Кота, танцующего на стене", красивый, размашистый удар, схожий с ударами Демандреда. Затем он перевел его в "Танец змеиного языка", в надежде на то, что первый прием обманет противника и позволит обойти его защиту.

 

Что-то ударило Гавина, сбив его с ног. Он перекатился и вскочил с земли. Дышать было трудно. Из-за колец он не ощущал боли, но, вероятно, ребро было сломано.

 

"Это камень, - понял Гавин. - Он при помощи Силы подхватил камень и кинул в меня". Демандреду трудно было поразить Гавина плетениями Силы из-за теней, но что-то тяжелое можно было бросить в тень и ударить его.

 

- Ты жульничаешь, - насмешливо сказал Гавин.

 

- Жульничаю? - переспросил Демандред. - А разве есть правила, маленький мечник? Я припоминаю, только что ты пытался ударить меня в спину, скрываясь в тени.

 

Гавин делал вдохи и выдохи, держась за бок. Железное ядро дракона ударило в землю совсем неподалеку и взорвалось. Взрыв разорвал на куски нескольких шарцев, и их тела прикрыли Гавина и Демандреда от огня. Земля посыпалась вниз дождем, как вода прибоя с палубы корабля. По меньшей мере один дракон все еще был боеспособен.



 

- Ты назвал меня убийцей, - сказал Демандред, - И это правда. Но также я твой спаситель, хочешь ты того или нет.

 

- Ты сумасшедший.

 

- Едва ли, - обойдя вокруг него, Демандред рассек воздух несколькими взмахами меча. - Человек, за которым ты следуешь, Льюс Тэрин Теламон - он безумен. Он думает, что сможет одолеть Великого Повелителя. Он не сможет. Это просто факт.

 

- Вместо этого, ты хочешь, чтобы мы примкнули к Тени?

 

- Да, - взгляд Демандреда был холоден. - Если я убью Льюса Тэрина, после победы я буду вознагражден правом переделать этот мир по собственному желанию. Великому Повелителю нет дела до власти. Единственный способ защитить этот мир - разрушить его, а затем укрыть его народ. Это ли не то же самое, что, как утверждает ваш Дракон, он может сделать?

 

- Почему ты называешь его "моим" Драконом? - спросил Гавин и сплюнул кровью в сторону. Кольца... они толкали его вперед. Его конечности пульсировали от силы, энергии. Сражайся! Убивай!

 

- Ты следуешь за ним, - сказал Демандред.

 

- Нет!

 

- Лжешь, - сказал Демандред. - Или, возможно, тебя просто одурачили. Я знаю, что Льюс Тэрин возглавляет эту армию. Сначала я не был уверен, но не теперь. Это плетение вокруг тебя - само по себе доказательство, но есть и более весомое. Ни один смертный полководец не может обладать мастерством, которое я увидел сегодня; я встретился на поле боя с истинным мастером. Возможно, Льюс Тэрин носит Маску Зеркал, или, допустим, управляет армией, при помощи Единой Силы отправляя приказы этому Коутону. Неважно, я вижу правду. Сегодня я играю в кости с самим Льюсом Тэрином.

 

- Я всегда был лучшим полководцем, и докажу это здесь. Ты мог бы сказать это Льюсу Тэрину, но ты не проживешь достаточно долго, маленький мечник. Приготовься, - Демандред поднял меч.

 

Гавин встал, отбросив нож и удерживая меч обеими руками. Демандред скользнул к нему, используя приемы, отличные от тех, которым учили Гавина. Впрочем, они все равно были достаточно узнаваемы, чтобы отвечать, но несмотря на всю его быстроту, Демандред вновь и вновь перехватывал его клинок, так, что тот уходил вбок, не причиняя вреда.

 

Но Отрекшийся не наносил удара. Он едва двигался, удерживая меч двумя руками, и отклонял в сторону все атаки Гавина. Голубь в полете, Падающий лист, Ласки Леопарда. Гавин рычал сквозь стиснутые зубы. Колец должно было хватить для победы. Почему их оказалось недостаточно?!

 

Гавин отступил на шаг, затем уклонился от еще одного камня, метнувшегося в него. Камень прошел мимо в считанных дюймах. Благодарение Свету за эти кольца, подумал он.

 

- Ты сражаешься с умением, - сказал Демандред, - Для кого-то из этой Эпохи. Но ты все ещё владеешь мечом, малец.

 

- А что еще мне остается делать?

 

- Стань мечом, - сказал Демандред, как будто сбитый с толку от того, что Гавин не мог этого понять.

 

Гавин зарычал и набросился на Демандреда градом ударов. Гавин все ещё был ускорен. Демандред не нападал, он защищался, хотя и не отступал. Он просто стоял, отражая каждый удар.

 

Демандред закрыл глаза. Гавин улыбнулся, затем нанёс колющий Последний Удар Чёрного Копья.

 

Меч Демандреда стал размытым.

 

Что-то ударило Гавина. Он задохнулся, останавливаясь. Качнувшись, упав на колени и глядя вниз, он увидел дыру в своем животе. Демандред пронзил его прямо через броню, затем вытащил клинок одним текучим движением.

 

"Почему я ничего не... почему я ничего не чувствую?"

 

- Если ты переживешь это и увидишь Льюса Тэрина, - сказал Демандред, - Передай ему, что я очень рассчитываю на поединок между нами двумя, меч против меча. Я стал лучше с тех пор, как мы встречались с ним в последний раз.

 

Демандред взмахнул мечом и поймал клинок между большим и указательным пальцем. Он провел ими по оружию, очищая сталь от крови и роняя её на землю.

 

Меч скользнул в ножны. Демандред покачал головой, затем выпустил шар огня в дракона, ведущего обстрел.

 

Стало тихо. Демандред зашагал вдоль крутого берега реки, шарская охрана окружила его. Ошеломленный, Гавин рухнул на землю, выплескивая свою жизнь на сожженную траву. Кровь лилась сквозь трясущиеся пальцы, которые пытались удержать её.

 

Каким-то образом Гавин смог поднять себя на колени. Его сердце рыдало, ему нужно вернуться к Эгвейн. Когда он начал ползти, кровь, вытекавшая из раны, смешивалась с землей. Покрытый холодным потом, он заметил привязанных, ворошащих почерневшую траву, кавалерийских лошадей примерно в двадцати шагах перед собой. После минут борьбы, невозможный промежуток времени, изнуривший его, Гавин забрался на первую лошадь, которую смог найти и отвязать. Сгорбившись, в полубессознательном состоянии он цеплялся за гриву одной рукой. Собирая оставшиеся силы, Гавин ударил каблуком в ребра животного.

 

****

 

- Миледи, - обратился к Фэйли Мандеввин. - Этих двоих я знал годы! Они не без темных пятен в прошлом, никто из тех, кто приходит в Отряд, не лишен этого. Но, Свет свидетель, они не Друзья Темного!

 

Фэйли молча ела свой полуденный паек, слушая возражения Мандеввина со всем терпением, которое могла собрать в себе. Ей бы хотелось, чтобы Перрин был здесь, чтобы у нее был хороший аргумент. Она чувствовала себя так, словно вот-вот лопнет от давления.

 

Они были близки к Такан'дару, ужасно близки. Черное небо разрывали молнии, и уже дни напролет они не видели вокруг ни одного живого существа, опасного или нет. Не видели они также Ванина или Гарнана, хотя Фэйли каждую ночь ставила удвоенную стражу. Слуги Темного так просто не сдадутся.

 

Теперь она держала Рог в большой сумке, привязанной к запястью. Другие знали об этом и разрывались между гордостью за дело, которое было им поручено, и ужасом от осознания его важности. По крайней мере, теперь она могла разделить все это с ними.

 

- Миледи, - сказал Мандеввин, преклонив колени. - Ванин где-то здесь неподалеку. Он очень хороший разведчик, лучший в Отряде. Мы не увидим его, пока он сам того не захочет, но я могу поклясться, что он следует за нами. Возможно, если я попытаюсь обратиться к нему, попрошу его рассказать, в чем дело, мы сможем в этом разобраться.

 

- Я подумаю над этим, Мандеввин, - сказала Фэйли.

 

Он кивнул. Одноглазый мужчина был хорошим командиром, но воображения у него не больше, чем у кирпича. Простые люди видят и в других только простоту, и он не мог представить, что кто-то вроде Ванина или Гарнана служил отряду так долго - служил усердно, вне всяких сомнений, чтобы избежать подозрений - только затем, чтобы теперь сделать нечто ужасное.

 

По крайней мере, теперь она знала, что тревожилась не без причин. Ужас в глазах Ванина, когда она застала его на месте преступления, сам по себе был достаточным доказательством, если недостаточно было увидеть его с Рогом в руках. Она не ожидала двух Друзей Темного, и они обхитрили ее. Однако и они недооценили опасностей Запустения. Ей страшно было подумать о том, что случилось бы, если бы они не привлекли внимание той медведеподобной твари. Фэйли так и сидела бы в своей палатке, ожидая воров, которые уже скрылись с одним из могущественных артефактов в мире.

 

Гром гремел в небе. Темный пик Шайол Гул поднимался впереди, возвышаясь над долиной Такандара в окружении меньших гор. Воздух казался холодным, почти как зимой. Добраться до этого пика будет непросто, но, так или иначе, она сделает это, чтобы доставить этот Рог силам Света в Последней Битве. Она положила пальцы на мешок сбоку, чувствуя металл внутри.

 

Рядом Олвер прыгал по безжизненным серым камням Проклятых Земель. Он носил на поясе нож, как меч. Наверное, не стоило ей приводить его сюда. Хотя, с другой стороны, мальчишки его возраста в Порубежье учатся передавать послания и проносить пищу в осажденные крепости. Они не сопровождают войска и не получают никаких назначений, по меньшей мере, до двенадцати лет, но их обучение начинается гораздо раньше.

 

- Миледи?

 

Фэйли посмотрела на Селанду и Ареллу, которые приблизились к ней. Фэйли назначила Селанду старшей над разведчиками после того, как Ванин выдал себя. Невысокая бледнокожая женщина меньше напоминала Айил, чем большинство прочих в Ча Фэйли. Но ее выручала манера держать себя.

 

- Да?

 

- Движение, миледи, - тихо сказала Селанда.

 

- Что? - Фэйли встала. - Какого рода движение?

 

- Что-то вроде каравана.

 

- В Проклятых Землях? - спросила Фэйли. - Покажи.

 

Это был не просто караван. Тут была настоящая деревня. Фэйли могла рассмотреть ее через подзорную трубу, хотя только размытые темные силуэты выдавали здания. Деревня, возведенная на холмах возле Такандара. Свет!

 

Фэйли опустила подзорную трубу туда, где караван двигался по унылой местности, направляясь к базе снабжения, расположенной на значительном удалении от деревни.

 

- Они делают тоже, что и мы, - прошептала она.

 

- Что это, миледи? - Арелла лежала на животе сбоку от Фэйли. Мандеввин был с другой стороны, он наблюдал за происходящим в собственную подзорную трубу.

 

- Это база централизованного снабжения, - пояснила Фэйли, разглядывая груды ящиков и связки стрел. - Отродья тени не могут проходить через врата, но их припасы - могут. Им не нужно тащить с собой стрелы и запасное оружие во время наступления. Вместо этого, припасы собирают здесь, и потом отправляют на поле боя, когда они требуются.

 

Действительно, внизу возникла полоса света - открылись врата. Большая группа неопрятного вида людей прошла сквозь них с мешками на спинах, за ними - дюжина или больше толкали небольшие повозки.

 

- Куда бы ни отправляли все это, битва будет неподалеку, - медленно сказала Фэйли. - В этих повозках стрелы, но не еда, а троллоки утаскивают трупы, чтобы жрать их по ночам.

 

- Так если мы проскользнем через одни из этих врат... - сказал Мандеввин.

 

Арелла фыркнула, как будто это предложение было шуткой. Она посмотрела на Фэйли, и ухмылка сползла с ее губ.

- Вы это серьезно. Вы оба.

 

- Мы все еще далеко от Такандара, - сказала Фэйли. - И эта деревня преграждаем нам путь. Возможно, пройти сквозь врата будет проще, чем пытаться пересечь долину.

 

- Но мы окажемся позади вражеских боевых порядков!

 

- А мы уже позади них, - мрачно сказала Фэйли. - Так что ничего не изменится.

 

Арелла умолкла.

 

- Это будет проблемой, - тихо проговрил Мандеввин, глядя в подзорную трубу. - Посмотрите на парней, который идут к лагерю от деревни.

 

Фэйли снова подняла собственную подзорную трубу.

- Айил? - прошептала она. - Свет! Шайдо примкнули к силам Темного?

 

- Даже эти псы Шайдо не осмелились бы, - проговорила Арелла и плюнула в сторону.

 

Новоприбывшие выглядели иначе. Они подняли свои вуали, словно готовы были убивать, но вуали были красного цвета. В любом случае, почти невозможно прокрасться мимо айильцев. Вероятно, только то, что ее группа держалась так далеко, спасло их от обнаружения. Это, и еще то, что никто не мог ожидать увидеть их здесь.

 

- Назад, - сказала Фейли, спускаясь вниз по склону. - Мы должны придумать какой-нибудь план.

 

****

 

Перрин проснулся, ощущая, как будто его бросили в озеро зимой. Он ловил ртом воздух.

 

- Ляг назад, дурак, - сказала Жанан, положив руку на его плечо. Седовласая Хранительница Мудрости выглядела не менее измученной, чем он сам.

 

Он был на чем-то мягком. Слишком мягком. Хорошая кровать, чистые простыни. За окном, волны мягко разбивались о берег и кричали чайки. Он слышал также стоны, доносившиеся откуда-то неподалеку.

 

- Где я? - спросил Перрин.

 

- В моем дворце, - сказала Берелейн. Она стояла около дверного проема, но он её не заметил раньше. Первенствующая одела свою диадему, ястреба в полете, и была в малиновом платье с желтой отделкой. Убранство комнаты было богатым, с золотом и бронзой на зеркалах, окнах и столбиках кровати.

 

- Я могла бы добавить, - сказала Берелейн, - Что эта ситуация несколько знакома мне, Лорд Айбара. Я приняла меры предосторожности на этот раз, если Вам это будет интересно.

 

Меры предосторожности? Перрин понюхал воздух. Уно? Он мог почуять мужчину. Действительно, Берелейн кивнула в сторону, и Перрин, повернувшись, увидел Уно, сидящего в кресле рядом, его рука была на перевязи.

 

- Уно! Что случилось с тобой? - спросил Перрин.

 

- Проклятые троллоки случились со мной, - проворчал Уно. - Ожидаю своей очереди на Исцеление.

 

- Те, чьи раны опасны для жизни, Исцеляются первыми, - сказала Жанин. Она была самой опытной в Исцелении из Хранительниц Мудрости, и, видимо, решила остаться с Айз Седай и Берелейн. - Ты, Перрин Айбара, был Исцелен, находясь на грани жизни. Лишь только до точки выживания. И только сейчас мы смогли позаботиться о ранах, которые не угрожают твоей жизни.

 

- Подожди! - сказал Перрин. Он попытался сесть. Свет, он валился с ног. - Как долго я здесь?

 

- Десять часов, - сказала Берелейн.

 

- Десять часов! Я должен идти. Битва...

 

- Битва продолжится без тебя, - проговорила Берелейн. - Мне очень жаль.

Перрин тихо зарычал. Он так устал.

- Морейн знала способ, как снять усталость с человека. Вы знаете его, Джанин?

 

- Я бы не сделала этого для тебя, даже если бы знала, как, - сказала Джанин. - Ты должен поспать, Перрин Айбара. Твое участие в Последней Битве закончено.

 

Перрин стиснул зубы, затем попытался встать.

 

- Сделай только шаг от своей кровати, - сказала Джанин, смотря на него, - И я свяжу тебя потоками воздуха и оставлю здесь висеть на несколько часов.

 

Первая мысль Перрина была - переместиться отсюда. Он начал формировать в своих мыслях образ места и почувствовал себя дураком. Он как-то вернулся в реальный мир. Он не может перемещаться здесь. Он был беспомощен, как ребенок.

 

Он разочарованно откинулся на спинку кровати.

 

- Радуйся, Перрин, - тихо сказала Берелейн. - Ты должен был умереть. Как ты попал на то поле боя? Если бы Харал Лухан и его люди не нашли тебя там...

 

Перрин покачал головой. То, что он делал, не поддавалась объяснению тем, кто не знал, что такое волчий сон.

- Что происходит, Берелейн? Война? Наши армии?

 

Она поджала губы.

 

- Я могу чувствовать запах правды, - сказал Перрин. - Тревога и беспокойство, - он вздохнул. - Я видел, куда переместилась битва. Если двуреченцы тоже на Поле Меррилор, все три наши армии оттеснены в одно место. Все, кроме той, что у Такан'дара.

 

- Мы не знаем, как обстоят дела у Лорда Дракона, - тихо сказала она, усевшись на стул возле постели. У стены Джанин взяла за руку Уно. Он задрожал, когда волна Исцеления прокатилась по его телу.

 

- Ранд еще сражается, - прояснил Перрин.

 

- Слишком много времени прошло, - ответила она. Что-то она недоговаривала, было нечто, что она обходила стороной. Он мог чувствовать это в ее запахе.

 

- Ранд еще сражается, - повторил Перрин. - Если бы он проиграл, нас бы здесь уже не было. - Он откинулся назад, чувствуя, что выжат до предела. Свет! Не мог же он просто лежать, пока люди умирали, правда? - В Скважине время течет иначе. Я там был и убедился лично. Тут прошло много дней, но я уверен, что для Ранда прошло не больше одного дня. А то и меньше.

 

- Это хорошо. Я передам другим то, что ты сказал.

 

- Берелейн, - сказал Перрин. - Мне нужно, чтобы ты сделала кое-что для меня. Я отправил Илайса с посланием нашим армиям, но не знаю - доставил ли он его. Грендаль воздействует на разум наших Великих Генералов. Можешь ли ты узнать, дошло ли предупреждение?

 

 

- Дошло, - сказала она. - Почти опоздало, но дошло. Ты хорошо справился. Теперь спи, Перрин, - она встала.

 

- Берелейн? - спросил он.

 

Она обернулась к нему.

 

- Фэйли, - промолвил он. - Что с Фэйли?

 

Ее тревога стала сильнее. Нет.

 

- Ее обоз был уничтожен пузырем зла, Перрин, - тихо сказала Берелейн. - Мне жаль.

 

- Ее тело нашли? - заставил он себя задать вопрос.

 

- Нет.

 

- Значит, она еще жива.

 

- Это...

 

- Она еще жива? - надавил Перрин. Он должен быть уверен, что это правда. Если не будет...

 

- Надежда, конечно, есть, - сказала она, затем подошла к Уно, который сгибал свою Исцеленную руку, и кивком велела ему следовать за собой, когда покинула комнату. Джанина возилась у умывальника. Перрин все еще мог слышать стоны снаружи, и пахло здесь целебными травами и болью.

 

"Свет, - подумал он. - Караван Фэйли вез Рог. Неужели Тень похитила его?"

 

И Гаул. Он должен вернуться к Гаулу. Он оставил его в волчьем сне, защищать Ранда. Если судить по истощению самого Перрина, Гаул долго не продержится.

 

Перрин чувствовал себя так, словно мог бы проспать недели. Джанина вернулась к его постели и покачала головой.

- Не стоит тебе пытаться заставить себя не закрывать глаза, Перрин Айбара.

 

- Мне еще слишком многое нужно сделать, Джанина. Пожалуйста. Я должен вернуться в бой и...

 

- Ты останешься здесь, Перрин Айбара. В таком состоянии от тебя никому не будет пользы, и ты не заработаешь джи, пытаясь доказать обратное. Если кузнец, который принес тебя сюда, узнает, что я позволила тебе уйти и умереть на поле боя, думаю, он вернется, чтобы повесить меня снаружи окна за пятки. - она заколебалась. - И, думаю, он сможет это сделать.

 

- Мастер Лухан, - сказал Перрин, с трудом вспоминая последний момент перед тем, как потерял сознание. - Он там был. Он нашел меня?

 

- Он спас тебе жизнь, - сказала Джанина. - Этот человек взвалил тебя на спину и бегом донес до Айз Седай, чтобы унести через врата. Когда он прибыл, тебя от смерти отделяли секунды. С учетом твоих размеров, просто поднять тебя - уже заслуга.

 

- Мне не нужно спать, - сказал Перрин, чувствуя, как слипаются глаза. - Мне нужно... Нужно взять...

 

- Уверена, нужно, - сказала Джанина.

 

Перрин позволил себе закрыть глаза. Это должно убедить ее, что он собирается сделать так, как она велит. Затем, когда она уйдет, он может встать.

 

- Уверена, нужно, - повторила Джанина; по какой-то причине ее голос звучал все тише.

 

"Сон, - подумал он. - Я засыпаю". Снова он увидел перед собой три пути. На этот раз один вел в обычный сон, другой - в волчий сон, пока спит его тело, этот путь он выбирал обычно.

 

А между ними - третий путь. Волчин сон во плоти.

 

Это было сильное искушение, но в данный момент он предпочел не идти этим путем. Он выбрал обычный сон, так как понимал, что без этого его тело умрет.

 

****

 

После их полета с Высот Андрол лежал, задыхаясь и глядя в небо где-то далеко от поля боя.

 

Эта атака... она была такой мощной.

 

"Что это было?" послал он Певаре.

 

"Это был не Таим", ответила она, вставая и отряхивая юбку. "Я думаю, что это был Демандред."

 

"Я намеренно переместила нас подальше от того места, где он дрался."

 

"Да. И как это он смеет приходить и мешать группе направляющих, атакующих его войска?"

 

Андрол сел, застонав.

"Ты знаешь, Певара, ты необычно смышленая, для Айз Седай."

 

Он был удивлен её изумлению. "Ты не знаешь Айз Седай так хорошо как ты думаешь." Она подошла, чтобы проверить ранение Эмарина.

 

Андрол сделал глубокий вдох, наполнившись запахами осени. Опавшими листьями. Застоявшейся воды. Осени, которая пришла слишком рано. Этот склон холма спускался в долину, где, бросив вызов тому, что творилось сейчас в мире, кто-то из фермеров распахал землю большими квадратами.

 

Ничего не выросло.

 

Неподалёку Теодрин заставила себя встать.

- Это безумие возвращаться обратно, - сказала она, покраснев.

 

Андрол мог почувствовать осуждение Певары. Девушка не должна быть так эмоциональна. Она ещё не научилась самообладанию Айз Седай.

 

"Она ещё не полноценная Айз Седай", послала Певара, читая его мысли. "Независимо от того, что решила в отношении неё Амерлин. Она все ещё не прошла испытание."

 

Судя по всему, Теодрин знала о мыслях Певары, и эти двое старались держаться подальше друг от друга. Певара исцелила Эмарина, который принял это стойко. Теодрин исцелила порез на руке Джоннета. Он казался ошеломленным такой милосердной помощью.

 

"Она скоро свяжет его с собой," послала ему Певара. "Заметь, как она сначала стала одной из пятидесяти, затем последовала за ним? Мы вряд ли избавимся от неё."

 

"Что если он тоже свяжет её?" послал Андрол.

 

"Тогда мы увидим исключение мы с тобой или нет." Певара засомневалась. "Мы натыкаемся на никому неизвестные вещи."

 

Он встретился с ней глазами. Она ссылалась на всё то, что случилось во время их связи в последний раз. Она открыла врата так, как если бы это делал он.

 

"Нам нужно попробовать это снова", послал он Певаре.

 

"В скором времени", - передала она, изучая Эмарина, чтобы быть уверенной, что её Исцеление подействовало.

 

- Я в порядке, Певара Седай, - как всегда вежливо сказал он. - И если вы не против, то кажется вы могли бы использовать немного исцеления и для себя.

 

Она взглянула на обгорелый рукав своего платья. Певара все ещё осторожно относилась к мужскому исцелению, но собственная робость раздражала её.

 

- Спасибо, - ровным голосом сказала она, когда он взял её за руку и направил.

 

Андрол отцепил маленькую оловянную чашку от ремня и рассеянно поднял руку пальцами вниз. Он сжал пальцы щепотью, а когда раскрыл их - маленькие врата открылись между ними. Вода полилась, наполняя чашку.

 

Певара присела рядом с ним, приняв предложенную чашку. Она вздохнула, сделав глоток.

- Какая холодная вода, словно из горного ручья.

 

- Так и есть, - ответил Андрол.

 

- Ты напомнил мне, что я хотела задать тебе вопрос. Как ты делаешь это ?

 

- Это? - спросил он. - Это просто маленькие врата.

 

- Я не это имела в виду. Андрол, ты только что пришел сюда. Ты не мог за столь короткое время, изучить местность так хорошо, чтобы иметь возможность открыть врата в горы, расположенные за тысячи миль отсюда.

 

Андрол уставился на Певару, как если бы он услышал сейчас нечто поразительно новое.

- Я не знаю. Может, это мой Талант.

- Понятно. - Певара помолчала. - Кстати, что случилось с твоим мечом?

 

Андрол автоматически потянулся к поясу. Ножны были пусты. Он уронил меч, когда молния ударила рядом, и даже не подумал взять его, убегая. Он застонал.

- Гарфин пошлет меня к интенданту неделями молоть ячмень, если услышит об этом.

 

- Это не так важно, - сказала Певара. - У тебя есть оружие получше.

 

- Это принципиально, - сообщил Андрол. - Меч - это напоминание. Это как.. ну, сеть напоминает мне о рыбалке у Майена, ключевая вода напоминает мне Джейн. Небольшие вещи, но они имеют значение. Мне нужно снова стать солдатом. Мы должны найти Таима, Певара. Печати..

 

- Мы не можем найти его таким способом. Ты согласнен?

 

Он тяжело вздохнул но согласился

 

- Прекрасно, - сказала она. - Я ненавижу быть мишенью.

 

- Что мы будем делать?

 

- Мы попробуем осторожно все разведать, не размахивая мечами.

 

Она говорила дело.

- И... что мы сделали? Певара, ты использовала мой Талант.

 

- Мы посмотрим, - сказала она отпивая из чашки, - Теперь если бы здесь был чай.

 

Андрол поднял брови. Он взял чашку, открыл небольшые врата между двумя пальцами и бросил несколько сухих листьев чая в чашку. Он варил его с минуту потоком огня, а затем и кинул мед через другие врата.

 

- Было немного еще в моей мастерской в ​​Черной башне - сказал он, протягивая чашку. - Похоже, никто не трогал его.

 

Она отпила чай, затем тепло улыбнулась.

- Андрол ты великолепен

 

Он улыбнулся. Свет! Сколько времени прошло с тех пор как он чувствовал подобное к женщине? Любовь должна была быть предназначена для молодых глупцов, не так ли?

 

Конечно, молодые глупцы никогда не могли видеть суть. Они будут искать красивое лицо и остановятся на этом. Андрол пожил достаточно долго, чтобы знать, что красивое личико было ничем по сравнению с тем типом надежных женщин, какой он увидел в лице Певары. Контроль, уравновешенность, решительность. Это могло прийти только с годами.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...