Главная Обратная связь

Дисциплины:






Из записной книги Лойала, сына Арента, сына Халана, Четвёртая Эпоха. 6 страница



 

С кожей было все то же самое. Новая кожа была прекрасна, но действительно хорошей была кожа, которая уже была использована и поношена, как ремень, который использовали на протяжении многих лет. Вы никогда не знаете наверняка, можете ли положиться на новый ремень. Только когда он был вашим спутником в течение нескольких сезонов, вы поймёте.

 

- Я пытаюсь прочитать эту мысль, - сказала Певара. - Ты только что... сравнил меня со старым кожаным ремнем?

 

Он покраснел.

 

- Я предполагаю, что это вещь из кожи, - она отпила глоток чая.

 

- Хорошо, ты продолжаешь сравнивать меня с... чем? Кучей маленьких фигурок?

 

Она улыбнулась.

– Моя семья.

 

- Их убили Приспешники Темного. Извини.

 

- Это случилось очень, очень давно, Андрол.

Но, он ощущал, что в ней всё ещё вскипает гнев, когда она думает об этом.

 

- Свет, - сказал он. - Я все время забываю, что ты старше, чем большинство деревьев, Певара.

 

- Хм... - сказала она. - Сначала я - кожаный ремень, теперь я старше, чем деревья. Я думаю, что, несмотря на несколько десятков профессий, что ты сменил в своей жизни, ни одно из этих дел не включало в себя умение говорить с дамой?

 

Он пожал плечами. Когда он был моложе, он, возможно, и смутился бы из-за того, что его язык завязан в такие узлы, но он уже знал, что просто нет никакой возможности избежать этого. Попытка сделать что-то делала только хуже. Как ни странно, то, как он отреагировал, порадовало её. Наверное, женщины любили видеть мужчину смущенным.

 

Ее веселье утихло, однако, когда она случайно взглянула на небо. Внезапно он вспомнил о пустых полях внизу. О мертвых деревьях. О рычании грома. Это было не время для веселья, не время для любви. Однако, по некоторым причинам, он обнаружил, что цепляется за эти чувства именно из-за всего этого вокруг.

 

- Нам нужно уходить, сказал он. - Каков твой план?

 

- Таим всегда будет окружен подчиненными. Если мы продолжим в том же духе, нас порежут на ленточки прежде, чем мы доберемся до него. Нужно взять его незаметно для других.

 

- И как мы собираемся это сделать?

 

- В зависимости от ситуации. Если позволит обстановка, насколько безумным ты можешь быть?

 

****

 

Долина Такан'дар стала местом, полным дыма, хаоса и смерти.

 

Руарк крался через неё, с Траском и Балдером по бокам. Его братья из Красных щитов. Несмотря на то, что он никогда не встречал их раньше, они были братьями, эту связь они закрепили пролитой кровью Отродий Тени и предателей.

 

Молния всколыхнула воздух, ударив неподалеку. Ноги Руарка захрустели по песку, который из-за молнии превратился в кусочки стекла. Он нашел укрытие - груду троллочьих трупов - и прижался к земле. Траск и Балдер присоединились к нему. Буря наконец-то пришла, яростные ветры набросились на долину с силой, почти достаточной, чтобы сдернуть вуаль с его лица.



 

Что-то разглядеть было трудно. Ветры уносили туман, но небо было темным и буря подняла тучи песка и дыма. Много людей дрались разобщенными группами.

 

Линий фронта больше не было. Ранее в этот день атака Мурддраалов и решительное наступление Троллоков после неё сломали сопротивление защитников у входа в долину. Тайренцы и Принявшие Дракона были отброшены назад, к Шайол Гул, и теперь большинство из них сражались у самого основания горы.

 

К счастью, прорвавшихся внутрь Троллоков было не слишком много. Смертельного прохода и долгой осады хватило, чтобы сократить количество Троллоков в Такан'даре. Скорее всего, их было столько же, сколько и защитников.

 

Это по-прежнему будет проблемой, но, по его мнению, Айил, которые носили красные вуали представляли намного большую угрозу. Они, двигались по просторам долины, так же как и Айил. В открытом поле, где убийства скрыты туманом и клубами пыли сводящими видимость к нулю, Руарк охотился. Иногда он натыкался на группы Троллоков, но большинство из них шли под командованием Исчезающего, чтобы биться с регулярными силами Тайренцев и Доманийцев.

 

Руарк махнул своим братьям, и они двинулись через вихри с одной стороны долины. Свет пошли, чтобы регулярные силы и направляющие смогли удержать путь на гору, где Кар'а'карн бился с Затмевающим Зрение.

 

Ранд ал'Тор должен завершить свою битву в ближайшее время, иначе Руарк подозревал, что осталось недолго до того времени, когда тень захватит эту долину.

 

Он и его братья подобрались к группе Айил, чтобы сплясать танец копий с предателями, которые носили красные вуали. Хотя многие, из носивших красные вуали, могли направлять, казалось, что никто в этой группе не мог. Руарк и ещё двое прыгнули в танце, пронзая копьями

 

Эти красные вуали хорошо сражались. Траск проснулся от сна в этой жизни во время сражения, хотя он убил одного из красновуальных, прежде чем упал. Танец закончился, когда оставшиеся красные вуали бежали. Руарк убил одного из лука и Балдер попал в другого. Стрелять в спину, это было той вещью, которую они никогда не сделали бы, если бы дрались с истинными Айил. Эти существа были хуже, чем Отродья Тени.

 

Оставшиеся в живых Айил, которым они помогли, кивнули в знак благодарности. Они присоединились к нему с Балдером, и вместе двинулись проверить защиту у Бездны Рока.

 

К счастью, армия здесь ещё держалась. Большинство из них были Принявшие Дракона, которые пришли на последнюю битву и, в первую очередь, простыми мужчинами и женщинами. Да, здесь было несколько Айз Седай, даже немного Айил и пара Аша'манов. Однако, в основном они сражались старыми мечами, которые не использовались годами или посохами - бывшими фермерскими инструментами.

 

Они сражались против Троллоков как загнанные в угол волки. Руарк покачал головой. Если бы древоубийцы сражались так же беспощадно, то возможно Ламан все ещё правил бы.

 

Молния ударила с неба, убивая защитников. Руарк сморгнул от вспышки, повернулся в сторону, изучая окрестности через порывы ветра. Туда.

 

Братьям он показал жестом оставаться сзади, затем соскользнул к земле. Он взял серый, похожий на пепел, песок, покрывавший землю и растер его по одежде и лицу. Ветер смел немного песка с его пальцев.

 

Зажав нож в зубах, он приник к земле. Его жертва стояла на пригорке, наблюдая сражение. Один из этих, с красной вуалью, теперь опущенной, ухмылялся. Зубы этого существа не были острыми. Те, у которых были, все могли направлять, некоторые без заостренных зубов тоже могли это. Руарк не знал, что это означает.

 

Этот парень был направляющим - он создал огненное копье и метнул его в тайренцев, сражавшихся рядом. Руарк медленно, но верно полз вперед, скрываясь между скал.

 

Ему пришлось смотреть, как красновуальный убивает защитника за защитником, но он не торопился. Он мучительно медленно полз, слушая шипение огня от плетений Единой Силы, бьющей вокруг направляющего, который стоял с руками за спиной.

 

Мужчина не видел его. Некоторые из них дрались как Айил, но не все. Они не так тихо преследуют цель, и, судя по всему, используют лук или копье не так хорошо, как следует. Такие люди как тот, перед ним... Руарк сомневался, что им когда-нибудь нужно было двигаться тихо, подкрадываться к врагу, убивать оленя в чаще. Зачем им это, если они могут направлять?

 

Мужчина не заметил, как Руарк проскользнул мимо троллочьего тела рядом с его ступней, а затем вытянулся и перерезал ему сухожилия. Красновуальный с криком рухнул, и прежде чем тот успел направить, Руарк перерезал ему горло, а потом скользнул обратно в укрытие между двумя трупами.

 

На шум появилось двое Троллоков. Руарк убил первого, повалил второго, пока он поворачивался, и они даже не успели увидеть его. Затем он снова растворился в тенях.

 

Никто из Отродий Тени больше не появился, чтобы разобраться в случившемся, так что Руарк стал возвращаться назад к своим людям. Когда он двигался, пригнувшись, он наткнулся на группу волков, приканчивающих пару Троллоков. Волки повернули к нему окровавленные морды и подняли уши торчком. Они пропустили его и беззвучно растворились в буре в поисках очередной жертвы.

 

Волки. Они пришли вместе с засушливой бурей и теперь сражались среди людей. Руарк не было известно достаточно о том, как шла битва в целом. Он мог видеть вдали, что некоторые из отрядов короля Дарлина все еще держали строй. Арбалетчики закрепились за изнуренными Принявшими Дракона. В последний раз Руарк видел, что у них почти закончились болты, а странные изрыгающие пар повозки, что доставляли припасы, теперь лежали разбитыми. Айз Седай и Аша'ман продолжали направлять против нападающих, но уже не с той энергичностью, как он видел раньше.

 

Айил делали то, что умели лучше всего - убивали. До тех пор, пока эти армии удерживают путь, ведущий к Ранду ал'Тору, вероятно, этого должно быть достаточно. Вероятно.

 

Что-то ударило его. Задохнувшись, он упал на колени. Он взглянул вверх, и кто-то прекрасный шагнул к нему из бури. У неё были поразительные глаза, хотя и косые. Он никогда раньше не понимал, как ужасно сбалансированы глаза у всех остальных. Мысль об этом вызвала у него тошноту. И у всех остальных женщин слишком много волос на голове. Это создание с тонкими волосами куда более великолепно.

 

Она приблизилась - прекрасная, удивительная. Невероятная. Она коснулась его подбородка, когда он склонился на одно колено, ее кончики пальцев были такие мягкие и нежные.

 

- Да, ты подойдешь, - сказала она. - Пойдем, мой любимец. Присоединяйся к остальным.

 

Она жестом указала на группу, которая шла следом за ней. Несколько Хранительниц Мудрости, пара Айз Седай, мужчина с копьем. Руарк зарычал. Этот мужчина старается отнять у него расположение его возлюбленной? Он убьет его за это. Он...

 

Его госпожа посмеивалась.

- И Моридин считает это лицо наказанием. Ну, тебя не заботит какое лицо я сейчас ношу, не так ли, дорогуша? - ее голос становился все мягче и в то же время жестче. - После меня ничего не останется другим. Сам Моридин расхвалит мою красоту, когда увидит ее глазами, дарованными ему мной. Как ты, дорогой. Как ты.

 

Она коснулась Руарка. Он присоединился к ней с остальными и пошел через долину, оставляя за собой тех людей, которых он называл братьями.

 

****

 

Ранд шагнул вперед, когда перед ним из нитей света возникла мостовая. Его нога ступила на светлый, чистый булыжник, и он перешел из небытия в великолепие.

 

Дорога была такой широкой, что по ней могли одновременно проехать шесть повозок, но не они заполнили дорогу. Только люди. Оживленные люди в красочных одеждах беседующие, созывающие, полные нетерпения. Звуки заполнили пустоту - звуки жизни.

 

Ранд повернулся, глядя на здания, которые возвышались вокруг него. Высокие дома вдоль дороги были с ребристые колоннами на фасадах. Длинные и тонкие, они состыковывылись друг с другом и смотрели в сторону проезжей части. За ними лежали купола и чудеса, здания и сооружения тянулись к небу. Это не было похоже на города, которые он когда-либо видел, хотя это была работа огир.

 

Это была отчасти работа Огир. Неподалеку рабочие ремонтировали каменный фасад, поврежденный во время бури. Огир со своими толстыми пальцам раскатисто смеялись, работая рядом с людьми. Когда Огир пришли в Двуречье, они хотели отдать долг Ранду, пожертвовавшему собой, и создать здесь его памятник. Правители города мудро попросили их вместо этого помочь им в улучшении своего города.

 

За эти годы Огир и люди Двуречья тесно сотрудничали, так что теперь мастера Двуречья ценились во всем мире. Ранд шел по дороге среди людей всех национальностей. Доманийцы носили красочную, тончайшую одежду. Тайренцы были одеты в мешковатые одежды и рубашки с полосатыми рукавами, различия между простыми людьми и благородными исчезали все больше и больше с каждым днем. Шончан в экзотических шелках. Порубежники с важностью благородных. Встречались даже жители Шары.

 

Все прибыли в Эмондов Луг. Город теперь имел мало сходства со своим названием, но все же намеки были. Деревьев и открытых зеленых участков здесь было больше, чем в любых других больших городах, таких как Кэймлин или Тир. В Двуречье уважали мастеров. А их стрелки были лучшими, каких только знал мир. Элитный отряд двуреченских мужчин, вооруженных огненными палками, которые люди называли ружьями, служил вместе с Айил в их походах по поддержанию мира в Шаре. Это была единственная страна, где еще знали, что такое война. О, тут и там возникали споры. Вспышка между Муранди и Тиром пять лет назад почти привела к первой реальной войне за целое столетие, начиная с Последней Битвы.

 

Ранд улыбался, пока двигался через толпу, не толчею, но с гордостью слушал радостные голоса людей. "Вспышка" в Муранди была динамичной по меркам Четвертой Эпохи, но по правде говоря, это было ничто. Единственный раздраженный дворянин стрелял в патруль Айил. Трое раненных, ни одного убитого, и это было худшей "стычкой" за все годы, не считая компаний в Шаре.

 

Солнечный свет прорвался сквозь тонкий слой облаков, озаряя дорогу. Ранд наконец достиг городской площади, которая когда-то была лужайкой в Эмондовом Лугу. Кто бы мог подумать, что Карьерная Дорога теперь будет настолько широкой, что по ней сможет маршировать армия? Он обошел вокруг массивного фонтана в центре площади, памятника, воздвигнутого Огир в память о павших в Последней Битве.

 

Он увидел знакомые лица среди скульптур в центре фонтана, и отвернулся.

 

"Это еще не окончательно", - думал он. "Еще не реально." Он построил эту действительность из нитей того, что могло быть, из зеркал мира, который сейчас разыгрывался. Все еще не было определено.

 

Впервые с момента появления в видении, которое он сам создал, его убежденность поколебалась. Он знал, что Последняя Битва не была проиграна. Но люди умерли. Неужели он думал, что мог остановить все смерти, все страдания?

 

"Эта битва должна была быть моей ", - думал он. "Они не должны были умереть. Разве его жертвы было не достаточно?"

 

Он спрашивал себя снова и снова.

 

Видение дрожало, красивые камни под его ногами загудели, здания начали дрожать и колебаться. Люди остановились в месте, неподвижные, звуки умерли. Он увидел, что внизу в небольшом переулке появилась чернота, сначала маленькая, как булавочный укол, но она начала расширяться, охватывая и втягивая внутрь все вокруг себя. Она выросла до размеров одного из зданий, медленно расползаясь.

 

ТВОЁ ВИДЕНИЕ СЛАБО, ПРОТИВНИК.

 

Ранд утвердился в своем желании, и дрожь прекратилась. Люди, застывшие на месте, двинулись дальше, и приятные беседы опять возобновилась. Тихий ветер пробегал по дорогам, шелестел в знаменах на столбах, поднятых в честь праздника.

 

- Я буду видеть, что это произошло, - сказал Ранд темноте. - Это будет, потому что ты проиграешь. Счастье, развитие, любовь...

 

ЭТИ ЛЮДИ ТЕПЕРЬ МОИ. Я ВОЗЬМУ ИХ.

 

- Ты - тьма, - громко сказал Ранд. - Тьма не может отодвинуть Свет. Темнота существует только тогда, когда свет проигрывает, когда он исчезает. Я не подведу. Я не буду бежать. Ты не можешь победить до тех пор, пока я преграждаю тебе путь, Шайитан.

 

УВИДИМ

 

Ранд отвернулся от тьмы и упрямо продолжил идти вокруг фонтана. На другой стороне площади большой набор величественных белых ступеней вел к зданию в четыре этажа, построенному с невероятным мастерством. С рельефной резьбой, увенчанное блестящей медной кровлей, это здание было украшено знаменами. Сто лет. Сто лет жизни, сто лет мира.

 

Женщина, которая стояла на верхней ступеньке, имела знакомые черты. Ощущалось некоторое наследие Салдэйи, но темные локоны волос ясно давали понять о её двуреченском происхождении. Леди Адора, внучка Перрина и мэр Эмондова Луга. Ранд поднялся по ступеням, в то время, как она произносила речь, посвященную празднованию годовщины. Никто не заметил его. Он сделал так, чтобы они его не заметили. Он проскользнул, как Серый Человек за ее спиной, когда она провозгласила день празднования, затем он вошел в здание.

 

Это было не правительственное учреждение, хотя и могло показаться таковым снаружи. Оно было гораздо важнее.

 

Школа.

 

Справа, огромные коридоры были украшены картинами и орнаментом, что посоперничали бы с любым дворцом, но на них были изображены великие учителя и сказители прошлого, от Анла до Тома Меррилина. Ранд прошел по одному коридору, заглядывая в комнаты, куда мог прийти любой, от бедного фермера до сына мэра, и получить знания. Здание должно было быть большим, чтобы вместить всех, кто хотел учиться.

 

ТВОЙ РАЙ ПОРОЧЕН, ПРОТИВНИК.

 

Темнота висела в зеркале, справа от Ранда. В нем отражался не коридор, а ЕГО присутствие.

 

ТЫ ДУМАЕШЬ, ЧТО СМОЖЕШЬ УСТРАНИТЬ СТРАДАНИЯ? ДАЖЕ ЕСЛИ ТЫ ПОБЕДИШЬ, НЕ БУДЕТ ЭТИХ ПРЕКРАСНЫХ УЛИЦ, ЛЮДЕЙ БУДУТ ПО-ПРЕЖНЕМУ УБИВАТЬ ПО НОЧАМ. ДЕТИ БУДУТ ГОЛОДАТЬ, НЕСМОТРЯ НА УСИЛИЯ ТВОИХ ПОСЛЕДОВАТЕЛЕЙ. БОГАТЫЕ БУДУТ ЭКСПЛУАТИРОВАТЬ И БРАТЬ ВЗЯТКИ, ОНИ ПРОСТО СДЕЛАЮТ ЭТО ПО-ТИХОМУ.

 

- Это лучше, - прошептал Ранд. - Это добро.

 

ЭТОГО НЕ ДОСТАТОЧНО, И НИКОГДА НЕ БУДЕТ ДОСТАТОЧНО. ТВОЁ ВИДЕНИЕ СЛАБО. ТВОЕ ВИДЕНИЕ - ЛОЖЬ. ТОЛЬКО Я - ТА ПРАВДА, КОТОРУЮ ВАШ МИР КОГДА-ЛИБО ЗНАЛ.

 

Темный атаковал его.

 

Это пришло как буря. Взрыв ветра был так страшен, он угрожал сорвать кожу с костей Ранда. Он гордо стоял, направив взгляд в ничто, скрестив руки за спиной. Атака порвала видения красивого города, смеявшихся людей, памятника обучению и мира.Темный поглотил все это, и это вновь стало только возможностью.

 

****

 

Сильвиана удерживала Единую Силу, чувствуя, как та течет сквозь нее, озаряя мир. Казалось, что пока она удерживает саидар, она может видеть все. Это было упоительное ощущение, пока она осознавала, что это всего лишь ощущение. Это не было правдой. Соблазн силы саидар подтолкнул многих женщин к безрассудным поступкам. Определенно многие Голубые совершали их, тем или иным образом.

 

Сильвиана метала огонь прямо с седла, целясь в шарских солдат. Она обучила своего коня, Жало, не пугаться, когда вокруг направляют Силу.

 

- Лучникам - отступить! - кричал Чубейн позади нее. - Быстро, быстро! Тяжелой пехоте наступать!

Пехотинцы в доспехах, вооруженные секирами и палицами, прошли мимо Сильвианы, чтобы вступить в бой с дезориентированными шарцами на склонах. Пикинеры могли справиться лучше, но тех было явно недостаточно.

 

Она отправила во врагов еще один заряд огня, расчищая путь солдатам, затем обратила свое внимание на шарских лучников выше по склону.

 

Когда силы Эгвейн обошли болота, они разделились на две ударные группы. Айз Седай шли с пехотой Белой Башни, атакуя шарцев на Высотах с запада. К этому времени пожары уже были потушены, и большинство троллоков ушли с Высот, чтобы атаковать ниже.

 

Вторая половина армии Эгвейн, в основном конница, была направлена проходом, который пересекал болота и вел к броду. Они атаковали незащищенный тыл троллоков, которые спустились по склону, чтобы ударить по войскам Илэйн, защищающим местность возле брода.

 

Главной задачей первой группы было пробиться на западный склон. Сильвиана начала аккуратно направлять серии молний в шарцев, которые выдвигались, чтобы остановить их.

 

- Как только пехота поднимется выше по склону, - говорил Чубейн рядом с Эгвейн. - Айз Седай начнут... Мать? - Чубейн повысил голос.

 

Сильвиана резко развернулась в седле, с тревогой глядя на Эгвейн. Амерлин не направляла. Бледность разлилась по ее лицу, и она дрожала. Ее атаковали плетениями? Ни одного Сильвиана не видела.

 

Фигуры собрались на вершине холма, оттеснив в сторону шарскую пехоту. Они начали направлять, и молнии обрушились на армию Белой Башни. Каждая вызывала грохот и вспышку света, которые могли оглушить человека.

 

- Мать! - Сильвиана направила коня к Эгвейн. Должно быть, ее атаковал Демандред. Коснувшись саангриала в руке Эгвейн, чтобы зачерпнуть дополнительную силу, Сильвиана сплела врата. Шончанка, которая держалась позади Эгвейн, схватила поводья Амерлин и потянула лошать через врата в безопасность. Сильвиана последовала за ней, крикнув:

- Держитесь против этих шарцев! Предупредите направляющих-мужчин о том, что Демандред атаковал Амерлин!

 

- Нет, - сказала Эгвейн слабым голосом, шатаясь в седле, пока ее лошадь скакала к большому шатру. Сильвиана предпочла бы увести ее подальше, но не знала местность достаточно хорошо для дальнего прыжка. - Нет, это не он.

 

- Что случилось? - спросила Сильвиана, натянув поводья рядом с ней и позволив вратам исчезнуть. - Мать?

 

- Это Гавин, - сказала она, бледнея и дрожа. - Он ранен. Серьезно. Он умирает, Сильвиана.

 

"О, Свет", подумала Сильвиана. Стражи! Она боялась этого с того самого момента, как увидела этого глупого мальчишку.

 

- Где? - спросила Сильвиана.

 

- На холмах. Я найду его. Я воспользуюсь вратами, перемещаясь в том направлении.

 

- Свет, Мать, - сказала Сильвиана, - Вы представляете себе, как это может быть опасно? Останьтесь здесь и руководите действиями Белой Башни. Я сама попробую его найти.

 

- Ты не можешь его чувствовать.

 

- Передайте мне его узы.

 

Эгвейн замерла.

 

- Вы знаете, что это нужно сделать, - сказала Сильвиана. - Если он умрет, это сломает Вас. Передайте мне узы. Это позволит мне найти его, и это защитит Вас, если он умрет.

 

Эгвейн была ошеломлена. Как может Сильвиана даже предлагать такое? Но она была Красной, а у них было мало опыта в общении со Стражами. Сильвиана не понимала, что предлагала.

 

- Нет, - сказала Эгвейн. - Нет, это даже не обсуждается. Кроме того, если он умрет, это защитит меня, лишь передав всю боль тебе.

 

- Но я - не Амерлин.

 

- Нет. Если он умрет, я переживу это и буду сражаться. Переместиться к нему через Врата будет глупостью, как ты сказала, и я не позволю тебе сделать этого. Он на Холмах. Мы проложим путь туда, как и было приказано, и так мы достигнем его. Это будет лучший выбор.

 

Сильвиана поколебалась, затем кивнула. Это должно быть сделано. Вместе они вернулись к западной стороне Холмов, но Сильвиана беспокоилась. Глупый мужчина! Если он умрет, Эгвейн будет очень сложно продолжать бороться.

 

Тени не нужно было убивать Амерлин, чтобы остановить ее. Было достаточно убить одного идиота-мальчишку.

 

****

 

- Что делают те Шарцы? - мягко спросила Илэйн.

 

Бергитте остановила свю лошадь, взяв подзорую трубу у Илэйн. Она подняла ее, осматривая место от русла сухой реки до склонов Высот, где столпилось большое количество войск Шарцев. Она проворчала:

- Они, возможно ждут, когда Троллоки запасутся стрелами.

 

- Ты не кажешьcя очень уверенной, - сказала Илэйн, забирая обратно подзорную трубу. Она удерживала Единую Силу, но не использовала ее пока. Ее армия боролась здесь, на реке, в течение двух часов. Троллоки продвигались в русле реки вверх и вниз по Море, но ее войска удерживали их от вступления на земли Шайнара. Трясины препятствовали тому, чтобы враг развернул ее левый фланг, ее правый фланг был более уязвимым и должен находиться под наблюдением. Было бы намного хуже, если бы все Троллоки двигались, чтобы пересечь реку, но конница Эгвейн била их с тыла. Это сняло часть давления с ее армии.

 

Мужчины пиками удерживали троллоков, и небольшой поток воды, все еще сочащийся по руслу, стал полностью красными. Илэйн сидела в решительной позе, глядя на свои войска, и видима ими. Лучшие андорцы истекали кровью и умирали, с трудом сдерживая троллоков. Шарская армия, казалось, готовились начать наступление с Высот, но Илэйн не была уверена, что они пока готовы начать атаку. Нападение Белой Башни с западной стороны должно было их отвлечь. То, что Мэт отправил армию Эгвейн атаковать Высоты сзади, было гениально.

 

- Я не очень уверена, в том, что сказала, - проговорила Бергитте тихо. - Не совсем. Не обо всем.

 

Илэйн нахмурилась. Она думала, что беседа закончена. О чем говорит Бергитте?

- Что насчет твоих воспоминаний?

 

- Первое, что я помню сейчас, это мое пробуждение рядом с тобой и Найнив, - тихо сказала Бергитте. - Я помню наши разговоры о том, что мы были в Мире Снов, но я не помню само место. Это все ускользнуло от меня, как вода сквозь пальцы.

 

- О, Бергитте...

 

Женщина пожала плечами.

- Я не могу жалеть о том, чего не могу вспомнить. - Боль в ее голосе опровергала ее же слова.

 

- Гайдал?

 

Бергитте покачала головой.

- Ничего. Я чувствую, что я должна знать кого-нибудь с таким именем, но я не знаю, - она усмехнулась, - Как я уже сказала. Я не знаю, что потеряла, так что все в порядке.

 

- Ты лжешь?

 

- Кровавый пепел, конечно, я лгу! Это как будто у меня в голове дыра, Илэйн. Глубокая, зияющая дыра. Через которую как кровь вытекает моя жизнь и мои воспоминания. - Она отвернулась.

 

- Бергитте... мне жаль.

 

Бергитте повернула лошадь и тронулась, очевидно, не желая обсуждать этот вопрос. Ее боль чувствовалась словно шипы в глубине разума Илэйн.

 

На что это может быть похоже - лишиться столь многого? У Бергитте не было ни детства, ни родителей. Вся ее жизнь, все, что она помнила, не длилась и года. Илэйн хотела последовать за ней, но тут ее охрана посторонилась, пропустив Галада, облаченного в доспехи, накидку и плащ Лорда Капитан-Командора Детей Света

 

- Галад, - обратилась Илэйн к брату поджав губы.

 

— Сестра, — сказал Галад. — Я предполагаю, что абсолютно бесполезно говорить тебе, насколько неуместно для женщины в твоем положении находиться на поле боя.

 

— Если мы проиграем эту войну, Галад, то мои дети родятся в неволе у Темного, если родятся вообще. Я думаю, что борьба стоит риска.

 

— Пока ты воздержишься от личного участия в сражении, — сказал Галад, прикрывая глаза, чтобы осмотреть поле боя. Это, видимо, означало, что он давал ей разрешение — разрешение возглавлять свои войска.

 

Полосы света направились с Высот, ударяя по последнему дракону, стреляющему из поля позади войск. Такая сила! Демандред своей силой затмевал Ранда. Если он повернет эту силу против ее войск...

 

— Почему Коутон отправил меня сюда? — спросил тихо Галад. — Он хотел увидеть меня здесь с десятком моих лучших людей.

 

— Ты не спрашиваешь моих предположений о том, что на уме у Мэтрима Коутона, не так ли? — Спросила Илэйн. — Я убеждена, что Мэт действует так только потому, что люди позволяют, чтобы ему всё сходило с рук.

 

Галад покачал головой. Она могла видеть группу своих людей собравшихся неподалеку. Они указывали на Троллоков, которые медленно пробирались вверх по реке к Арафелскому берегу. Илэйн поняла, что ее правый фланг был в опасности.

 

— Пошли за шестью подразделениями арбалетчиков, — сказала Илэйн Бергитте. — Гайбону нужно укрепить наши войска выше по реке.

 

Свет. Это начинает плохо выглядеть. Силы Белой Башни были там, на западном склоне высот, где направление было самым яростным. Она не могла разглядеть это, но могла почувствовать.

 

Дым вздымался поверх Высот, освещенных всполохами взрывающихся молний. Подобно зверю состоящему из ярости и голода, шевелящемуся среди черноты, с вспыхнувшими глазами будто он только что проснулся.

 

Илэйн вдруг почувствовала. Проникающий запах дыма в воздухе, крики от боли мужчин. Гром с неба, потряхивание земли. Холодный воздух опустился на землю, на которой ничего не росло, сломанное оружие, тяжелые пики в щитах. Конец. Он действительно наступил, она стояла на его краю.

 

Посланец подъехал галопом, везя конверт. Он назвал правильные пароли охране Илэйн, спешился и был допущен к ней и Галаду. Он обратился к Галаду, вручив ему письмо.

- От Лорда Коутона, сэр. Он сказал, что вы будете здесь.

 

Галад взял письмо и, нахмурившись, открыл его. Он вынул листок из конверта.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...