Главная Обратная связь

Дисциплины:






Из записной книги Лойала, сына Арента, сына Халана, Четвёртая Эпоха. 7 страница



 

Илэйн подождала, терпеливо-терпеливо досчитав до трех, затем двинула своего коня, чтобы встать рядом с Галадом и, вытянув шею, начала читать. Вообще-то, он мог бы подумать и позаботиться о комфорте беременной женщины.

 

Письмо было написано рукой Мэта. Илэйн заметила с изумлением, что в этом почерк был намного аккуратнее и правописание намного лучше, чем в том, что он послал ей несколько недель назад. По видимому, под давлением битвы Мэтрим Коутон сделался лучшим писарем.

 

Галад,

 

Нет времени писать витиевато. Ты - единственный, кому я могу доверить это дело. Ты делаешь то, что было бы правильно сделать, даже когда никто, кровавый пепел, не хочет, чтобы ты это делал. Порубежникам не хватает смелости для этого, но я держу пари, что могу доверять Белоплащникам. Возьми это. Попроси Илэйн сделать врата. Сделай то, что должно быть сделано.

 

Мэт

 

Галад нахмурился, затем перевернул конверт, уронив что-то серебристое. Медальон на цепочке. Рядом блеснула Тар Валонская марка.

 

Илэйн выдохнула, затем прикоснулась к медальону и попыталась направлять. Она не могла. Это была одна из изготовленных ею копий. Одну из них она отдала Мэту, другую украл Меллар.

- Он защищает владельца от направляющих, - сказала Илэйн, - Но почему он послал его тебе?

 

Галад перевернул листок бумаги, очевидно, что-то заметив. На обороте было дописано каракулями:

"Р. S. На тот случай, если ты не знаешь, что "должно быть сделано", поясняю: я хочу, чтобы ты, проклятье, устроил резню направляющим-шаркам и перебил столько, сколько сможешь. Я ставлю полновесную тарвалонскую марку, она лишь слегка обрезана по краям, что двадцать ты не прикончишь.

М. К."

 

- Это какая-то проклятая уловка, - выдохнула Илэйн. - Кровь и кровавый пепел, так и есть!

 

- Такая манера выражаться едва ли подходит для монарха, - сказал Галад, сложив письмо и убрав его в карман плаща. Он помедлил, затем надел медальон на шею. - Интересно, он знает, что делает, давая одному из Чад Света артефакт, который сделает того неуязвимым для Айз Седай. Но его приказ хорош. Я позабочусь о том, чтобы он был выполнен.

 

- Так ты что сможешь сделать это? - спросила Илэйн. - Сможешь убить женщину?

 

- Возможно, когда-то раньше я колебался, - ответил Галад, - Но это был бы неправильный выбор. Женщина может быть также полна зла, как и мужчина. Почему стоит стесняться убивать одного, а не другого? Свет судит всех не по принадлежности к тому или иному полу, а по великодушию их сердец.

 

- Интересно...

 

- Чего здесь интересного ? - вопросил Галад.



 

- Ты действительно сказал нечто такое, что не способствует мыслям о том, чтобы задушить тебя. Может быть, ещё есть надежда на тебя когда-нибудь, Галад Дамодред.

 

Он нахмурился.

- Сейчас ни место и не время для легкомыслия, Илэйн. Ты должна встретиться с Гаретом Брином. Он выглядит взволнованным.

 

Она повернулась, удивившись, обнаружив старого генерала разговаривающим с её охраной.

- Генерал? - позвала она его.

 

Брин посмотрел на неё, затем величаво поклонился с лошади.

 

- Мои охранники остановили тебя? - спросила Илэйн, когда он приблизился. Неужто слухи о Принуждении Брина распространилась?

 

- Нет, Ваше Величество, - ответил он. Его лошадь была взмылена. Он сильно гнал её, - Я не хотел беспокоить вас.

 

- Что-то тревожит тебя, выскажи это, - заметила Илейн.

 

- Твой брат, он проходил здесь?

 

- Гавин? - коротко бросила она, при этом посмотрев на Галада. - Я не видела его.

 

- И я тоже, - обронил Галад.

 

- Амерлин была уверена, что он вместе с твоими силами... - качая головой резко произнес Брин. - Возможно он отправился на передовую, воспользовавшись маскировкой.

 

Зачем ему .. Это был Гавин. Он хотел сражаться. Тем не менее, пробираться к линии фронта в маскировке, это не похоже на него. Он мог бы собрать несколько солдат, лояльных к нему, и организовать несколько вылазок. Но красться? Гавин? Трудно было такое представить.

 

- Я распространю приказ, - сказала Илэйн, когда Галад поклонился ей, и двинулся с поручением. - Возможно, кто-то из моих командиров его видел.

 

****

 

"Ах... "- подумал Мэт, едва не уткнувшись носом в карты. Затем он махнул рукой дамани Мике, велев открыть врата. Мэт мог бы Переместиться на вершины Дашарского Выступа, чтобы получить лучший обзор. Однако, в прошлый раз, когда он так сделал, вражеские направляющие обнаружили его и снесли часть вершины. И, несмотря на то, что он так высок, Дашарский Выступ все равно не давал ему увидеть то, что происходит за западной стороной Половских Высот. Удерживая руки на краю столешницы, он высунулся через врата, изучая ландшафт внизу.

 

Боевую линию Илэйн на реке теснили. На правом фланге у них были лучники. Хорошо. Кровь и кровавый пепел... эти троллоки были такие здоровенные, что их натиск был сравним с ударом кавалерии. Ему нужно отправить приказ Илэйн - собрать ее кавалерию за пикинерами.

 

"Так же, как было, когда я бился с Саной Ашраф во времена падения Пеньи, - подумал он. - Тяжелая кавалерия и конные лучники, тяжелая кавалерия и конные лучники. Одни за другими. Таэр'айн дай хошин дайб сине".

 

Мэт не припоминал, чтобы битва когда-либо прежде так захватила его. Сражаться с Шайдо было далеко не так захватывающе, хотя тогда Мэт и не управлял ходом всего боя. Битва с Эльбаром также не принесла ему подобного удовлетворения. Конечно, там и масштаб был совсем не тот.

 

Демандред был умелым игроком. Мэт мог чувствовать это, наблюдая за передвижениями войск. Мэт играл против одного из лучших полководцев, когда-либо живших на свете, и ставкой здесь были не деньги. Они играли на человеческие жизни, а конечным призом был сам мир. Кровь и кровавый пепел, это возбуждало его. Он чувствовал себя виноватым из-за этого, но это было возбуждающе!

 

- Лан на своей позиции, - сказал Мэт, выпрямившись и вернувшись к картам, чтобы сделать отметки. - Прикажите ему ударить.

 

Троллочью армию, пересекающую русло реки, необходимо разбить. Он двинул Порубежников в обход Высот, чтобы атаковать ее с тыла, пока Тэм и его соединенные силы давят на врага в лоб. Тэм успел перебить многих из них, прежде чем река остановилась, да и потом. Эти троллоки близки к тому, чтобы обратиться в бегство, и скоординированная атака с двух сторон должна сломить их.

 

Люди Тэма должны быть измотаны. Продержатся ли они достаточно долго, чтобы подоспел Лан и ударил по троллокам с тыла? Мэт надеялся, что да. Если нет...

 

Кто-то появился в дверях - высокий мужчина с темными, волнистыми волосами, одетый в мундир Аша'мана. У него на лице было такое выражение, словно он только что вытянул плохую карту. Такой взгляд испугал бы и троллока.

 

Мин, о чем-то говорившая с Туон, осеклась; Логайн, казалось, смотрел на нее по-особенному. Мэт выпрямился, отряхивая руки.

- Надеюсь, ты не сделал охранникам ничего особо страшного, Логайн.

 

- Всего лишь плетение Воздуха, которое само распустится через минуту-другую, - резко сказал мужчина. - Не думаю, что они охотно пропустили бы меня.

 

Мэт бросил взгляд в сторону Туон. Та выглядела жесткой, как хорошенько накрахмаленный фартук. Шончан не доверяли женщинам, способным направлять, что уж говорить о таких, как Логайн.

 

- Логайн, - сказал Мэт. - Мне нужно, чтобы ты поддержал в бою армию Белой Башни. Эти шарцы здорово их бьют.

 

Взгляд Логайна был прикован к Туон.

 

- Логайн! - выкрикнул Мэт. - Если ты еще не заметил, у нас тут, проклятье, война!

 

- Это не моя война.

 

- Это наша общая война, - огрызнулся Мэт. - Она всех касается!

 

- Я настаивал на том, чтобы бороться, - сказал Логайн. - И как меня отблагодарили? Спроси Красную Айя. Они скажут тебе, какая награда ждет мужчину, оскорбившего Узор, - он лающе рассмеялся. - Узор требовал Дракона, и я пришел! Слишком рано. Просто немного поторопился.

 

- Послушай-ка, - сказал Мэт, приблизившись к Логайну. - Ты зол из-за того, что не ты стал Драконом?

 

- Ничего подобного, - сказал Логайн. - Я следую за Лордом Драконом. Дайте ему умереть. Я не хочу быть частью этой заварушки. Я и мои люди должны быть с ним, а не драться здесь. В этой битве люди сражаются за свои жалкие жизни, она не имеет ничего общего с тем, что происходит у Шайол Гул.

 

- И все же, ты знаешь, что нужен нам здесь, - возразил Мэт. - Иначе ты уже мог бы уйти.

 

Логайн ничего не сказал.

 

- Иди к Эгвейн, - сказал Мэт. - Возьми с собой всех, кто у тебя есть, и займи этих шарских направляющих.

 

- Что насчет Демандреда? - тихо спросил Логайн. - Он кричал, призывая Дракона. Он силен, как десяток человек. Никто из нас не может сразиться с ним.

 

- Но ты хочешь попробовать, верно? - ответил Мэт. - Вот зачем ты пришел сюда на самом деле. Ты хочешь, чтобы я отправил тебя против самого Демандреда.

 

Логайн помедлил, затем кивнул.

- Дракона Возрожденного он не получит, но может получить меня взамен. Заместителя... Дракона, если угодно.

 

Кровь и кровавый пепел, они все спятили. К сожалению, что еще Мэт мог сделать против одного из Отрекшихся? Прямо сейчас его план битвы был основан на том, чтобы держать Демандреда занятым, вынуждая его отвечать. Если Демандред командует армией, он не может причинить так много урона Силой.

 

Он должен придумать что-то, чтобы справиться с Отрекшимся. Он старался. Он старался все время этой проклятой битвы, и все равно не придумал ничего путного.

 

Мэт снова посмотрел через врата. На Илэйн давили слишком сильно. Он должен что-то сделать. Отправить Шончан? Их он держал на позициях с южного края поля, на берегу Эринин. Они должны отвлекать Демандреда, не позволить ему бросить все его войска в бой, развернувшийся ниже Высот. Вдобавок, у него были планы на их счет. Важные планы.

 

На взгяд Мэта, у Логайна было немного шансов против Демандреда. Но все равно с ним нужно что-то делать. Если Логайн хочет попробовать, пусть так и будет.

 

- Можешь сразиться с ним, - сказал Мэт. - Сейчас, или подожди, пока он немного ослабеет. Свет, я надеюсь, мы можем его ослабить. В любом случае, это я оставляю на тебя. Выбери время и бей.

 

Логайн улыбнулся и, создав врата прямо посреди комнаты, прошел сквозь них, держа руку на мече. Гордыни у него хватило бы на Дракона Возрожденного, это уж точно. Мэт покачал головой. Чтобы он не отдал, чтобы отделаться от всех этих гордецов. Может, теперь он сам один из них, но это можно исправить. Всего-то, что нужно - убедить Туон отречься от трона и сбежать вместе с ним. Это не будет просто, но, кровавый пепел, он же сражается в Последней Битве. В сравнении с тем вызовом, с которым он столкнулся сейчас, Туон, пожалуй, не самый тугой узелок.

 

- Этого человека ждет слава, - прошептала Мин. - Я все еще вижу это вокруг него.

 

- Кто-нибудь, проверьте стражников, - сказал Мэт, возвращаясь к картам. - Туон, возможно, надо будет тебя переместить. Это место никогда не было особо безопасным, что Логайн только что доказал.

 

- Я могу за себя постоять, - надменно сказала она.

 

Слишком надменно. Он посмотрел на нее, приподняв бровь, и она кивнула.

 

" На самом деле?" - подумал Мэт. " Это то, что ты хочешь сделать предметом ссоры?"

Он не был уверен, что шпион купится. Слишком надуманная причина.

 

Его с Туон план был наподобие того, что однажды проделали Ранд с Перрином. Если Мэт изобразит поддельный раскол между ним и Шончан, и Туон отведет назад свои силы, возможно Тень не будет принимать её во внимание. Мэту нужно было определенное преимущество.

 

 

Вошли двое стражников. Нет, трое. Третьего было нелегко заметить. Мэт покачал головой, глядя на Туон, им нужно придумать что-то более убедительное как повод для спора, и вернулся к картам.

 

Что-то привлекло его в низкорослом стражнике. Скорее похож на слугу, чем на солдата, подумал Мэт. Он заставил себя поднять взгляд, хотя не стоило отвлекаться от боя на какого-то слугу. Да, здесь он и стоял, сбоку от стола. Нет смысла обращать на него внимание, даже несмотря на нож у него в руке.

 

Нож.

 

Мэт отшатнулся, когда Серый Человек бросился на него. Он завопил, выхватывая один из своих ножей, и в то же время Мика закричала:

- Направляют! Рядом!

 

****

 

Мин бросилась на Фортуону, когда по стене командного поста взвилось пламя. Шарцы в странных доспехах, сделанных из полос металла, окрашенных в золото, прорвались сквозь пылающий вход. Вместе с ними были направляющие с татуированными лицами - женщины в длинных жестких черных платьях и мужчины без рубашек в поношенных штанах. Мин осознала это перед тем, как опрокинула трон Фортуоны.

 

Огонь прожег воздух над Мин, опалив её богато украшенные шелка и поглотил стену позади них. Фортуона выбралась из захвата Мин, затаилась, и Мин удивленно моргнула. Женщина оставила свой громоздкий костюм позади - он был сделан отстегивающимся - и под ним оказалась одета в гладкие шелковистые брюки и обтягивающую рубашку, все черные.

 

Туон вскочила с ножом в руке, тихо рыча по-звериному. Мэт поблизости упал навзничь на землю, а мужчина с ножом - на него. Откуда взялся этот человек? Мин не помнила, как он вошел.

 

Туон побежала к Мэту в то время, как шарские направляющие начали закидывать командный пункт огнем. Мин с трудом поднялась на ноги в этой ужасной одежде. Она вытащила кинжал и прижалась к трону, к которому её оттолкнуло, когда вздыбилась земля.

 

Она не смогла бы добраться до Фортуоны, поэтому выбралась наружу через заднюю стенку, которая была сделана из бумажного материала, он назывался у шончан тенми.

 

Она кашляла от дыма, но здесь, снаружи, воздух был чище. Ни одиного из Шарцев тут не было, на этой стороне постройки. Все они атаковали с противоположной стороны. Она побежала вдоль стены. Направляющие были опасны, но если бы она могла всадить нож хоть в одного, вся Единая Сила в мире не помогла бы ему.

 

Она заглянула за угол, и была удивлена застав там человека, притаившегося с диким взглядом в глазах. У него было угловатое лицо, с кроваво-красными татуировками на шее в виде когтей, вытянутых вдоль его светло-кожей головы и подбородка.

 

Он зарычал, и Мин бросилась на землю, ныряя под ленты огня и запустив в него нож.

 

Воин поймал его в воздухе. Он крадучись двинулся вперед, улыбаясь ей звериным оскалом.

 

Внезапно, он дернулся и упал, судорожно молотя конечностями. Струйка крови стекла с его губ.

 

- Это то, - сказала поблизости женщина голосом, полным отвращения, - что мне не допустимо знать, как делается, но остановить кому угодно сердце Единой Силой можно бесшумно. И, на удивление, для этого нужно очень мало Силы, что уместно для меня.

 

— Суан! — сказала Мин. — Ты не должна быть здесь.

 

- Но я здесь, к счастью для тебя, - с усмешкой ответила Суан, осматривая тело, склонившись над ним. - Ба. Противное занятие, но если ты собираешься съесть рыбу, должна быть готова выпотрошить её самостоятельно. Что случилось, девочка? Теперь ты в безопасности. Не стоит быть такой бледной.

 

— Ты не должна быть здесь! — повторила Мин. — Я же тебе говорила. Оставайся рядом с Гаретом Брином!

 

— Я действительно оставалась рядом с ним, почти как его собственное белье, чтоб ты знала. Мы спасли жизни друг друга, таким образом я предполагаю, что предвидение было правильным. А бывают ли они когда-нибудь неверными?

 

— Нет, я сказала тебе, что, — прошептала Мин. — Никогда. Суан ... Я видела ауру вокруг Брина, что означает, что вы должны оставаться вместе, или оба умрете. Она висит над тобой прямо сейчас. Чтоб вы ни сделали, видение еще не исполнилось. Оно все еще актуально.

 

Суан застыла на мгновение.

— Коутон в опасности.

 

— Но...

 

— Меня это не волнует, девочка! — Неподалеку земля вздрогнула от плетений Единой Силы. Дамани сопротивлялись. — Если Коутон погибнет, эта война проиграна! Неважно, если мы оба умрем из-за этого. Мы должны помочь. Двигайся!

 

Мин кивнула, а затем присоединилась к ней, когда та пошла вокруг развороченного укрепления. Перестрелки снаружи были грубой смесью взрывов, дыма и пламени. Стража Последнего Часа с мечами наголо атаковали Шарцев, не обращая внимания на своих товарищей, убиваемых вокруг них. Это, по крайней мере, держало направляющих занятыми.

 

Командный пункт горел таким жаром, что Мин пришлось отклониться назад, поднимая руки.

 

- Подожди, - сказала Суан, а затем использовала Единую Силу, чтобы вытянуть небольшой столб воды из ближайшей бочки, и окатила их обеих, - Я попытаюсь притушить огонь,- продолжила она, переводя маленький столб воды на командный пункт, - Отлично. Вперед.

 

Мин кивнула, прорываясь сквозь пламя, Суан присоединилась к ней. Стены из тенмы занялись огнем, быстро сгорая. Капли огня капали с потолка.

 

- Там, - промолвила Мин, смаргивая слезы от жары и дыма. Она указала на темные фигуры, борющиеся недалеко от центра здания и пылающего стола для карт Мэта. Там, казалось, группа из трех или четырех людей боролась с Мэтом. Свет, не просто один из них - все они были серыми людьми! Туон была на полу.

 

Мин пробежала мимо мертвой сулдам и нескольких стражников. Суан при помощи Единой Силы отшвырнула одного из Серых от Мэта. Тела стражников создавали тени от света факелов на полу. Одна из дамани была еще жива, она в ужасе съежилась в углу, а ее поводок лежал на полу. Ее сулдам неподвижно лежала в стороне, а ее браслет был на земле - очевидно, ее убили, когда она пыталась добраться до дамани.

 

- Сделай что-нибудь! - закричала Мин на девушку, схватив ее за руку.

 

Дамани покачала головой, заплакав.

 

- Чтоб ты сгорела, - выговорила Мин.

 

Потолок строения застонал. Мин побежала к Мэту. Один из Серых Людей был мертв, но было ещё двое других, одетых в форму охранников шончан. Мин никак не могла рассмотреть этих живых, они выглядели не по-человечески во всех отношениях. Совершенно невзрачными.

 

Мэт взревел, ударив ножом одного из мужчин, его ашандарея не было с ним, Мин не знала, где он был. Опрометчиво бросившись вперед, Мэт получил глубокую рану в бок. Зачем?

 

Туон, осознала Мин, останавливаясь на бегу. Один из Серых людей опустился на колени возле её неподвижной фигуры, поднимая кинжал, и...

 

Мин бросила нож.

 

Мэт рухнул на землю в нескольких футах от Туон - последний Серый Человек схватил его за ноги. Нож Мин завертелся в воздухе, отражая пламя, и вошёл в грудь Серого Человека, стоявшего возле Туон.

 

Мин выдохнула. Никогда в жизни она не была так счастлива видеть, что нож попал в цель. Мэт с проклятьями обернулся и ударил напавшего в лицо. Он проследил за ножом, а затем бросился к Туон, схватил её и перекинул через плечо.

 

Мин встретилась с ним взглядом.

- Суан тоже здесь. Она...

 

Мэт указал в сторону. Суан лежала на полу здания. Ее глаза были неподвижны, и все образы, что были над ней, ушли.

 

Мертва. Мин застыла, её сердце разрывалось. Суан! Она все равно бросилась к женщине, не в силах поверить, что та мертва, хотя ее одежда горела от взрыва огня, который накрыл её и почти половину стены рядом с ней.

 

— Наружу! — закричал, кашляя Мэт, держа Туон. Он бросился плечом вперед на стену, которая была только наполовину выгоревшей, вырываясь на воздух.

 

Мин закричала, оставив тело Суан. Слезы струились из ее глаз, от скорби и от едкого дыма. Она закашлялась, следуя за Мэтом на открытый воздух. Снаружи пахло так славно, так холодно. Позади них с шумом обрушился шатер.

 

В тот же момент Мин и Мэта окружили воины Стражи Последнего Часа. Никто из них не попытался забрать у Мэта Туон, которая еще дышала, хоть и слабо. Взглянув ему в глаза, Мин подумала, что они вряд ли смогли бы это сделать.

 

"Прощай, Суан", - подумала Мин, оглянувшись, когда Стражи повели ее прочь от боя, кипевшего под Дашарским Выступом, - "Пусть Создатель позаботится о твоей душе."

 

Ей следовало бы послать весть другим - защитить Брина; но глубоко внутри себя Мин понимала, что это бесполезно. В миг смерти Суан он впал в погибельную ярость, и об этом предупреждали ее видения.

 

Она никогда не ошибалась. Иногда, Мин ненавидела свою точность. Но она никогда не ошибалась.

 

****

 

- Отводите их плетения, - закричала Эгвейн, - Я атакую!

 

Она не ждала и не смотрела, выполнили ли ее приказ. Она ударила, уддерживая столько силы, сколько могла, вытягивая ее через са'ангриал Воры и направля три различных потока огня вверх по склонну, на укрепившихся там шарцев.

 

Вокруг нее хорошо обученные воины Брина изо всех сил пытались сохранить боевые порядки, в которых они бились с Шарцами, прокладывая себе путь к западной стороне Высот. Склон был перепахан сотнями борозд и ям, созданных плетениями с обеих сторон.

 

Эгвейн отчаянно боролась, продвигаясь вперед. Она чувствовала Гавина выше, но подозревала, что он был без сознания; искра его жизни была так слаба, что она едва могла ощутить связь с ним. Ее единственной надеждой было пробиться через Шарцев и добраться до него.

 

Земля загрохотала, когда она испарила Шарскую женщину впереди; Саэрин, Дозин и другие сестры сконцентрировались на отклонении вражеских плетений, в то время как Эгвейн сосредоточилась на посылании атак. Она шла вперед. Шаг за шагом.

 

Я иду, Гавин, - думала она с нарастающим бешенством. - Я иду.

 

****

 

- У нас есть новости, Вильд.

 

Мгновение Демандред не обращал внимания на гонца. Он парил на соколиных крыльях, изучая птичьим взглядом поле битвы. Вороны были бы лучше, но всякий раз, когда он пытался использовать их, кто-то из Порубежников убивал птиц из лука. Почему из всех обычаев именно этот кочевал от Эпохи к Эпохе?

 

Неважно. Сокол будет работать и в том случае, если будет сопротивляться его контролю. Он вел его над полем битвы, осматривая формирования, развертывание, продвижения войск. Он не должен был полагаться только на отчеты.

 

Это должно давать неимоверное преимущество. Льюс Тэрин не мог использовать так животное; это было подарком, который давала только Истинная Сила. Демандред мог направить только тонкую струйку Истинной Силы – плетение, недостаточно сильное для разрушения; для того, чтобы быть опасным, были и другие возможности. К сожалению, у Льюса Тэрина было его преимущество. Врата, которые смотрели вниз на поле битвы. Это причиняло неудобство: люди этого времени научились делать вещи, которые не были известны со времён Эпохи Легенд.

 

Демандред открыл глаза и разорвал свою связь с соколом. Его силы продвигались, но каждый шаг был изнурительным испытанием. Были убиты десятки тысяч Tроллоков. Он должен быть осторожнее, их число не безгранично.

 

Сейчас он был на восточной стороне Высот, глядя на реку ниже и к северо-востоку от того места, где убийца Льюса Тэрина попытался убить его.

 

Демандред находился почти напротив холма, который, со слов Могидин, называли Дашарским Выступом. Скалистое образование поднималось высоко в воздух, ее основание было прекрасным местом для командного поста, прикрытым от атак Единой Силой.

 

Искушение ударить лично было велико. Переместиться и опустошить там все. Но не этого ли хотел Льюс Тэрин? Демандред сразится с этим человеком. Сразится. Однако, Переместиться в оплот врага и, вероятно, оказаться в ловушке, в окружении этих высоких каменных стен... Лучше выманить Льюса Тэрина. Демандред имел преимущество на поле боя и мог сам выбрать, где произойдет их столкновение.

 

На месте реки теперь остались лишь жалкие грязные струйки, и троллоки Демандреда штурмовали южный берег. Пока еще защитники держались, но скоро он их одолеет. Гораздо выше по течению М'Хаэль хорошо выполнил свою задачу - остановил воду - хотя сообщил о необычном сопротивлении. Горожане и небольшой отряд солдат? Странность, которую Демандред еще не мог объяснить.

 

Он почти хотел, чтобы М'Хаэль потерпел неудачу. Хотя Демандред сам обратил этого человека на их сторону, он не ожидал, что М'Хаэль так быстро будет возвышен до Избранного.

 

Демандред обернулся в сторону. Перед ним склонились три женщины в черных одеяниях с белыми лентами. Рядом с ними - Шендла.

 

Шендла... Он думал, что интерес к женщинам остался в далеком прошлом - какое влечение могло сравниться с той пылающей страстью, с которой он ненавидел Льюса Тэрина? И все же, Шендла... Хитрая, способная, сильная. Этого было почти достаточно, чтобы затронуть его сердце.

 

- Что у вас за донесения? - спросил он трёх склонившихся женщин в черном одеянии.

 

- Охота была неудачной, - сказала Галбрэйт, низко склонив голову.

 

- Он сбежал?

 

- Да, Вильд. Я подвела тебя.

Он услышал боль в голосе женщины, она была руководителем женщин Айяд.

 

- Я не ожидал, что ты его убьешь, - сказал Демандред. - Он - противник превыше твоих умений. Вы разрушили их штаб?

 

- Да, - сказала Галбрэйт. - Мы убили полдюжины их направляющих, подожгли строение и уничтожили карты.

 

- Он направлял? Выдал себя?

 

Она заколебалась, потом покачала головой.

 

Итак, он еще не мог сказать с уверенностью, что этот Коутон был на самом деле замаскировавшимся Льюсом Тэрином. Демандред подозревал это, но пришли рапорты от Шайол Гул, что Льюса Тэрина видели там, на склонах горы. Прежде он уже доказал свою хитрость в Последней Битве, прыгая от одного поля боя к другому, показываясь тут и там.

 

Чем дольше Демандред боролся против вражеского полководца, тем крепче убеждался, что Льюс Тэрин был здесь. Очень возможно, что тот создал видимость своего присутствия на севере, а на самом деле явился, чтобы сразиться в этой битве.

 

Льюс Тэрин не любил позволять другим биться вместо него. Он всегда старался делать все сам, лично возглавлять каждую битву - каждую атаку, если бы мог.

 

Да. Как еще можно было объяснить мастерство вражеского командующего? Только человек, наделенный богатым опытом прошлых войн, мог бы вести столь искусный танец на поле боя. В сущности, тактика боя была в основном проста. Обходи врага с флангов, встречай удар тяжелой конницы пикинерами, пехоту - хорошо обученными линейными пехотинцами, направляющих - своими направляющими. И все же... красота всех этих... мелких деталей... этому нужно было учиться веками. Никто из людей этой Эпохи не мог прожить достаточно долго, чтобы овладеть этим искусством в такой степени.

 

Во время Войны Силы, единственное, что у Демандреда получалось лучше, чем у его друга - командовать на поле боя. Трудно было признаться себе в этом, но он не мог больше прятаться от правды. Льюс Тэрин был мощнее его в Единой Силе. Льюс Тэрин лучше знал, как покорить сердца людей. Льюс Тэрин получил Илиену.

 

Но Демандред... Демандред был лучше на войне. Льюс Тэрин никогда не мог так, как он, выдержать баланс между осмотрительностью и дерзостью. Он медлил и колебался, беспокоясь из-за своих решений, а потом ударился бы в безрассудства.

 

Если этот Коутон и был Льюсом Тэрином, он это перерос. Вражеский командующий знал, когда подбросить монетку и положиться на судьбу, но никогда не ставил слишком многое на каждый бросок. Он мог бы стать превосходным игроком в карты.

 

Конечно, Демандред все равно его разобьет. Это просто делало битву более... интересной.

 

Он положил руку на рукоять меча, обдумывая то, что видел на поле боя несколько мгновений назад. Его троллоки продолжали наступать по руслу реки, и Льюс Тэрин собрал своих пикинеров в ровные квадратные построения, чтобы остановить их - попытка обороняться. Позади Демандреда громыхали взрывы, давая знать, где развернулось основное противостояние между шарскими Айяд и Айз Седай.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...