Главная Обратная связь

Дисциплины:






Коль с торбой Тёмного спешим скорей 1 страница



На танец с Джаком-из-Теней!"

 

Их голоса сотрясали камни, когда они работали, так яростно готовились к роли, которую они должны сыграть.

 

И они ее сыграют. Талманес был убежден, что они сделают это. Даже если им придется уничтожить все на своем пути к цели, они вернутся в огненый шторм.

 

****

 

Поскольку Олвер нанес удар женщине в белом, путы Фэйли исчезли. Она упала на землю, споткнулась, но осталась стоять. Мандеввин упал рядом с проклятиями.

 

Аравайн. Свет, Аравайн. Послушная, осторожная и способная. Аравайн была Другом Темного.

 

У неё был Рог.

 

Аравайн посмотрела на погибшую Айз Седай, на которую напал Олвер, и запаниковала, схватила лошадь, которую привел слуга, и прыгнула в седло.

 

Фэйли помчалась к ней, пленники бросились на Троллоков, сражаясь и подхватывая оружие. Она почти настигла Аравайн, но женщина ускакала выбрав более пологий склон, чтобы подняться на вершину, унося с собой Рог.

 

- Нет! - закричала Фэйли. - Аравайн! Не делай этого! - Фэйли погналась за ней, но понимала, что это безнадежно.

 

Лошадь! Ей нужна лошадь. Фэйли осмотрелась и заметила небольшую группу вьючных животных, которую они привели через врата. Фэйли подбежала к Беле, и срезала седло, и все, что было к нему приторочено, несколькими движениями ножа. Она вскочила на спину кобылы и схватила поводья, затем пришпорила ее.

 

Лохматая кобыла галопом помчалась за Аравайн, и Фэйли низко пригнулась к ее шее.

- Быстрее, Бела, - поторапливала она. - Если ты сберегла еще немного силы, самое время ее использовать. Пожалуйста. Быстрее, девочка. Быстрее!

 

Бела мчалась по истерзанной земле, и топот копыт сливался с громом в небе. Лагерь троллоков был темным местом, освещенным поварскими кострами и отдельными факелами. Фэйли чувствовала себя так, словно скачет прямиком в кошмар.

 

Впереди несколько троллоков преградили ей путь. Фэйли пригнулась еще ниже, взмолившись Свету, чтобы они не достали ее, когда нападут. Бела замедлилась, и вдруг два всадника появились рядом с Фэйли с копьями наперевес. Один пронзил шею троллока, и хотя второй промахнулся, его конь плечом отшвырнул другого троллока в сторону, освободив дорогу. Бела промчалась между растерявшимися троллоками, гнавшимися за двумя людьми, один из которых был тощим, а второй толстяком. Гарнан и Ванин.

 

- Вы двое! - вскрикнула Фэйли.

 

- Хо, миледи! - рассмеялся Гарнан.

 

- Какого трёклятого? - заорала она, пытаясь перекричать стук копыт.

 

- Мы позволили каравану найти и захватить нас, - крикнул в ответ Гарнан. - Они провели нас через врата на лошадях, и мы готовились к побегу. Ваше появление дало нам такую возможность.



 

- Рог! Вы пытались похитить Рог!

 

- Нет! - отозвался Гарнан. - Мы пытались спереть у Мэта немного табака!

 

- Я думал, вы решили зарыть его, оставить, - крикнул Ванин с другой стороны. - Я решил, что Мэту все равно. В любом случае он задолжал мне несколько марок! А когда я открыл мешок и увидел этот проклятый Рог Валир... кровавый пепел! Спорю, мой крик был слышен в самом Тар Валоне!

 

Фэйли зарычала, представив себе эту сцену. Крик, который она слышала, был возгласом удивления, он-то и привлек ту медведеподобную тварь.

 

Ладно, сделанного не воротишь. Она стиснула бока Белы коленями, направляя лошадь вперед. Аравайн проскакала между троллоками, направляясь туда, где склоны сужались. Аравайн отчаянно закричала, призывая троллоков на подмогу, однако лошадь могла бежать быстрее любого троллока.

 

Демандред! Аравайн сказала, что должна доставить Рог одному из Отрекшихся. Фэйли тихо взвыла, пригнувшись еще ниже, и неожиданно Бела обогнала Ванина и Гарнана. Она не спрашивала, где они нашли коней. Все ее внимание было приковано к Аравайн.

 

В лагере поднялся шум, и Ванин с Гарнаном разделились, чтобы перехватить всадников, направившихся к Фэйли. Она метнулась в сторону, заставив Белу перескочить через груду припасов и ворваться в середину группы людей в странной одежде. Они закричали за ее спиной со странным акцентом.

 

Дюйм за дюймом она настигала Аравайн. Бела фыркала и пыхтела, ее попона потемнела от пота. Салдэйская конница считалась одной из лучших в мире, и Фэйли хорошо разбиралась в лошадях. Она ездила на лошадях любой породы. В эти минуты на поле боя она поставила бы Белу против лучших тайренских коней. Лохматая кобыла без породы и родословной мчалась, как призовой скакун.

 

Чувствуя ритмичный стук копыт под собой, Фэйли вытянула нож из рукава. Она заставила Белу перескочить через небольшую яму в земле, и пока та летела в воздухе, Фэйли оценила ветер, снижение, момент. Она оттянула руку назад, и метнула нож за мгновение до того, как копыта Белы коснулись земли.

 

Нож ударил точно, по рукоять уйдя в спину Аравайн. Женщина соскользнула с седла, свалилась на землю, и мешок выпал из ее рук.

 

Фэйли спрыгнула с Белы, приземлилась и скользнула к мешку. Она развязала тесемку и увидела внутри сияющий Рог.

 

- Мне... жаль... - прошептала Аравин, перекатившись. - Не говорите Элдрину о том, что я сделала. У него всегда был такой ужасный вкус... на женщин...

 

Фэйли встала и посмотрела на нее с жалостью.

- Молись, чтобы Создатель защитил твою душу, Аравайн, - сказала она и вновь вскочила на спину Белы. - Если нет, тебя заберет Темный. Я оставляю тебя ему.

Она пришпорила Белу.

 

Впереди были другие троллоки, которые сосредоточили свое внимание на Фэйли. Они кричали, и несколько Мурддраалов скользнули вперед, направляясь к Фэйли. Они начали кружить возле нее, отсекая путь к отступлению.

 

Она стиснула зубы и погнала Белу назад, туда, откуда пришла, в надежде встретить Гарнана, Ванина, или хоть кого-то, кто может помочь.

 

В лагере царила суета, и Фэйли заметила всадников, которые гнались за ней с криком: "У нее Рог Валир!"

 

Где-то на вершине холма войска Мэта Коутона сражаются с Тенью. Так близко!

 

Стрела ударила в землю рядом с ней, а затем и другие. Фэйли добралась до захваченных укреплений, ограждения были разбиты, и тела лежали вокруг. Фэйли заметила рядом другую лошадь, чалого мерина под седлом, который топтался над телом павшего солдата.

 

Фэйли притормозила. Что делать? Сменить лошать, но что потом? Она обернулась через плечо и пригнулась, когда еще одна стрела прошла над ее головой. Она увидела несколько десятков шарских конников в доспехах из небольших колец, которые преследовали ее. За всадниками мчались сотни троллоков.

 

"Я не уйду от них даже на свежем коне", - подумала она и направила Белу к каким-то повозкам с припасами, где спрыгнула, намереваясь захватить новую лошадь.

 

- Леди Фэйли, - услышала она детский голосок.

 

Фэйли взглянула вниз. Под повозкой прятался Олвер, держа в руке нож.

 

Всадники были уже совсем рядом. У нее не было времени на размышления. Она выхватила Рог из мешка и сунула в руки Олверу.

- Сохрани это. Спрячься, - велела она. - И передай Мэту Коутону позднее, ночью.

 

- Ты оставишь меня? - спросил Олвер. - Одного?

 

- Я должна, - сказала она, торопливо запихивая в мешок несколько пучков стрел. Сердце колотилось в груди. - Когда эти всадники проскачут мимо, найди другое место, чтобы спрятаться. Они вернутся и будут искать здесь, когда...

 

"Когда схватят меня".

 

Ей нужно приберечь нож для себя, это лучше, чем если ее будут пытать, чтобы выяснить, что она сделала с Рогом. Она взяла Олвера за руку.

- Прости, что я взвалила эту ношу на твои плечи, малыш. Больше никого нет. Ты хорошо справлялся прежде, сможешь и теперь. Принеси Мэту Рог, или все пропало.

 

Она выбежала на открытое место, держа мешок так, чтобы он был на виду. Несколько этих чужеземцев в странной одежде указали на нее. Высоко подняв мешок, она вскочила в седло чалого и погнала его галопом.

 

Троллоки и Друзья Темного погнались за ней, оставив маленького мальчика с его тяжелой ношей, спрятавшегося под повозкой посреди троллочьего лагеря.

 

****

 

Логайн перевернул тонкий диск своими пальцами. Черное и белое, разделенное извилистой линией. Квендийяр, возможно. Мелкие кусочки, крошашиеся под его пальцами, были насмешкой над самим понятием вечности этого материала.

 

- Почему Таим, не сломал их? – задумчиво произнес Логайн. – Он мог бы с легкостью это сделать. Сейчас они не прочнее старой дубленной кожи.

 

- Я даже не знаю, - мрачно произнес Андрол, переводя взгляд на других из группы. - Возможно их время еще не пришло.

 

- Нужно сломать их в подходящий момент, чтобы помочь Дракону, - произнес мужчина звавшийся Эмарином. Его голос звучал взволновано. - Но если сломать их в неподходящее время... кто знает, что произойдет?

 

- Я подозреваю, ничего хорошего, - промолвила Певара. Красная.

 

Утолит ли он когда-нибудь жажду мести по отношению, к тем кто укротил его? Было время, когда только его ненависть двигала им, для выживания. Теперь он почувствовал, что-то внутри, голод особого рода. Он победил и сломил Айз Седай, сделав их своей собственностью. Но даже сейчас он... чувствовал пустоту внутри. Даже его жажда убийства М'Хаэля, не смогла разрушить этого. Что же еще нужно?

 

Однажды, он назвал себя Возрожденным Драконом . Однажды, он был готов, чтобы встать над миром. Заставить признать его власть. Он перебирал в руках печати к узилищу Темного, находясь вдали от сражения. Он был далеко на юго-западе ниже трясин, где у его Aша’манов был небольшой базовый лагерь. Слышен был отдаленный грохот от взрывов на Высотах от плетений, которыми обменивались между собой Aйз Седай и шарцы.

 

Большое количество его Аша'манов сражалось там, но Шарские направляющие превосходили Айз Седай и Аша'манов вместе взятых. Остальные рыскали по полю сражения, выслеживая Повелителей Ужаса, убивая их.

 

Он терял людей быстрее, чем Тень. Врагов было слишком много.

 

Он держал печать. Она давала ему власть. Эта власть защитит Черную Башню как-нибудь? Если они не боятся нас, не боятся меня, что произойдет с нами, как только Дракон будет мертв?

 

Неудовлетворенность пришла через связь. Он встретился глазами с Габриеллой. Она осматривала сражение, но теперь ее глаза были устремлены на него. Вопрос. Угроза?

 

Неужели ранее он действительно думал, что приручил Aйз Седай? Это предположение было смехотворно. Никакая Aйз Седай не могла быть приручена, никогда.

 

Логайн быстро положил печать к другим в кошель на его поясе. Он затянул его, встретившись глазами с Габриеллой. Ее пронзило беспокойство. В этот момент он почувствовал, что её беспокойство не из-за него.

 

Возможно, она училась манипулировать их связью, чтобы посылать ему чувства, которые, как она думала, успокоят его. Нет, Айз Седай не могут быть приручены. Связывание их Узами этого не давало. Это давало больше осложнений.

 

Он снял знак дракона со своего высокого воротника и подал его Aндролу.

- Aндрол Генхальд, ты зашел в пасть самой смерти и возвратился. Я дважды в долгу перед тобой. Я называю тебя полным Aша’маном. Носи этот знак с гордостью.

Ранее он уже вернул ему знак меча, восстановив его в Посвященные.

 

Андрол заколебался, затем протянул руку и почтительно взял знак дракона.

 

- И что с печатями? – спросила Певара, сложив руки. - Они принадлежат Белой Башне, Aмерлин - их Хранительница.

 

- Aмерлин, - сказал Логайн, - находится не в лучшем состоянии, чем мертвый, из того, что я слышал. В ее отсутствие я - подходящий Хранитель.

Логайн схватился за Источник, подчинив его, доминируя над ним. Он открыл Врата назад, к вершине Высот.

 

Война возвратилась к нему в полную силу, хаосом, дымом и криками. Он ступил туда, другие за ним. Направляющий в полную силу, Демандред сиял как маяк, его усиленный плетениями голос продолжал насмехаться над Возрожденным Драконом.

 

Ранд aл’Tор был не здесь. Ну что ж, вместо него будет он. Он заменит его.

- Я собираюсь сразиться с ним, - сказал он другим. – Габриелла, ты останешься здесь и будешь ждать моего возвращения, мне, возможно, понадобится Исцеление. Остальные из вас возьмут на себя людей Таима и шарских направляющих. Не оставляйте в живых никого, кто пошел с Тенью, по своему выбору или силой. Несите правосудие одним и милосердие другим.

 

Они кивнули. Габриелла казалась впечатленной им, возможно из-за его решения нанести удар в сердце врага. Она не могла его понять. Ни один из Отрекшихся не мог быть столь сильным, каким был сейчас Демандред.

 

У Демандреда был са’aнгриал и сильный. Такой же сильный, как Калландор; возможно даже более мощный. С ним в руках Логайн изменил бы много вещей в этом мире. Мир знал бы о нём и о Черной Башне, и они все дрожали бы перед ним так, как они никогда не дрожали перед Престолом Aмерлин.

****

 

Эгвейн провела атаку, подобно которой не было на протяжении тысячелетий. Айз Седай удалось перейти от обороны к атаке и вместе с ней, двигаться вперед по западному склону обычным шагом. Плетения летали в воздухе, словно ленты на ветру.

 

Небо разорвали тысяча светящихся стрел, земля стонала и дрожала от ударов. Демандред продолжал вести огонь по Андорцам с другой стороны плато, и каждый огненный взрыв порождал рябь в воздухе. На склоне расползались черной паутиной трещины и начали прорастать какими то болезненными усиками. Это распространялось, как болезнь от разбитых на склоне камней.

 

Воздух напитанный Силой, был как живой, настолько сильно что Эгвейн казалось все вокруг видят плетения. Через это она втянула столько Силы, сколько она могла удержать через Са'ангриал Воры. Она чувствовала, что она имела столько же силы, когда сражалась с Шончан, или возможно даже больше. И она обернула свой гнев в отчаяние и ужас.

 

На этот раз это было раскаленное до бела чувство подобно металлу доведенного до состояния, когда с ним работает кузнец.

 

Ей, Эгвейн ал'Вир, было предоставлено управление этими землями.

 

Она, Престол Амерлин, больше не будет запугана Тенью.

 

Она не отступит. Она не склонится, когда ее возможности иссякнут.

 

Она будет сражаться.

 

Она направила Воздух, создавая закручивающуюся бурю из пыли, дыма и мертвых растений. Она удерживала её перед собой, заслоняя зрение тех, кто наблюдал сверху, когда они пытались определить ее точное местоположение. Молния с грохотом ударила возле неё, но она сплела Землю, разрывая породу глубоко в скале и поднимая струю железа, которое застыло шпилем рядом с нею. Молния ударила в шпиль, обойдя ее, когда она послала бурю, с ревом несущуюся по склону.

 

Движение рядом с ней. Эгвейн почувствовала, что Лейлвин приближается. Это.. это оказалось верное ощущение. Так удивительно. Наличие нового Стража не уменьшило остроты ее отчаяния от смерти Гавина, но это помогало по-другому. Тот узелок на краю сознания Эгвейн сменился на новый, очень отличающийся, но все же потрясающе надежный.

 

Эгвейн подняла са’ангриал Воры и продолжила свои атаки, продвигаясь вверх по склону, Лейлвин шла рядом. Вперед, Шарцы устремились вниз, выдерживая напор ветров. Эгвейн ударила их плетениями огня. Направляющие попытались напасть на нее сквозь бурю, но их плетения затерялись, их глаза забило пылью. Три солдата напали сбоку, но Лейлвин оперативно разобралась с ними.

 

Эгвейн закрутила ветер вокруг и использовать его как руки, подхватив направляющих и подняв их в воздух. Сверху полетели молнии захватив людей в огненные объятия, и обгоревшие трупы упали на склон холма. Эгвейн продвигалась вперед, она вела за собой армию Айз Седай, продолжая плести стрелы из света.

 

К ним присоединились Аша'маны. Они сражались то вместе с Белой Башней, то отдельно, но теперь они присоединились к ней. Дюжины мужчин присоединились к ее плетению. Воздух словно загустел от Единой Силы.

 

Ветры прекратились.

 

Пыль внезапно спала, как пламя свечи накрытое одеялом. Никакая естественная сила не могла сделать так. Эгвейн смотрела на мужчину в черном и красном стоящего на скале, его руку. Она была вытянута, обрушивая эту силу. Его Повелители ужаса воевали на стороне Шарцев, но она искала их лидера. Таим. М'Хаэль

 

- Он направляет молнию! - закричал мужчина позади нее.

 

Эгвейн немедленно подняла шпиль из железа и охладила его, чтобы оттянуть молнию, которая упала мгновение спустя. Она посмотрела в сторону. Тот кто говорил был Джахар Наришма, Аша'ман - страж Мерисы

 

Эгвейн улыбнулась, глядя в сторону Таима.

- Держите других подальше от меня, - она скомандовала громко. - Все, кроме вас, Наришма и Мериса. Предупреждения Наришмы будут полезны.

 

Она собралась с силами и начала выпускать бурю на изменника М'Хаэля.

 

****

 

Ила брела среди мертвых на поле боя рядом с руинами. Хоть бои и переместились вниз по реке, она могла слышать далекие крики и взрывы в ночи.

 

Она искала раненых среди павших, не обращая внимания на стрелы и мечи, когда их находила. Другие собирали их, хоть ей и хотелось, чтобы не брали. Мечи и стрелы вызвали большую часть смертей здесь.

 

Раин, ее муж, работавший рядом, переворачивал тела, чтобы послушать биение сердца. Его перчатки были выпачканы красным, и кровь вымарала всю яркую одежду, потому что он прижимался к груди трупов. Как только подтверждалось, что кто-то мертв, они рисовали знак Х на щеке, часто его собственной кровью. Это сдерживало других от повторного осмотра.

 

Казалось, Раин постарел на десяток лет за последний год, и Ила чувствовала будто и она тоже. Было несложно следовать Пути Листа во времена, предоставляющие жизнь в радости и мире. Но лист падал и при спокойном ветре, и в бурю, и посвящение требовало принять последнее также, как и былое. Гонимые из страны в страну, страдающие от голода, когда земля умирала, они наконец пришли к покою в землях Шончан... Такой была их жизнь.

 

Ничего из этого не могло сравниться с потерей Айрама. Это ударило даже намного сильнее, чем потерять его мать, доставшуюся Троллокам.

 

Они пришли с Моргейз, бывшая королева, которая руководила рабочими и давала им распоряжения. Ила продолжала двигаться. Ее мало заботили королевы. Они ничего не сделали для них или ей.

 

Рядом остановился Раин, поднял фонарь, чтобы рассмотреть полный колчан со стрелами, что был у солдата, когда он умер. Ила зашипела, подняла юбку, чтобы переступить труп и подойти к мужу.

- Раин!

 

- Тише, Ила, - он сказал. - Я не собираюсь их поднимать. Но, я задумался.

Он посмотрел вверх, на отдаленные вспышки света внизу по реке и вверху на Высотах, где армии продолжали свои ужасные действия по кровопролитию. Так много вспышек в ночи, как сотни светящихся болтов. Уже было глубоко за полночь. Они были на этом поле, разыскивая выживших, уже часы.

 

- Ты задумался? - спросила Ила. - Раин...

 

- А что бы мы советовали им сделать, Ила? Троллоки не последуют Пути Листа.

 

- Существует много мест, куда можно убежать, - сказала Ила.

- Посмотри на них. Они пришли, чтобы встретить Троллоков, когда Отродья Тени только покинули Запустение. Если бы эта энергия была потрачена на сбор людей и эвакуацию их далеко на юг.

 

- Троллоки бы последовали за ними, - сказал Раин. - И что тогда, Ила?

 

- Мы сменили много хозяев, - сказала Ила, - Тень может относиться к нам плохо, но будет ли она действительно обращаться с нами хуже, чем другие?

 

- Да, - тихо сказал Раен. - Да, Ила. Это было бы хуже. Намного, намного хуже.

 

Ила посмотрела на него.

 

Он покачал головой и вздохнул.

- Я не собираюсь отказываться от пути, Ила. Это мой путь, и это правильно для меня. Может быть... может быть, я не буду думать совсем настолько плохо о тех, кто следуют другому пути. Если мы сохраним свои жизни в это время, то мы получим их в качестве подарка от тех, кто умер на этом поле боя, хотим ли мы принять их жертвы или нет.

 

Он затих. Это просто мрак ночи, подумала она. Он преодолеет его, как только солнце снова рассветет. Это так. Не так ли?

 

Она посмотрела на ночное небо. Это солнце... могли ли они сказать, когда оно взошло? Облака, низ которых освещали пожары, казалось, росли гуще и гуще. Она вытащила свою ярко-желтую шаль внезапно почувствовав холод.

 

Может быть, я не буду думать совсем плохо о тех, кто следует другому пути...

 

Она стерла несколько слез стекающих из глаз.

- Свет,- прошептала она, что-то скручивалось внутри, - Я бы не повернулась к нему спиной. Я бы пыталась помочь ему вернуться к нам, а не выгнала его вон. Свет, о Свет. Спаси его.

 

Рядом, группа наемников искала и собирала стрелы.

- Эй, Хэнлон! - позвал один из них. - Посмотри на это!

 

Когда эти жестокие люди первоначально начали помогать Туата'ан, она гордилась ими. Они избегали боя, чтобы помочь уходом за ранеными? Люди смогли избавиться от насильственного прошлого.

 

Но теперь она, моргнув, увидела в них нечто иное. Трусы, которые предпочитают обшаривать карманы убитых, вместо того, чтобы биться. Что было хуже? Люди, которые, пусть они и шли неверным путем, стояли здесь, сражаясь с троллоками и пытаясь остановить их? Или наемники, которые отказались сражаться, потому что так было легче?

 

Ила покачала головой. Она всегда чувствовала, будто знала все ответы в жизни. Сегодня большинство из них выскользнули из ее головы. Сохранение жизни человека, однако...вот за что она может цепляться.

 

Она направилась обратно между телами, в поисках живых среди мертвых.

 

****

 

Oлвер спрятался опять под фургоном, сжимая Рог, когда леди Фэйли поскакала прочь. Десятки всадников последовали за нею с сотнями Tроллоков. Вокруг стало темно.

 

Один. Его снова оставили одного.

 

Он зажмурился, но это не помогло. Он всё ещё мог слышать мужчин, кричащих и кричащих на расстоянии. Он всё ещё мог чувствовать запах крови пленников, которые были убиты Tроллоками, когда попытались убежать. Кроме крови пахло дымом, плотным и зудящим. Казалось, что целый мир горел.

 

Земля тряслалась как, если бы что-то очень тяжелое било по ней где-то рядом. Гром прогрохотал в небе сопровождаемый треском молний раз за разом на Высотах. Олвер захныкал.

 

Каким храбрым он представлялся себе. Теперь вот он здесь полностью в сражении. Он едва мог сдержать дрожь в своих руках. Он хотел спрятаться, зарыться поглубже в землю.

 

Фэйли сказала, чтобы он нашел другое место, скрыться, потому что они могут вернуться ища Рог.

 

"Он осмелится пойти туда? Он осмелится остаться здесь?" Олвер зажмурил глаза, почти закричав. Пара ног заканчивающихся копытами стояла рядом с фургоном. Мгновение спустя, рыло с пятаком, наклонилось и посмотрело на него прищурив глаза бусинки, ноздри трепетали принюхиваясь.

 

Олвер закричал выскакивая и сжимая Рог. Троллок что-то крикнул, тяжело перепрыгивая фургон и опрокинул его чудом не на Олвера. Содержимое фургона, стрелы, рассыпались по земле, а Олвер помчался ища спасение.

 

Его нигде не было. Десятки Тролоков повернулись к нему, они разговаривали друг с другом, на языке который Олвер не понимал. Он огляделся, Рог в одной руке нож в другой, и взбесился. Спасения нет.

 

Поблизости фыркнула лошадь. Это была Бела, жевала зерно, которое просыпалось из корзины. Лошадь подняла голову, глядя на Олвера. У нее не было седла только недоуздок и уздечка.

 

"Кровь и пепел, - подумал Олвер, бросившись к ней. - Вот бы у меня был Ветерок!" Эта толстая кобыла наверняка увезет его прямиком в троллочий поварской котел. Олвер спрятал нож и прыгнул на спину Белы, одной рукой удерживая поводья, другой - Рог.

 

Свинорылый троллок вывалился из повозки, едва не схватив Олвера за руку. Тот закричал и пришпорил Белу. Кобыла галопом проскакала мимо троллоков. Твари бежали позади, орали и выли. Другие голоса звучали над лагерем, который почти опустел, когда они погнались за мальчиком.

 

Олвер скакал, как его учили, пригнувшись, управляя лошадью при помощи коленей. И Бела бежала. Свет, она бежала быстро. Мэт говорил, что многие лошади при виде троллоков пугаются и сбрасывают седоков, но Бела ничего такого не делала. Она мчалась мимо ревущих троллоков, прямо через центр лагеря.

 

Олвер оглянулся через плечо. За ним гнались сотни врагов! О, Свет!

 

Он видел флаг Мэта на вершине тех высот, он был в этом уверен. Но там было так много Троллоков по пути. Олверу казалось, что Бела скакала по дороге куда уехала Аравайн. Возможно он мог бы обойти лагерь Троллоков и таким образом, что-то придумать с другой стороны Высот.

 

"Отнеси Рог Мэту, или всё будет потеряно."

 

Олвер знал, ради этого стоит рискнуть, он стал подгонять Белу.

 

Кроме него, больше некому.

 

Впереди толпа Троллоков остановила его. Олвер повернул в другую сторону, с той стороны приближались другие. Олвер закричал, кружа на Беле снова и снова поворачивая ее, но толстая черная Троллочья стрела ударила ее в бок. Она заржала, споткнулась и затем упала.

 

Олвер упал рядом. От удара об землю ему выбило воздух из легких и закружились цветные пятна. Он заставил себя подняться на четвереньки и ползти.

 

Рог должен достичь Мэтрима Коутона...

 

Олвер схватил Рог, и понял, что он плакал.

- Я сожалею, - сказал он Беле, - Ты была хорошей лошадью. Ты могла бежать как Ветерок. Мне очень жаль.

Она заржала тихо вздохнув последний раз и умерла.

 

Он оставил ее и побежал под ногами первого Троллока. Олвер не мог с ними сражаться. Он понимал, что не мог. Он не достал нож из ножен. Он просто побежал вверх по крутому склону, стараясь достичь вершины, откуда, он видел, упал флаг Мэта.

 

Это было так же далеко, как на другом континенте. Троллок схватил его за одежду, стягивая вниз, но Оливер вырвался свободно оставляя ткань в его толстых пальцах. он перелез через холм и с отчаянием заметил небольшую расщелину в скале у подножья склона. Мелкая трещина глядела в черное небо.

 

Он бросился к ней, пытаясь втиснуться вместе с Рогом. Он едва втиснулся. Троллоки склонились над ним пытаясь его достать, разрывая одежду

 

Олвер захныкал и закрыл глаза.

 

****

 

Логайн бросился через врата , формируя плетения перед собой и ударил по Демандреду.

 

Мужчина стоял на выжженном склоне, выходящем на пересохшее русло реки, где проигрывали Андорские формирования копейщиков. У Айил, Кайриенцев и Легиона Дракона дела обстояли не лучше. И все они были под угрозой окружения.

 

На данный момент все линии пикинеров были разбиты вдребезги. Скоро это будет полным разгромом.

 

Логайн пустил в Демандреда два столба огня, однако Шарцы встали у них на пути, мешая его атаке. Плоть буквально испарилась, кости разлетелись в пыль. Их смерти дали Демандреду время, чтобы крутануться и ударить плетением Воды и Воздуха. Огонь Логайна ударил в это плетение и испарился.

 

Логайн надеялся, что после столь длительного направления, Демандред будет ослаблен. Это оказалось не так. Совокупность переплетений образовались перед человеком, плетений, которых Логайн никогда не видел. Это было поле с зыбью в воздухе, а когда Логайн атаковал следующий раз, его плетения отскочили обратно, как палка, брошенная в кирпичную стену.

 

Логайн отпрыгнул в сторону, кувыркаясь, как раз в тот момент, когда с неба ударила молния. Куски скалы забросали его, пока он сплетал вместе Дух, Огонь и Землю, отправляя плетение в ту непонятную стену. Он разрезал ее, затем подбросил вверх с земли осколки камней, преграждая ими путь огню, посланному Демандредом.

 

"Отвлечение", - подумал Логайн, осознавая, что Демандред сплел следом за огнем что-то еще, более комплексное. Врата открылись, рассекая землю и обнаруживая за ними путь в красноту. Логайн бросил себя в сторону от Врат Смерти, которые оставляли за собой полосу кипящей лавы.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...