Главная Обратная связь

Дисциплины:






Коль с торбой Тёмного спешим скорей 4 страница



 

Эти плетения погасили друг друга, как будто кипящую и ледяную воду слили вместе. Мощная вспышка света затмила все остальные, ослепляя Эгвейн, но она почувствовать нечто, от того, что она сделала. Укрепление Узора. Трещины перестали расползаться, и что-то хлынуло в них, останавливающая сила. Они зарастали, как раны зарастают коркой. Не окончательно, но хотя бы частично.

 

Она кричала, вынуждая себя встать на ноги. Она не окажется с ним лицом к лицу, стоя на коленях! Она потянула каждую каплю Силы, которую могла удержать, бросая в Отрекшегося с яростью Амерлин.

 

Два потока Силы взорвались светом, борясь один против другого, земля вокруг М’Хаэля растрескивалась, в то время как возле Эгвейн земля восстанавливалась. Она еще не знала, чем было то, что она сплела. Противоположность Погибельному Огню. Пламя, своё плетение Света и Восстановления.

 

Пламя Тар Валона.

 

Они противостояли друг другу, застывшие, в течение мгновения, длившегося вечность. И в это мгновение Эгвейн почувствовала, что покой сошел на нее. Боль смерти Гавина исчезла. Он возродится. Узор будет продолжаться. Каждое плетение, которое она свивала, успокаивало ее гнев и заменяло его покоем. Она погрузилась гораздо глубже в саидар, в тот ярко светящийся комфорт, который вел ее так долго.

 

И она взяла еще больше Силы.

 

Ее поток Cилы прошел через Погибельный Огонь M'Хаэля как удар меча, раскидывая Силу в стороны, и пройдя через весь луч, дошел до вытянутой руки его создателя. Он вонзился в его руку и ударил М`Хаэля в грудь.

 

Погибельный Огонь исчез. M'Хаэль как будто налетел на преграду, он разинул рот, широко раскрыв глаза, и изнутри него начал расти кристалл, вырываясь наружу, как будто замораживая его в лед. Переливающийся красивый кристалл вырос на месте, где он стоял. Необработанный и неровный, как будто выросший из глубины самой земли.

И как-то Эгвейн знала, что воздействие Пламени на человека, который не отдал себя Тени, будет намного меньше.

 

Она цеплялась за Силу, которую удерживала. Она зачерпнула слишком много. Она знала, что если отпустит Силу, то будет выжжена, неспособная направить даже капли. Сила переполняла ее в этот последний миг.

 

Что-то дрожало далеко на севере. Борьба Ранда продолжалась. Трещины в земле расширились. Погибельный Огонь М'Хаэля и Демандреда сделал свое дело. Мир здесь разрушался. Черные линии расходились во все стороны от Высот, и мысленным взором она увидела их открытыми, расколовшими землю, и пустоту, появляющуюся в них и втягивающую в себя всю жизнь.

 

— Следи за светом, — прошептала Эгвейн.



 

— Мать? — Лейлвин все же опустилась на колени рядом с ней. Вокруг них сотни Шарцев поднимались от земли.

 

— Следи за светом, Лейлвин, — повторила Эгвейн. — Как Престол Амерлин я приказываю тебе найти печати узилища Темного и сломать их. Сделай это в момент, когда засияет свет. Только тогда это может нам помочь.

 

- Но...

 

Эгвейн сплела врата и обернув Лейлвин Воздухом, вытолкнула ее в безопасное место. После этого Эгвейн распустила узы с женщиной, разъединяя их краткую связь.

 

— Нет! — закричала Лейлвин.

 

Врата закрылись. Черные трещины в ничто всё больше расширялись вокруг Эгвейн, когда она осталась лицом к лицу с сотнями шарцев. Ее Айз Седай сражался с силой и доблестью, но ещё оставались эти шарские направляющие. Они окружили ее, одни - робко, другие улыбались, торжествуя.

 

Она закрыла глаза и потянула силу. Больше, чем женщина должна быть в состоянии, больше чем было правильным. Далеко за гранью безопасности и благоразумия. У этого са'ангриала не было предела, который мог бы препятствовать этому.

 

Ее тело было исчерпано. Она отдала его и превратила в колонну света, выпуская Пламя Тар Валона в землю, окружающую ее и высоко в небо. Сила вышла из неё тихим, прекрасным взрывом, проникающим через шарцев и запечатывающим трещины, созданные ее борьбой с M’Хаэлем.

 

Душа Эгвейн отделилась от ее разрушающегося тела и опустилась на эту волну, поднимаясь на ней к Свету.

 

****

 

Эгвейн мертва.

 

Ранд кричал, опровергая это, в гневе и горе.

 

- Только не ее! ТОЛЬКО НЕ ЕЕ!

 

МЕРТВЫЕ ПРИНАДЛЕЖАТ МНЕ.

 

- Шайи'тан! - вопил Ранд. - Не её!

 

Я УБЬЮ ИХ ВСЕХ, ПРОТИВНИК.

 

Ранд склонился, зажмурившись. "Я защищу вас", думал он. "Что бы ни происходило, я буду видеть вас в безопасности, я клянусь в этом. Я клянусь в этом..."

 

О, Свет. Имя Эгвейн присоединилось к его списку мертвых. Тот список продолжал расти, отдаваясь громом в его голове. Его неудачи. Как много неудач.

 

Он должен был быть в состоянии спасти их.

 

Темный внезапно опять атаковал с упорным желанием разорвать Ранда и сокрушить.

 

О, Свет. Не Эгвейн.

 

Ранд закрыл глаза и потерял сознание, едва сдерживая следующее нападение.

 

Тьма поглотила его.

 

****

 

Лиане подняла руку, прикрывая глаза от ослепительной вспышки света, которая смыла на мгновенье всю темноту со склона, оставляя блеск. Шарцы застыли на месте, ставшие кристаллами, бросая тени позади себя.

 

Столб Силы взлетел высоко в воздух как маяк и погас.

 

Лиане упала на колени, одной рукой опираясь на землю для равновесия. Слой кристаллов покрывал землю, прорастая через обломки камней, застилая израненную поверхность. Те трещины, что были открыты, были теперь наполнены кристаллами и были похожи на крошечные реки.

 

Лиане поднялась на ноги и медленно пошла вперед, проходя мимо мертвых Шарцев, замороженных в кристаллах.

 

В самом центре взрыва Лиане увидела колонну кристалла такую же огромную, как древнее Древо Жизни, поднявшееся приблизительно на пятьдесят футов в небо. В его центре она увидела замороженный рифленый стержень, сa’aнгриал Воры. Никаких признаков самой Aмерлин не было, но Лиане знала.

 

- Престол Aмерлин пала, - кричала Айз Седай недалеко среди кристаллических Шарцев. - Престол Aмерлин пала!

 

****

 

Грохотал гром. Берелейн посмотрела в сторону кровати, потом встала и рука Галада выскользнула из ее пальцев, когда она подошла к окну у каменной стены комнаты.

 

Море снаружи вспенилось и разбивались о скалы, заревев в гневе или может быть в боли. Пока она наблюдала, тучи становились плотнее чем ночью, если это было возможно. Все потемнело.

 

До рассвета оставался еще час. Облака были настолько черными, что она знала, что не увидит солнца, когда оно взойдёт. Она вернулась к Галаду, села и взял его за руку. Если бы Айз Седай пришли, чтобы Исцелить его? Он все еще был без сознания, за исключением лихорадочного бреда. Он обернулся, и что-то блеснуло на его шее.

 

Берелейн отвернула его рубашку, вынимая медальон. На нем была изображена голова лисы. Она сняла его.

 

- ... вернуть Коутону... - шептал Галад, его глаза были закрыты. - ... Надежда.

 

Берелейн думала мгновение, чувствуя, как темнота снаружи, как будто сам Темный, душит землю и заползает через окна, под двери. Она поднялась, оставив Галада, и быстро вышла, неся медальон.

 

****

 

- Престол Амерлин мертва, - доложил Арганда.

 

Кровь и кровавый пепел, подумал Мэт. Неужели Эгвейн тоже? Это поразило его, как удар в лицо.

 

- Что еще хуже, - продолжал Аргандн. - Айз Седай сообщают, что потеряли больше половины своих. Те, кто остались, заявили... это цитата... что они не могут направить достаточно Единой Силы, чтобы зажечь свечу. Они выходят из боя.

 

Мэт хмыкнул.

- Сколько шарцев-направляющих они перебили? - спросил он, подбадривая себя.

 

- Их всех.

 

Мэт посмотрел на Арганду и нахмурился.

- Что?

 

- Всех направляющих, - повторил Арганда. - Всех тех, кто дрался против Айз Седай.

 

- Хоть что-то... - пробормотал Мэт. Но Эгвейн...

 

Нет. Не время сейчас думать об этом. Она и ее Айз Седай остановили шарских направляющих.

 

Шарцы и троллоки отступали, чтобы перегруппироваться. Это дало Мэту возможность сделать то же самое.

 

Его войска, то, что осталось от них, растянулись по Высотам. Он собрал вместе всех, кто еще оставался. Порубежники, Принявшие Дракона, Лойал и Огир, солдаты Тэма, Белоплащники, солдаты из Отряда Красной Руки. Все они сражались отважно, но враги слишком превосходили их числом. Было плохо, когда они бились с одними шарцами, но когда троллоки прорвались на восточной границе Высот, им пришлось драться на два фронта. За последний час их оттеснили больше чем на тысячу шагов на север, их ряды почти вернулись к границе плато.

 

Это будет заключительный натиск. Конец битвы. Теперь, когда выбыли направляющие-шарцы, Мэта не сметут моментально, но, Свет... все равно осталось еще так много проклятых троллоков! Мэт хорошо танцевал этот танец, но есть пределы человеческим возможностям. Даже возвращения Туон, если та вернется, может оказаться недостаточно.

 

Арганда принимал доклады с других частей поля боя - другого ему не осталось, поскольку раны не позволяли ему сражаться, и поблизости не осталось никого, кто мог его Исцелить. Но свое дело он делал хорошо. Славный парень. Он был бы полезен в Отряде.

 

Троллоки собирались для наступления, снова оттаскивая трупы со своего пути и формируя кулаки, возглавляемые Мурддраалами. У Мэта осталось минут пять или десять на подготовку, затем все начнется.

 

Приблизился Лан, на его лице было мрачное выражение.

- Чего ты хочешь от моих людей, Коутон?

 

- Готовьтесь биться с этими троллоками, - сказал Мэт. - Никто еще не проверил Майен? Было бы чудесно, если бы кто-нибудь из Исцеленных раненых присоединился к нам.

 

- Я проверю, - проговорил Лан. - А потом подготовлю своих.

 

Когда он удалился, Мэт порылся в седле и вытащил знамя Ранда - древнее знамя Айз Седай. Он забрал эту вещь прежде, подумав, что от нее может быть какая-то польза.

- Кто-нибудь, поднимите эту штуку. Проклятье, мы сражаемся во имя Ранда. Покажем Тени, что мы этим гордимся.

 

Даннил взял знамя и прикрепил его к копью вместо древка. Мэт глубоко вздохнул. Судя по тому, как говорили Порубежники, они думали, что все закончится в одном блистательном, героическом, самоубийственном рывке. Так всегда завершались баллады Тома... и Мэт всегда надеялся, что сам никогда не встретит такой конец. Сейчас эта надежда померкла.

 

Думай, думай. На удалении взвыли рога троллоков. Туон задержалась. Она же придет? В тайне он надеялся, что нет. Притом, как скверно все обстоит, даже помощи Шончан может быть недостаточно.

 

Ему нужна возможность. Нужна, удача! Открылись новые врата, и Арганда поспешил принять доклад от гонца. Мэту не нужно было слышать слова, чтобы понять по мрачному лицу Арганды, какого рода вести.

 

- Все в порядке, - сказал вздыхая Мэт. - Какие новости.

 

- Королева Андора мертва, - промолвил Арганда.

 

Кровавый Пепел! Только не Илэйн! Мэт чувствовал беду внутри. Ранд... Извини.

- Кто возглавляет их? Башир?

 

- Мертв, - сказал Арганда. - И его жена. Они пали во время нападения на Андорских пикинёров. Также мы потеряли шесть Айильских вождей кланов. Никто не возглавляет Андорцев и Айил в русле реки. Их сокрушат быстро.

 

- Это конец! - донесся до Мэта усиленный голос Демандреда с другого конца плато. - Льюс Тэрин бросил вас. Взывайте к нему, умирая! Пусть он ощутит вашу боль!

 

Их игра подошла к финальным ходам, и Демандред играл хорошо. Мэт смотрел на свою армию - солдаты были истощены, многие ранены. Невозможно было отрицать, что они оказались в отчаянном положении.

 

- Отправьте гонца к Айз Седай, - сказал Мэт. - Мне плевать, что они не могут зажечь свечу. Может быть, когда речь идет об их жизнях, они еще найдут в себе силы кинуть пару огненных шаров тут и там. Кроме того, их Стражи еще могут драться.

Арганда кивнул. Рядом открылись врата, и двое изнуренных на вид Аша'манов прошли через них. Нэфф и Неалд. На их коже были следы ожогов, и Айс Седай Нэффа с ним не было.

 

- Ну и? - спросил Мэт троих.

 

- Всё сделано, - ответил Неалд с рычанием.

 

- Что Туон?

 

- Очевидно, они нашли шпиона, - сказал Нэфф. - Императрица ждет, чтобы возвратиться по вашему знаку.

 

Мэт вдохнул, чувствуя воздух над полем боя, ощущая ритм битвы, которую он спланировал. Он не знал, сможет ли победить, даже если поможет Туон. Не теперь, когда рассеяна армия Илэйн, а Айз Седай вымотаны настолько, что не могут направлять. Не теперь, когда нет Эгвейн с ее двуреченским упрямством и железной волей. Не победить, если не случится чуда.

 

- Отправь ей это, Нэфф, - сказал Мэт. Он потребовал бумагу и карандаш, и нацарапал письмо, которое вручил Аша'ману. Он отбросил эгоистичное желание позволить Туон уйти в безопасное место. Кровавый пепел, теперь не было безопасных мест, нигде во всем мире, - Отдай это Императрица, Нэфф, и скажи, что нужно в точности следовать этим инструкциям.

 

Затем Мэт развернулся к Неалду.

- Ты отправишься к Талманесу, - сказал он. - Пусть выступает по плану.

 

Двое направляющих убыли отправить послания.

 

- Этого будет достаточно? - спросил Арганда.

 

- Нет, - ответил Мэт.

 

- Тогда зачем?..

 

- Потому что я стал бы Другом Темного, если бы сдался, не пытаясь ничего сделать, Арганда.

 

- Льюс Тэрин! - громыхал Демандред. - Приди и сразись со мной! Я знаю, что ты следишь за этой битвой! Так сражайся!

 

- Этот тип точно начинает меня утомлять, - сказал Мэт.

 

- Коутон, смотри - троллоки уже перегруппировались, - заметил Арганда. - Думаю, они намерены атаковать.

 

- Тогда вот оно и началось, давайте строиться, - сказал Мэт. - Где Лан? Он еще не вернулся? Не хотел бы я броситься в драку без него.

 

Мэт повернулся к своим боевым порядкам, Арганда выкрикивал приказы. Внезапно гэалданец схватил его за руку, привлекая внимание, и указал на троллоков. Мэт ощутил холодок, когда в свете костров увидел одинокого всадника на вороном коне, врезавшегося в орду троллоков на правом фланге, пробивая себе путь к восточному склону Высот. К Демандреду. Лан отправился сразиться в собственной битве.

 

****

 

Троллок ободрал Олверу руку, когда сунулся в укрытие пытаясь вытащить его наружу. Другие троллоки рыли землю по бокам. Почва сыпалась на него, прилипая к слезам на его щеках и к крови, текущей из его царапин

 

Он не мог унять дрожь. Он также не мог заставить себя двигаться. Он дрожал, испуганый тем, как звери рвались к нему грязными пальцами, копая ближе и ближе.

 

****

 

Лойал сел на пень, отдыхая пока сражение не возобновилось.

 

Атака. Да, это будет лучшим способом закончится всему этому. Лойал чувствовал, что у него все болело. Он много читал о битвах, и участвовал в схватках раньше, поэтому знал, чего ожидать. Но знать о чем-то и участвовать в этом - совершенно разные вещи. В первую очередь поэтому он покинул стеддинг.

 

После более чем суток непрекращающихся боев, тело его сжигала глубокая внутренняя усталость. Когда он поднял топор, голова была настолько тяжелой, что он удивлялся, почему он не упал

 

Война. Он мог бы прожить свою жизнь, не испытав этого. Это было гораздо больше, чем отчаянные сражения в Двуречье. Там, по крайней мере, у них было время, чтобы убрать мертвых и позаботиться о своих раненых. Там нужно было стоять твердо и держаться против волн атак.

 

Здесь, не было времени ждать, не было времени, чтобы подумать. Эрит села на землю рядом с его пнём, и он положил руку ей на плечо. Она закрыла глаза и прислонилась к нему. Она была красивая, с идеальными ушами и прекрасными бровями. Лойал не смотрел на пятна крови на ее одежде; он боялся, что, отчасти, это была и ее кровь. Он потер плечо пальцами. Он так сильно устал, что едва мог их чувствовать.

 

Лойал сделал несколько заметок на поле боя, для себя и для других, чтобы сохранить последовательность событий прошедшего сражения. Да, последняя атака. Это было бы хорошее окончание этой истории, как только он ее напишет.

 

Он делал вид, что по-прежнему пишет историю. Нет вреда от такой маленькой лжи.

 

Один из всадников вырвался из рядов воинов и поскакал к правому флангу Троллоков. Мэт не был бы счастлив по этому поводу. Один человек, одиночка, умрет. Лойал был удивлен, что мог чувствовать сожаление о том, что жизнь человека будет потеряна, после стольких смертей, которые он видел.

 

"Этот человек кажется мне знакомым", подумал Лойал. "Да, и эта лошадь. Он видел эту лошадь прежде много раз. Лан", подумал он оцепенело. Лан ехал верхом в одиночку.

 

Лойал встал.

 

Эрит посмотрела на него, когда он вскинул топор.

 

— Подожди, — сказал ей Лойал. — Сражайся рядом с остальными. Я же должен идти.

 

— Идти?

 

— Я должен быть свидетелем этого, — сказал Лойал. Падение последнего короля Малкири. Он должен был включить это в свою книгу.

 

****

 

- Приготовиться к атаке! - кричал Арганда. - Соберитесь! Лучники вперед, конница за ними, пехота позади!

 

"Атака", - подумал Тэм. - "Да, это наша единственная надежда". Они должны продолжать напор, но их боевые линии так истончились. Он понимал, что затевает Мэт, но едва ли это может сработать.

 

И все равно они должны пробиваться.

 

- Ну, он покойник, - сказал наемник рядом с Тэмом, кивком указывая на Лана Мандрагорана, мчавшегося на фланг троллоков. - Проклятые Порубежники.

 

- Тэм... - произнёс Абелл сбоку от него.

 

Небо над ними еще потемнело. Могло ли такое быть, в ночи? Эти жуткие, клубящиеся облака, казалось, опускаются все ниже и ниже. Тэм почти потерял из виду фигуру Лана на черном, как ночь, жеребце, несмотря на костры, зажженные на Высотах. Их свет словно померк.

 

"Он скачет к Демадреду, но на его пути стеной стоят Троллоки", думал Тэм. Он достал стрелу, наконечник которой был обвязан тряпкой, пропитанной смолой, и вложил ее в свой лук.

- Двуреченцы, приготовиться к стрельбе!

 

Наемник рассмеялся.

- Тут не меньше сотни шагов. Вы истыкаете его стрелами!

 

Тэм посмотрел на человека, затем поднял стрелу и запалил от факела. Ткань за наконечником охватил огонь.

- Первый ряд, по моему сигналу! - закричал Тэм, не обращая внимания на другие приказы, которые прокатились по рядам. - Расчистим путь лорду Мандрагорану!

 

Текучим движением Тэм натянул тетиву, ощутив жар огня у пальцев, и выстрелил.

 

****

 

Лан мчался на троллоков. Его копье, как и три сменных, сломалось часы назад. На шее у него был медальон, который Берелейн передала через врата с простым указанием.

 

Она сказала: не знаю, откуда Галад это взял, но он хотел, чтобы я передала это Коутону.

 

Лан не раздумывал над тем, что собирался сделать. Пустота не допускала подобных вещей. Некоторые люди назвали бы это дерзостью, безрассудством, самоубийством. Люди, которые не пожелали испытать хотя бы одно из трёх, редко меняют мир. Он послал всё утешение, какое мог, к далёкой Найнив через узы, затем приготовился к сражению.

 

Когда Лан приблизился к троллокам, твари подняли копья линией, чтобы остановить его. Пытаясь прорваться сквозь нее, лошадь сама себя насадит на острия. Лан задержал дыхание, чувствуя спокойствие пустоты, планируя срубить наконечник первого копья и протаранить линию.

 

Это был невыполнимый маневр. Все, что нужно троллокам - собраться вместе и замедлить его. После этого они могут окружить Мандарба и выдернуть Лана из седла.

 

Но кто-то же должен остановить Демандреда. Чувствуя медальон на шее, Лан поднял меч

 

Горящая стрела пронеслась в небе и попала в горло троллоку прямо перед Ланом. Не долго думая, Лан использовал павшего троллока как брешь в линии из копий. Он проскочил между Отродьями Тени, растоптав погибшего. Ему понадобится...

 

Ещё одна стрела упала, сбивая троллока. За ней последовала другая, и ещё, быстрым потоком. Мандарб пробивался через удивлённых, горящих и умирающих троллоков, пока целый дождь из горящих стрел лился перед ним.

- Малкир! - закричал Лан, пустив Мандарба вперёд, топча трупы, но не снижая скорости, когда открылся путь. Град из света падал перед ним, каждая стрела попадала точно в цель, убивая троллоков, пытавшихся стать на его пути.

 

Он ураганом промчался сквозь шеренги, расталкивая в стороны умиравших троллоков, пылающие стрелы указывали ему путь в темноте так, словно тот был наезженной дорогой. С обеих сторон стояли плотные ряды троллоков, но те, что были прямо перед ним, падали и падали, пока их совсем не осталось.

 

Спасибо, Тэм.

 

Лан галопом гнал коня вдоль восточного склона Высот, уже в одиночестве минуя солдат и Отродй Тени. Он был един с ветром, который струился в его волосах, един с мускулистым конём под собой, который нёс его вперёд, един с целью, которая была его предназначением, его судьбой.

 

Демандред поднялся, заслышав стук копыт, сопровождавшие его Шарцы встали перед ним.

 

С рёвом Лан пришпорил Мандарба и налетел на Шарцев, преградивших ему путь. Жеребец прыгнул, передними ногами отправив охранников на землю. Мандарб крутнулся, крупом сбив одних Шарцев, а передними копытами повалив других.

 

Лан соскочил с седла и врезался в землю на бегу, вытаскивая меч, у Мандарба не было защиты от плетений, поэтому сражаться верхом было равносильно тому, чтобы попросить Демандреда убить его коня.

 

- Ещё один? - проревел Демандред. - Льюс Тэрин, ты начинаешь...

 

Он осёкся, когда Лан достиг его и бросился в «Пух чертополоха в смерче», порывистое атакующее движение. Демандред выхватил меч, принимая удар на своё оружие, и отступил на шаг из-за его силы. Они обменялись ещё тремя ударами, быстрыми как молния, Лан продолжал двигаться, пока его меч не зацепил щеку Демандреда. Лан ощутил лёгкий рывок, и кровь брызнула в воздух.

 

Демандред почувствовал рану на щеке, его глаза широко раскрылись.

- Кто ты? - спросил Демандред.

 

- Я человек, который убьёт тебя.

 

***

 

Мин посмотрела на Меррилор, оторвав взгляд от спины своего торма, когда он выбежал через Врата на поле битвы. Она надеялась, что он выдержит безумство боя, когда они доберутся туда. Костры и факелы сияли вдали как светлячки, освещая сцены мужества и решимости. Она смотрела, как огни мерцают, как последние угли костра, что скоро будет потушен.

 

Вдалеке, где-то глубоко на севере содрогался Ранд.

 

***

 

Узор развернулся вокруг Ранда, вынуждая его смотреть. Он посмотрел сквозь слёзы, застилавшие его глаза. Он увидел, как сражаются люди. Он увидел, как они гибнут. Он увидел Илэйн, захваченную в плен и оставшуюся в одиночестве, Повелитель Ужаса готовился вырезать их детей из её чрева. Он увидел Руарка, лишившегося разума и ставшего теперь пешкой одной из Отрёкшихся.

 

Он видел Мэта, отчаявшегося, подавленного ужасающим перевесом.

 

Он видел, как Лан скачет навстречу своей смерти.

 

Слова Демандреда впивались в него. Натиск Тёмного продолжал рвать его на части.

 

Ранд потерпел неудачу.

 

Но на краю его разума был голос. Слабый, почти забытый.

 

Отпусти.

 

****

 

Лана ничего не сдерживало.

 

Он сражался совсем не так, как учил Ранда. Без осторожной проверки, без осмотра местности, без тщательной оценки. Демандред мог направлять, и, не смотря на медальон, Лан не мог дать своему врагу времени на обдумывание, времени на плетения, которыми он мог бросать камни в него или раскалывать землю под ним.

 

Лан погрузился глубоко в пустоту, позволяя инстинктам вести его. Он вышел за пределы эмоций, сжигая напрочь всё. Ему не надо было оценивать местность, потому что он чувствовал землю так, словно она была его частью. Ему не надо было испытывать силу Демандреда. Один из Отрёкшихся, с опытом многих десятилетий, будет самым искусным фехтовальщиком из тех, с кем Лан когда-либо сталкивался.

 

Лан краем глаза заметил, что Шарцы расступились, образовав широкое кольцо вокруг двух бойцов, пока те сражались. Видимо, Демандред был достаточно уверен в своих навыках, чтобы не позволять другим вмешиваться.

 

Лан закружился с серией атак. «Вода Текущая по Склону» превратилась в «Смерч на Горе», который стал «Перехватом Голубя Красным Ястребом». Его удары походили на ручьи, которые сливались во всё более и более широкую реку. Демандред сражался так хорошо, как Лан и опасался. Хотя его фигуры немного отличались от тех, которые знал Лан, годы не изменили саму суть поединка на мечах.

 

- Ты...хорош, - с хрипом сказал Демандред, отступая перед «Ветром и Дождём», с его подбородка стекала струйка крови. Меч Лана сверкнул, отражая красный свет ближайшего костра.

 

Демандред ответил «Высеченной Искрой», которую Лан, предугадав, парировал. Его бок был оцарапан, но Лан не обратил на это внимания. Обмен ударами заставил его отступить на шаг, и дал Демандреду возможность подобрать камень с помощью Единой Силы и швырнуть его в Лана.

 

Глубоко внутри пустоты Лан почувствовал приближение камня. Это было его понимание боя - то, что вошло глубоко внутрь него, в самый центр его души. То, как ступал Демандред, направление, в котором метнулся его взгляд, подсказало Лану, что именно произойдёт.

 

Как только он перетёк в следующую позицию, Лан расположил своё оружие поперёк груди и отступил назад. Камень размером с человеческую голову мелькнул прямо перед ним. Лан скользнул вперёд, его рука двинулась в следующую позицию, когда другой камень с ветром пролетел под ней. Лан поднял свой меч и увернулся от третьего камня, который промахнулся всего на палец, задев одежду.

 

Демандред блокировал атаки Лана, но дыхание у него было хриплым.

- Кто ты такой? - снова прошептал Демандред. - Ни у кого в этой Эпохе нет таких навыков. Асмодиан? Нет, нет. Он не смог бы так со мной сражаться. Льюс Тэрин? Ты прячешься за этим лицом, да?

 

- Я просто мужчина, - прошептал Лан. - Это все кем я когда-либо был.

 

Демандред зарычал, затем бросился в атаку. Лан ответил «Лавиной, Катящейся с Горы», но ярость Демандреда заставила его отступить на несколько шагов.

 

Несмотря на то, что поначалу наступал Лан, Демандред как фехтовальщик был лучше. Лан знал об этом тем же чувством, которое говорило ему, когда атаковать, когда парировать, когда шагать вперёд и отступать. Возможно, если бы они начали сражение на равных, всё было бы по-другому. Но нет. Лан воевал в течении всего дня, и хотя его Исцелили от более тяжёлых ран, мелкие продолжали болеть. Кроме того, Исцеление само по себе изматывало.

 

Демадред был по-прежнему бодр. Отрёкшийся замолчал, дуэль поглотила его. Также он перестал использовать Единую Силу, сосредоточившись на фехтовании. Он не усмехался, когда получал преимущество. Он не был похож на человека, который часто улыбается.

 

Лан ускользнул от Демандреда, но Отрёкшийся напирал с «Вепрем Несущимся с Горы», снова оттесняя его к периметру круга, и пробил защиту, ранив в руку, затем в плечо и, наконец, в бедро.

 

У меня время только для последнего урока...

 

- Ты мой, - прорычал в конце концов Демандред, тяжело дыша. - Кем бы ты ни был, ты мой. Ты не можешь победить.

 

- Ты не слушал меня, - прошептал Лан.

 

Один последний урок. Самый тяжёлый...

 

Демандред ударил, и Лан увидел, как он открылся. Он сделал выпад вперед, бросившись на конец меча Демандреда боком, и протаранил его своим телом.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...