Главная Обратная связь

Дисциплины:






Коль с торбой Тёмного спешим скорей 5 страница



 

- Я пришел сюда не для того, чтобы победить, - прошептал Лан, улыбаясь. - Я пришел сюда,чтобы убить тебя. Смерть легче перышка.

 

Глаза Демандреда распахнулись, и он попытался отступить. Слишком поздно. Меч Лана прошёл прямо через его горло.

 

Мир потемнел, когда Лан соскользнул с меча. Он ощутил страх Найнив и её боль из-за сделанного им. Лан послал ей свою любовь.

 

 

Глава 38

Место, которого не было.

 

Отпусти. Это был голос его отца.

 

- Я должен спасти их... - прошептал Ранд

 

"Позволь им идти на жертвы. Ты не можешь сделать всё сам".

 

- Я должен.. вот что это значит.

Разрушительная сила Темного расползалась по нему как тысячи ворон, ковыряющихся в его плоти, сдирая её с его костей. Он с трудом мог думать сквозь пелену боли от давления и чувства потери от гибели Эгвейн и многих других.

 

"Отпусти."

 

"Это их выбор."

 

Он так сильно хотел защитить их, людей, которые верили в него. Их смерти и опасность, с которой они столкнулись, огромной тяжестью легли на него. Как человек мог просто... отпустить? Не было ли это уходом от ответственности?

 

Или это значило оставить ответственность им?

 

Ранд закрыл глаза, думая о всех тех, кто умер за него. Об Эгвейн, которую он поклялся защищать

 

"Дурак". Её голос в его голове. Любящий, но резкий.

 

— Эгвейн?

 

"Разве мне не позволительно тоже стать героем?"

 

- Дело не в этом...

 

"Ты идешь на смерть. А любому другому ты запрещаешь делать то же самое?"

 

— Я...

 

"Отпусти, Ранд. Дай нам умереть за то, во что мы верим, и не пытайся отнять это у нас."

 

"Ты принял свою смерть. Прими и мою."

 

Слезы просочились из уголков его глаз.

- Прости меня, - прошептал он.

 

"Почему?"

 

— Я потерпел неудачу.

 

"Нет. Еще нет."

 

Темный снял с него кожу. Он съежился перед бескрайним небытием, неспособный двинуться. Он кричал в агонии.

 

И тогда, он отпустил.

 

Он отпустил чувство вины. Он отпустил стыд за то, что не сберег Эгвейн и остальных. Он отпустил необходимость защитить её, защитить их всех.

 

Он позволил им быть героями.

 

Имена текли из его головы. Эгвейн, Хурин, Башир, Изан из Чарин Айил, Сомара и тысячи других. Одно за одним - сначала медленно, но со всё возрастающей скоростью - он прошелся назад по списку, который когда-то выстроил у себя в голове. Раньше в списке были только женщины, но список вырос, чтобы включить всех тех, кто, как он знал, умерли за него. Он не мог представить, каким большим тот стал, сколько он позволил себе нести.



 

Имена вырывались из него, как реальные вещи, как улетающие голуби, и каждый уносил тяжесть. Вес исчез с его плеч. Его дыхание стало устойчивым. Будто бы Перрин пришел со своим молотом и разбил тысячу цепей, которые тащились за Рандом.

 

Илиена была последней. Мы возрождаемся, думал Ранд, так что в следующий раз мы сможем сделать все лучше.

 

Так сделаем лучше.

 

Он открыл глаза и вытянул руку перед собой ладонями к Тьме, которая ощущалась как что-то твердое. Его сущность, распавшаяся на кусочки и ставшая размытой собралась воедино, когда Темный кинулся на нее. Он опустил другую руку вниз, чтобы подняться с колен.

 

 

А затем, Ранд ал'Тор — Дракон Возрожденный, встал, чтобы еще раз столкнуться лицом к лицу с Тёмным.

 

****

 

- Нет, нет, - прошептала прекрасная Шендла, глядя на тело Демадреда. Сердце ее оборвалось внутри, и она вцепилась в волосы обеими руками, покачиваясь. Смотря на своего возлюбленного, Шендла медленно и глубоко вдохнула, и, когда она выдохнула - это был крик, полный ужаса.

- Бао Вильд мертв!

 

Все поле боя, казалось, затихло.

 

****

 

Ранд стоял лицом к лицу с Темным в том месте, которого не было, это место было всем и ничем одновременно. Его тело осталось стоять в пещере Шайол Гул, оставленное в тот момент, когда он бился с Моридином, но душа его была здесь.

 

Он существовал в месте, которого не было, в месте, которое было вне Узора, в месте, где родилось зло. Он осмотрел это место, и он всё понял. Темный не был существом - он был Силой, сущностью столь же необъятной, как сама Вселенная, которую Ранд сейчас видел всю целиком. Множество планет и звезд, как искры, разлетающиеся от костра.

 

Тёмный всё ещё стремился уничтожить его. Ранд ощутил себя сильным несмотря на атаки. Спокойным, завершённым. С исчезновением его бремени он снова мог сражаться. Он взял себя в руки. Это было трудно, но ему сопутствовала победа.

 

Ранд шагнул вперёд.

 

Тьма содрогнулась. Она задрожала, завибрировала, как будто не веря.

 

Я УНИЧТОЖУ ИХ.

 

Тёмный не был существом. Он был тьмой в промежутках. Между огнями, между мгновениями, между миганием глаз.

 

НА ЭТОТ РАЗ ВСЁ БУДЕТ МОИМ. ОНО ВСЕГДА БЫЛО И БУДЕТ МОИМ.

 

Ранд отдал честь погибшим. Кровь бежала по камням. Оплакивая тех, кто был свидетелем гибели других. Тень бросила все это на Ранда, намереваясь уничтожить его. Но это его не уничтожило.

 

- Мы никогда не сдадимся, - прошептал Ранд. - Я никогда не сдамся.

 

Обширная Тьма загрохотала и затряслась. Она разослала толчки вдоль и поперёк мира. Земля покрывалась трещинами, законы природы нарушались. Мечи обращались против своих владельцев, еда портилась, скалы рассыпались в пыль.

 

Она налетела на Ранда снова, сила самого небытия пыталась разорвать его. Мощь нападения не уменьшалась. И вдруг, внезапно, она стала ощущаться, как простой шум.

 

Они не хотели сдаваться. Не только Ранд. Все они будут продолжать борьбу. Нападения Темного потеряло смысл. Если они не могли заставить его уступить, если они не могли ослабить его, тогда что такое они были?

 

В буре, Ранд искал пустоту, как Тэм научил его. Все эмоции, все тревоги, вся боль. Он взял всё это и сжёг в пламени одной свечи.

 

Он почувствовал спокойствие. Спокойствие капли воды падающей на пруд. Спокойствие мгновений, спокойствие между миганием глаз, спокойствие пустоты.

 

- Я не сдамся, - повторял он, и слова эти казались удивительными ему.

 

ОНИ ВСЕ В МОЕЙ ВЛАСТИ. Я СЛОМАЮ ИХ ВСЕХ. ТЫ ПРОИГРАЛ, ДИТЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА.

 

- Если ты так думаешь, - прошептал Ранд в темноте, - то лишь потому, что не можешь узреть, понять.

 

****

 

Лойал с трудом дышал, когда вернулся к северной оконечности Высот. Он передал Мэту новости о том, что Лан смело бился прежде, чем пал, забрав Демандреда с собой. Известие Лойала глубоко затронул Мэта, также как и всех солдат его армии, особенно Порубежников, которые потеряли короля, брата. Среди Шарцев было волнение; так или иначе новости о смерти Демандреда уже просочились в их ряды.

 

Мэт пытался справиться со своим горем. Это было не то, чего желал бы Лан. Вместо этого, Мэт поднял ашандарей.

- Тай'шар Малкир! - закричал он во всю силу своих лёгких. - Лан Мандрагоран, ты треклято чудесный человек! Ты сделал это!

Его крики звенели в тишине, когда он бросился к армиям Тени. Крики раздавались за его спиной: "Тай'шар Малкир" - Крики от всех национальностей, всех народов, Порубежников и других. Они ринулись через Высоты рядом с Мэтом. Вместе они напали на ошеломленного врага.

 

Глава 39

Те, кто сражаются.

 

- ТЫ НЕ МОЖЕШЬ ПОНЯТЬ ЭТОГО, НЕ ТАК ЛИ? - потребовал Ранд ответа от тьмы. - ЭТО ВНЕ ТЕБЯ. ТЫ РАЗБИВАЕШЬ НАС, И ВСЕ ЖЕ МЫ БОРЕМСЯ! ПОЧЕМУ? РАЗВЕ ТЫ НЕ УБИЛ НАС? РАЗВЕ ТЫ НЕ СОКРУШИЛ НАС?

 

ТЫ, ответил Тёмный. ТЫ МОЙ.

 

Ранд шагнул вперед. В этом безграничном ничто Узор, казалось, вился вокруг него, будто нити гобелена.

- ВОТ В ЧЕМ ТВОЯ СЛАБОСТЬ, ШАЙИ'ТАН - ВЛАСТЕЛИН ТЬМЫ, ВЛАСТЕЛИН ЗАВИСТИ. ВЛАСТЕЛИН НИЧЕГО! ВОТ ПОЧЕМУ ТЫ ПРОИГРАЕШЬ! ДЕЛО НЕ ВО МНЕ. ДЕЛО НИКОГДА НЕ БЫЛО ВО МНЕ!

 

Дело было в женщине, истерзанной и избитой, свергнутой с трона и превращенной в марионетку - женщине, которая поползла, когда было нужно. Эта женщина еще боролась.

 

Дело было в мужчине, который не раз терял любовь, в человеке, который нашел смысл жизни в мире, когда другие предпочли бы просто плыть по течению. В мужчине, который помнил истирии, и который взял под свое крыло глупых мальчишек, когда умнее было бы просто предоставить их самим себе. Этот мужчина еще боролся.

 

Дело было в женщине с тайной, с надеждой на будущее. В женщине, которая охотилась за правдой прежде других. В женщине, которая отдала свою жизнь и которая получила её обратно. Эта женщина всё ещё сражалась.

 

Дело было в мужчине, который потерял свою семью, но гордо стоял в своем горе и защищал тех, кого мог защитить.

 

Дело было в женщине, которая отказывалась верить, в то, что она не могла помочь, не могла Исцелить тех, кто пострадал.

 

Дело было в герое, который готов был до последнего своего вздоха доказывать, что он кто угодно, но только не герой.

 

Дело было в женщине, которая не согнула спину, когда она была избита, и которая сияла Светом для всех, кто наблюдал. В том числе и для Ранда.

 

Именно в них всех.

 

Он видел это опять и опять в Узоре, который разворачивался перед ним. Ранд шел через эпохи и поколения, его рука проникала через нити Света Узора.

 

- ВОТ В ЧЕМ ПРАВДА, ШАЙИ'ТАН, - сказал Ранд, делая еще шаг вперед, разводя руки, сплетая Узор, расползавшийся вокруг него. - ТЫ НЕ СМОЖЕШЬ ПОБЕДИТЬ ПОКА МЫ САМИ НЕ СДАДИМСЯ. ЭТО ТАК, ВЕРНО? ЭТОТ БОЙ НЕ ДЛЯ ПОБЕДЫ В БИТВЕ. ВОЗЬМИ МЕНЯ... ДЕЛО НИКОГДА НЕ БЫЛО В ТОМ, ЧТОБЫ УБИТЬ МЕНЯ. ОНО БЫЛО В ТОМ, ЧТОБЫ МЕНЯ СЛОМАТЬ.

 

ВОТ ЧТО ТЫ ПЫТАЛСЯ СДЕЛАТЬ СО ВСЕМИ НАМИ. ВОТ ПОЧЕМУ ВРЕМЕНАМИ ТЫ ПЫТАЛСЯ НАС УБИТЬ, КОГДА В ДРУГИЕ РАЗЫ ТЕБЯ, ПОХОЖЕ ЭТО НЕ ЗАБОТИЛО. ТЫ ПОБЕДИШЬ КОГДА СЛОМАЕШЬ НАС. НО ТЫ НЕ СЛОМАЛ. ТЫ НЕ СМОГ.

 

Темнота дрожала. Небытие тряслось, как будто своды самих небес треснули. Крик Темного был вызывающим.

 

Внутри пустоты, Ранд продолжил двигаться вперед и темнота задрожала.

 

Я ВСЁ ЕЩЁ МОГУ УБИВАТЬ, взревел Темный. Я ВСЁ ЕЩЁ МОГУ ВЗЯТЬ ИХ ВСЕХ! Я ПОВЕЛИТЕЛЬ МОГИЛ. ГОСПОДИН БИТВ, ОНИ МОИ. ВСЕ МОИ В КОНЦЕ КОНЦОВ!

 

Ранд шагнул вперед, протянув руку. В его ладони был весь мир, и в том мире континент, и на том континенте поле битвы, а на том поле битвы два тела на земле.

 

****

 

Мэт сражался, и Тэм был рядом с ним с мечом в руке. К ним примкнули Карид и Стража Последнего Часа, затем Лойал и Огир. Армия, собранная из десятков народов и наций, многие присоединились к нему, пока он рвался вперед по плато.

 

Их превосходили числом втрое.

 

Мэт дрался и кричал на Древнем Наречии:

- За свет! За честь! За победу! За саму жизнь!

 

Он сразил одного троллока, затем другого. Полдюжины за мгновения, но он чувствовал себя так, словно боролся с прибоем. Где бы он ни сражал черноту, еще больше занимало ее место. Троллоки двигались в тенях, освещенные только случайными фонарями или огненными стрелами, вонзившимися в землю.

 

Троллоки не бились сообща. Мы можем разбить их, думал Мэт. Мы должны их разбить! Это был его шанс - ударить сейчас, пока шарцы растеряны после гибели Демандреда.

 

****

 

СЫН СРАЖЕНИЙ. Я ЗАБЕРУ ЕГО. Я ЗАБЕРУ ИХ ВСЕХ, МОЙ ВРАГ. ТАК ЖЕ, КАК ЗАБРАЛ КОРОЛЯ НИЧЕГО.

 

Кровь и кровавый пепел! Что это за пустота в его голове? Мэт обезглавил Троллока, затем смахнул пот с бровей, пока Карид и Стражи Последнего Часа защищали его.

 

Мэт мог чувствовать битву во тьме. Тут еще было полно троллоков и шарцев, там много тех и других.

 

- Их слишком много! - крикнул ему Арганда. - Свет, они давят нас! Нам нужно отступать! Коутон, ты слышишь меня?!

 

"Я смогу! - думал Мэт. - Я выиграю этот бой!" Армия могла понести огромные потери, но Мэту нужен только один момент, возможность. Единственный удачный бросок костей!

 

****

 

Ранд стоял над Узором и смотрел вниз, на павших людей на земле, которая, казалось, умирала.

- Но ты смотрел не слишком внимательно. В одном ты ошибся. Так страшно ошибся...

 

Одинокий, загнанный в угол, мальчик сжался в щели в скале. Ужас с когтями и клыками, словно сама Тень обрела плоть, прорывался в его укрытие, тянулся к нему когтями, острыми, как ножи, и обдирал его кожу.

 

Перепуганный, окровавленный, плачущий, ребенок поднес к губам золотой рог.

 

Мэт прищурился. Битва, казалось, затихла вокруг него.

 

"Ты так страшно ошибся, Шайи'тан", - прошептав в его голове голос Ранда.

 

Но затем этот голос зазвучал уже не голове Мэта. Его мог слышать каждый на поле битвы.

 

- Тот, кого ты столько раз пытался убить, тот, кто потерял свое королевство, тот, у кого ты отнял все...

 

Шатаясь, окровавленный, с раной в боку, последний король Малкири поднялся на ноги. Лан высоко поднял руку, в которой держал за волосы голову Демандреда, главнокомандующего армиями Тени.

 

- Этот человек! - крикнул Ранд. - Этот человек еще сражается!

 

Мэт ощутил, как замерло все на поле боя. Все застыли на месте.

 

И в этот момент раздался мягкий, но сильный звук, чистая нота золота, один долгий звук, который мог объять все. Глас рога, чистый и красивый.

 

Однажды Мэт его уже слышал.

 

****

 

Меллар опустился на колени рядом с Илэйн и надавил медальоном на ее голову, не давая ей направлять.

- Это можно сделать по-разному, моя королева, - заявил он. - Но тебе лучше быть посговорчивее.

 

Свет. Его ухмылка была ужасна. Он, конечно, заткнул ей рот, но она не доставит ему удовольствия слышать, как кричит.

 

Она должна найти путь, как избежать этого. Она должна избавиться от медальона. Конечно, если это и удастся у нее, остается направляющий. Но если она сможет сбросить медальон и ударить быстро...

 

- Досадно, что твоя Капитан-Генерал не прожила достаточно долго, чтобы полюбоваться на это, - издевался Меллар. - По-моему, она была такой дурой, что правда вообразила себя Бергитте из легенд!

Тут Илэйн услышала мягкий, далекий звук. Земля задрожала. Землетрясение.

 

Она пыталась сосредоточиться, но могла думать только о том, что Бергитте была права все это время. Это было вполне возможно, что ее дети будут в безопасности, как предрекала Мин, когда сама Илэйн умрет.

 

Клубящийся белый туман поднялся с земли вокруг них, словно души умерших.

 

Внезапно Меллар напрягся.

 

Илэйн моргнула, глядя на него. Что-то серебристое вышло из груди Меллара. Это было похоже на... наконечник стрелы.

 

Меллар обернулся, выронив нож. Позади него, над собственным обезглавленым телом, стояла Бергитте Серебряный Лук. Она подняла лук, яркий, словно полированное серебро, и выпустила еще одну стрелу, которая, казалось, оставляет за собой хвост из света, когда она вонзилась в голову Меллара и швырнула его наземь. Ее следующий выстрел свалил направляющего, прикончив Повелителя Ужаса, прежде чем тот успел ответить.

 

Вокруг них люди Меллара застыли на месте, парализованные ужасом, и таращились на Бергитте. Теперь на ней была одежда, которая словно сияла. Короткая белая куртка, широкие желтые штаны и темный плащ. Ее длинные золотистые волосы были заплетены в знакомую косу до талии.

 

- Я - Бергитте Серебряный Лук, - объявила она, словно хотела развеять сомнения. - Протрубил Рог Валир, призвав всех на Последнюю Битву. Герои вернулись!

 

****

 

Лан Мардрагоран поднял голову одного из Отрекшихся - вражеского командира, считавшегося непобедимым.

 

Армии Тени не могли не заметить, что произошло, никто из них, где бы они не находились на поле боя. Голос, исходящий из ниоткуда, провозгласил это. То, что напавший стоит на ногах, когда пал мертвым Избранный... это ошеломило их. Напугало.

 

И тогда вдалеке прозвучал Рог.

 

****

- Раздавите их! - прокричал Мэт. - Вперед!

Его армия яростно набросилась на троллоков и шарцев.

 

- Коутон, что это за звук? - потребовал Арганда, запнувшись возле Типуна. Одна его рука еще была на перевязи, и окровавленную булаву он держал в другой. Вокруг Мэта сражалась Стража Последнего Часа, рубя троллоков.

 

Мэт кринул, бросившись в бой:

- Это был треклятый Рог Валир. Мы еще можем выиграть эту битву!

 

Рог. Как, проклятье, кто-то мог протрубить в этот Рог? Что ж, похоже, Мэт больше с ним не связан. Видимо, эту связь разорвала его смерть в Руидине.

 

Похоже, теперь эта ноша легла на плечи какого-то другого несчастного дурня. Мэт испустил боевой клич и отсек руку троллоку, а затем пронзил его грудь. Вся армия Тени была сбита с толку звуком Рога. Троллоки возле Лана подались назад, топча друг друга в отчаянной попытке избежать его. Это оставило троллоков на склоне уязвимыми, без резервов. И, похоже, никто не собирался атаковать.

 

Рядом Мурддраалы подняли мечи против собственных троллоков, стараясь остановить их бегство и развернуть назад, но огненные стрелы двуреченских лучников упали с небес и пронзили тела Исчезающих.

 

"Тэм ал'Тор", - подумал Мэт. - "Проклятье, я обязательно пришлю тебе свою лучшую пару сапог. Спали меня Свет, так и сделаю!"

- Ко мне! - крикнул он. - Все всадники, кто еще может держать в руках треклятое оружие, ко мне!

 

Мэт бросил Типуна в галоп, проталкиваясь между теми троллоками, что еще сражались. Атака Мэта открыла дорогу Фурику Кариду и его немногим оставшимся воинам, позволив расширить брешь в орде троллоков. Следом за ними в эту брешь врезались оставшиеся Порубежники, обгоняя Мэта и устремляясь к Лану.

 

Шарская армия явно ослабела, но еще продолжала наступать, дисциплина принуждала их делать то, что было приказано, до последнего. Победа Лана не переломила ход битвы, слишком много было здесь врагов, но без Демандреда войсками Тени некому стало командовать. Даже Исчезающие показывали, что им не хватает вождя. Троллоки начали отступать, чтобы перегруппироваться.

 

Мэт и Порубежники промчались на юго-запад, через Высоты, туда, где стоял Лан. Мэт спрыгнул с седла и подхватил Лана за плечи, когда король Малкири пошатнулся. Лан посмотрел на него с мрачной благодарностью, а затем его глаза закатились, и он начал падать, уронив голову Демандреда на землю.

 

Человек в черном мундире появился рядом. Мэт и не замечал, что Наришма еще здесь, сражается вместе с Порубежниками. Аша'ман-кандорец соскочил с коня и, взяв Лана за другую руку, сосредоточился.

 

Краткого Исцеления было достаточно, чтобы вернуть Лана в сознание.

 

- Посади его на лошадь, Наришма, - сказал Мэт. - Ты сможешь побольше поработать над ним, когда мы вернемся к нашей армии. Я не хочу застрять позади вражеских позиций, если те Троллоки внизу решат вернуться на Высоты.

 

Они поскакали назад на северо-восток, ударив в тыл правого фланга Троллоков, они пронеслись мимо с мечами и пиками, чем еще больше выбили тварей из колеи. Миновав их, Порубежники развернулись и снова ударили в передовые линии Троллоков, которые смотрели во всех направлениях, неуверенные, откуда последует атака. Мэт и Наришма продолжили скакать в направлении своих задних рядов, держа коня Лана на поводу. Там Наришма спустил Лана с его коня и положил на землю, чтобы продолжить Исцеление, пока Мэт остановился, чтобы оценить их положение.

 

За ними собирался туман. Мэта поразила ужасная мысль. Он проигнорировал страшную возможность. Рог Валир все еще звучал отдаленным, но отчетливым звуком.

"О, Свет", подумал Мэт. "О, проклятые обрубки на поле боя. Кто дул в него? На чьей он был стороне?"

 

Повсюду стал появляться туман, как червяки, выползающие на землю после ливня. Он собрался в облако, плывущего над землей широким фронтом, и фигуры на лошадях устремились из него. Герои легенд. Буад из Альбхайна, царственная, как любая королева. Aмаресу, вздымающая свой пылающий меч. Смуглый Хенд-молотобоец с молотом в одной руке и шипом в другой.

 

Во главе ехавших сквозь туман героев выделялась знакомая фигура. Высокий и властный, с крючковатым носом, Артур Ястребиное Крыло, держащий у плеча свой меч - Справедливость. Хотя остальные сто с лишним героев последовали за Ястребиным Крылом, один откололся в полосе тумана, галопом уносясь прочь. Мэт не смог хорошо разглядеть всадника. Кто это был, и куда он отправился так быстро?

 

Мэт сильнее натянул свою шляпу, подталкивая Типуна вперед навстречу древнему королю.

"Я полагаю, что узнаю, какая сторона вызвала его", подумал Мэт, "если он попытается меня убить." Мэт положил ашандарей поперек седла. "Сможет ли он биться с Артуром Ястребиное Крыло? Свет, сможет кто-нибудь вообще ударить одного из героев Рога?"

 

- Приветствую тебя, Ястребиное Крыло, - прокричал Мэт.

 

- Игрок, - ответил Ястребиное Крыло. - Тебе нужно лучше заботиться о том, что было тебе доверено. Я уже начал волноваться, что мы так и не будем призваны на это сражение.

Мэт облегченно вздохнул.

- Кровавый пепел, Ястребиное Крыло! Тебе нет необходимости так описывать это, ты проклятый целователь коз. Так вы сражаетесь за нас?

- Конечно, мы сражаемся за Свет, - сказал Ястребиное Крыло. - Мы бы никогда не стали сражаться за Тень.

 

- Но мне говорили... - начал Мэт.

 

- Тебе говорили неправду, - ответил Ястрябиное Крыло.

 

- Кроме того, - сказал с усмешкой Хенд. - Если бы другая сторона смогла вызвать нас, вы были бы уже мертвы!

 

- Я и в самом деле умирал, - протянул Мэт, потирая шрам на шее, - Видимо на том дереве.

 

- Не на дереве, Игрок, - промолвил Ястребиное Крыло. - В другой раз, ты не помнишь этого. Верно то, что Льюс Тэрин спас твою жизнь дважды.

 

- Помни его, - пророкотала Амареса. - Я видела, как ты все время ворчал, боясь его безумия, но при этом забывал, что каждый твой вздох, каждый шаг, должен быть отдан ему. Твоя жизнь - это дар Возрожденного Дракона, Игрок. Он спас тебя дважды.

 

"Кровь и проклятый пепел. Даже мертвая женщина обращается с ним как Найнив. Где они этому учатся? Где дают эти секретные уроки?"

 

Ястребиное Крыло кивнул в сторону чего-то поблизости. Знамя Ранда; Даннил все еще держал его в воздухе.

- Мы пришли сюда, чтобы собраться у Знамени. Мы можем сражаться за вас, из-за него, Игрок, и потому, что Дракон ведет вас, хотя и делает это издалека. Этого достаточно.

 

- Ну, - сказал Мэт, глядя на Знамя, - Я думаю, раз уж вы здесь, вам пора в битву. Я отведу своих людей назад.

 

Ястребиное Крыло рассмеялся.

- Ты рассчитываешь, что наша сотня сможет выиграть всю эту битву?

 

- Вы, трёклятые герои Рога. Вы именно этим и занимаетесь, не так ли?

 

- Мы можем быть побеждены, - сказала прекрасная Блэйз из Матучин, гарцуя на коне в стороне от Ястребиного Крыла. Туон не слишком разозлится, если он немного посмотрит на героиню из Легенд? Предполагается, что люди должны на них таращиться. - Если мы получим смертельные раны, нам придется уйти, чтобы возродиться в Мире Снов.

 

- Тень знает, как выводить нас из строя, - добавил Хенд. - Связать нас по рукам и ногам, и мы ничего не сможем сделать, чтобы помочь в бою. Не имеет значения, что кто-то бессмертен, если он не может двигаться.

 

- Мы отличные бойцы - ответил Мэту Ястребиное Крыло. - Мы поможем вам. Но это не то, что можно сделать в одиночку. Мы станем всего лишь частью этого.

 

- Треклято прекрасно, - сказал Мэт. Этот Рог все еще звучал. - Тогда скажика мне. Если не я трубил в Рог, и не Тень... Кто тогда?

 

****

Толстые когти Троллока вцепились в Олвера. Он все еще был в расщелене, он плакал с закрытыми глазами, но продолжал дуть в Рог.

 

"Мне так жаль Мэт", думал он, когда чья-то волосатая рука ухватила Рог. Другая же схватила его плечо, глубоко вонзив когти, кровь струйкой потекла по предплечью.

 

Рог вырвали из его рук.

 

Мне так жаль!

 

Троллок потянул Олвера вверх.

 

А затем бросил.

 

Ошеломленный, Олвер упал на землю, и резко подскочил, когда рог оказался на его коленях. Он схватил его, дрожа и сдерживая слезы.

 

Тени закрутились над ним. Хрюканье. Что происходило? Осторожно, Олвер поднял свою голову и обнаружил кого-то, стоящего над ним, поставившего ноги по обе стороны от него. Фигура боролась в неясных очертаниях, опрокидывая дюжину троллоков за раз, его посох вился вихрем, так он защищал мальчишку.

 

Олвер увидел лицо этого человека, и у него перехватило дыхание.

- Ноал?

 

Ноэл ударил по руке троллока, оттеснив тварь назад, потом посмотрел на Олвера и улыбнулся. Ноэл выглядел таким же старым, но усталость исчезла из его глаз, как будто тяжелое бремя было снято с него. Белый конь стоявший рядом, с золотым седлом и поводьями, был самым великолепным животным, которое Олвер когда-либо видел.

 

- Ноэл, они сказали, ты умер! - всхлипнул Олвер.

 

- Я, да, - сказал Ноал, а потом рассмеялся, - Узор не закончил со мной, сынок. Труби в Рог! Труби с гордостью, Тот-Кто-Трубил-в-Рог!

 

Так Олвер и поступил, дуя в Рог в то время, как Ноэл отбросил троллоков из маленького круга вокруг Олвера. Ноэл. Ноэл был одним из героев Рога!

 

Стук копыт скачущих лошадей известил о приближении других, пришедших спасти Олвера от Отродий Тени.

 

Внезапно, Олвер почувствовал тепло глубоко внутри. Он потерял так много любимых людей, но один из них... один... вернулся к нему.

 

Глава 40

Волчий брат.

 

Похитители Илэйн ошеломленно взирали на Бергитте, и Илэйн, воспользовавшись замешательством, откатилась в сторону. Она с трудом пригнула голову к коленям, ее беременность делала движения неловкими, и это было единственное на что у нее хватило сил. Медальон, который Меллар прижимал к ней, упал рядом, и она поняла, что снова может прикоснуться к саидар. Она наполнила себя Силой, и дотронулась до живота.

 

Ее дети шевельнулись внутри. Илэйн сплела потоки воздуха, сбив с ног своих похитителей. Неподалеку, гвардия Илэйн, сплотившись, билась против солдат Меллара. Некоторые из них остановились, когда заметили Бергитте.

 

- Продолжайте бороться, вы дочери и сыновья козлов! - кричала Бергитте, посылая стрелы в наемников, - Может я и умерла, но, проклятье, я все еще ваш командир, и вы должны подчиняться приказам!

 

Это заставило их двигаться. Туман становился гуще, поднимаясь все выше. В темноте от него исходило мягкое свечение. Вскоре, Сила Илэйн, лук Бергитте и работа ее гвардии покончила с последними из Мелларовских Друзей Темного, наемники бросились в рассыпную.

 

 

Бергитте послала шесть стрел им в догонку, ни разу не промахнувшись.

 

- Бергитте, - прошептала сквозь слезы Илэйн. - Мне очень жаль.

 

- Жаль? - повернулась к ней Бергитте, - Жаль? Почему ты плачешь Илэйн? Я вернулась! Моя память вернулась, - затем она рассмеялась, - Это замечательно! Даже не знаю, как ты выносила меня последние несколько недель. Я была хуже, чем ребенок, который только что сломал свою любимую игрушку.

 

- Я... О, Свет, - Внутри, Илэйн все еще скорбила о потере Стража, и боль от разрыва связи была непривычной. Но сейчас это не имело значения, Бергитте снова была с ней. - Может я смогу связать тебя с собой снова?

 





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...