Главная Обратная связь

Дисциплины:






III. ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО О ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦАХ



 

Общие положения ГК о юридических лицах

1.1. Гражданско-правовое регулирование статуса юридических лиц характеризуется множественностью действующих законодательных актов, не во всем соответствующих как друг другу, так и Граждан­скому кодексу. Отдельные законы отличаются низким юридико-техническим уровнем и неэффективны в своем практическом применении (напри­мер, Федеральные законы от 19 июля 1998 г. № 115-ФЗ «Об особенностях правового положения акционер­ных обществ работников (народных предприятий)» и от 15 апреля 1998 г. № 66-ФЗ «О садоводческих, ого­роднических и дачных некоммерческих объединениях граждан»).

Сохранение основополагающей роли об­щих норм ГК о юридических лицах делает нецелесообразным создание и функционирование отдельных законов общего характера, составляющих до­полнительный уровень регулирования «между» ГК и законами об отдельных видах юридических лиц (например, о реорганизации юридических лиц, о не­коммерческих организациях[1] и т.п.). Гражданско-правовая регламентация и в этой сфере должна остаться «двухуровневой» (ГК и специальные законы).

1.2. Большинство общих положений ГК о юридических лицах является общепринятым и не требует каких-либо кардинальных обновлений; лишь некоторые из них нуждаются в определенном уточнении и совершенствовании.

1.3. Установленное в пунктах 2 и 3 статьи 48 ГК деление юридических лиц на виды необходимо сохранить с некоторыми уточнениями. Права участников хозяйственных обществ и товариществ, а также кооперативов предлагается охарактеризовать в качестве корпоративных прав, имея в виду охватить этой категорией как собственно «права участия» в юридическом лице, так и соответствующие обязательственные права.

1.4. Целесообразно сохранение принципиального деления юридических лиц на коммерческие и некоммерческие организации (статья 50 ГК), ибо при его отмене последние (различные фонды, учреждения, общественные организации и т.д.) получат не обоснован­ную целевым (ограниченным) характером их правоспособности неограниченную возможность участия в предпринимательской деятельности.

Однако критерии такого разграничения (пункт 1 статьи 50 ГК) должны быть дополнены, в частности, путем указания на то, что ограниченный (специаль­ный) характер гражданской правоспособности некоммерческих организаций в полной мере распространяется на их право осуществлять предпринима­тельскую деятельность. Кроме того, необходимо положение об исчерпываю­щем перечислении в их уставах всех видов разрешенной им деятельности (включая предпринимательство, которое должно являться вспомогательным по отношению к основным, главным видам их деятельности), а также об осуществлении разрешенного им предпринимательства только в сферах, соответствующих профилю (характеру) их основной дея­тельности. Применительно к некоммерческим организациям следует говорить не о предпринимательской, а о вспомогательной хо­зяйственной деятельности или о «деятельности, приносящей дополнительные доходы».



Представляется также возможным ввести для некоммерческих организаций, предполагающих осуществлять такую деятельность, обязанность формирования соответствующего уставного капитала.

1.5. Представляется желательным законодательно закрепить деление юридических лиц с точки зрения организационной структуры на корпорации (построенные на началах членства) и некорпоратив­ные юридические лица. К первым относятся хозяйственные общества и товарище­ства, производственные кооперативы и большинство некоммерческих организаций, а ко вторым - унитарные предприятия, фонды и учреждения.

Это позволит урегулировать в общем виде (в определенной мере единообразно даже для коммерческих и некоммерческих организаций) не только структуру управления и статус (компетенцию) органов корпораций, но и ряд их внутренних отношений, вызывающих практические споры (возможность оспаривания решений общих собраний и других коллегиальных органов, ус­ловия выхода или исключения из числа участников и т.п.).

Примером такой регламентации могут стать информационные права участников корпораций, в которых право участника на управление делами корпорации оказывается неполным, если участник не владеет необходимой информацией о данном юридическом лице. Право на информацию (ознакомление с протоколами общих собраний, документами бухгалтерской отчетности и т.п.) должно принадлежать участникам любой корпорации, а не только хозяйственного общества.

1.6. У юридических лиц должен быть только один учредительный документ – устав. Наличие учредительного договора в качестве учредительного документа не вызывается практической необходимостью (кроме хозяйственных товариществ, в которых учредительный договор имеет силу устава). Вместе с тем, уставы должны быть у всех без исключе­ния юридических лиц. Они могут быть типовыми, утверждаемыми в установленном ГК порядке.

1.7. Целесообразно усилить правила статьи 53 ГК об имущественной (деликтной) ответственности органов юридического лица перед соответствующим юридическим лицом, которая должна быть солидарной (при наличии нескольких «волеизъявляющих» органов юридического лица или при их кол­лективном характере) и, как правило, виновной, наступающей лишь в слу­чаях грубой неосмотрительности (неосторожности) или риска, неоправданного по условиям оборота (например, отчуждение имущества юридического лица при наличии конфликта интересов по существенно заниженной цене, непроявление должной осмотрительности в выборе контрагента и/или подго­товки условий сделки и т.п.). Нормальный предпринимательский риск, оп­равданный условиями оборота, должен исключать ответственность указан­ных лиц. Следует также объявить ничтожными условия дого­воров между руководителем (иным лицом, представляющим юридическое лицо) и самим юридическим лицом, ограничивающие или ис­ключающие имущественную ответственность органа (руководителя) юридиче­ского лица.

1.8. Субсидиарная ответственность различных лиц, прежде всего, учредителей (участников) юридического лица по его долгам должна наступать при невозможности взыскания причиненных юридическому лицу убытков с виновных лиц по правилам пункта 3 статьи 53 ГК. Положения пункта 3 (абзац 2) статьи 56 ГК целесообразно дополнить правилом о субсидиарной виновной имущест­венной ответственности учредителей, участников, выгодоприобретателей и иных лиц, имеющих возможность определять решения о совершении сделок, принимаемые юридическим лицом, перед его контрагентами по сделке.

1.9. Действующее законодательство не устанавливает никаких особенностей правоспособности иностранных юридических лиц, зарегистрированных в оффшорных зонах - на территории иностранных государств, пре­доставляющих льготный режим налогообложения и (или) не требующих предоставления или раскрытия информации при проведении финансовых опера­ций. Между тем, оффшорные компании нередко используются для злоупот­реблений в гражданском обороте (искусственное создание мнимого добросо­вестного приобретателя, сокрытие незаконных манипуляций с долями и ак­циями, «рейдерские захваты» и т.п.).

Поэтому целесообразно обсудить вопрос о возможности законодательно закрепить в качестве дополнительного условия призна­ния российским правопорядком правоспособности оффшорных компаний их регистрацию в едином государственном реестре юридических лиц с обяза­тельным раскрытием информации об учредителях (участниках) и выгодо­приобретателях. Лишь при наличии такой регистрации и раскрытии указан­ной информации оффшорная компания вправе осуществлять свою деятель­ность на российской территории, в том числе совершать сделки, приобретать имущество в собственность и т.д.

 





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...