Главная Обратная связь

Дисциплины:






Великие державы в мировой политике: КНР



Возникнув в 1949 г., современная Китайская Народная Республика (КНР) прошла через ряд драматических этапов в своей истории, включая разрушительную «культурную революцию», чтобы в конце 1970-х гг. начать внутренние социально-экономические реформы, которые вывели страну в начале 2000-х гг. на траекторию одного из лидеров мирового экономического развития. Стремительный экономический рост Китая, его ускоренная интеграция в мировую экономику и, как следстивие, настоящее и будущее влияние на международные отношения сделали анализ роли КНР в мировой политике и экономике в последние годы весьма актуальной исследовательской темой. Китай (наряду с Индией) меняет мировую конфигурацию соотношения сил, сложившуюся политическую и экономическую иерархию стран. В нашей стране Китай воспринимается почти исключительно как страна, в высшей степени удачно проводящая рыночные реформы и демонстрирующая выдающийся пример динамичного развития. То, что проблем у этой страны достаточно много, покажет настоящая глава.Внешнеполитические ресурсы Китая (факторы внешнеполитического влияния).

Экономические ресурсы. К 2005 г. китайская экономика заняла 2-е место в мире по объему ВВП (14,4% от мирового по сравнению с 20,42% у США). По внешней торговле (объем экспорта и импорта), а также объему привлеченнных прямых инстранных инвестиций китайская экономика также на 2-м месте в мире. КНР вышла на первое место в мире по величине валютных резервов, которые к началу 2007 г. составили 1066 млрд долл., или 11% мировых валютных резервов, и, по оценкам, увеличит их до 2 трлн долл. к концу нынешнего десятилетия. Часть этих средств размещается за рубежом в ценных бумагах казначейства США. В 2006 г. рост ВВП Китая превысил 10%, промышленности – 14,9%, инфляция составила всего 2,1%[92]. Приток прямых иностранных инвестиций в Китай существенно опережает другие развивающиеся страны. А если представить себе, что произошло «экономическое воссоединение» материкового Китая и Тайваня, то картина окажется еще более впечатляющей.

Отвлекаясь от цифр, следует отметить, что успехи Китая во внешней торговле во многом связаны с агрессивной внешнеторговой политикой. Факторы роста экспорта разные эксперты называют разные. Одни считают, что широкое использование дешевого труда пока еще в ряде отраслей остается конкурентным преимуществом Китая. «Китай в настоящее время - идеальная страна для организации трудоемких экспортных производств любого объема»[93]. Однако дешевизна рабочей силы сама по себе не определяет конкурентоспособность страны, особенно при низкой производительности труда (что имеет место в Китае). В противном случае самыми конкурентоспособными были бы африканские страны. Причину внушительного торгового успеха Китая, в частности в отношениях с США, американские ученые усматривают в сосредоточении в КНР конечной сборочной стадии азиатских производственных цепочек в электронной промышленности и информационно-телекоммуникационном секторе в результате перемещения сюда производственных мощностей из соседних стран и территорий (Японии, Гонконга, Тайваня, Южной Кореи). Сборка из импортных деталей и комплектующих составляет в настоящее время 55% совокупного китайского экспорта, а по экспорту в США (основного импортера китайской продукции) – 65%. При этом две трети стоимости китайской экспортной продукции (фактически стоимость тех самых деталей и комплектующих) создается в других азиатских странах, откуда собственно в Китай и перемещена сборка[94]. Другими словами, ключевую роль играет внешнеторговая политика государства, способствующая привлечению в экономику Китая зарубежных поставок. Во многом это делается усилиями интенсивно создаваемых китайских транснациональных корпораций, на «мировые интересы» которых уже обратили внимание зарубежные аналитики.



Демографические ресурсы. Численность населения Китая в 2005 г. составила 1311,4 млн чел, или 20,6% от общей численности населения мира. Правда, благодаря сдерживающей демографической политике прирост численности населения, по прогнозам, заметно сократится – к 2020 г. численность населения Китая ожидается не многим более 1380 млн чел.[95] Однако при этом надо иметь в виду, что этнические китайцы расселены по многим странам мира, преимущественно в Юго-Восточной Азии, а также в США и России. В пределах «ареала распространения китайской цивилизации» (КНР, Тайвань, Сингапур и китайские диаспоры стран Юго-Восточной Азии) к 2025 г. будет проживать 21% населения мира. Очевидны попытки Китая структурировать это пространство различными путями (свободные экономические зоны, таможенные союзы, проект «АСЕАН+3», «юаневая валютная зона» и т.д.).

Военные ресурсы. Кроме того, что Китай с 1964 г. является ядерной державой, он обладает самой многочисленной в мире армией – 1600 тыс. человек. Для сравнения: выступая в Госдуме в феврале 2007 г. министр обороны РФ сообщил, что численность российской армии составляет 1130 тыс. человек, назвав этот показатель достаточным. Парк китайских вооружений пока в основном остается на уровне 1960-1970-х гг, хотя КНР проводит энергичную модернизацию своих вооруженных сил. Военный бюджет в абсолютных показателях увеличивается, поставлена задача его удвоения, а в перспективе и утроения[96]. При этом проводятся демонстрационные акции военной мощи Народно-освободительной армии Китая (НОАК), вызывая закономерный вопрос: кого эта могучая армия собирается освобождать? Если постоянный рост военных расходов, включая закупки современного вооружения за рубежом, ориентированны на гипотетические военные действия в Тайваньском проливе, то их явно многовато. Все это не может не вызывать беспокойства у соседей по региону (совокупные военные расходы стран Азии за последние годы увеличились на 50%) и не только у них.

Политические ресурсы. В 1971 г. КНР как обладательница ядерного оружия и страна, обладающая оргомными ресурсами, становится постоянным членом Совета Безопасности ООН (до этого ее место занимал Тайвань). С этого времени политический вес Китая на международной арене многократно возрастает.

Китай – участник многих региональных организаций, среди которых АТЭС и ШОС. В последней он, наряду с Россией, играет ведущую роль, активно распространяя свое влияние на других участников – государства Центральной Азии. Для Пекина Центральная Азия – в первую очередь, Казахстан – представляет собой зону геостратегических интересов. Поэтапное расширение ШОС представляет две стороны одной политики – признание перспективного альянса России и КНР и, одновременно, противостояние продвижению США.

В 2000 г. Китай был принят во Всемирную Торговую Организацию (ВТО), что явилось отражением его стремительного экономического роста в последние десятилетия.

Внешнеполитическая идеология Китая исключительно миролюбива: он не позиционирует своих соперников в современном мире (что не означает их фактического отсутствия), подчеркивает приверженность принципам мирного сосуществования со всеми международными политическими силами (концепция «мирного возвышения Китая»). Важным фактором влияния Китая в Юго-Восточной Азии (и не только) является опора на обширную и экономически активную китайскую диаспору, которая способна выступать в роли лоббиста интересов КНР.

Идеологические ресурсы. Коммунистическая доктрина, которой официально придерживается китайское руководство, вряд ли может вдохновить многих. Однако Китай динамично пытается модернизировать ее и приспособить к современным запросам, сократив наиболее одиозные положения и совместив их с конфуцианской системой ценностей. Идея конфуцианского трудолюбия по преобразовательному потенциалу вполне может поспорить с концепцией протестанской этики. В «новой» китайской идеологии важна идея почитания властей и старших, стоическое восприятие жизни, а также такие «азиатские ценности», как трудолюбие, дисциплина, уважение семейных ценностей, авторитет власти, подчинение личных устремлений коллективному началу, вера в иерархическое устройство общества, важность консенсуса, стремление избежать конфронтации. Такая система взглядов проповедует господство государства над обществом и общества над индивидуумом, но «азиатского индивидуума» в этом устраивает отсутствие внутренних конфликтов, опора на общинные ценности и «благожелательный» авторитаризм. Конечно, не все эти ценности универсальны для всех типов обществ, но восточноазиатской половине мира они вполне импонируют. Заметим, что при возможном воссоединении материкового Китая с Тайванем этот процесс универсализации модернизированного в соответствии с современными запросами конфуцианского мировоззрения может пойти еще быстрее, поскольку Тайвань очень удачно внедрил модель культурного синтеза западных экономических этических норм и конфуцианских ценностей. Это дает основания думать, что Китай (особенно, «Большой Китай», то есть КНР, Тайвань и китайские диаспоры в Юго-Восточной Азии, поддержанные всеми китайскими диаспорами в разных государствах планеты) способен бросить вызов Западу и США конкретно не только экономически, но посредством выдвижения «духовной альтернативы» западной системе ценностей[97].

Научные ресурсы. Китай стал себя активно позиционировать как государство, поощряющее науку и инновации. В стране действует 120 технопарков, еще в 1995 г. была принята специальная государственная программа развития высоких технологий, в которой приоритетными отраслями оказались объявлены: электроника, информатика, аэрокосмическая и оптоволоконная связь, энергосберегающие технологии. В программу уже вложены десятки миллиардов юаней. Китайское государство активно инвестирует в инфраструктуру университетов как центров приращения знаний. КНР стал третьей в мире космической державой, запуск Китаем пилотируемого космического корабля в 2003 г. стал символом этого технологического и инновационного скачка страны.

 





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...